Состояние органов-мишеней у больных хронической сердечной недостаточностью и персистирующей формой фибрилляции предсердий в зависимости от частоты сердечных сокращений во время пароксизма

Импакт фактор - 0,750*

*Импакт фактор за 2017 г. по данным РИНЦ

Журнал входит в Перечень рецензируемых научных изданий ВАК.

Ключевые слова
Похожие статьи в журнале РМЖ

Читайте в новом номере

РМЖ «Медицинское обозрение» №6 от 26.06.2019 стр. 31-34
Рубрика: Кардиология

Цель исследования: показать взаимосвязь степени тяжести хронической сердечной недостаточности (ХСН), выраженности структурно-функциональной перестройки органов-мишеней (сердца, почек) с уровнем частоты сердечных сокращений (ЧСС) во время приступа фибрилляции предсердий (ФП).

Материал и методы: 60 пациентов в возрасте от 35 до 87 лет с персистирующей формой ФП и ХСН ишемической этиологии были разделены на 3 группы в зависимости от ЧСС во время пароксизма: <80, 80–110, >110 уд./мин. Всем пациентам проводили электрокардиографию и трансторакальную эхокардиографию с оценкой систолической функции по фракции выброса левого желудочка по методу Simpson; диастолическую дисфункцию (ДД) оценивали по скоростным характеристикам трансмитрального кровотока и движению фиброзного кольца митрального клапана (методом тканевой визуализации). Для оценки миокардиального стресса определяли в сыворотке крови содержание N-терминального фрагмента мозгового натрийуретического гормона (NT-proBNP). Для оценки риска фиброза и раннего поражения миокарда определяли в крови содержание стимулирующего фактора роста, экспрессируемого геном 2 (sST2), и концентрацию тканевого ингибитора матриксных металлопротеиназ 1 типа. Фильтрационную функцию почек оценивали по уровню креатинина и цистатина С, для выявления ранних канальцевых повреждений почки определяли содержание липокалина, ассоциированного с желатиназой нейтрофилов (NGAL) в крови.

Результаты исследования: корреляционный анализ выявил прямые средней силы взаимосвязи между ЧСС во время пароксизма и уровнем NT-proBNP (r=0,65, p<0,05), ЧСС во время пароксизма и уровнем NGAL (r=0,58, p<0,05), прямую умеренной силы взаимо­связь между ЧСС во время пароксизма и показателями диастолической дисфункции: (E/A) (r=0,38, p<0,05) и septal e (r=0,33, p<0,05).

Заключение: у больных с персистирующей формой ФП по мере увеличения ЧСС в пароксизме развивается более тяжелая ХСН, оцененная по концентрации NТ-proBNP и ST2 в крови, с превалированием ДД миокарда ЛЖ. Более высокая ЧСС в пароксизме ФП ассоциирована с канальцевыми нарушениями в почках, которые могут быть более ранним маркером ренальной дисфункции, чем снижение фильтрационной функции при наличии ХСН.

Ключевые слова: фибрилляция предсердий, хроническая сердечная недостаточность, скорость клубочковой фильтрации, цистатин С, NGAL.




Для цитирования: Козиолова Н.А., Миронова С.В., Полянская Е.А. Состояние органов-мишеней у больных хронической сердечной недостаточностью и персистирующей формой фибрилляции предсердий в зависимости от частоты сердечных сокращений во время пароксизма // РМЖ. Медицинское обозрение. 2019. №6. С. 31-34

Target organs condition in patients with chronic heart failure and persistent atrial fibrillation depending on heart rate during paroxysm

N.A. Koziolova, S.V. Mironova, E.A. Polyanskaya

Perm State Medical University named after E.A. Wagner

Aim: to show the correlation between chronic heart failure (CHF) severity, structural and functional restructuring severity of target organs (heart, kidney) and the heart rate (HR) level during an atrial fibrillation (AF) attack.

