Цитиколин в комплексной терапии хронической ишемии мозга с синдромом невралгии тройничного нерва (клинико-электронейромиографический анализ)

Импакт фактор - 0,750*

*Импакт фактор за 2017 г. по данным РИНЦ

Журнал входит в Перечень рецензируемых научных изданий ВАК.

Ключевые слова
Похожие статьи в журнале РМЖ

Читайте в новом номере

РМЖ «Медицинское обозрение» №26 от 23.12.2016 стр. 1755-1758
Рубрика: Неврология
В статье приведены современные представления об одном из самых распространенных этиологических факторов синдрома невралгии тройничного нерва (НТН) – хронической ишемии мозга (ХИМ). Обсуждаются вопросы этиологии, патогенеза, клиники, диагностики и способы лечения НТН у больных с ХИМ. Представлены собственные данные с учетом состояния электронейромиографических параметров и их динамика в процессе лечения. Описана методика и представлены данные исследования мигательного рефлекса и экстероцептивной супрессии. В обсуждении терапевтических методов лечения на примере больного с НТН сделан акцент на оптимальное сочетание карбамазепина и цитиколина у пациентов с синдромом НТН при ХИМ.

Ключевые слова: цитиколин, карбамазепин, невралгия тройничного нерва, хроническая ишемия головного мозга, мигательный рефлекс, экстероцептивная супрессия, электронейромиография.


Для цитирования: Грибова Н.П., Кореневская И.А. Цитиколин в комплексной терапии хронической ишемии мозга с синдромом невралгии тройничного нерва (клинико-электронейромиографический анализ) // РМЖ. Медицинское обозрение. 2016. №26. С. 1755-1758
Cyticolin in the treatment of chronic ischemia of the brain with the syndrome of trigeminal neuralgia (clinical and electroneuromyograhic analysis)
Gribova N.P., Korenevskaya I. A.

Smolensk State Medical University

Based on the literature review and own clinical observations are given modern ideas about one of the most common etiological factors of syndrome of trigeminal neuralgia - chronic brain ischemia. The questions of the etiology, pathogenesis, clinical manifestations, diagnosis and treatments of the trigeminal neuralgia in patients with chronic brain ischemia. We present our own data in the condition electroneuromyographic parameters and their dynamics in the course of treatment. The technique and presented data from a study blink reflex and exteroceptive suppression. In the discussion of therapeutic methods for treating patients with the trigeminal neuralgia example focuses on the optimal combination of cyticoline and carbamazepine in patients with trigeminal neuralgia syndrome in chronic cerebral ischemia.

Key words: cyticoline, carbamazepine, trigeminal neuralgia, chronic ischemia of the brain, blink reflex, exteroceptive suppression, electroneuromyography.

For citation: Gribova N.P., Korenevskaya I. A. Cyticolin in the treatment of chronic ischemia of the brain with the syndrome of trigeminal neuralgia (clinical and electroneuromyograhic analysis) // RMJ. 2016. № 26. P. 1755–1758.

В статье приведены современные представления о невралгии тройничного нерва и возможности применения цитиколина

