Прогнозирование неблагоприятных сердечно-сосудистых событий в постинфарктном периоде с учетом приверженности лечению

Импакт фактор - 0,628*

*Импакт фактор за 2018 г. по данным РИНЦ

Ключевые слова
Похожие статьи в журнале РМЖ

Читайте в новом номере

РМЖ «Медицинское обозрение» №7 от 30.10.2020 стр. 431-436

DOI: 10.32364/2587-6821-2020-4-7-431-436

Рубрика: Кардиология

Цель исследования: разработать графическую шкалу-рискометр неблагоприятных сердечно-сосудистых событий (ССС) в течение 5 лет постинфарктного периода с учетом приверженности пациентов лечению.

Материал и методы: проведен анализ данных проспективного пятилетнего наблюдения за пациентами (n=115), выжившими после перенесенного инфаркта миокарда (ИМ) и зарегистрированными в базе данных Регистра острого инфаркта миокарда (г. Томск). Анализировались следующие конечные точки: повторный ИМ, госпитализации по поводу обострения ишемической болезни сердца, прогрессирования хронической сердечной недостаточности (ХСН), нарушения ритма сердца.

Результаты исследования: в ходе проведенного исследования установлен комплекс факторов, оказывающих значимое влияние на клиническое течение постинфарктного периода. ХСН, диагностированная до развития индексного ИМ, увеличивала шансы неблагоприятного течения постинфарктного периода в 9,5 раза; отсутствие достижения целевых значений систолического артериального давления повышало риск сердечно-сосудистых осложнений в 5 раз; возраст пациента 75 лет и старше увеличивал вероятность неблагоприятного течение постинфарктного периода в 8,5 раза. Предиктором, благоприятно влияющим на течение постинфарктного периода, явился интегральный показатель, равный произведению удельного веса жизненно важных препаратов в общей структуре назначений на степень приверженности лечению. Данный показатель уменьшал риск ССС на 61% на каждую единицу значения, т. е. при максимально высокой приверженности терапии, соответствующей рекомендациям, риск неблагоприятного течения постинфарктного периода снижался в 2,5 раза.

Заключение: полученные результаты еще раз подчеркивают важность соблюдения врачебных рекомендаций пациентами, перенесшими ИМ. Предложенная графическая шкала-рискометр может быть использована для прогнозирования развития неблагоприятных ССС в течение 5 лет постинфарктного периода.

Ключевые слова: ишемическая болезнь сердца, инфаркт миокарда, сердечно-сосудистый риск, приверженность лечению, тест Мориски — Грина, прогноз заболевания.


Для цитирования: Кужелева Е.А., Федюнина В.А., Александренко В.А. и др. Прогнозирование неблагоприятных сердечно-сосудистых событий в постинфарктном периоде с учетом приверженности лечению. РМЖ. Медицинское обозрение. 2020;7:431-436. DOI: 10.32364/2587-6821-2020-4-7-431-436.

E.A. Kuzheleva, V.A. Fedyunina, V.A. Alexandrenko, M.Yu. Kondratiev,
V.D. Aptekar, A.A. Garganeeva

Research Institute of Cardiology at the Tomsk National Research Medical Center
of the Russian Academy of Sciences, Tomsk, Russian Federation

Aim: to develop a graphic risk meter scale concerning major adverse cardiovascular events (MCVEs) during the 5-year post-infarction period, taking into account patients’ compliance to the treatment.

Patients and Methods: the analyze was conducted on the data from a prospective five-year follow-up of patients (n=115) who experienced a myocardial infarction (MI) and were registered in the database of the Registry of Acute Myocardial Infarction (Tomsk). The following endpoints were analyzed: repeated MI, hospitalization for exacerbation of coronary heart disease, advanced chronic heart failure (CHF), and cardiac arrhythmias.

