С нами уже 54 633 врача из различных областей
В нашей базе более 100 000 статей присоединяйтесь!

Мозг как мишень для стресса и артериальной гипертензии

Импакт фактор - 0,731*

*Импакт фактор за 2017 г. по данным РИНЦ

Журнал входит в Перечень рецензируемых научных изданий ВАК.

Ключевые слова
Похожие статьи в журнале РМЖ

Читайте в новом номере

РМЖ «Медицинское обозрение» №4(II) от 01.05.2019 стр. 59-64
Рубрика: Неврология
Более 70 лет в медицине используется термин «стресс». Его автор Ганс Селье определил стресс как «неспецифическую реакцию организма на любую потребность». Стресс представляет собой реакцию на воздействие любого фактора, способного угрожать гомеостазу организма. Эти реальные или предполагаемые угрозы называются стрессорами и представляют собой длинный список потенциально неблагоприятных факторов, которые могут быть как эмоциональными, так и физическими. Стрессоры вызывают в центральной нервной системе комплекс реакций, цель которых восстановить или сохранить гомеостаз. Однако стресс и значимые жизненные события невозможно рассматривать отдельно от человека и имеющихся у него заболеваний. В статье рассматриваются взаимосвязь стресса и артериальной гипертензии и их влияние на головной мозг, который в таких условиях не способен обеспечить адекватную адаптацию. Отмечается необходимость применения комплексной гипотензивной и сосудистой ноотропной терапии с целью обеспечить головной мозг необходимым уровнем метаболической активности для создания адаптационного резерва и повышения стрессоустойчивости. Это, в свою очередь, позволяет создать условия для реализации профилактических мероприятий, которые, как правило, из-за общности патогенетических механизмов совпадают при стрессе и артериальной гипертензии. Отдельное внимание уделяется основам профилактики стресса и артериальной гипертензии, которые приемлемы в условиях реальной клинической практики.

Ключевые слова: стресс, гипертензия, стрессоустойчивость, нейропластичность, головной мозг, гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковая ось, симпатическая нервная система, Церетон, Нейпилепт, Нейрокс.

Для цитирования: Акарачкова Е.С., Артеменко А.Р., Беляев А.А., Кадырова Л.Р., Керимова К.С., Котова О.В., Лебедева Д.И., Орлова А.С., Радченко И.А., Рябоконь О.В., Травникова Е.В., Царева Е.В., Яковлев О.Н. Мозг как мишень для стресса и артериальной гипертензии // РМЖ. Медицинское обозрение. 2019. №4(II). С. 59-64
Brain as a target of stress and hypertension

E.S. Akarachkova1, A.R. Artemenko2, A.A. Beliaev3, L.R. Kadyrova4, K.S. Kerimova5, O.V. Kotova1,6, D.I. Lebedeva7, A.S. Orlova2, I.A. Radchenko8, O.V. Riabokon9, E.V. Travnikova10, E.V. Tsareva11, O.N. Iakovlev12

1International Association for the Study and Effective Control of the Stress and Related Disorders, Moscow
2Sechenov University, Moscow
3N.V. Sklifosovsky Scientific Research Institute of First Aid, Moscow
4Kazan State Medical Academy, the branch of the Russian Medical Academy of Continuous Professional Education
5MediSPA LLC, Moscow
6National Medical Research Center of Cardiology, Moscow
7Tyumen State Medical University
8National Medical and Surgical Center Named after N.I. Pirogov, Moscow
9The Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration, Moscow
10Unison LLC, Moscow
11Russian State Social University, Moscow
12Psychotherapy Outpatient Clinic at the University of Trier, Germany

The term “stress” has been used for more than 70 years. Its author, Hans Selye, defined stress as “a non-specific body reaction to any need”. Stress is a reaction to any factor impact that can threaten the body homeostasis. These genuine or perceived threats are called “stressors” — they represent a long list of potentially adverse factors that can be both emotional and physical. Stressors cause a reaction complex in the central nervous system, the purpose of which is to restore or maintain homeostasis. However, stress and significant life events cannot be considered separately from human and his existing history. The article deals with the association of stress and arterial hypertension and their impact on the brain, which is not able to provide adequate adaptation in such conditions. The article also discusses the need for the complex hypotensive and vascular nootropic therapy use to provide the brain with the necessary level of metabolic activity, thus, to create an adaptive reserve and increase stress resistance. This, in turn, allows creating conditions for the preventive measures implementation, which, as a rule, coincide with stress and hypertension due to the common pathogenetic mechanisms. Special attention is paid to the basics of stress and hypertension prevention, which are acceptable in real clinical practice.