    Невралгия тройничного нерва (НТН) характеризуется значительной распространенностью, тяжелым течением, трудностью подбора и мониторинга терапии. В России заболеваемость НТН составляет 5 случаев на 100 тыс. [1]. Клиника НТН характеризуется острой приступообразной болью, похожей на разряд тока, провоцируемой разговором, дотрагиванием до триггерных точек, туалетом лица, длящейся от нескольких секунд до минут. Причины возникновения НТН разнообразны. Однако наиболее часто патогенетической основой НТН является нейроваскулярный конфликт между корешком тройничного нерва (ТН) и артериями (реже – венами) мозжечка, который вызывает длительную перемежающуюся компрессию с развитием демиелинизации в области компрессии [2–5]. Указанный нейроваскулярный конфликт был описан еще в 1934 г. W. Dandy, но наибольшее внимание этому феномену стали уделять лишь в последнее время. Предрасполагающими факторами для изменений артерий мозжечка, компримирующих корешок ТН, чаще всего служат артериальная гипертония, атеросклероз сосудов головного мозга. Эти же факторы ведут к хронической ишемии головного мозга, поэтому частота встречаемости обеих патологий находится в прямой корреляции с возрастом пациента. Некоторые авторы считают НТН заболеванием людей пожилого возраста [6, 7]. Также интересен тот факт, что чаще встречается именно правосторонняя латерализация боли при НТН [8–11]. Объясняется это тем, что у большинства людей пирамида правой височной кости располагается несколько выше, чем левая, что и создает предпосылки к компримированнию корешка ТН справа [12]. 
    При нейроваскулярном конфликте в связи с демиелинизацией А-дельта волокон нарушается «воротный контроль» боли, истощается функция нисходящего торможения. Кроме того, в результате длительного ритмического раздражения волокон корешка ТН на клеточном уровне происходят адаптивные изменения в виде повышения порога болевой чувствительности [13]. Именно этим объясняется формирование вторичной гипералгезии, из-за которой неболевой раздражитель (дуновение ветра, например) воспринимается как болевой и вызывает болевые пароксизмы у пациента. Формирующийся поток болевой информации поступает в ядра ретикулярной формации, которая изменяет функции интернейронов лимбических структур, орбитофронтальной коры и большого ядра шва, что находит физиологическое отражение в электронейромиографических параметрах [14]. 
    Наряду с неврологическим осмотром одним из дополнительных методов исследования при НТН является МРТ головного мозга. Именно нейровизуализационные методы помогают провести дифференциальную диагностику НТН при объемных образованиях головного мозга, аневризмах, рассеянном склерозе. Кроме того, МРТ позволяет выявить нейроваскулярный конфликт, и в случае его обнаружения решается вопрос о необходимости дальнейшего оперативного вмешательства – микроваскулярной декомпрессии или радиочастотной терморизотомии [15]. МРТ-данные о нейроваскулярном конфликте, по данным авторов, разнятся (от 30 до 70%) [16]. В большинстве же случаев при МРТ выявляются лакунарные кисты, очаги глиоза, признаки наружной и внутренней гидроцефалии, что расценивается как признаки ХИМ. 
    Одним из современных методов исследования при НТН является электронейромиография (ЭНМГ), а именно исследование экстероцептивных и тормозных рефлексов лица (мигательного рефлекса (МР), экстероцептивной супрессии (ЭС)). Для регистрации МР используются поверхностные электроды, регистрация 2-канальная параллельная. Активные электроды накладываются на нижнее веко обоих глаз в проекции зрачков, референтные – на скуловые кости [17]. В норме при электрической стимуляции одной из ветвей ТН регистрируются ранний компонент (R1) на стороне стимуляции, имеющий вид 2- или 3-фазного потенциала, и поздний компонент (R2) на стороне стимуляции и на противоположной стороне, имеющий вид полифазного разряда. Первый ответ (R1) является результатом прохождения импульса по моносинаптической дуге рефлекса (афферентный компонент реализует ТН, а эфферентный – лицевой нерв), второй ответ (R2) является результатом реализации полисинаптического рефлекса, включающего в себя афферентные волокна ТН, спинальное ядро ТН, вставочные нейроны продольного пучка своей и противоположной сторон, ядро лицевого нерва и сам лицевой нерв. Благодаря интернейронам заднего продольного пучка потенциал регистрируется с обеих сторон [17, 18] (рис. 1). Ответ имеет следующие характеристики: латентность R1 – до 11,5 мс, латентность R2 ипсилатерально – до 34 мс, латентность R2 контралатерально – до 35 мс. Также при анализе МР учитываются сохранность компонентов и симметричность ответов [17]. Важное значение для оценки состояния надсегментарного контроля имеет величина амплитуды рефлекторных ответов МР, измеряемая в мВ, для объективизации чего используется фактор асимметрии. Измерение длительности R1 и R2 в мс также информативно и используется в том числе для оценки процессов демиелинизации, что связано с дисперсией в формировании ответов. Сравнение стороны патологии и нормы в данном случае является оптимальным и высокоинформативным [18]. 

