Феномен аминофенилмасляной кислоты

Ключевые слова
Похожие статьи в журнале РМЖ

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,655*

*Импакт фактор за 2017 г. по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №24 от 21.12.2016 стр. 1657-1663
Рубрика: Неврология Клиническая фармакология
Аминофенилмасляная кислота (АФК) является одним из наиболее популярных отечественных транквилизаторов. Существуют самые разные мнения относительно клинического использования препарата. Взрослым пациентам он рекомендуется для лечения невротических расстройств и астенических состояний. В детском возрасте АФК рекомендуют при астенических состояниях, тревожно-фобических расстройствах (ТФР), синдроме дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ), тикозных расстройствах и заикании, сенсоневральной тугоухости. Для оценки обоснованности показаний сопоставили данные патогенеза различных расстройств с двумя основными компонентами механизма действия препарата (тормозящим: гистаминовые, ацетилхолиновые, норадреналиновые, глутаматные нейроны; активирующим: дофаминовые). Показано, что АФК может использоваться при лечении: 1) в психиатрии: невротических, связанных со стрессом и соматоформных расстройств, бессонницы, нарушения активности и внимания, энуреза, для профилактики осложнений нейролептической терапии; 2) в неврологии: СДВГ, вегетативной дистонии, хронической боли, миалгии, а также психогенного головокружения; 3) в терапии нейроциркуляторной дистонии, гипервентиляционного синдрома, при беспокойстве и возбуждении, головокружении и нарушении устойчивости, гиперактивном мочевом пузыре. В статье подробно обсуждаются механизм действия АФК, режим дозирования, показания к применению и клинические эффекты.

Ключевые слова: аминофенилмасляная кислота, психиатрия, неврология.

Для цитирования: Дробижев М.Ю., Федотова А.В., Кикта С.В., Антохин E.Ю. Феномен аминофенилмасляной кислоты // РМЖ. 2016. №24. С. 1657-1663
Phenomenon of aminophenylbutyric acid
Drobizhev M.Yu.1, Fedotova A.V.2, Kikta S.V.3, Antohin E.Yu.4

1 I.M. Sechenov First Moscow State Medical University
2 Pirogov Russian National Research Medical Universit, Moscow
3 Polyclinic № 3, President Administration Hospital, Moscow
4 Orenburg State Medical University

Aminophenylbutyric acid (APA) is one of the most popular domestic tranquilizers. There is a variety of opinions on its clinical use. In adult patients, it is recommended for neurotic disorders and asthenic states treatment. In childhood, APA is recommended for asthenic conditions, anxiety and phobic disorders (APD), attention deficit hyperactivity disorder (ADHD), and tic disorders, stuttering, sensorineural hearing loss. Pathogenesis of various disorders and two main components of APA mechanism of action were compared to assess the validity of drug indications (inhibitory: histamine, acetylcholine, noradrenaline, glutamate neurons, activating: dopamine). It has been shown that APA can be used in the treatment of: 1) in psychiatry: neurotic, stress-related and somatoform disorders, insomnia, disturbance of activity and attention, enuresis, for the prevention of antipsychotic therapy complications; 2) in neurology: ADHD, vegetative dystonia, chronic pain, myalgia, and psychogenic dizziness; 3) in the treatment of neurocirculatory dystonia, hyperventilation syndrome, anxiety and agitation, dizziness and infringement of stability, overactive bladder. The paper discusses in detail APA mechanism of action, dosing regimen, indications and clinical effects.

Key words: aminophenylbutyric acid, psychiatry, neurology.

For citation: Drobizhev M.Yu., Fedotova A.V., Kikta S.V., Antohin E.Yu. Phenomenon of aminophenylbutyric acid // RMJ. 2016. № 24. P. 1657–1663.

В статье обсуждаются возможности применения аминофенилмасляной кислоты

    Пожалуй, наиболее интересным из всех существующих в настоящее время в нашей стране препаратов является аминофенилмасляная кислота (АФК), известная под такими торговыми названиями, как Анвифен [1], Фенибут [2], Ноофен [3]. АФК рассматривается в качестве ноотропного, транквилизирующего, психостимулирующего, антиагрегантного и антиоксидантного средства [4, 5]. Некоторые отечественные специалисты считают, что АФК улучшает функциональное состояние мозга за счет нормализации метаболизма тканей [4]. 
    Соответственно, взрослым пациентам препарат рекомендуется для лечения ТФР (невротических) [6], астенических состояний [7] в т. ч. у больных шизофренией [8]. Но особенно широкий круг показаний у АФК в детском возрасте. Препарат рекомендуют при ТФР [9], астенических состояниях [10], негрубых тикозных расстройствах и заикании [11, 12], сенсоневральной тугоухости [4], СДВГ [13].
    Наконец, обсуждаются возможности использования АФК в наркологии. Так, в некоторых зарубежных публикациях сообщается о целесообразности назначения препарата больным алкоголизмом [14]. Указывают, что АФК способствует купированию синдрома отмены, а также редукции патологического влечения к алкоголю. 
     Возможно представить себе препарат, который одновременно является и транквилизатором, и психостимулятором?
    Более полувека назад в ЦНС был обнаружен естественный нейромедиатор торможения – γ-аминомасляная кислота (ГАМК). Ее изучение в экспериментальных условиях (например, при введении непосредственно в мозг подопытных животных) помогло выяснить, как происходят процессы естественного (физиологического) торможения (табл. 1). 