Keywords: stress, hypertension, stress resistance, neuroplasticity, brain, hypothalamic pituitary adrenal axis, sympathetic nervous system, Cereton, Neipilept, Neurox.
For citation: Akarachkova E.S., Artemenko A.R., Beliaev A.A. et al. Brain as a target of stress and hypertension. RMJ. Medical Review. 2019;4(II):59–64.

В статье рассматриваются взаимосвязь стресса и артериальной гипертензии и их влияние на головной мозг, который в таких условиях не способен обеспечить адекватную адаптацию.


    Головной мозг, играя ключевую роль в нервной регуляции, запускает ответную реакцию организма на стресс, процессы преодоления, адаптации и восстановления. Мозг определяет, что угрожает и, следовательно, что вызывает стресс у человека. Субъективное восприятие стресса в сочетании с индивидуальными (генетическими, биологическими, психологическими) различиями в поведении может приводить к развитию негативных психологических, соматических и поведенческих последствий стресса. Структуры мозга — гиппокамп, миндалина и области префронтальной коры обеспечивают системный нейроэндокринный ответ, который проявляется в изменении активности симпатической и эндокринной систем, тем самым регулируя физиологические и поведенческие стрессовые процессы. Последние могут быть адаптивными в краткосрочной и дезадаптивными в долгосрочной перспективе [1].
    Представление о том, что стрессы могут влиять на физическое здоровье, отнюдь не ново. Хорошо изучена связь между мозгом и сердечно-сосудистыми заболеваниями (ССЗ), риск которых при стрессах повышается в 4 раза [2].
    Установлено, что при интенсивном, затяжном или часто возникающем стрессе физиологически нормальные кардиоваскулярные ответы на стрессор становятся анормальными [3]. Это оказывает влияние как на состояние сердечно-сосудистой системы, так и на состояние самого мозга.
    Во-первых, нарушение баланса вегетативной регуляции с повышением активности симпатической нервной системы создает предпосылки для артериальной гипертензии и последующего поражения органов-мишеней. Во-вторых, у пациентов с гипертонической болезнью присутствуют стрессовые биомаркеры [4]. В-третьих, корреляция между мозгом и артериальной гипертензией очень тесная. Через гипоталамус мозг может быстро адаптировать уровень артериального давления для поддержания мозгового кровотока. Острое повышение артериального давления, если оно превышает возможности ауторегуляции, требует срочного вмешательства для уменьшения неврологических проблем, таких как энцефалопатия. В хронических ситуациях артериальная гипертензия является частой причиной инсульта, сосудистой деменции, усугубляет нейродегенеративные процессы в мозге [5].
    Нейроэндокринные и поведенческие изменения, сопровождающие реакцию на стресс, влияют не только на сердечно-сосудистую систему, но и на гомеостаз всего организма, в т. ч. гомеостаз нейронов. Медиаторы нейроэндокринного стрессового ответа (адренокортикотропный гормон, кортизол, норадреналин и др.), если они повышены многократно или хронически, оказывают прямое пагубное воздействие на мозг, нарушая метаболизм, пластичность и выживаемость нейронов. Хронический стресс негативно влияет также на клетки микроглии, особенно астроциты (клетки микроглии, обеспечивающие питание и физическую поддержку нейронам, выделяют нейромедиаторы аденозинтрифосфат (АТФ), гамма-аминомасляную кислоту, серин и др., т. е. напрямую участвуют в процессе передачи и обработки информации в нервной ткани) [6].
    Индуцированные стрессом гормональные и поведенческие реакции участвуют в развитии гипертензии, атеросклероза, инсулинорезистентности и других периферических нарушений, которые усугубляют имеющиеся нейропатологические процессы. В свою очередь, изменения нейропластичности могут повлиять на восприятие, адаптацию и устойчивость к стрессу [7].
    При гипертензии могут наблюдаться различные нарушения церебральной микроциркуляции начиная от функциональных изменений, влияющих на вазомоторную функцию и изменяющих кровоток, до полного морфологического повреждения, например в результате тромбоза [8].
   