Рис. 1. Мигательный рефлекс

    Таким образом, исследование МР помогает оценить функциональное состояние моно- и полисинаптической рефлекторных дуг. Ядра ТН имеют обширные связи с ретикулярной формацией, поэтому изменения позднего компонента МР можно рассматривать как показатель функционального состояния супрасегментарных структур, что значимо при НТН. Кроме того, оценка параметров МР может диагностировать уровень поражения в системе ТН – лицевой нерв и выявить локальную демиелинизацию тройничного нерва [19].
    В основе метода экстероцептивной супрессии лежит тормозной рефлекс открывания рта в ответ на болевой стимул периоральной области. Выявляется он в виде 2-х последовательных периодов подавления произвольной мышечной активности напряженных жевательных мышц [14] (рис. 2).

Рис. 2. Экстероцептивная супрессия

    Регистрацию периодов супрессии проводят с помощью накожных электродов, электрические стимулы подают на область m. masseter у угла нижней челюсти во время сильного сжатия зубов. Активный электрод накладывается на височную мышцу, референтный – впереди козелка. Доказано, что 1-й период экстероцептивной супрессии (ЭС1) реализуется через олигосинаптическую нейрональную цепь стволового уровня, имеет латентность 12,5±2,5 мс, длительность – 17,7± 3,5мс, а 2-й период (ЭС2) – через полисинаптическую многоуровневую цепь, включающую в себя корковый, подкорковый, стволовой уровни, и имеет латентность 26,6±2,6 мс, длительность – 35,7±8,1 мс [14, 18]. Реализация торможения произвольной мышечной активности происходит благодаря активации тормозных интернейронов. Сам рефлекс включает в себя афферентные и эфферентные пути ТН, интернейроны надсегментарных структур, участвующие в регуляции ноцицептивной чувствительности [20].
    Нет сомнений, что как в норме, так и при патологии особенности функционирования активирующих и тормозных механизмов напрямую связаны с их нейрохимической принадлежностью. Как известно, основными медиаторами синаптической передачи в системе ТН являются ГАМК, серотонин, глутамат, допамин, ацетилхолин, субстанция Р, нор-адреналин. Выделение глутамата из пресинаптических терминалей происходит при любом ноцицептивном воздействии. Активирующее действие глутамата на нейроны потенцируется субстанцией Р. Субстанция Р взаимодействует с NK-рецепторами, повышает концентрацию внутриклеточного Ca2+ посредством его мобилизации и внутриклеточных депо, усиливает активность NMDA-рецепторов. Тормозным медиатором в системе ТН является ГАМК. В условиях недостаточности тормозных медиаторов происходят облегчение синаптических межнейронных взаимодействий, активация неактивных синапсов, что усиливает в итоге восходящий афферентационный поток. Механизм болевой афферентации сложен. Самая быстрая фаза ноцицепции – нейрональная, в результате чего один нейрон оказывает тормозящее или активирующее влияние на другой. В этом отношении наиболее изучены механизмы тригемино-корпорального сенсорного взаимодействия. Суть его заключается в контроле афферентных потоков болевой информации афферентной системой ТН. Неспецифические ядра зрительных бугров и специфические ядерные комплексы надсегментарного аппарата дополняют эту систему. Установлено, что функциональная активность сенсорных систем ТН выше суммарной активности афферентных влияний с туловища. Условно этот механизм можно назвать воротным контролем большого мозга [21, 22].
    При НТН препаратом выбора является карбамазепин. Механизм действия карбамазепина связан с блокадой потенциалзависимых натриевых каналов, что приводит к стабилизации мембраны нейронов, ингибированию возникновения серийных разрядов и снижению синаптического проведения импульсов. Также препарат снижает высвобождение возбуждающей аминокислоты глутамата и угнетает метаболизм допамина и норадреналина. Карбамазепин ослабляет выраженность боли у 70–80% пациентов, но и частота побочных эффектов тоже велика – 25–50% [23].
    При НТН у пациентов с ХИМ адекватной комбинацией, применяемой в лечении, является совместное назначение карбамазепина и цитиколина. 
    Цитиколин (цитидиндифосфатхолин) является мононуклеотидом, в состав которого входят рибоза, цитозин, пирофосфат и холин. Препарат участвует в синтезе фосфолипидов, клеточных мембран и митохондрий, что необходимо для нормального функционирования нервной ткани, и является источником экзогенного ацетилхолина – одного из основных медиаторов ЦНС. По результатам экспериментов, препарат хорошо проникает через гематоэнцефалический барьер, обладает хорошей биодоступностью как в парентеральной, так и в пероральной форме. Цитиколин снижает скорость апоптоза, положительно влияет на процессы нейропластичности. Кроме того, препарат увеличивает церебральный метаболизм норадреналина и дофамина, регулирует работу глутаматергической системы, что играет роль в надсегментарных регуляциях механизмов боли и особенно значимо – при НТН [24–27].
    Нами обследовано 8 больных с ХИМ и синдромом НТН. Приведем одно из собственных клинических наблюдений. 