Results: the study identified a set of factors that had a significant impact on the clinical course of the post-infarction period. CHF (diagnosed before the development of index MI) increased the chances of adverse course of post-infarction period in 9.5 times. The lack of achievement of systolic blood pressure tar get values increased the risk of cardiovascular complications in 5 times. The patients’ age of 75 years and older increased the possibility of an adverse postinfarction period course in 8.5 times. The predictor that favorably affected the post-infarction period course was an integral indicator equal to the product of the specific weight of vital drugs (in the general structure of prescriptions) and the treatment compliance degree. This indicator reduced the risk of MCVEs by 61% for each unit value, i.e. with the highest possible compliance to therapy that meets the recommendations; an adverse course risk of the post-infarction period decreased by 2.5 times.

Conclusion: the results emphasize the importance of compliance with medical recommendations by patients who have experienced MI. The proposed graphic risk meter scale can be used to predict the development of adverse MCVEs during the 5-year post-infarction period.

Keywords: coronary heart disease, myocardial infarction, cardiovascular risk, treatment compliance, Morisky-Green test, disease prognosis.

For citation: Kuzheleva E.A., Fedyunina V.A., Alexandrenko V.A. et al. Prediction of adverse cardiovascular events in the post-infarction period, taking into account treatment compliance. Russian Medical Inquiry. 2020;4(7):431–436. DOI: 10.32364/2587-6821-2020-4-7-431-436.



Введение

Развитие острого инфаркта миокарда (ИМ) ежегодно регистрируется более чем у 7 млн человек на нашей планете [1, 2]. При этом согласно данным Всемирной организации здравоохранения уровень летальности в остром периоде заболевания несколько уменьшается с течением времени, преимущественно за счет снижения госпитального компонента [3]. По данным популяционного Регистра острого инфаркта мио­карда, функционирующего в г. Томске с 1984 г., госпитальная летальность больных, находящихся в профильном стационаре с возможностью круглосуточного проведения инвазивной диагностики и интервенционных вмешательств, за последние 30 лет уменьшилась приблизительно на 6% (с 15% в 1984 г. до 8,9% в 2016 г.) [4]. Вместе с тем снижение смертности в остром периоде ИМ закономерно приводит к существенному увеличению числа людей, выживших после перенесенной коронарной катастрофы, которые составляют особую социально-медицинскую группу. В пост­инфарктном периоде сохраняется высокая летальность от ишемической болезни сердца (ИБС), достигая, по данным литературы, 15% в первый год и 35% в течение последующих 5 лет [5–8]. Важно отметить, что, помимо высокой вероятности летального исхода, в когорте постинфарктных больных не менее значимым оказывается и развитие тяжелых, зачастую жизнеугрожающих сердечно-сосудистых событий (ССС), таких как повторный ИМ, прогрессирование коронарной или сердечной недостаточности, возникновение нарушений ритма сердечной деятельности. Указанные события приводят к значительному снижению качества жизни пациентов, а также к повторным госпитализациям и дорогостоящему лечению [9, 10].

Оптимизация лечебно-профилактических мероприятий для пациентов, перенесших ИМ, важна в целях предотвращения неблагоприятных ССС, особенно у пациентов групп риска, нуждающихся в интенсивной медицинской помощи. При этом важно также обеспечить необходимую приверженность пациентов лечению. Согласно данным литературы наиболее доступными предикторами неблагоприятного течения постинфарктного периода являются следующие факторы: сохраняющаяся коронарная недостаточность в виде стенокардии напряжения высокого функционального класса или ишемических изменений сегмента ST при проведении нагрузочных проб; формирование гипертрофии левого желудочка; нарушение систолической и диастолической функции сердца; отсутствие контроля артериального давления и частоты сердечных сокращений; недостижение целевых показателей липидограммы. Существенное влияние оказывают также особенности применяемой медикаментозной терапии, ее соответствие современным рекомендациям [7, 11].