Последующий критический глобальный или регионарный дефицит церебральной перфузии вызывает подавление активности мозга и когнитивной функции [9].
    Кроме того, нарушение функции эндотелия под влиянием медиаторов воспаления приводит к повреждению сосудистой стенки, в результате чего снижается функциональность микроциркуляторного русла, развивается ишемия клеток, а длительное воздействие медиаторов воспаления приводит к необратимому повреждению нейронов [10].
    Диффузное повреждение белого вещества (лейкоареоз) также связано с высоким систолическим артериальным давлением, характеризуется снижением плотности белого вещества, что приводит к нарушению когнитивного функционирования [11].
    Важную роль в патофизиологии гипертензии играют нарушения микроциркуляции, поскольку в первую очередь мелкие артерии и артериолы определяют периферическое сопротивление. Структурные изменения на этом уровне поддерживают хроническую гипоксию мозга из-за нарушения функции сосудов. В итоге гипертензия оказывает множественные негативные воздействия на сосудистую сеть, нарушает ауторегуляцию мозгового кровотока, что ведет к поражению серого и белого вещества головного мозга [12].
    Изменения при стрессе оказывают влияние на мозг, делают его уязвимым. И уже сами структуры мозга, которые определяют ответные реакции, становятся мишенями для стресса, подвергаются дезадаптивному влиянию на кору, гиппокамп, гипоталамус, миндалину, а также на реакцию гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой оси с последующим нарушением работы вегетативной и нейроэндокринной систем [1]. В итоге истощается адаптивный резерв и снижается стрессоустойчивость.
    Подобные проявления наблюдаются у лиц любого возраста в состоянии хронического стресса. У пациентов с коморбидными соматическими расстройствами, в т. ч. ССЗ, при которых облигатно страдает головной мозг, процессы адаптации к стрессу нарушены. Таким образом, и стресс, и гипертензия оказывают мощное влияние на строение и функционирование головного мозга, одна из важных функций которого — поддержание гомеостаза при стрессе. В этой связи мозг становится ключевой мишенью терапии, призванной повысить его стрессоустойчивость и обеспечить необходимым ресурсом для адекватной реакции на влияние стрессоров [13].
    Следует отметить, что базовое антигипертензивное лечение снижает риск развития когнитивных нарушений и сосудистой деменции, но не позволяет обратить вспять уже развившуюся когнитивную дисфункцию, связанную с гипертензией [14].
    Для этих пациентов актуально сочетание гипотензивной и нейропротективной терапии. Последняя направлена на сохранение нейронов и улучшение их функций. На протяжении нескольких десятилетий нейрометаболические стимуляторы, препараты с антиоксидантным, холинергическим и глутаматергическим действием, первоначально предложенные для лечения болезни Альцгеймера, демонстрируют высокую эффективность и при хронической недостаточности мозгового кровообращения. Например, показано, что холина альфосцерат (Церетон®) проникает через гематоэнцефалический барьер (ГЭБ) и метаболизируется с образованием двух метаболитов: холина (предшественника ацетилхолина) и глицерофосфата (предшественника фосфатидилхолина, входящего в состав фосфолипидов мембран нейронов), что способствует нейропротекции и восстановлению структуры и функции синаптической сети, оказывает положительное влияние на познавательные и поведенческие реакции больных с сосудистыми заболеваниями головного мозга. Холина альфосцерат стимулирует дозозависимое выделение ацетилхолина в физиологических условиях, улучшает синаптическую передачу, функцию рецепторов [15].