Patients and Methods: 60 patients aged 35 to 87 years with AF and CHF persistent form of ischemic etiology were divided into three groups according to heart rate during paroxysm: <80 beats per 1 minute, 80–110 beats per 1 minute, >110 beats per 1 minute. All patients underwent electrocardiography and transthoracic echocardiography. Diastolic dysfunction (DD) was assessed by determining the velocity characteristics of transmitral flow and by fibrous ring movement tissue visualization in mitral valve with the systolic function assessment by left ventricular ejection fraction (LV EF) according to Simpson method. For myocardial stress evaluation, the N-terminal pro-brain natriuretic peptide (NT-proBNP) was determined in serum. To define fibrosis and early myocardial damage risks, stimulating growth factor expressed by gene 2 (sST2) and type 1 tissue inhibitor of matrix metalloproteinase (TIMP-1) concentration were determined in the blood. Kidneys filtra tion function evaluation was carried out with creatinine and cystatin C using the CKD-EPI formula (Chronic Kidney Disease Epidemiology Collaboration). Neutrophil gelatinase-associated lipocalin (NGAL) was determined in the blood to detect early renal tubular damage.

Results: the correlation analysis showed direct moderate interrelations between HR during paroxysm and NT-proBNP level (r=0.65, p<0.05), HR during paroxysm and NGAL level (r=0.58, p<0.05), whereas a direct moderate correlation was found between HR during paroxysm and DD indicators: (E/A) (r=0.38, p<0.05) и septal e (r=0.33, p<0.05).

Conclusion: a more severe CHF, assessed by NT-proBNP and ST2 concentration in the blood with the LV myocardium DD prevalence, develops in patients with persistent AF with HR increase during paroxysm. A higher HR during paroxysm with AF is associated with the renal tubular damages, which may be an earlier renal dysfunction marker than a decrease in filtration function in CHF presence.

Keywords: atrial fibrillation, chronic heart failure, glomerular filtration rate, cystatin C, NGAL.

For citation: Koziolova N.A., Mironova S.V., Polyanskaya E.A. Target organs condition in patients with chronic heart failure and persistent atrial fibrillation depending on heart rate during paroxysm. RMJ. Medical Review. 2019;6:31–34.

В статья представлены результаты оригинального исследования, посвященного оценке взаимосвязи степени тяжести хронической сердечной недостаточности, выраженности структурно-функциональной перестройки органов-мишеней с уровнем частоты сердечных сокращений во время приступа фибрилляции предсердий.


Введение

Фибрилляция предсердий (ФП) — наиболее распространенное нарушение ритма сердца. Частота ее в общей популяции составляет 1–2%, и на фоне старения населения ожидается удвоение числа больных в ближайшие 50 лет. Частота встречаемости сочетания хронической сердечной недостаточности (ХСН) и ФП как у амбулаторных больных, так и в стационарных условиях варьирует от 30 до 50% [1].

В большинстве исследований при определении вклада ФП в развитие и прогрессирование ХСН не учитывается форма нарушения ритма и ЧСС при пароксизме фибрилляции предсердий.

Результаты некоторых исследований демонстрируют значительное утяжеление течения ХСН на фоне постоянной ФП за счет тахикардии [2]. Остается дискуссионным вопрос о значении персистирующей и пароксизмальной формы ФП, а также ЧСС во время пароксизма ФП для возникновения хронической недостаточности кровообращения.

Научными исследованиями доказана взаимосвязь между нарушением фильтрационной функции почек и постоянной формой ФП [3]. В предыдущих исследованиях нами доказано, что концентрация цистатина С в крови и цистатин-С-зависимая скорость клубочковой фильтрации (СКФ) у больных постоянной формой ФП и ХСН являются не только ранними маркерами хронической болезни почек, но и факторами риска развития и прогрессирования поражения органов-мишеней (сердца, сосудов) [4]. Исследования последнего времени демонстрируют раннее нарушение канальцевой функции почек у пациентов с кардиоренальным синдромом на фоне синусного ритма [5]. Вклад персистирующей формы ФП и ЧСС во время пароксизма ФП у больных ХСН в формирование кардиоренальных взаимоотношений изучен недостаточно.