В настоящее время проблема приверженности лечению остается одной из самых актуальных в кардиологии. В ходе многочисленных исследований среди пациентов, перенесших ИМ, выявлена низкая приверженность лечению препаратами с доказанным влиянием на прогноз заболевания [12–15]. Низкая приверженность лекарственной терапии, согласно данным рандомизированных клинических исследований, ассоциирована с повышенным уровнем смертности больных высокого сердечно-сосудистого риска [16, 17].

Таким образом, поиск предикторов неблагоприятного течения постинфарктного периода является актуальной научной задачей. Высокая изменчивость большинства прогностических факторов дает возможность их коррекции с последующим улучшением течения и прогноза заболевания. Для обеспечения трансляции результатов научных исследований в рутинную клиническую практику предлагается разработка графических шкал-рискометров, позволяющих визуализировать потенциальный риск неблагоприятных событий и возможности его модификации.

Цель исследования: разработать графическую шкалу-рискометр неблагоприятных ССС в течение 5 лет постинфарктного периода с учетом приверженности пациентов лечению.

Материал и методы

В работе представлены результаты анализа данных проспективного пятилетнего наблюдения за пациентами, выжившими после перенесенного ИМ (n=115, медиана времени наблюдения — 4 года и 9 мес.) и зарегистрированными в базе данных Регистра острого инфаркта миокарда (г. Томск). Анализировались следующие конечные точки: повторный ИМ, госпитализации по поводу обострения ИБС, прогрессирования хронической сердечной недостаточности (ХСН) и нарушения ритма сердца. В случае регистрации конечных точек в течение 5 лет после перенесенного ИМ клиническое течение постинфарктного периода считалось неблагоприятным (n=71). Группу сравнения составили пациенты без развития указанных ССС в постинфарктном периоде (n=44).

Используемый в качестве одного из предикторов неблагоприятного течения постинфарктного периода индекс V (индекс жизненной необходимости) является результатом фармакоэпидемиологического анализа жизненной необходимости назначаемых лекарственных препаратов [18, 19]. В настоящей работе использовался формализованный подход к делению медикаментозных средств на 2 группы по принципу доказанности их влияния на прогноз заболевания у пациентов, перенесших ИМ. Таким образом, индекс V присваивался лекарственным средствам четырех групп: антиагрегантам, β-адреноблокаторам, ингибиторам ангиотензинпревращающего фермента (или блокаторам рецепторов ангиотензина II в случае непереносимости последних), статинам. К группе N были отнесены остальные препараты, применяемые в лечении кардиологических больных: нитраты, диуретики, блокаторы кальциевых каналов, антикоагулянты, антиаритмические препараты, миокардиальные цитопротекторы.

Для изучения приверженности лечению больных, переживших пятилетний рубеж наблюдения после перенесенного ИМ, использовали тест Мориски — Грина, представляющий собой клинико-психологическую методику, предназначенную для скринингового выявления недостаточно комплаентных пациентов в клинической практике [20]. Тест состоит из четырех вопросов, оценивающих регулярность соблюдения режима приема препаратов, при этом каждый отрицательный ответ пациента оценивается в 1 балл, положительный — в 0 баллов. Приверженными лечению в настоящем исследовании считались больные, набравшие по результатам теста 3–4 балла. Пациенты, набравшие от 0 до 2 баллов, определялись как не приверженные лечению.

Статистическую обработку результатов проводили с использованием демоверсии программы SPSS Statistics Desktop, V.22.0 (компания IBM). Критический уровень значимости p при проверке статистических гипотез принят равным 0,05. Для построения математической модели прогнозирования и неблагоприятных ССС применяли многофакторный логистический регрессионный анализ (с использованием метода пошагового исключения переменных из модели). В качестве критерия согласия использовали процент правильной классификации, а также оценивали чувствительность и специфичность модели. Общую оценку согласия модели и реальных данных проводили с использованием теста согласия Хосмера — Лемешева. Качество модели оценивали также с помощью ROC-анализа с определением значения площади под ROC-кривой.