    Длительная терапия холина альфосцератом позволяет добиться значительного улучшения когнитивных и поведенческих функций, уменьшения депрессивных и астенических расстройств, что повышает приверженность лечению и эффективность других стрессопротективных методов. Эффективность отечественного воспроизведенного холина альфосцерата (Церетон®) подтверждена в ходе клинических исследований у пациентов с сосудистыми когнитивными нарушениями различной степени выраженности. В исследовании Т.Н. Батышевой и соавт. (2009) на фоне терапии пациенты сообщали о появлении «ощущения легкости, ясности в голове», «облегчения процессов запоминания», «повышения умственной работоспособности»; 39,4% пациентов оценивали улучшение состояния как «значительное», 36,7% — как «умеренное». Результаты самонаблюдения больных соотносились с объективизированными данными психометрической оценки их состояния. Указанная динамика выражалась в увеличении показателя по визуальной аналоговой шкале состояния на 9,85 пункта по сравнению с исходным уровнем (p<0,05). Прирост показателей по шкале MMSE составлял в среднем 1,5 балла (p<0,05). Кроме того, согласно шкале общего клинического впечатления «значительное улучшение» состояния отмечалось у 32,6% больных, «умеренное» — у 30,4% пациентов [16].
    В исследовании С.А. Гавриловой была произведена оценка эффективности и безопасности терапии Церетоном лиц с синдромом мягкого когнитивного снижения амнестического типа, получавших Церетон® в капсулах по 400 мг 3 раза в день (1200 мг/сут). Продолжительность курса терапии составляла 90 дней. У большинства пациентов с синдромом мягкого когнитивного снижения амнестического типа было выявлено резкое повышение содержания фосфатидилхолина в плазме крови и увеличение экспрессии гена кислой сфингомиелиназы после лечения Церетоном [17].
    По данным Н.В. Пизовой, на состояние пациентов, получавших Церетон® в дозе 1000 мг в 200 мл физиологического раствора в течение 15 дней, затем амбулаторно в дозе 400 мг (1 капсула) 3 р./сут в течение 3 мес. в стационаре, препарат оказывал выраженное положительное воздействие, в т. ч. снижал умеренные когнитивные расстройства. Средний возраст пациентов составлял 53,8±1,3 года. Субъективно этот эффект пациенты ощущали с 5–6-го дня терапии, а с 15-го дня он становился более заметным и стабильным. По окончании полного курса лечения отмечалось уменьшение тревожно-депрессивных симптомов. Отмечено положительное влияние на комплекс клинических проявлений с достоверным улучшением памяти, концентрации внимания, гибкости мышления и умственной работоспособности. В результате тестирования больных по всем показателям опросника SF-36 все параметры качества жизни были существенно выше у пациентов на момент окончания исследования по сравнению с днем включения; средний балл общего показателя качества жизни был выше 50 [18]. При парентеральном приеме (10 мг/кг) препарат преимущественно накапливается в мозге, легких и печени, абсорбируется на 88%. Холина альфосцерат легко проникает через ГЭБ (при пероральном приеме концентрация в мозге составляет 45% от таковой в плазме), 85% препарата экскретируется легкими в виде диоксида углерода, остальное количество (15%) выводится почками и через кишечник [15].
    В начале курса лечения Церетон® можно использовать в/в или в/м по 1000 мг/сут в течение 10–15 дней с дальнейшим переходом на пероральный прием в оптимальной суточной дозе 1200 мг (по 400 мг 3 р./сут). Продолжительность лечения может варьировать от 3 до 6 мес. [19].