Таким образом, изучение течения ХСН и оценка структурно-функциональной перестройки сердца и почек у больных персистирующей формой ФП, в зависимости от ЧСС во время пароксизма ФП, являются актуальной задачей кардиологии, направленной на выявление ранних маркеров поражения органов-мишеней у больных ФП и ХСН с целью торможения и регресса патологических процессов в них и улучшения прогноза.

Цель исследования — показать взаимосвязь степени тяжести ХСН, выраженности структурно-функциональной перестройки органов-мишеней (сердца, почек) с уровнем ЧСС во время приступа ФП.

Материал и методы


В течение 2 лет в приемном отделении кардиологии среди 105 пациентов с пароксизмом ФП выделена когорта из 60 больных с ХСН II–III функционального класса (ФК) ишемической этиологии. Средний возраст больных составил 68,9±12,2 года. В исследование включали пациентов, соответствующих следующим критериям: наличие стабильной ишемической болезни сердца, подтвержденной клинической симптоматикой стенокардии и/или анамнестическими данными, записями в медицинской документации и/или суточным мониторированием ЭКГ либо нагрузочными тестами; наличие стабильной ХСН II–III ФК, подтвержденной типичными симптомами и наличием дисфункции сердца по данным эхокардиографии и/или увеличением уровня Nt-proBNP более 125 пг/мл (при отсутствии других причин его увеличения); наличие пароксизма персистирующей формы ФП; получение информированного согласия пациента на участие в исследовании. Критериями исключения из исследования были: острый коронарный синдром в течение 3 мес. до начала исследования; инсульт или транзиторная ишемическая атака, перенесенные в течение последних 3 мес.; ХСН неишемической этиологии и IV ФК; постоянная форма фибрилляции предсердий; синдром слабости синусного узла; имплантация искусственного водителя ритма; тяжелые заболевания почек и печени; нарушения функции щитовидной железы; онкологические заболевания; острые воспалительные и инфекционные заболевания; деменция и психические заболевания, препятствующие подписанию информированного согласия.

Для верификации пароксизма ФП и определения ЧСС в момент пароксизма ФП пациентам проводили ЭКГ с помощью аппарата Cardio 7 (BIONET, Южная Корея). Всем пациентам была выполнена трансторакальная Эхо-КГ аппаратом для ультразвукового исследования сердца (Samsung Accuvix A30, Южная Корея) с оценкой систолической функции по фракции выброса левого желудочка (ФВ ЛЖ) по методу Simpson. Систолическую функцию левого желудочка считали сохраненной при ФВ ЛЖ >50%. Диастолическую дисфункцию (ДД) оценивали по скоростным характеристикам трансмитрального кровотока и движения фиброзного кольца митрального клапана методом тканевой визуализации (Е/А, septal e′, lateral e′, E/e′ среднее).

Уровень N-терминального фрагмента мозгового натрийуретического гормона (NT-proBNP) определяли в сыворотке крови с использованием реактивов «Biomedica Group» (Австрия) методом иммуноферментного анализа на анализаторе Immulite 1000 (DPC, США). Средними и референсными нормальными значениями NT-proBNP считали 6,12 (4,45–8,25) фмоль/л. Был осуществлен перевод значений NT-proBNP из фмоль/л в пг/мл.

Для оценки состояния коллагенового матрикса в органах и тканях всем пациентам определяли уровень тканевого ингибитора матриксных металлопротеиназ 1 типа методом иммуноферментного анализа с помощью наборов фирмы Aviscera Bioscience (США) на анализаторе Stat Fax 303 Plus (Awareness Technology, США).

Определение содержания стимулирующего фактора роста, экспрессируемого геном 2 (sST2), проводили с использованием реактива «Critical Diagnostics» (США) методом иммуноферментного анализа на анализаторе Immulite 1000 (DPC, США). Нормальными референсными значениями sST2 считали 31,0 (26,0–37,0) нг/мл.