Результаты

Исследуемая когорта была представлена преимущественно мужчинами (60%). Средний возраст пациентов составил 62±10 лет. Женщины были старше мужчин приблизительно на 10 лет (р=0,001). Перенесенный в прошлом ИМ имелся у 16,5% пациентов, стенокардия напряжения до индексного коронарного события диагностирована у 56% пациентов, гипертоническая болезнь — у 80%. ХСН до индексного коронарного события встречалась у 34% пациентов, сахарный диабет 2 типа — у 22,6%, 46% пациентов курили.

В результате пятилетнего проспективного наблю-дения было установлено, что у 20% пациентов развился повторный ИМ, у 41% возникли нарушения ритма или проводимости сердца, 44% пациентов минимум 1 раз были госпитализированы в связи с прогрессированием ИБС, а 31% — в связи с прогрессированием сердечной недостаточности. Интервенционная и/или хирургическая реваскуляризация выполнена у 22% постинфарктных больных.

Для поиска комплекса значимых предикторов развития неблагоприятных ССС в постинфарктном периоде в логистический регрессионный анализ включали все признаки, которые теоретически могли повлиять на клиническое течение постинфарктного периода: демографические показатели, анамнестические данные, коморбидный фон, клиническое течение острого ИМ и тактику ведения в остром периоде, объем поражения коронарного русла, характеристику медикаментозной терапии в острую фазу заболевания и в отдаленном постинфарктном периоде, данные фармакоэпидемиологического анализа, а также степень приверженности пациентов назначенному лечению.

В результате многомерной статистической обработки были определены предикторы неблагоприятного течения постинфарктного периода, которые в совокупности позволяют с точностью до 77% предсказывать высокую вероятность развития неблагоприятных ССС в течение 5 лет после перенесенного ИМ (чувствительность — 84%, специфичность — 66%) [21]. В число таких предикторов вошли: произведение удельного веса жизненно важных препаратов в общей структуре назначений (индекс V) на степень приверженности лечению, определяемую по результатам теста Мориски — Грина (р=0,04), наличие ХСН до развития острой коронарной катастрофы (р=0,001), отсутствие достижения целевых уровней систолического артериального давления через 1 год после ИМ (р=0,003), а также возраст 75 лет и старше на момент индексного ИМ (р=0,001) (табл. 1).

Таблица 1. Результаты логистической регрессии Table 1. Results of logistic regression

Таким образом, наличие ХСН, диагностированной до развития индексного ИМ, увеличивало шансы неблагоприятного течения постинфарктного периода в 9,5 раза. Отсутствие достижения целевых значений систолического артериального давления также неблагоприятно влияло на клиническое течение заболевания, увеличивая риск сердечно-сосудистых осложнений в 5 раз. Возраст пациента 75 лет и старше увеличивал вероятность неблагоприятного течения в 8,5 раза. Из всех вошедших в модель переменных единственным предиктором, благоприятно влияющим на течение постинфарктного периода, явился интегральный показатель, равный произведению удельного веса жизненно важных препаратов в общей структуре назначений на степень приверженности лечению. Этот показатель изменяется в диапазоне от 0 до 4 и, согласно полученным данным, уменьшает риск ССС на 61% на каждую единицу значения, т. е. при максимально высокой приверженности лечению и терапии, соответствующей рекомендациям, риск неблагоприятного течения снижается в 2,5 раза.

Качество математической модели было проверено с использованием ROC-анализа (рис. 1). Полученное значение площади под кривой составило 0,764 (95% доверительный интервал 0,67–0,86, p<0,001), что характеризует качество разработанной модели как хорошее. Условная граница, разделяющая больных на 2 группы (с благоприятным и неблагоприятным прогнозируемым течением постинфарктного периода), по результатам анализа ROC-кривой составила 0,6.