Таблица 1. Сравнительная характеристика механизмов действия ГАМК, бензодиазепинов и АФК [15–18]

    Оказалось, что ГАМК действует на несколько типов ГАМК-рецепторов, важнейшими из которых являются ГАМКА и ГАМКБ (табл. 1). Основная функция первых состоит в передаче сигнала от одного ГАМК-нейрона к другому (рис. 1, 2). Причем ГАМКА-рецепторы представляют собой канал, через который после воздействия естественного нейромедиатора – ГАМК быстро проникают отрицательно заряженные ионы хлора (ионотропный рецептор). При этом меняется «заряд» ГАМК-нейронов, и они теряют способность воспринимать стимулирующие электрические сигналы. Вот почему ГАМК в эксперименте на животных демонстрирует противосудорожный эффект [15]. 

Рис. 1. Физиологическое торможение с помощью большого количества ГАМК

Рис. 2. Физиологическое торможение с помощью небольшого количества ГАМК


    В то же время ГАМК-нейроны, в которые проникли ионы хлора, активизируются сами и начинает выделять значительное количество «новой» ГАМК (рис. 1). Этот нейромедиатор действует на ГАМКА-рецепторы других ГАМК-нейронов. При этом торможение распространяется дальше. Переходит оно и на другие нейроны: гистаминовые (ГИ), ацетилхолиновые (АЦХ), норадреналиновые (НА), глутаматные (ГЛУ), домафиновые (ДА) [17, 18]. 
    Для этого ГАМК влияет уже на ГАМКБ-рецепторы, расположенные на этих нервных клетках (рис. 1). В отличие от ГАМКА-рецепторов они представляют собой молекулу белка, часть которой находится вне нейрона, а часть – внутри него. После того как ГАМК воздействует на «внешнюю» часть белка, запускается цепочка последовательных химических реакций, которая позволяет сигналу пройти сквозь мембрану. В дальнейшем в реакции вступают уже ферменты, расположенные внутри нейрона, и его метаболизм меняется (метаботропный рецептор). При этом нервные клетки перестают выделять свои нейромедиаторы (гистамин, ацетилхолин, норадреналин, глутамат), т. е. тормозят свою основную активность (табл. 1).
    Однако влияние ГАМК на дофаминовые нейроны не столь однозначно (табл. 1). Начать с того, что ГАМК-нейроны также обладают ГАМКБ-рецепторами (рис. 1, 2). Последние необходимы для саморегуляции физиологического торможения [17, 18]. Если ГАМК влияет на указанные ГАМКБ-рецепторы, то ГАМК-нейроны тормозятся. С одной стороны, этот механизм препятствует гиперседации, но с другой – способствует тому, что ГАМК может не только снизить, но и повысить активность дофаминовых нейронов [19]. Предполагается, что это происходит из-за значительной разницы в чувствительности ГАМКБ-рецепторов. 
    Те из них, которые располагаются на ГАМК-нейронах, очень чувствительны к ГАМК. Эти ГАМКБ-рецепторы реагируют даже на небольшое количество «своего» нейромедиатора (рис. 2). Напротив, те рецепторы, которые располагаются на дофаминовых нейронах, менее чувствительны к ГАМК. Они реагируют только на значительное количество «чужого» нейромедиатора. Вот почему если ГАМК мало, то первоначально снижается активность ГАМК-нейронов, которые тормозят дофаминовые клетки (рис. 2). И те, напротив, повышают свою активность. И лишь когда количество ГАМК возрастает, этот нейромедиатор «добирается», наконец, до ГАМКБ-рецепторов на дофаминовых нейронах, и они перестают выделять дофамин. 
    Наконец, помимо процессов физиологического торможения ГАМК участвует в регуляции эндокринной системы [20]. Предполагается, что ГАМК воздействует на «свои» нейроны, расположенные в гипоталамусе и гипофизе. При этом нейромедиатор оказывает разнонаправленные влияния на секрецию гормона роста (соматотропного гормона (СТГ)), обладающего анаболическим действием, проявляющимся в усилении синтеза белка, угнетении его распада, а также в снижении отложений подкожного жира, ускорении его сгорания. В частности, действуя на ГАМК-нейроны в области гипоталамуса, ГАМК способствует выделению СТГ, а в области гипофиза – снижению его секреции. 
    Представленные свойства ГАМК (естественный характер торможения, его саморегуляция, противосудорожный эффект, отсутствие гиперседации) не могли не показаться обнадеживающими. Сразу же возникла идея использовать это вещество для лечения патологических процессов, сопровождающихся чрезмерным возбуждением нейронов, например, эпилепсии [21]. Вскоре ГАМК синтезировали в лабораторных условиях, и этот препарат под различными торговыми наименованиями поступил в лечебные учреждения [22, 23]. ГАМК стали назначать больным эпилепсией. И первый опыт такого лечения показался вполне успешным [21]. В дальнейшем все же выяснилось, что имел место положительный плацебо-эффект. ГАМК, будучи нелипофильным веществом, практически не проникает через ГЭБ [24], а следовательно, на больных действовал не столько сам препарат, сколько вера врачей в его впечатляющие фармакологические свойства [21]. 
    Как только об этом стало известно, ученые всего мира обратились к поиску новых ГАМКергических препаратов, способных вызвать торможение нейронов. И в результате достаточно быстро были синтезированы первые бензодиазепины, способные легко преодолевать ГЭБ (табл. 1) [25]. Эти препараты по своей химической природе никак не походили на ГАМК и впоследствии даже получили специальное название «позитивные аллостерические модуляторы ГАМКА-рецептора» [16, 25]. Столь сложный, на первый взгляд, термин означает всего лишь, что: 1) бензодиазепины прикрепляются к ГАМКА-рецепторам на противоположной стороне от того места, где с ним взаимодействует ГАМК (аллостерический – от греч. άλλος – другой и στερεός – пространственный), 2) при этом они резко повышают способность ГАМК влиять на активность рецептора (позитивный модулятор). Представляется, однако, что эти препараты еще лучше обозначить как катализатор физиологического торможения, вызванного ГАМК. Дело в том, что бензодиазепины сами по себе не активны и в отсутствие ГАМК вообще не способны вызвать какой-то эффект [16]. Зато их добавление к ГАМК приводит к резкому усилению торможения, которое в отличие от обычного – физиологического – можно обозначить как «генерализованное». 
    И, действительно, бензодиазепины резко повышают способность ГАМК-нейронов сопротивляться стимулирующим электрическим сигналам (рис. 3). В результате все эти ГАМКергические препараты в той или иной мере наделены противосудорожным эффектом (табл. 1). Кроме того, бензодиазепины заставляют ГАМК-нейроны выбрасывать большое количество ГАМК, достаточное для того, чтобы быстро затормозить разные нейроны (включая и дофаминовые) и вызвать гиперседацию [26]. Наконец, было установлено, что бензодиазепины могут подавлять активность эндокринной системы и, в частности, способствовать снижению секреции СТГ [27]. 