Фильтрационную функцию почек оценивали по уровню сывороточного креатинина, СКФ, рассчитанной по формуле Chronic Kidney Disease Epidemiology Creatinine-based (СKD-EPIcre), уровню цистатина С сыворотки крови, СКФ, рассчитанной по формуле Cystatin-Based (CKD-EPIcys). Уровень цистатина С определяли методом иммуноферментного анализа с применением реактива «BioVendor» (Чехия) на анализаторе Immulite 1000 (DPC, США). В качестве нормального референсного значения цистатина С был принят уровень 1,043–1,075 мг/мл. Для выявления ранних канальцевых повреждений почки определяли содержание липокалина, ассоциированного с желатиназой нейтрофилов (NGAL) в сыворотке крови. Уровень NGAL определяли методом иммуноферментного анализа с применением реактива «BioVendor» (Чехия) на анализаторе Immulite 1000 (DPC, США). В качестве нормального референсного значения был принят уровень 1,13±0,34 нг/мл [4].

Статистическая обработка данных производилась с помощью пакета программ Statistica 10.0. Для количественных признаков были рассчитаны медиана, нижний и верхний квартили (Ме [LQ;UQ]). Для качественных признаков были рассчитаны абсолютная частота проявления признака (количество обследованных), частота проявления признака в процентах. При сравнении количественных показателей в 3 группах и ненормальном распределении использовали критерий Крускалла — Уоллиса. При сравнении качественных показателей применялся критерий χ2. В качестве уровня достоверности нулевой гипотезы при сравнении 3 независимых групп данных была принята мультигрупповая величина pmg<0,017. Исследование взаимосвязи между признаками проводили на основе ранговых коэффициентов корреляции Спирмена. За критический уровень достоверности нулевых гипотез при исследовании взаимосвязи был принят уровень p<0,05.

В зависимости от ЧСС в момент приступа персистирующей формы ФП все пациенты были разделены на 3 группы в соответствии с Европейскими рекомендациями по ведению больных с ФП [1]. В первую группу вошли пациенты с ЧСС во время пароксизма ФП <80 уд./мин (n=19), во вторую — 80–110 уд./мин (n=17), в третью — >110 уд./мин (n=24).

Результаты исследования

Пациенты в группах не отличались по полу, возрасту, антропометрическим показателям, факторам сердечно-сосудистого риска, коморбидной патологии (за исключением анемии), структуре терапии.

При разделении больных по ЧСС во время пароксизма ФП в первой группе данный показатель составил 60 [54; 66], во второй группе — 91 [90; 100], в третьей группе — 129,5 [120; 135] уд./мин (pmg<0,001).

Сравнение показателей, отражающих структурно-функциональное состояние органов-мишеней (сердца и почек) у пациентов с ХСН ишемической этиологии в сочетании с персистирующей формой ФП, в зависимости от уровня ЧСС во время приступа ФП, представлено в таблице 1.

Таблица 1. Структурно-функциональные характеристики левых отделов сердца и почек у пациентов с персистирующей формой ФП в сочетании с ХСН ишемической этиологии в зависимости от ЧСС во время пароксизма ФП (n=60)

При оценке систолической функции сердца статистически значимых различий между группами не выявлено (pmg=0,181). Следует отметить, что все пациенты имели ХСН с сохраненной ФВ ЛЖ (ФВ≥50%). При анализе показателей диастолической функции ЛЖ отмечены статистически значимые различия между группами по соотношению E/A: 1,0 [0,8; 1,0], 1,0 [0,9; 1,0], 1,1 [1,0; 1,9] соответственно (pmg=0,002). IVRT был выше 80 мс во всех 3 группах, без статистически значимой разницы между группами (pmg=0,070). При оценке показателей тканевой допплерометрии выявлены статистически значимые различия по показателям septal e′ 8,0 [7,0; 8,5] мс в первой группе, 8,0 [7,0; 9,0] мс во второй группе, 6,0 [5,8; 7,0] мс в третьей группе (pmg=0,016). Статистически значимых различий по показателям lateral e′ и E/e′ среднее между группами не было обнаружено.