Рис. 1. ROC-кривая математической модели прогнози- рования неблагоприятных ССС в течение 5 лет после перенесенного ИМ Fig. 1. ROC-curve for predicting major adverse cardiovascular events within 5 years after MI

Посредством математических расчетов на заключительном этапе разработана графическая шкала-рискометр на основании математической модели (рис. 2). Представленная шкала позволяет вычислять риск развития неблагоприятных ССС в постинфарктном периоде при минимальных временных затратах и без использования специальных устройств (калькуляторов, компьютерных программ).

Рис. 2. Шкала-рискометр для определения вероятно- сти развития неблагоприятных ССС в течение 5 лет постинфарктного периода с учетом приверженности лечению. САД — систолическое артериальное давление, индекс V — доля жизненно важных препаратов в общей струк

Обсуждение

В результате проведенного исследования на основании популяционного Регистра острого инфаркта мио­карда установлен комплекс факторов, оказывающих значимое влияние на клиническое течение постинфарктного периода, включающий известные факторы риска сердечно-сосудистых осложнений, такие как сердечная недостаточность, старческий возраст, отсутствие достижения целевого артериального давления, особенности назначаемой медикаментозной терапии. Вместе с тем в шкалу-рискометр вошел такой показатель, как приверженность лечению, уровень которой определялся по опроснику Мориски — Грина. Таким образом, полученные результаты еще раз подчеркивают важность соблюдения врачебных рекомендаций пациентами, перенесшими ИМ. Согласно данным литературы приверженность лечению пациентов, страдающих хроническими неинфекционными заболеваниями, низкая, зачастую не достигающая 50% [12, 13]. В крупном метаанализе (более 350 тыс. пациентов, страдающих ИБС) приверженность лечению составила только 57% в течение 2 лет наблюдения, при этом приверженность пациентов, перенесших ИМ, была несколько выше и составила 66%, тогда как приверженность пациентов без перенесенной коронарной катастрофы составила 50% [14]. Необходимо отметить, что даже в крупных рандомизированных исследованиях фиксируется недостаточная приверженность пациентов лечению. Так, например, в исследовании CURE 46,2% пациентов прерывали прием клопидогрела в составе двойной антиагрегантной терапии более чем на 5 дней, а каждый пятый участник исследования прекратил прием препарата раньше времени [15].

Вместе с тем взаимосвязь приверженности лечению с клиническим течением ИБС находит свое подтверждение в работах отечественных и зарубежных ученых. В исследовании швейцарских ученых, включающем 4349 больных с ИМ, высокая степень приверженности назначенному лечению была ассоциирована со значимым снижением вероятности смертельного исхода в постинфарктном периоде [22]. Согласно собственным ранее опубликованным данным низкая приверженность лечению пациентов, перенесших ИМ, повышает риск развития повторного ИМ в 3 раза по сравнению с пациентами, приверженными лечению. Кроме этого, у пациентов, не приверженных лечению, в 2 раза чаще регистрируются различные виды нарушений сердечного ритма [23]. Вместе с тем повлиять на приверженность лечению крайне сложно, так как значительная часть постинфарктных больных ни при каких обстоятельствах не готовы принимать рекомендованные медикаментозные препараты. Для улучшения мотивации больных следует уделять время санитарно-просветительной работе, с предоставлением им информации о заболевании, о методах его лечения, о прогнозе и вероятности развития тяжелых сердечно-сосудистых осложнений [24–25]. В этом контексте раскрываются все преимущества предлагаемого способа прогнозирования неблагоприятных ССС с учетом приверженности лечению, так как даже во время амбулаторного приема пациенту может быть наглядно продемонстрировано прогнозируемое улучшение клинического течения ИБС в постинфарктном периоде при повышении приверженности лечению.

Заключение

Совокупность факторов, включающих: произведение удельного веса жизненно важных препаратов в общей структуре назначений (индекс V) на степень приверженности лечению, определяемой по результатам теста Мориски — Грина; хроническую сердечную недостаточность, диагностированную до развития острой коронарной катастрофы; отсутствие достижения целевых уровней систолического артериального давления через 1 год после ИМ; возраст 75 лет и более на момент индексного ИМ, — позволяет предсказывать развитие неблагоприятных ССС в течение 5 лет постинфарктного периода. При этом для обеспечения максимального удобства и наглядной визуализации прогнозируемого риска может быть использована представленная графическая шкала-рискометр.