Рис. 3. Генерализованное торможение бензодиазепинами


    Высокая эффективность механизма действия бензодиазепинов наряду с упомянутой выше способностью проникать через ГЭБ предопределили их широкое использование в клинической практике [25]. Однако всегда существовали контингенты больных (амбулаторные пациенты, лица, управляющие автотранспортом, учащиеся, пожилые и т. д.), у которых эти ГАМКергические препараты не могли использоваться из-за серьезных проблем, связанных с выраженным характером торможения. Вот почему продолжался поиск новых лекарственных средств, обладающих иным механизмом действия. 
    При этом возникла вполне понятная идея – вернуться к ГАМК. Ведь если ее все же «протащить» сквозь ГЭБ, то можно будет использовать преимущества «физиологического» торможения нейронов. Тогда по инициативе профессора И.П. Лапина из института им. В.М. Бехтерева на кафедре органической химии педагогического института им. А.И. Герцена синтезировали новый ГАМКергический препарат – АФК [15]. Он был получен за счет присоединения к ГАМК фенильного кольца, добавляющего молекуле липофильных свойств. В результате АФК легко проникает через ГЭБ (табл. 1). Однако из-за изменения структуры молекулы у АФК появился собственный механизм торможения, который не похож ни на физиологический, ни на генерализованный (табл. 1, рис. 4). И этот новый вариант, пожалуй, можно обозначить как «избирательный». Действительно, в отличие от бензодиазепинов, АФК не усиливает эффекты ГАМК, а сама исполняет ее роль. Причем у АФК есть только один из двух механизмов ГАМК. Так, АФК способна оказывать влияние на ГАМКБ-рецепторы (агонист ГАМКБ-рецепторов, от греч. ἀγωνιστής – боец-противник), расположенных на различных нейронах. К тому же это влияние выражено слабее, чем у самой ГАМК [15]. В итоге избирательное торможение носит умеренный характер, уступая по силе физиологическому и уж тем более генерализованному. Вот почему АФК не обладает противосудорожным эффектом, не вызывает гиперседацию. Отсутствуют также и какие-либо научные данные, свидетельствующие о влиянии АФК на эндокринную систему и, в частности, выделение СТГ. 