При оценке тяжести ХСН между группами наблюдалась статистически значимая разница по уровню NT-proBNP: в первой группе 140,6 [125,5; 178,6], во второй — 183,3 [172,2; 217,8], в третьей — 353,7 [205,5; 619] пг/мл (pmg<0,001). Также группы статистически значимо различались по уровню ST2: 33,0 [21,0; 45,0]; 50,0 [49,0; 116,0]; 41,0 [38,0; 49,0] нг/мл соответственно (pmg=0,014).

Статистически значимых различий по уровню тканевого ингибитора матриксных металлопротеиназ 1 типа между группами не выявлено (pmg=0,071).

При оценке фильтрационной функции почек выявлены статистически значимые различия между группами по уровню сывороточного креатинина и СКФ (CKD-EPIcre) (pmg=0,012 и pmg=0,012 соответственно), а также по уровню цистатина С (CKD-EPIcys) в крови: в первой группе — 1,55 [1,42; 1,88], во второй — 2,20 [1,95; 2,44], в третьей —1,71 [1,66; 2,72] мг/мл (pmg=0,003). По СКФ (CKD-EPIcys) получены следующие данные: 68,8 [55,6; 72,4], 24,8 [22,8; 55,6] и 54,5 [48,4; 62,8] мл/мин/1,73 м2 соответственно (pmg=0,005).

Отмечены статистически значимые различия между группами по уровню NGAL: 0,7 [0,5; 0,7], 0,8 [0,7; 1,0] и 1,1 [1,0; 1,9] нг/мл соответственно (pmg<0,001), с тенденцией увеличения по мере возрастания ЧСС во время пароксизма ФП.

При проведении корреляционного анализа выявлены прямые средней силы взаимосвязи между ЧСС во время пароксизма ФП и уровнем NT-proBNP (r=0,65, p<0,05), ЧСС во время пароксизма ФП и уровнем NGAL (r=0,58, p<0,05), прямая умеренной силы взаимосвязь между ЧСС во время пароксизма ФП и показателями ДД: (E/A) (r=0,38, p<0,05) и septal e′ (r=0,33, p<0,05). Взаимосвязь между ЧСС во время пароксизма и уровнем сывороточного креатинина и СКФ (CKD-EPIcre) не выявлена, также не выявлена взаимосвязь между ЧСС во время пароксизма ФП и уровнем цистатина С и СКФ (CKD-EPIcys).

Обсуждение результатов

В патогенезе ХСН с сохраненной ФВ ЛЖ, а также в патогенезе ФП ключевое значение имеет ДД миокарда ЛЖ. В формировании ДД миокарда ЛЖ и структурно-функционального ремоделирования левого предсердия, помимо активации воспаления, нейрогуморальных систем, эндотелиальной дисфункции, важную роль играют факторы, увеличивающие постнагрузку на ЛЖ, — артериальная жесткость и повышенное центральное артериальное давление [6]. Сочетание ХСН с сохраненной ФВ и ФП с патофизиологической точки зрения является гемодинамически неблагоприятной ситуацией. Многочисленными исследованиями доказана взаимосвязь тяжести ХСН и среднесуточной ЧСС как у больных с синусовым ритмом, так и у больных с постоянной формой ФП.

Результаты настоящего исследования подтвердили взаимосвязь тяжести ХСН с превалированием ДД миокарда ЛЖ у пациентов с персистирующей формой ФП и ЧСС во время пароксизма ФП.

Известно, что у пациентов с ХСН почечная дисфункция является одним из наиболее распространенных и значимых сопутствующих состояний, ассоциированных с неблагоприятным прогнозом [7]. Комплекс патофизиологических изменений сердечной функции при ХСН, приводящий к повреждению или дисфункции почек, в настоящее время определяется как кардиоренальный синдром (КРС) 2 типа [8]. Одним из актуальных вариантов КРС является сочетание ФП и хронической болезни почек. Основным рутинным способом оценки почечной функции у пациентов с ХСН остается определение СКФ. На сегодняшний день предпочтительным методом оценки СКФ в данной когорте пациентов является формула CKD-EPI, особенно при сохраненной или умеренно сниженной функции почек [9]. В ряде исследований продемонстрировано преимущество формулы CKD-EPIcys перед формулой CKD-EPIcre при оценке расчетной СКФ, особенно у пациентов с умеренной почечной дисфункцией [10]. Ценность цистатина С в крови как независимого маркера нарушения фильтрационной способности почек доказана и не вызывает сомнений [11].