    Среди нейротрофических препаратов определенное место занимает предшественник холина — цитиколин (Нейпилепт®), влияющий на восстановление когнитивных функций, что важно для адекватной субъективной оценки стресса и стрессоустойчивости мозга. Цитиколин (цитидин-5-дифосфохолин), естественное производное нуклеотидов, представляет собой сложную органическую молекулу, которая функционирует в качестве промежуточного соединения в процессе биосинтеза фосфолипидов клеточной мембраны. Он способен включаться в защиту мозга за счет стабилизации клеточных мембран и снижения образования свободных радикалов. В ряде исследований показана эффективность его применения при ишемическом инсульте и хронической ишемии мозга. Исследование IDEALE (2013 г.) было посвящено оценке эффективности цитиколина в длительной терапии сосудистых умеренных когнитивных расстройств у пожилых пациентов. 349 пациентам с умеренными когнитивными расстройствами преимущественно сосудистого генеза назначали цитиколин (265 больных) в дозе 1000 мг/сут per os в течение 9 мес. или плацебо (84 пациента). Терапия цитиколином не влияла на показатели функциональной повседневной деятельности по сравнению с плацебо. Вместе с тем на фоне лечения препаратом отмечалась положительная динамика когнитивных функций при их оценке по шкале MMSE (улучшение через 9 мес. в среднем на 0,5 балла), в группе плацебо отмечалось прогрессирование когнитивных нарушений (ухудшение через 9 мес. в среднем на 1,9 балла) (р=0,0001). Таким образом, длительная терапия цитиколином сопряжена со снижением темпов прогрессирования когнитивных нарушений у пациентов с сосудистыми умеренными когнитивными расстройствами [20].
    Нейпилепт® производится из японской субстанции в виде раствора для в/в и в/м введения (125 и 250 мг/мл), а также для приема внутрь во флаконах по 30 и 100 мл [19, 21]. В многоцентровом сравнительном исследовании с участием 152 пациентов подтверждена терапевтическая эквивалентность препарата оригинальному цитиколину в терапии ишемического инсульта [22].
    Ведущие специалисты кафедры неврологии ФДПО ФГБОУ ВО РНИМУ им. Н.И. Пирогова Минздрава России, Москва, разработали и предложили алгоритм превентивной терапии неврологических проявлений хронической ишемии мозга врачом общей практики (рис. 1) [19].
    Стресс рассматривают как фактор риска, усугубляющий течение многих заболеваний. В современном мире артериальная гипертензия рассматривается как хроническое неинфекционное заболевание, к которому применима та же лечебно-профилактическая тактика комбинированной комплексной терапии, дополненная модификацией поведения, что и при ведении пациентов со стрессом [23]. Цель такого лечения — вернуть организму нарушенное равновесие со средой, восстановить гомеостаз, повысить стрессоустойчивость, создать адаптационный резерв, обеспечить адекватный нейроэндокринный ответ и не дать развиться дистрессу. Достигается это повышением уже имеющихся у пациента естественных (базовых) охранительных механизмов и приспособительных (адаптационных) возможностей.
    Первоначально предпочтительно воздействие на стрессовые факторы, которым человек подвергается и которые оказывают прямое и опосредованное влияние на мозг. Самое важное — выявить и постараться ликвидировать причины стресса. Далее применяется комплекс поведенческих, психотерапевтических и медикаментозных методов, а также рекомендуются меры по нормализации биологических ритмов, физической активности, питания, что в итоге способствует повышению уровня самоконтроля и формированию и/или улучшению навыков преодоления стресса (копинг-стратегии) [3].