Рис. 4. Избирательное торможение с помощью АФК

    Зато избирательный вариант торможения сопряжен не только со снижением активности нейронов, но и с более ощутимым (в сравнении с ГАМК) оживлением дофаминовых нервных клеток (табл. 1). Здесь сказываются уже упоминавшиеся выше различия в чувствительности ГАМКБ-рецепторов, а также более слабое (в сравнении с ГАМК) влияние на них АФК. В результате этот препарат способен тормозить дофаминовые нейроны лишь в очень значительных дозах, которые выходят за рамки терапевтических. 
    Таким образом, у АФК есть два основных компонента механизма действия, которые имеют значение для клинического использования препарата: тормозящий (↓ГЛУ, ↓НА, ↓АЦХ, ↓ГИ)1 и активирующий (↑ДА) (табл. 1). Первый из них (тормозящий – ↓ГЛУ, ↓НА, ↓АЦХ, ↓ГИ) может быть востребован при многочисленных патологических состояниях, чей патогенез связан с ростом активности глутаматных, норадреналиновых, ацетилхолиновых и гистаминовых нейронов (табл. 2). 
    Эти расстройства никогда не изучались представителями одной медицинской специальности. Напротив, в их исследовании участвовали психиатры, неврологи, кардиологи, пульмонологи и т. д. Вот почему для обозначения рассматриваемых расстройств приходится использовать большое число медицинских терминов из разных классов МКБ 10-го пересмотра [28]. 
    В клинической практике для лечения этих расстройств часто применяются бензодиазепины. И эта тактика представляется вполне оправданной с учетом механизма действия указанных препаратов (табл. 1). Однако выше уже упоминалось о том, что существуют многочисленные контингенты больных, у которых генерализованное торможение, часто связанное с гиперседацией, будет создавать определенные проблемы при проведении фармакотерапии. В этой ситуации представляется предпочтительным использовать умеренный тормозящий компонент механизма действия АФК. 
    Лучшей переносимости терапии будет способствовать и то, что АФК (в отличие от бензодиазепинов) обладает активирующим компонентом механизма действия (↑ДА). Между тем дофаминовая активность необходима для реализации функций интеллектуальной и моторной сферы как взрослых, так и детей [16]. Именно дофаминовые нейроны отвечают за развитие мотивации, системы подкрепления, а следовательно, целенаправленного поведения в процессе обучения любым новым навыкам. Кроме того, дофаминовые нейроны чрезвычайно важны для переключения с одной задачи на другую. Наконец, они же отвечают за эмоции, организацию точных движений и их плавность, а также регулируют эндокринную систему. 
    Вот почему показаниями для назначения АФК могут  быть различные расстройства, связанные с повышением активности глутаматных, норадреналиновых, ацетилхолиновых и гистаминовых нейронов (табл. 2) у «проблемных» контингентов пациентов. К этим контингентам можно отнести больных: 1) детского или пожилого возраста; 2) получающих лечение амбулаторно, 3) занятых учебой или работой, сопряженной с интеллектуальной и/или моторной активностью. 


Таблица 2. Патогенез и клиника расстройств, являющихся терапевтической мишенью для тормозящего компонента механизма действия АФК [38, 39]


    Очевидно, что все представленные показания отнюдь не являются новыми и лишь уточняют имеющиеся в справочниках [1]. К тому же они широко обсуждаются в литературе. Но существуют и другие патологические состояния, при которых целесообразно прибегнуть к назначению препарата. К сожалению, эти расстройства практически не отражены в показаниях, их гораздо реже упоминают в публикациях. Возможно, это объясняется сложным патогенезом таких патологических состояний, возникающих из-за понижения активности одних нейронов (дофаминовых) и повышения – других (норадреналиновых и/или ацетилхолиновых) (табл. 3). 

Таблица 3. Патогенез и клиника расстройств, являющихся терапевтической мишенью для активирую- щего и тормозящего компонентов механизма действия АФК [16, 40]