Сведения об авторах:

Кужелева Елена Андреевна — к.м.н., научный сотрудник отделения патологии миокарда НИИ кардиологии, Томский НИМЦ; 634012, Россия, г. Томск, ул. Киевская, д. 111а; ORCID iD 0000-0002-8070-2234.

Федюнина Вера Александровна — младший научный сотрудник отделения патологии миокарда НИИ кардиологии, Томский НИМЦ; 634012, Россия, г. Томск, ул. Киевская, д. 111а.

Александренко Виктория Анатольевна — младший научный сотрудник отделения патологии миокарда НИИ кардиологии, Томский НИМЦ; 634012, Россия, г. Томск, ул. Киевская, д. 111а.

Кондратьев Михаил Юрьевич — врач-кардиолог отделения патологии миокарда НИИ кардиологии, Томский НИМЦ; 634012, Россия, г. Томск, ул. Киевская, д. 111а.

Аптекарь Владимир Дмитриевич — д.м.н., заведующий отделением патологии миокарда НИИ кардиологии, Томский НИМЦ; 634012, Россия, г. Томск, ул. Киевская, д. 111а.

Гарганеева Алла Анатольевна — д.м.н., профессор, руководитель отделения патологии миокарда НИИ кардиологии, Томский НИМЦ; 634012, Россия, г. Томск, ул. Киевская, д. 111а; ORCID iD 0000-0002-9488-6900.


Контактная информация: Кужелева Елена Андреевна, e-mail: snigireva1209@rambler.ru. Прозрачность финансовой деятельности: никто из авторов не имеет финансовой заинтересованности в представленных материалах или методах. Конфликт интересов отсутствует. Статья поступила 14.09.2020, поступила после рецензирования 28.09.2020, принята в печать 12.10.2020.


About the authors:

Elena A. Kuzheleva — Cand. of Sci. (Med.), Researcher of the Department of Myocardial Pathology, Research Institute of Cardiology at the Tomsk National Research Medical Center of the Russian Academy of Sciences: 111A, Kievskaya str., Tomsk, 634012, Russian Federation; ORCID iD 0000-0003-4019-3735.

Vera A. Fedyunina — Junior Researcher of the Department of Myocardial Pathology, Research Institute of Cardiology at the Tomsk National Research Medical Center of the Russian Academy of Sciences: 111A, Kievskaya str., Tomsk, 634012, Russian Federation.

Victoria A. Alexandrenko — Junior Researcher of the Department of Myocardial Pathology, Research Institute of Cardiology at the Tomsk National Research Medical Center of the Russian Academy of Sciences: 111A, Kievskaya str., Tomsk, 634012, Russian Federation.

Mikhail A. Kondratiev — cardiologist of the Department of Myocardial Pathology, Research Institute of Cardiology at the Tomsk National Research Medical Center of the Russian Academy of Sciences: 111A, Kievskaya str., Tomsk, 634012, Russian Federation.

Vladimir A. Aptekar — Dr. of Sci. (Med.), Head of the Department of Myocardial Pathology, Research Institute of Cardiology at the Tomsk National Research Medical Center of the Russian Academy of Sciences: 111A, Kievskaya str., Tomsk, 634012, Russian Federation.

Alla A. Garganeeva — Dr. of Sci. (Med.), Professor, Head of the Department of Myocardial Pathology, Research Institute of Cardiology at the Tomsk National Research Medical Center of the Russian Academy of Sciences: 111A, Kievskaya str., Tomsk, 634012, Russian Federation; ORCID iD 0000-0002-9488-6900.

Contact information: Elena A. Kuzheleva, e-mail: snigireva1209@rambler.ru. Financial Disclosure: no authors have a financial or property interest in any material or method mentioned. There is no conflict of interests. Received 14.09.2020, revised 28.09.2020, accepted 12.10.2020.