   Профилактика стресса в зависимости  от типа личности

    Отдельного внимания заслуживают вопросы профилактики стресса в связи с определенными типами поведения. Поведение типа А — это индивидуальная особенность, заключающаяся в уязвимости перед стрессом. В 1860 г. голландский кардиолог Т. von Dusch впервые выявил, что избыточно интенсивная работа является фактором сердечно-сосудистого риска, который непосредственно зависит от стресса [24]. Гораздо позже, в 1959 г., американские кардиологи Meyer Friedman и Ray Rosenman описали тип поведения, который расценили как потенциальный фактор риска ССЗ. Более чем восьмилетнее наблюдение за здоровыми мужчинами в возрасте от 35 до 59 лет показало, что поведение типа А удваивает риск ишемической болезни сердца у здоровых людей [25]. В настоящее время считается, что поведение типа А — это социальная форма привычного поведения, которая вызвана стрессом, индивидуальные особенности, негативно влияющие на стрессовый ответ. Ключевые характеристики этого поведенческого типа: ориентированность на лидерство, повышенная напряженность в условиях срочности (неотложности, экстренности), стремление к накопительству, чувство незащищенности, перфекционизм, агрессия и враждебность.
    Противоположный тип поведения (тип поведения В) создает защиту против расстройств, связанных со стрессом. Люди с типом поведения В чередуют работу и отдых, им не свойственно состояние эмоционального напряжения, они расслаблены, неторопливы. Их речь и жесты мягче и спокойнее. Все это, однако, совсем не означает, что они ленивы, пассивны в отношении своих обязанностей и работают неэффективно.
    Чтобы модифицировать поведение типа А, человека необходимо обучить новому поведению с развитием самоконтроля. Контроль гнева и враждебности — это ключевой навык для людей с данным типом поведения. Поэтому им рекомендуется больше общаться с их «поведенческими антиподами» — личностями типа В, которые помогают успокоиться, а также способны критически оценить ситуацию, прежде чем реагировать на нее.
    Пошаговые рекомендации по изменению поведения у личностей типа А:
    Шаг 1. Спросите себя: «Почему я все время спешу?».
    Бывают случаи, когда пребывание в цейтноте оправданно. Если это не так, успокойтесь и не торопитесь.
    Шаг 2. Охладите свой гнев.
    Шаг 3. Прежде чем взорваться в порыве гнева, сделайте шаг назад и глубоко подышите.
    Шаг 4. Участвуйте в неконкурентной деятельности.
    В последние годы стали выделять тип D-личности — дистресс-личности с выраженным профилем уязвимости от психологического стресса и последующими нарушениями в психическом и физическом здоровье. Это люди, склонные к тревоге и депрессии, но при этом они не делятся своими эмоциями, их социальные контакты ограничены (в силу страха быть непонятыми) и социальная поддержка недостаточна.    Тип D-личности сам по себе не является патологическим, скорее, это нормальный вариант личности со стабильным состоянием в течение длительного периода времени [26]. Вместе с тем эти люди характеризуются широким спектром негативных эмоций и социальной изоляцией, что неблагоприятно сказывается на течении коморбидных соматических заболеваний, и в первую очередь сердечно-сосудистых [27]. У этого типа людей низкая приверженность лечению [28]. Также установлено, что в их крови воспалительные маркеры представлены в концентрациях выше средних в популяции [29]. Пациенты с типом личности D имеют двукратно повышенный риск смертности и нефатального инфаркта миокарда [30, 31].
    Профилактические меры для личностей типа D — это в первую очередь определение индивидуально значимой социальной поддержки. Уверенные в себе люди взаимодействуют, выстраивают и поддерживают благоприятные отношения с другими людьми. Чтобы помочь человеку выстроить и поддержать позитивные социальные отношения, можно рекомендовать следующие правила:
    быть честным и внимательным со своим окружением;
    быть готовым извиниться, когда это необходимо;
    ценить то, что вы получаете от отношений;
    отдавать и делиться охотно;
    быть внимательным к идеям, мыслям и чувствам других людей.
    Эмоциональной разрядке часто препятствуют социальные барьеры. Поэтому можно рекомендовать три безопасные техники адекватного выхода эмоций.
    Личные дневники, которые обеспечивают конфиденциальность, должны использоваться по собственному усмотрению и для их реализации всего лишь потребуется:
    найти тихое уединенное место, в котором будет комфортно писать;
    использовать записную книжку или компьютер, которые могут обеспечить безопасность и недоступность информации для других;
    выбрать стрессовое переживание или событие из настоящего или прошлого и написать об этом переживании.
    Выражение эмоций в беседе с людьми, с которыми вас связывают доверительные отношения. Это, возможно, одно из самых конструктивных средств решения конкретных стрессовых проблем.
    Позволить себе плач, смех, крик в соответствующей обстановке, где эмоции могут    быть беспрепятственно и естественно выражены.

   Регулярная физическая активность

    Регулярная физическая активность позволяет снять напряжение, повысить адаптацию и стрессоустойчивость. Рекомендуется поддерживать надлежащие уровни физической активности на протяжении всей жизни. Общие рекомендации ВОЗ: не менее 30 мин умеренно интенсивной физической активности (особенно полезны аэробные упражнения: бег трусцой, быстрая ходьба, езда на велосипеде или гребля) 5 раз в неделю [32].
    Занятия должны проводиться под контролем сердечного ритма с помощью нагрудного или запястного кардиодатчика на кардиотренажере (беговой дорожке, велотренажере, эллипсе, степпере или гребном тренажере) или фитнес-трекере. Тренировки проводятся под контролем ЧСС и в целевых зонах пульса с адекватным повышением частоты дыхания и метаболизма. Аэробный кардиотренинг способствует:
    урежению ЧСС в покое до 23%, тем самым снижается нагрузка на сердце и сосуды;
    увеличению ударного объема;
    снижению уровня катехоламинов в покое;
    сбалансированному взаимодействию между симпатической и парасимпатической   нервными системами;
    более быстрому восстановлению после стрессовых событий [33].   