    Больной М., 72 года. Характерными жалобами были болевые приступы в виде внезапных прострелов с правой стороны продолжительностью от нескольких секунд до 2 мин. Провоцирующими факторами возникновения болевых пароксизмов были чистка зубов, туалет лица, прием пищи, холодный ветер, разговор. Длительность анамнеза составила 7 лет. При клиническом исследовании выявлены болезненность в точках выхода ветвей ТН, характерные  симптомы Штернберга: при указании триггерной зоны больной не касается кожных покровов, боясь вызвать приступ, а также типичное поведение больного во время приступа: пациент «замирает» в ожидании окончания болевого пароксизма. Также были обнаружены клинические признаки ХИМ в виде цефалгического, вестибуло-атаксического, пирамидного, псевдобульбарного, вегето-сосудистого, амиостатического, психопатологического синдромов. При МРТ-исследовании с Т2–взвешенными изображениями в режиме поиска нейроваскулярного конфликта радикуло-васкулярный конфликт не выявлен, что исключило дальнейшее нейрохирургическое вмешательство. На МРТ были выявлены очаги демиелинизации сосудистого генеза, а также очаги глиоза, заместительная наружная и внутренняя гидроцефалия, что подтверждало клинические данные наличия у пациента с ХИМ. При проведении УЗДГ брахиоцефальных сосудов у пациента были обнаружены признаки атеросклеротического поражения сосудов. Прослеживалась корреляция между степенью выраженности стеноза брахиоцефальных сосудов и выраженностью неврологического дефицита. Пациенту было проведено ЭНМГ-исследование. Анализ МР выявил удлинение латентности R1 до 14 мс и R2 до 38 мс ипсилатерально (при стимуляции справа на стороне патологии) и R2 до 39 мс контрлатерально, что свидетельствовало о замедлении проведения на уровне корешка ТН справа. В то же время значительное увеличение амплитуды R2 до 500 мкВ (что на 30% больше по сравнению со здоровой стороной) позволяет предположить повышение активности полисинаптической рефлекторной дуги R2. Увеличение длительности R2 до 40 мс (что на 20% больше по сравнению со здоровой стороной), вероятно, связано с явлением локальной демиелинизации. При исследовании параметров экстероцептивной супрессии обнаружено увеличение длительности ЭС1 до 23 мс и ЭС2 до 58 мс. Это дает основание предположить усиление функциональной активности интернейронов, ингибирующих моторную порцию ТН и интернейронов лимбико-ретикулярного комплекса. 
    Препаратами выбора являлись препараты карбамазепин и цитиколин. Суточная доза карбамазепина в период обострения тригеминальной невралгии составила 1000 мг (при 2-разовом приеме формы ретард). 
    Цитиколин был назначен в дозе 1000 мг/сут, длительность приема составила 2 мес. Результатом лечения стали регресс неврологического дефицита и субъективное улучшение у всех пролеченных пациентов: все пациенты с ХИМ после курсового приема цитиколина отметили положительную динамику в виде уменьшения головокружения, головных болей, улучшения памяти и сна. Что характерно, в основной массе пациентов болевой синдром регрессировал не на максимальных дозах карбамазепина. У ранее лечившихся этим препаратом пациентов терапевтически эффективная доза карбамазепина оказалась не выше применяемой ранее. Этот факт связан с тем, что цитиколин нормализует нейромедиаторную регуляцию в системе ТН, переносимость карбамазепина в сочетании с цитиколином также улучшилась, а ЭНМГ-параметры имели явную тенденцию к нормализации. 
    Повторное обследование больного М. после лечения выявило при регистрации МР уменьшение, по сравнению с предыдущим исследованием, латентности R1 до 12 мс и R2 до 36 мс ипсилатерально (при стимуляции справа на стороне патологии) и R2 до 37 мс контралатерально, что свидетельствует об улучшении проведения нервного импульса по корешку ТН. Уменьшилась разница амплитуд R2 больной и здоровой сторон – с 30% до 15%. При исследовании параметров экстероцептивной супрессии обнаружено уменьшение, по сравнению с предыдущей регистрацией, длительности ЭС1 до 19 мс и ЭС2 до 49 мс, что, по-видимому, связано с улучшением функциональной активности интернейронов, ингибирующих моторную порцию ТН. 