Литература
1. Thygesen K., Alpert J.S., Jaffe A.S. et al. Fourth universal definition of myocardial infarction. Eur Heart J. 2018;40(3):237–269. DOI: 10.1093/eurheartj/ehy462.
2. Keenan J. Improving adherence to medication for secondary cardiovascular disease prevention. Eur J Prev Cardiol. 2017;24(3S):29–35. DOI: 10.1177/2047487317708145.
3. WHO. Cardiovascular Diseases (CVDs) Factsheet Media Centre WHO. 2016. (Electronic resource). URL: https://www.who.int/news-room/fact-sheets/detail/cardiovascular-diseases- (cvds) (access date: 08.18.2020).
4. Округин С.А., Кужелева Е.А., Гарганеева А.А. Программа ВОЗ «Регистр острого инфаркта миокарда»: эпидемиологический мониторинг острых коронарных катастроф. Комплексные проблемы сердечно-сосудистых заболеваний. 2018;7(1):76–83. DOI: 10.17802/2306-1278-2018-7-1-76-83.
5. Ощепкова Е.В., Коносова И.Д., Ефремова Ю.Е. О заседании профильной комиссии по кардиологии от 3 июня 2016 г. Кардиологический вестник. 2016;3:4–11.
6. Fokkema M.L., James S.K., Albertsson P. et al. Population trends in percutaneous coronary intervention: 20-year results from the SCAAR (Swedish Coronary Angiography and Angioplasty Registry). J Am Coll Cardiol. 2013;61(12):1222–1230. DOI: 10.1016/j.jacc.2013.01.007.
7. Ibanez B., James S., Agewall S. et al. ESC Guidelines for the management of acute myocardial infarction in patients presenting with ST-segment elevation: The Task Force for the management of acute myocardial infarction in patients presenting with ST-segment elevation of the European Society of Cardiology (ESC). Eur Heart J. 2018;39(38):119–177. DOI: 10.1093/ eurheartj/ehx393.
8. Pedersen F., Butrymovich V., Kelbaek H. et al. Short- and long-term cause of death in patients treated with primary PCI for STEMI. J Am Coll Cardiol. 2014;64(20):2101–2108. DOI: 10.1016/j.jacc.2014.08.037.
9. Оганов Р.Г., Калинина А.М., Концевая А.В. Экономический ущерб от сердечно-сосудистых заболеваний в Российской Федерации. Кардиоваскулярная терапия и профилактика. 2011;4:4–9. DOI: 10.15829/1728-8800-2011-4-4-9.
10. Bloom D.E., Cafiero E.T., Jane-Llopis E. The Global Economic Burden of Non-communicable Diseases. World Economic Forum; 2011.
11. Knuuti J., Wijns W., Saraste A. et al. 2019 ESC Guidelines for the diagnosis and management of chronic coronary syndromes: The Task Force for the diagnosis and management of chronic coronary syndromes of the European Society of Cardiology (ESC). Eur Heart J. 2020;41:407–477. DOI: 10.1093/eurheartj/ehz425.
12. Седых Д.Ю., Петров Г.П., Кашталап В.В. Различия приверженности к терапии у пациентов с первичным и повторным инфарктом миокарда. Комплексные проблемы сердечно-сосудистых заболеваний. 2018;7(4):15–25. DOI: 10.17802/2306-1278-2018-7-4-15-25.
13. Fernandez-Lazaro C.I., García-González J.M., Adams D.P. et al. Adherence to treatment and related factors among patients with chronic conditions in primary care: a cross-sectional study. BMC Family Practice. 2019;20:132. DOI: 10.1186/s12875-019-1019-3.
14. Naderi S.H., Bestwick J.P., Wald D.S. Adherence to Drugs That Prevent Cardiovascular Disease: Meta-analysis on 376,162 Patients. Am J Med. 2012;125:882–887. DOI: 10.1016/j.amjmed.2011.12.013.