Настоящее исследование демонстрирует отсутствие взаимосвязи между уровнем цистатина С, СКФ (CKD-EPIcys) и ЧСС во время пароксизма ФП, а также уровнем сывороточного креатинина и СКФ (CKD-EPIcre).

NGAL (маркер канальцевого повреждения) продемонстрировал свою диагностическую значимость в развитии кардиоренального синдрома у пациентов с острой сердечной недостаточностью, однако его роль при ХСН остается до конца не изученной. В ряде когортных исследований показано достоверное повышение концентрации NGAL в плазме и моче пациентов с ХСН по сравнению с группой контроля, установлена корреляция с BNP, NT-proBNP, ФК [7]. В 2011 г. были опубликованы результаты исследований, согласно которым при отсутствии диагностического повышения сывороточного креатинина уровни NGAL, повышенные в сыворотке крови или в моче, выявляют у пациентов с субклиническим острым повреждением почек (ОПП), имеющих повышенный риск скорого развития клинического ОПП и, как итог, неблагоприятного исхода [12].

В настоящем исследовании отмечено повышение уровня NGAL у пациентов с ХСН и персистирующей формой ФП по мере увеличения ЧСС во время пароксизма ФП. Полученные данные позволяют утверждать, что у пациентов с персистирующей формой ФП при наличии ХСН канальцевые нарушения в почках могут считаться более ранним маркером ренальной дисфункции, чем снижение фильтрационной функции, и могут быть обусловлены тахииндуцированным повреждением органов-мишеней.

Заключение

У больных с персистирующей формой ФП по мере увеличения ЧСС в пароксизме ФП развивается более тяжелая ХСН, оцененная по концентрации NТ-proBNP и ST2 в крови, с превалированием ДД миокарда ЛЖ.

Более высокая ЧСС в пароксизме ФП ассоциирована с канальцевыми нарушениями в почках, которые могут быть более ранним маркером ренальной дисфункции, чем снижение фильтрационной функции при наличии ХСН.