    К тому же для лечения указанных расстройств зачастую необходим как активирующий (↑ДА), так и тормозящий (↓ГЛУ, ↓НА, ↓АЦХ, ↓ГИ) компоненты механизма действия АФК. В качестве примера приведем СДВГ, патогенез которого связан со снижением активности дофаминовых нейронов и повышением – норадреналиновых. 
    Традиционные подходы к терапии этого синдрома, к сожалению, далеки от рациональных. В частности, в нашей стране при лечении СДВГ надеются на «активизацию» неких «резервов» ЦНС [29] за счет пирацетама, винпоцетина и даже полипептидов, извлеченных из «коры головного мозга крупного рогатого скота, а также свиней» [30]. Между тем не совсем ясно, как эти очень разнородные препараты влияют на обмен дофамина и норадреналина. Напротив, активирующий компонент механизма действия АФК прямо предусматривает повышение активности дофаминовых нейронов, а тормозящий – снижение норадреналиновых (табл. 1).
    Достаточно сложный патогенез и у осложнений фармакотерапии шизофрении (табл. 3), которые в нашей стране усугубляются многолетним назначением высокопотентных нейролептиков (например, галоперидола) [31]. Между тем эти препараты осуществляют торможение различных дофаминовых нейронов, что в некоторых случаях сопровождается реципрокным повышением активности других нервных клеток: ацетилхолиновых и норадреналиновых (табл. 3). В результате у больных отмечаются разнообразные нарушения, связанные с эмоциями, моторикой и эндокринной системой. Для борьбы с этими осложнениями обычно рекомендуют отменять препараты, заменять одно лекарственное средство на другое, более переносимое, а также назначать на непродолжительное время корректоры (холинолитики) [32]. К сожалению, в нашей стране такой модификации нейролептической терапии предпочитают постоянное (как правило, многолетнее) использование мощного холинолитика – тригексифенидила. Между тем это ведет к развитию еще более тяжелых и некурабельных побочных эффектов, таких как поздняя дискинезия [33]. 
    Возможность хотя бы частично улучшить описанную ситуацию связана с достаточно распространенной практикой назначения транквилизаторов при шизофрении [32] – как правило, это бензодиазепины, использующиеся для лечения психопато- и неврозоподобных симптомов. Представляется, однако, что назначение АФК в рассматриваемых случаях будет способствовать не только реализации указанных «тактических» задач терапии, но и профилактике поздней дискинезии. Ведь, в отличие от бензодиазепинов, механизм действия АФК (табл. 1) позволяет повысить активность дофаминовых нейронов (активирующий компонент) и понизить ее у ацетилхолиновых и норадреналиновых (тормозящий компонент). В результате АФК будет способствовать купированию побочных эффектов нейролептиков. При этом появится возможность снизить дозы тригексифенидила, а следовательно, и риск развития поздней дискинезии (табл. 3).
    Таким образом, показаниями для назначения АФК могут быть и некоторые расстройства, связанные со снижением активности дофаминовых нейронов и повышением – норадреналиновых и ацетилхолиновых (табл. 3). Причем при СДВГ этот препарат может использоваться для проведения монотерапии. Что же касается разнообразных побочных эффектов нейролептиков, то здесь АФК целесообразно применять в качестве дополнительного медикаментозного средства. 
    Интересно, однако, что свойственное АФК избирательное торможение в значительной мере препятствует ее использованию не по медицинским показаниям. Действительно, исходя из представленного выше механизма действия, препарат способен активировать дофаминовые нейроны, но только в терапевтических дозах [15]. Именно при соблюдении этих условий АФК будет действовать на ГАМКБ-рецепторы ГАМК-нейронов, которые тормозят дофаминовые нервные клетки. Но если доза препарата возрастет, он «доберется» и до ГАМКБ-рецепторов, расположенных на дофаминовых нейронах. В результате они затормозятся и перестанут выделять дофамин. 
    Между тем одним из наиболее важных механизмов формирования зависимости является возможность повышения дозы вещества, для того, чтобы преодолеть толерантность к нему или привыкание к его эффектам. Очевидно, что попытка увеличить дозировку АФК неминуемо приведет не к увеличению активности дофаминовых нейронов, а к их торможению. Вот почему, по данным зарубежных исследователей, лица, использующие этот препарат не по медицинским показаниям, фактически не могут выйти за пределы терапевтического диапазона [34]. В свою очередь это приводит к тому, что АФК, даже в условиях полного отсутствия какого-либо врачебного контроля, остается безопасным препаратом. Случаи развития серьезных осложнений (гиперседация, синдром отмены) при использовании АФК не по медицинским показаниям достаточно редки, а смертельные исходы не встречаются вовсе [34–40]. 
    Представленные данные о механизме действия АФК позволяют высказать и некоторые соображения относительно преимуществ и недостатков различных препаратов, содержащих рассматриваемое действующее вещество. Так, преимущества избирательного торможения позволяют использовать АФК у больных самого разного возраста (включая детей с 3-х лет), а также при большом числе патологических состояний. Вот почему представляется весьма удобным пользоваться таблетками, которые содержат разное количество АФК. В этом случае создаются оптимальные возможности для индивидуального подбора доз. Именно таким требованиям соответствует препарат Анвифен [1]. Он выпускается в дозах 50 и 250 мг. В то же время остальные препараты, содержащие АФК в качестве действующего вещества, доступны только в самой высокой из перечисленных дозировок (250 мг). 
    Завершая настоящий обзор литературы, целесообразно подчеркнуть, что в условиях сосуществования множества мнений относительно клинического использования препарата всегда можно прибегнуть к анализу его механизмов действия. Сопоставление фармакологических свойств лекарственного средства с современными данными о патогенезе расстройств вполне позволяет с большой долей уверенности судить об обоснованности тех или иных показаний для назначения медикаментозного средства. 