15. Yusuf S., Zhao F., Mehta S.R. et al. The Clopidogrel instable angina to prevent reccurent events trial investigators. Effects of Clopidogrel in addition to aspirin in patients with acute coronary syndromes without ST-segment elevation. New Eng J Med. 2001;345:494–502. DOI: 10.1056/NEJMoa010746.
16. Granger B.B., Swedberg K., Ekman I. et al. Adherence to candesartan and placebo and outcomes in chronic heart failure in the CHARM programme double-blind, randomized, controlled clinical trial. Lancet. 2005;366:2005–2011. DOI: 10.1016/S0140-6736 (05) 67760-4.
17. Irvine J. Poor adherence to placebo or amiodarone therapy predicts mortality: results from the CAMIAT study. Psychosomatic Medicine. 1999;61:566–575.
18. Воробьев П.А. АВС-, VEN- и частотный анализы в здравоохранении. Проблемы стандартизации в здравоохранении. 2004;3:3–5.
19. Кожанова И.Н., Романова И.С., Хапалюк А.В. и др. Основы фармакоэпидемиологического и фармакоэкономического анализа использования лекарственных средств при хронических заболеваниях. Учебно-методическое пособие. Минск: БелМАПО; 2006:5–26.
20. Morisky D.E., Green L.W., Levine D.M. Concurrent and predictive validity of a self-reported measure of medication adherence. Medical Care. 1986;24(1):67–74.
21. Гарганеева А.А., Кужелева Е.А., Борель К.Н. Способ прогнозирования неблагоприятных сердечно-сосудистых событий в течение пяти лет после перенесенного инфаркта миокарда с учетом приверженности пациентов к лечению. Патент RU 2599372 C1. Опубликовано 28.06.2018. Бюл. № 19.
22. Huber C.A., Meyer M.R., Steffel J. et al. Post-myocardial Infarction (MI) Care: Medication Adherence for Secondary Prevention After MI in a Large Real-world Population. Clinical Therapeutics. 2019;41(1):107–117. DOI: 10.1016/j.clinthera.2018.11.012.
23. Гарганеева А.А., Кужелева Е.А., Тукиш О.В. Роль приверженности лечению в клиническом течении постинфарктного периода (по данным Регистра острого инфаркта миокарда). Комплексные проблемы сердечно-сосудистых заболеваний. 2019;8(4):56–64. DOI: 10.17802/2306-1278-2019-8-4-56-64.
24. Кужелева Е.А., Борель К.Н., Гарганеева А.А. Низкая приверженность лечению после перенесенного инфаркта миокарда: причины и способы коррекции с учетом психоэмоционального состояния пациентов. Рациональная фармакотерапия в кардиологии. 2016;12(3):291–295. DOI: 10.20996/1819-6446-2016-12-3-291-295.
25. Лукина Ю.В., Кутишенко Н.П., Марцевич С.Ю. Проблема приверженности в современной медицине: возможности решения, влияние на результативность терапии и исходы заболевания. Рациональная фармакотерапия в кардиологии. 2017;13(4):519–524. DOI: 10.20996/1819-6446-2017-13-4-519-524.

Лицензия Creative Commons
Контент доступен под лицензией Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.

Только для зарегистрированных пользователей

зарегистрироваться

Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Egis
Dr. Reddis
Зарегистрируйтесь сейчас и получите доступ к полезным сервисам:
  • Загрузка полнотекстовых версий журналов (PDF)
  • Подписка на актуальные медицинские новости
  • Список избранных статей по Вашей специальности
  • Анонсы конференций и многое другое

С нами уже 50 000 врачей из различных областей.
Присоединяйтесь!
Если Вы врач, ответьте на вопрос:
Дисфагия это:
Нажимая зарегистрироваться я даю согласие на обработку моих персональных данных
Если Вы уже зарегистрированы на сайте, введите свои данные:
Войти
Забыли пароль?
Забыли пароль?