    Вывод: у пациентов с ХИМ и синдромом НТН одновременный прием цитиколина и карбамазепина является эффективной терапевтической комбинацией, что позволяет добиться ремиссии без увеличения дозы последних и уменьшает риск развития побочных эффектов противоэпилептических препаратов. Также данная комбинация позволяет добиться не только клинического улучшения состояния пациентов, но и действует на нейромедиаторном уровне, что является патогенетически оправданным и находит свое отражение в нормализации ЭНМГ-параметров.


Литература
1. Гречко В.Е., Степанченко А.В., Шаров М.Н. К вопросу о патогенезе истинной тригеминальной невралгии // Неврологический вестник им. В.М. Бехтерева. 2001. № 33 (1-2). С. 56–59 [Grechko V.E., Stepanchenko A.V., Sharov M.N. K voprosu o patogeneze istinnoj trigeminal'noj nevralgii. // Nevrologicheskij vestnik im. V.M. Behtereva. 2001. № 33 (1-2). S. 56–59 (in Russian)].
2. Афанасьева Е.В., Балязин И.В., Балязин В.А. О патогенезе тригеминальной невралгии: Сб. науч. трудов, посв. 100-летию со дня рождения проф. А.Н. Гордиенко. Ростов-на-Дону, 2004. С. 112–119. Afanaseva E.V., Balyasin I.V., Balyasin V.A. O patogeneze trigeminal'noj nevralgii: Sb. nauch. trudov, posv. 100-letiju so dnja rozhdenija prof. A.N. Gordienko. Rostov-na-Donu, 2004. S. 112–119 (in Russian)].
3. Афанасьева Е.В. Невралгия тройничного нерва. Ростов-на-Дону, 2008 [Afanaseva E.V. Nevralgija trojnichnogo nerva. Rostov-na-Donu, 2008 (in Russian)].
4. Шмырев В.И., Рыбаков А.С. Современная концепция патогенеза тригеминальной невралгии // Журнал неврологии и психиатрии. 2006. № 106 (3). С. 64–74 [Shmyrev V.I., Rybakov A.S. Sovremennaja koncepcija patogeneza trigeminal'noj nevralgii // Zhurnal nevrologii i psihiatrii. 2006. № 106 (3). S. 64–74 (in Russian)].
5. Dandy W.E. Concerning the cause of trigeminal neuralgia // American Surgery Journal. 1934. Vol. 24. P. 447–445.
6. Смирнов В.А. Заболевания нервной системы лица. М.: Медицина, 1976 [Smirnov V.A. Zabolevanija nervnoj sistemy lica. M.: Medicine, 1976 (in Russian)].
7. Степанченко А.В. Типичная невралгия тройничного нерва. М.: ВХМ, 1994. [Stepanchenko A.V. Tipichnaja nevralgija trojnichnogo nerva. M.: VCM, 1994 (in Russian)].
8. Балязина Е.В. Диагностика классической невралгии тройничного нерва // Бюллетень сибирской медицины. 2010. № 9 (4). С. 94–99 [Balyasina E.V. Diagnostika klassicheskoj nevralgii trojnichnogo nerva // Bjulleten' sibirskoj mediciny. 2010. № 9 (4). S. 94–99 (in Russian)].
9. Балязина Е.В. Анатомические предпосылки возникновения классической невралгии тройничного нерва: Сб. науч. трудов, посв. 80-летию неврологической службы в Рязани. Рязань, 2010. С. 13–17 [Balyasina E.V. Anatomicheskie predposylki vozniknovenija klassicheskoj nevralgii trojnichnogo nerva.: Sb. nauch. trudov, posv. 80-letiju nevrologicheskoj sluzhby v Rjazani. Rjazan', 2010. S. 13–17 (in Russian)].