Литература
1. Анвифен® (Anvifen) Инструкция по применению, противопоказания, состав и цена. Интернет-ресурс: http://www.rlsnet.ru/tn_index_id_42444.htm [Anvifen® (Anvifen) Instrukcija po primeneniju, protivopokazanija, sostav i cena. Internet-resurs: http://www.rlsnet.ru/tn_index_id_42444.htm (in Russian)].
2. Фенибут (Phenibut) Инструкция по применению, противопоказания, состав и цена, 3D-упаковка. Интернет-ресурс: http://www.rlsnet.ru/tn_index_id_5320.htm [Fenibut (Phenibut) Instrukcija po primeneniju, protivopokazanija, sostav i cena, 3D-upakovka. Internet-resurs: http://www.rlsnet.ru/tn_index_id_5320.htm (in Russian)].
3. Ноофен® (Noophen) Инструкция по применению, противопоказания, состав и цена, 3D-упаковка. Интернет-ресурс: http://www.rlsnet.ru/tn_index_id_56068.htm [Noofen® (Noophen) Instrukcija po primeneniju, protivopokazanija, sostav i cena, 3D-upakovka. Internet-resurs: http://www.rlsnet.ru/tn_index_id_56068.htm (in Russian)].
4. Шахова Е.Г. Результаты комплексного лечения больных сенсоневральной тугоухостью с применением Фенибута // Российская оториноларингология. 2008. № 1(32). С. 22–25 [Shahova E.G. Rezul'taty kompleksnogo lechenija bol'nyh sensonevral'noj tugouhost'ju s primeneniem Fenibuta. // Rossijskaja otorinolaringologija. 2008. № 1(32). S. 22–25 (in Russian)].
5. Лукушкина Е.Ф., Карпович Е.И., Чабан О.Д. Аминофенилмасляная кислота (Анвифен): клинико-фармакологические аспекты и опыт применения в детской неврологии // РМЖ. 2014. № 3. С. 228-231 [Lukushkina E.F., Karpovich E.I., Chaban O.D. Aminofenilmasljanaja kislota (Anvifen): kliniko-farmakologicheskie aspekty i opyt primenenija v detskoj nevrologii // RMZh. 2014. № 3. S. 228–231 (in Russian)].
6. Чутко Л.С., Сурушкина С.Ю., Яковенко Е.А. и др. Когнитивные и эмоциональные нарушения у пациентов с затяжными тревожно-фобическими расстройствами // Терапевтический архив. 2014. № 12. С. 61–65 [Chutko L.S., Surushkina S.Ju., Jakovenko E.A. i dr. Kognitivnye i jemocional'nye narushenija u pacientov s zatjazhnymi trevozhno-fobicheskimi rasstrojstvami // Terapevticheskij arhiv. 2014. № 12. S. 61–65 (in Russian)].
7. Бойко Н.И., Прощаков К.В. Особенности применения препарата Ноофен в лечении мужчин с эректильной дисфункцией // Андрология и сексуальная медицина. 2009. № 1–2(4–5). С. 37–40 [Bojko N.I., Proshhakov K.V. Osobennosti primenenija preparata Noofen v lechenii muzhchin s jerektil'noj disfunkciej // Andrologija i seksual'naja medicina. 2009. № 1–2(4–5). S. 37–40 (in Russian)].
8. Тяглова И.А. Астенический синдром в клинике эндогенных заболеваний // Психиатрия. 2010. № 1. С. 43-47 [Tjaglova I.A. Astenicheskij sindrom v klinike jendogennyh zabolevanij // Рsihiatrija. 2010. № 1. S. 43–47 (in Russian)].
9. Зыков В.П., Комарова И.Б. Возможность использования аминофенилмасляной кислоты в практике детского невролога // Российский медицинский журнал. Педиатрия. 2013. № 24. С. 1166–1167 [Zykov V.P., Komarova I.B. Vozmozhnost' ispol'zovanija aminofenilmasljanoj kisloty v praktike detskogo nevrologa // Rossijskij medicinskij zhurnal. Pediatrija 2013. № 24. S. 1166–1167 (in Russian)].
10. Чутко Л.С., Сурушкина С.Ю., Никишена И.С. и др. Астенические расстройства у детей и их дифференцированная терапия // Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2014. № 12. С. 99-103 [Chutko L.S., Surushkina S.Ju., Nikishena I.S. i dr. Astenicheskie rasstrojstva u detej i ih differencirovannaja terapija // Zhurnal nevrologii i psihiatrii im. S.S. Korsakova. 2014. № 12. S. 99–103 (in Russian)].
11. Зыков В.П., Комарова И.Б., Назарова Е.К. и др. Состояние вегетативной сердечно-сосудистой регуляции у больных тиками и синдромом Туретта // Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2003. № 11. С. 10–14 [Zykov V.P., Komarova I.B., Nazarova E.K. i dr. Sostojanie vegetativnoj serdechno-sosudistoj reguljacii u bol'nyh tikami i sindromom Turetta // Zhurnal nevrologii i psihiatrii im. S.S. Korsakova. 2003. № 11. S. 10–14 (in Russian)].
12. Зыков В.П., Айвазян С.О., Ширяев Ю.С. Дифференциальная диагностика гиперкинезов с эпилептическими приступами у детей // РМЖ. Педиатрия. 2012. № 2. С. 41–45 [Zykov V.P., Ajvazjan S.O., Shirjaev Ju.S. Differencial'naja diagnostika giperkinezov s jepilepticheskimi pristupami u detej // RMZh. Pediatrija. 2012. № 2. S. 41–45 (in Russian)].