Литература
1. Национальные рекомендации по диагностике и лечению фибрилляции предсердий. 2012, РКО. http://www.scardio.ru/content/Guidelines/FP_rkj_13.pdf
2. Виноградова Н.Г., Фомин И.В., Поляков Д.С. и др. Эффективность контроля гемодинамических показателей и прогноз пациентов с хронической сердечной недостаточностью и фибрилляцией предсердий в условиях реальной клинической практики. Кардиология. 2018;58(8S):43–53. DOI: 10.18087/cardio.2440. [Vinogradova N.G., Fomin I.V., Polyakov D.S. et al. Effectiveness of control over hemodynamic indexes and prognosis for patients with CHF and atrial fibrillation in real-life clinical practice. Cardiology. 2018;58(8S):43-53 (in Russ.)]. DOI: 10.18087/cardio.2440.
3. Мухин Н.А., Глыбочко П.В., Свистунов А.А. и др. Хроническая болезнь почек и фибрилляция предсердий как компоненты кардиоренального континуума. Терапевтический архив (архив до 2018). 2016;88(6):4–8. DOI:10.17116/terarkh20168864–8. [Mukhin N.A., Glybochko P.V., Svistunov A.A. et al. Chronic kidney disease and atrial fibrillation as components of the cardiorenal continuum. Terapevticheskij arkhiv (archive until 2018). 2016;88(6):4–8 (in Russ.)]. DOI:10.17116/terarkh20168864–8.
4. Миронова С.В., Полянская Е.А., Суровцева М.В. Перестройка сердца и сосудов у больных фибрилляцией предсердий и хронической сердечной недостаточностью, в зависимости от цистатин-С обусловленной скорости клубочковой фильтрации. Российский кардиологический журнал. 2018;(1):14–20. http://dx.doi.org/10.15829/1560–4071–2018–1-14–20. [Mironova S.V., Polyanskaya E.A., Surovtseva M.V. Remodeling of the heart and vessels in atrial fibrillation patients with chronic heart failure according to cystatin C-related glomerular filtration rate. Russian Journal of Cardiology. 2018;(1):14–20 (in Russ.)]. http://dx.doi.org/10.15829/1560–4071–2018–1-14–20
5. Вельков В.В. Цистатин С и NGAL — маркеры преклинической ренальной дисфункции и субклинического острого повреждения почек. Лабораторная служба. 2015;(2):38–43. DOI:10.17116/labs20154238–43. [Velkov V.V. Cystatin C and NGAL — the Markers of Preclinical Renal Dysfuction and Subclinical Acute Kidney Injury. Laboratornaya sluzhba. 2015;(2): 38–43 (in Russ.)]. DOI:10.17116/labs20154238–43.
6. Кохан Е.В., Кякбаев Г.К., Шаваров А.А. Фибрилляция предсердий при хронической сердечной недостаточности с сохранной фракцией выброса: клинико-прогностическое значение и проблемы лечения. Клиническая фармакология и терапия. 2016;25(3): 22–30. [Kohan E.V., Kyakbaev G.K., Shavarov A.A. Atrial fibrillation and chronic heart failure with preserved ejection fraction: clinical significance and treatment. Clinical pharmacology and therapy. 2016;25(3): 22–30 (in Russ.)].
7. Damman K., van Veldhuisen D.J., Navis G. et al. Tubular damage in chronic systolic heart failure is associated with reduced survival independent of glomerular filtration rate. Heart. 2010;96:1297–302. DOI: 10.1136/hrt.2010.194878.
8. Cruz D.N., Schmidt-Ott K.M., Vescovo G. et al. Pathophysiology of cardiorenal syndrome type 2 in stable chronic heart failure: workgroup statements from the eleventh consensus conference of the Acute Dialysis Quality Initiative (ADQI). Contributions to nephrology. 2013;182:117–136. DOI:10.1159/000349968.
9. McAlister F.A., Ezekowitz J., Tarantini L. et al. Renal dysfunction in patients with heart failure with preserved versus reduced ejection fraction: impact of the new Chronic Kidney Disease-Epidemiology Collaboration Group formula. Circulation: Heart Failure. 2012;5:309–314. DOI:10.1161/CIRCHEARTFAILURE.111.966242.
10. Shlipak M.G., Mattes M.D., Peralta C.A. Update on cystatin C: incorporation into clinical practice. Am J Kidney Dis. 2013;62:595–603. PMID: 23701892. DOI: 10.1053/j.ajkd.2013.03.027.
11. Hart L.A., Anderson G.D. Methods of estimating kidney function for drug dosing in special populations. 2018. DOI:10.1007/s40262–018–0628–7.
12. Haase M., Devarajan P., Haase-Fielitz A. et al. The outcome of neutrophil gelatinase-associated lipocalin-positive subclinical acute kidney injury: a multicenter pooled analysis of prospective studies. J Am Coll Cardiol. 2011;26;57(17):1752–1761. DOI:10.1016/j.jacc.2010.11.051.

Только для зарегистрированных пользователей

зарегистрироваться

Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Farmak
Egis
Зарегистрируйтесь сейчас и получите доступ к полезным сервисам:
  • Загрузка полнотекстовых версий журналов (PDF)
  • Актуальные новости медицины
  • Список избранных статей по Вашей специальности
  • Анонсы конференций и многое другое

С нами уже 50 000 врачей из различных областей.
Присоединяйтесь!
Если Вы врач, ответьте на вопрос:
Дисфагия это:
Нажимая зарегистрироваться я даю согласие на обработку моих персональных данных
Если Вы уже зарегистрированы на сайте, введите свои данные:
Войти
Забыли пароль?
Забыли пароль?