10. Балязина Е.В. Анатомические предпосылки преимущественно правосторонней локализации болей у больных идиопатической невралгией тройничного нерва // Владикавказский медико-биологический вестник 2011. № 13 (21). С. 110–115 [Anatomicheskie predposylki preimushhestvenno pravostoronnej lokalizacii bolej u bol'nyh idiopaticheskoj nevralgiej trojnichnogo nerva // Vladikavkazskij mediko-biologicheskij vestnik. 2011. № 13 (21). S. 110–115 (in Russian)].
11. Балязина Е.В. Возрастные особенности клиники классической невралгии тройничного нерва // Неврологический журнал. 2011. № 4 С. 39–44 [Balyasina E.V. Vozrastnye osobennosti kliniki klassicheskoj nevralgii trojnichnogo nerva // Nevrologicheskij zhurnal. 2011. № 4. S. 39–44 (in Russian)].
12. Смирнов В.А. Этиология и патогенез невралгии тройничного нерва // Клиническая медицина. 1972. № 1. С. 95–98 [Smirnov V.A. Jetiologija i patogenez nevralgii trojnichnogo nerva // Klinicheskaja medicina.1972. № 1. S. 95–98 (in Russian)].
13. Балязина Е.В. Демиелинизация корешка – основа патогенеза классической невралгии тройничного нерва // Неврологический журнал. 2010. № 1. С. 27–31 [Balyasina E.V. Demielinizacija koreshka – osnova patogeneza klassicheskoj nevralgii trojnichnogo nerva // Nevrologicheskij zhurnal. 2010. № 1. S. 27–31 (in Russian)].
14. Данилов А.Б., Данилов Ал.Б., Вейн А.М. Экстероцептивная супрессия произвольной мышечной активности: новый метод изучения центральных ноцицептивных механизмов // Журнал невропатологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 1995. № 3. С. 90–93 [Danilov A.B., Danilov Al.B., Vein A.M. Jeksteroceptivnaja supressija proizvol'noj myshechnoj aktivnosti: novyj metod izuchenija central'nyh nociceptivnyh mehanizmov // Zhurnal nevropatologii i psihiatrii im. S.S. Korsakova.. 1995. № 3. S. 90–93 (in Russian)].
15. Коновалов А.Н., Орлова О.Р., Махмудов У.Б. Микроваскулярная декомпрессия корешка тройничного нерва в лечении тригеминальной невралгии: Мат-лы Российской науч.-практ. конф. «Нейропатическая боль» // Вертеброневрология. 2008. № 15 (1/2). С. 81–82 [Konovalov A.N., Orlova O.R., Makhmudov U.B. Mikrovaskuljarnaja dekompressija koreshka trojnichnogo nerva v lechenii trigeminal'noj nevralgii: Mat-ly Rossijskoj nauch.-prakt. konf. «Nejropaticheskaja bol'» // Vertebronevrologija. 2008. № 15 (1/2). S. 81–82 (in Russian)].
16. Meaney J.F., Walt W.J., Eldridge P.R. Assotiation between trigeminal neuralgia and multiple sclerosis: role of magnetic resonance imaging // Journal Neurology Neurosurgery and Psychiatry. 1995. Vol. 59. P. 253–259.
17. Николаев С.Г. Электронейромиография: клинический практикум. Иваново, 2013. [Nikolaev S.G. Jelektronejromiografija: klinicheskij praktikum. Ivanovo, 2013 (in Russian)].
18. Грибова Н.П. Двигательные расстройства в области лица (клинико-электронейромиографический анализ, диагностика и лечение): Дисс. … д.м.н. Смоленск, 2003. [Gribova N.P. Dvigatel'nye rasstrojstva v oblasti lica (kliniko-jelektronejromiograficheskij analiz, diagnostika, i lechenie:Diss. … d.m.n. Smolensk, 2003 (in Russ ian)].
19. Юдельсон Я.Б., Грибова Н.П. Электронейромиография в диагностике заболеваний нервной системы. Смоленск, 2006 [Judelson J.B., Gribova N.P. Jelektronejromiografija v diagnostike zabolevanij nervnoj sistemy. Smolensk, 2006 (in Russian)].