13. Заваденко Н.Н., Суворинова Н.Ю. Результаты фармакотерапии синдрома дефицита внимания и гиперактивности: оценка с применением нейропсихологических методов // Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2014. № 9. С. 19–24 [Zavadenko N.N., Suvorinova N.Ju. Rezul'taty farmakoterapii sindroma deficita vnimanija i giperaktivnosti: ocenka s primeneniem nejropsihologicheskih metodov // Zhurnal nevrologii i psihiatrii im. S.S. Korsakova. 2014. № 9. S. 19–24 (in Russian)].
14. Минко А.И., Линский И. В. Эффективность и безопасность препарата Ноофен 500 в лечении больных, зависимых от алкоголя // Український вісник психоневрології. 2013. № 4 (77). С. 133–138 [Minko A. I., Linskij I. V. Jeffektivnost' i bezopasnost' preparata Noofen 500 v lechenii bol'nyh, zavisimyh ot alkogolja // Ukraїns'kij vіsnik psihonevrologії. 2013. № 4 (77). S. 133–138 (in Russian)].
15. Lapin I. Phenibut (beta-phenyl-GABA): a tranquilizer and nootropic drug // CNS Drug Rev. 2001. Vol. 7(4). P. 471–481.
16. Stahl S.M. Essential psychopharmacology. Neuroscientific basis and practical applications 2nd ed. Cambridge University Press. New York. 2008. 601 p.
17. Перфилова В.Н., Тюренков И.Н. ГАМКB-рецепторы: структура и функции // Экспериментальная и клиническая фармакология. 2010. № 73(11). С. 44–48 [Perfilova V.N., Tjurenkov I.N. GAMKB-receptory: struktura i funkcii // Jeksperimental'naja i klinicheskaja farmakologija. 2010. № 73(11). S. 44–48 (in Russian)].
18. Stevens D.R., Kuramasu A., Haas H.L. GABAB-receptor-mediated control of GABAergic inhibition in rat histaminergic neurons in vitro // Eur J Neurosci. 1999. Vol. 11(4). P. 1148–1154.
19. Cruz H.G., Ivanova T., Lunn M.-L. et al. Bi-directional effects of GABAB receptor agonists on the mesolimbic dopamine system // Nature Neuroscience. 2004. Vol. 7. P. 153–159.
20. Powers M. GABA supplementation and growth hormone response // Med Sport Sci. 2012. Vol. 59. P. 36–46.
21. Лапин И.П. Плацебо и терапия. СПб.: Лань, 2000. 224 с. [Lapin I.P. Placebo i terapija. SPb.: Lan', 2000. 224 s. (in Russian)].
22. Аминалон (Aminalon). Инструкция по применению, противопоказания, состав и цена. Интернет-ресурс: http://www.rlsnet.ru/tn_index_id_1305.htm. [Aminalon (Aminalon). Instrukcija po primeneniju, protivopokazanija, sostav i cena. Internet-resurs: http://www.rlsnet.ru/tn_index_id_1305.htm (in Russian)].
23. Гаммалон (Gammalon®). Инструкция по применению, противопоказания и состав. Интернет-ресурс: http://www.rlsnet.ru/tn_index_id_3200.htm. [Gammalon (Gammalon®). Instrukcija po primeneniju, protivopokazanija i sostav. Internet-resurs: http://www.rlsnet.ru/tn_index_id_3200.htm (in Russian)].
24. Гамма-аминомасляная кислота (Gamma-aminobutyric acid). Инструкция, применение и формула. Интернет-ресурс: http://www.rlsnet.ru/mnn_index_id_118.htm. [Gamma-aminomasljanaja kislota (Gamma-aminobutyric acid). Instrukcija, primenenie i formula. Internet-resurs: http://www.rlsnet.ru/mnn_index_id_118.htm (in Russian)].
25. Смулевич А.Б., Дробижев М.Ю., Иванов С.В. Транквилизаторы – производные бензодиазепина в психиатрии, психосоматике и общей медицине. М., 2005. 68 с. [Smulevich A.B., Drobizhev M.Ju., Ivanov S.V. Trankvilizatory – proizvodnye benzodiazepina v psihiatrii, psihosomatike i obshhej medicine. M., 2005. 68 s. (in Russian)].
26. Бородин В.И. Побочные эффекты транквилизаторов и их роль в пограничной психиатрии // Психиатрия и психофармакология. 2000. № 3. С. 72–74 [Borodin V.I. Pobochnye jeffekty trankvilizatorov i ih rol' v pogranichnoj psihiatrii // Psihiatrija i psihofarmakologija. 2000. № 3. S. 72–74 (in Russian)].
27. Hedrington M.S., Tate D.B., Younk L.M., Davis S.N. Effects of Antecedent GABA A Receptor Activation on Counterregulatory Responses to Exercise in Healthy Man // Diabetes. 2015. Vol. 64(9). P. 3253–3261.
28. Международная классификация болезней 10-го пересмотра. Интернет-ресурс: http://znaniemed.ru/мкб/ [Mezhdunarodnaja klassifikacija boleznej 10-go peresmotra. Internet-resurs: http://znaniemed.ru/mkb/ (in Russian)].
29. Лохов М.И., Фесенко Ю.А., Шигашов Д.Ю. Синдром нарушения внимания с гиперактивностью: диагностика и психофармакотерапия // Фраматека. 2014. № 11(284). С. 69–74 [Lohov M.I., Fesenko Ju.A., Shigashov D.Ju. Sindrom narushenija vnimanija s giperaktivnost'ju: diagnostika i psihofarmakoterapija // Framateka. 2014. № 11(284). S. 69-74 (in Russian)].