20. Григорян Ю.А. Нейрогенные лицевые боли (патогенез, диагностика и микрохирургия): Дисс. … д.м.н. М., 1996. [Grigoryan Y.U. Nejrogennye licevye boli (patogenez, diagnostika i mikrohirurgija): Diss. … d.m.n. M., 1996 (in Russian)].
21. Иваничев Г.А. Боль как интегративная функция организма. Рецепция и перцепция ноцицептивного потока // Альтернативная медицина. 2006. № 2. С. 4–7 [Ivanichev GA. Bol' kak integrativnaja funkcija organizma. Recepcija i percepcija nociceptivnogo potoka // Al'ternativnaja medicina. 2006. № 2. S. 4–7 (in Russian)].
22. Фанарджян В.В., Манвелян Л.Р. Афферентный контроль деятельности ядра лицевого нерва // Успехи физиологических наук. 1992. № 23 (2). С. 42–51 [Fanarjyan V.V., Manvelyan L.R. Afferentnyj kontrol' dejatel'nosti jadra licevogo nerva // Uspehi fiziologicheskih nauk. 1992. № 23 (2). S. 42–51 (in Russian)].
23. Савустьяненко А.В. Применение карбамазепина для лечения нейропатической боли // Международный неврологический журнал. 2014. № 2 (64). С. 115–120 [Savustyanenko A.V. Primenenie karbamazepina dlja lechenija nejropaticheskoj boli // Mezhdunarodnyj nevrologicheskij zhurnal. 2014. № 2 (64). S. 115–120 (in Russian)].
24. Парфенов В.А. Цитиколин при ишемическом инсульте – исследование ICTUS // Неврология, нейропсихиатрия, психосоматика. 2012. № 4 (4). С. 71–76 [Parfenov V.A. Citikolin pri ishemicheskom insul'te – issledovanie ICTUS // Nevrologija, nejropsihiatrija, psihosomatika 2012. № 4 (4). S. 71–76 (in Russian)]. Doi: http//dx.doi.org/10.14412/2074-2711-2012-426.
25. Парфенов В.А. Цитиколин в лечении ишемического инсульта и сосудистых когнитивных нарушений // Неврология, нейропсихиатрия, психосоматика. 2009. № 1 (3-4). С. 69–74 [Parfenov V.A. Citikolin v lechenii ishemicheskogo insul'ta i sosudistyh kognitivnyh narushenij // Nevrologija, nejropsihiatrija, psihosomatika. 2009. № 1 (3-4). S. 69–74 (in Russian)]. Doi: http//dx.doi.org/10.14412/2074-2711-2009-59.
26. Grieb P. Neuroprotective properties of citicoline: facts,doubts and unresolved issues // CNS Drugs. 2014 Mar. Vol. 28 (3). Р. 185–193. Doi:10.1007/s40263-014-0144-8.
27. Hurtado O., Moro M.A., Cardenas A. et al. Neuroprotection afforded by prior citicoline administration in experimental brain ischemia: effects on glutamate transport // Neurobiol Dis. 2005 Mar. Vol. 18 (2). Р. 336–345.


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Farmak
Egis
Зарегистрируйтесь сейчас и получите доступ к полезным сервисам:
  • Загрузка полнотекстовых версий журналов (PDF)
  • Актуальные новости медицины
  • Список избранных статей по Вашей специальности
  • Анонсы конференций и многое другое

С нами уже 50 000 врачей из различных областей.
Присоединяйтесь!
Если Вы врач, ответьте на вопрос:
Дисфагия это:
Нажимая зарегистрироваться я даю согласие на обработку моих персональных данных
Зарегистрироваться
Если Вы уже зарегистрированы на сайте, введите свои данные:
Войти
Забыли пароль?
Забыли пароль?