30. Кортексин (Cortexin). Интернет-ресурс: http://www.med-practic.com/rus/6508/ Кортексин%20%20%20(Cortexin)/drug.more.html [Korteksin (Cortexin). Internet-resurs: http://www.med-practic.com/rus/6508/Korteksin%20%20%20(Cortexin)/drug. more.html (in Russian)].
31. Дробижев М.Ю., Калинина Е.В., Антохин E.Ю., Сорокина Е.Ю. Практика применения антипсихотиков и корректоров в психиатрии. Первые результаты программы АНКОРПСИ (АНтипсихотики и КОРректоры в ПСИхиатрии) // Социальная и клиническая психиатрия. 2015. № 25(2). С. 65–77 [Drobizhev M.Ju., Kalinina E.V., Antohin E.Ju., Sorokina E.Ju. Praktika primenenija antipsihotikov i korrektorov v psihiatrii. Pervye rezul'taty programmy ANKORPSI (ANtipsihotiki i KORrektory v PSIhiatrii) // Social'naja i klinicheskaja psihiatrija. 2015. № 25(2). S. 65–77 (in Russian)].
32. Федеральные клинические рекомендации по диагностике и лечению шизофрении. Проект-07.11.2013. М., 2013. 21 с. http://psychiatr.ru/download/1271?view= 1&name=Органические+псих+расстр+проект+клин+рекоменд+ноябрь+13.pdf. [Federal'nye klinicheskie rekomendacii po diagnostike i lecheniju shizofrenii. Proekt-07.11.2013. M., 2013. 21 s. (in Russian)].
33. Desmarais J.E., Beauclair L., Annable L. et al. Effects of discontinuing anticholinergic treatment on movement disorders, cognition and psychopathology in patients with schizophrenia // Ther Adv Psychopharmacol. 2014. Vol. 4(6). P. 257–267.
34. Owen D.R., Wood D.M., Archer J.R.H., Dargan P.I. Phenibut (4-amino-3-phenyl-butyric acid): Availability, prevalence of use, desired effects and acute toxicity // Drug Alcohol Rev 2015. DOI: 10.1111/dar.12356.
35. Samokhvalov A.V., Paton-Gay C.L., Balchand K., Rehm J. Phenibut dependence // BMJ Case Rep. 2013. DOI: 10.1136/bcr-2012-008381.
36. Wong A., Little M., Caldicott D. et al.Analytically confirmed recreational use of Phenibut (β-phenyl-γ-aminobutyric acid) bought over the internet // Clinical Toxicology. 2015. Vol. 53(7). P. 783–784.
37. Magsalin R.M., Khan A.Y. Withdrawal symptoms after Internet purchase of phenibut (β-phenyl-γ-aminobutyric acid HCl) // J Clin Psychopharmacol. 2010. Vol. 30(5). P. 648–649.
38. Дробижев М.Ю., Федотова А.В., Кикта С.В. Рациональный выбор препарата на основе представлений о патогенезе психического расстройства и механизме его действия // Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2014. № 11. С. 15–21 [Drobizhev M.Ju., Fedotova A.V., Kikta S.V. Racional'nyj vybor preparata na osnove predstavlenij o patogeneze psihicheskogo rasstrojstva i mehanizme ego dejstvija // Zhurnal nevrologii i psihiatrii im. S.S. Korsakova. 2014. № 11. S. 15–21 (in Russian)].
39. Зоркин С.Н., Борисова С.А., Гусарова Т.Н. Расстройства мочеиспускания у детей. Роль врача амбулаторной практики // Практика педиатра. 2008. Интернет-ресурс: http://medi.ru/doc/j0108018.htm [Zorkin S.N., Borisova S.A., Gusarova T.N. Rasstrojstva mocheispuskanija u detej. Rol' vracha ambulatornoj praktiki // Praktika pediatra. 2008. Internet-resurs: http://medi.ru/doc/j0108018.htm (in Russian)].
40. Горина А.С., Goetze S., Колесниченко Л.С. Возрастная динамика моноаминергических нейротрансмиттеров в спинномозговой жидкости при аутизме, синдроме дефицита внимания и гиперактивности и их коморбидности // Сибирский медицинский журнал. 2013. № 2. С. 34–37 [Gorina A.S., Goetze S., Kolesnichenko L.S. Vozrastnaja dinamika monoaminergicheskih nejrotransmitterov v spinnomozgovoj zhidkosti pri autizme, sindrome deficita vnimanija i giperaktivnosti i ih komorbidnosti // Sibirskij medicinskij zhurnal. 2013. № 2. S. 34–37 (in Russian)].


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Farmak
Egis
Зарегистрируйтесь сейчас и получите доступ к полезным сервисам:
  • Загрузка полнотекстовых версий журналов (PDF)
  • Медицинские калькуляторы
  • Список избранных статей по Вашей специальности
  • Видеоконференции и многое другое

С нами уже 50 000 врачей из различных областей.
Присоединяйтесь!
Если Вы врач, ответьте на вопрос:
Дисфагия это:
Нажимая зарегистрироваться я даю согласие на обработку моих персональных данных
Зарегистрироваться
Если Вы уже зарегистрированы на сайте, введите свои данные:
Войти
Забыли пароль?
Забыли пароль?