   Сон и биоритмы

    Любому человеку нужно спать столько часов, сколько требуется организму (табл. 1).
Таблица 1. Рекомендуемая длительность сна в зависимости от возраста [34]
    Стрессы часто приводят к нарушению сна. Даже после краткосрочного стресса, ставшего причиной плохого сна в течение нескольких ночей, человек может сосредоточить свое внимание на неспособности спать, тем самым закрепляя проблему. Тревога также сопровождается нарушением сна, переходящим в хроническую форму, особенно у женщин. На фоне тревожности нарушается засыпание, до 50% тревожных людей отмечают ранние пробуждения. В дневное время отмечается эмоциональная лабильность, раздражительность. Нарушение сна связано с повышенной активностью симпатической нервной и гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой систем, метаболическими эффектами, изменением циркадных ритмов и провоспалительными реакциями. Даже у здоровых взрослых краткосрочные последствия нарушения сна включают повышенную чувствительность к стрессу, эмоциональную лабильность, а также когнитивные нарушения, нарушения памяти и работоспособности. Долгосрочные последствия нарушения сна у здоровых людей включают гипертензию, дислипидемию, ССЗ, избыточный вес, метаболический синдром, сахарный диабет 2 типа и колоректальный рак [35].
    В основе всех рекомендаций лежит необходимость лечить основное заболевание и соблюдать гигиену сна, чтобы приучиться к засыпанию и пробуждению в установленное время и обеспечить непрерывность ночного сна. Для нормализации сна в первую очередь необходимо соблюдать гигиену сна:
    ложиться спать и вставать в одно и то же время (в т. ч. с помощью будильника).    Также важно по выходным дням избегать отклонения от оптимального времени пробуждения более чем на 2 ч;
    не ложиться спать в рассерженном состоянии;
    выработать определенный ритуал засыпания (например, прогулка перед сном, теплая ванна);
    использовать водные процедуры перед сном (например, теплый душ) до ощущения легкого мышечного 
    расслабления. Использование контрастных водных процедур, излишне горячих или холодных ванн не рекомендуется;
    использовать кровать только для сна, а не для того, чтобы есть, читать, лежать;
    не наедаться на ночь;
    не следует перед сном в качестве отдыха играть в компьютерные игры,    пользоваться гаджетами, т. к. это оказывает возбуждающее действие;
    уменьшить стрессовые ситуации, умственную нагрузку, особенно в вечернее время;
    регулярно заниматься физическими упражнениями в утреннее, дневное или вечернее время, но не позднее чем за 3 ч до сна;
    если заснуть не удается, не следует себя заставлять. Нужно встать через 30–40 мин и чем-нибудь заняться до появления желания заснуть.

   Питание

    Постоянное ухудшение качества современной пищи, которую человек потребляет изо дня в день, негативно влияет на организм. Это влияние постоянно и гораздо мощнее снижает стрессоустойчивость по сравнению с другими факторами. Хоть питание играет косвенную роль в реакции на стресс, тем не менее правильное питание способствует улучшению общего состояния человека. Здоровые пищевые привычки уменьшают подверженность стрессу. Соотношение питательных веществ, витаминов и микроэлементов, поступающих в организм с пищей, должно быть сбалансировано. С 2016 г. для жителя России в целях профилактики стресса установлена ежедневная норма потребления: 15% белков, 18% жиров, 67% углеводов. Врач должен рекомендовать пациенту сбалансированную по зерновым (40%), овощам (25%), бобовым (20%), фруктам (10%) и продуктам животного происходжения (5%) пищу в каждый прием. Стоит учитывать, что кофеин стимулирует реакцию на стресс. Люди, употребляющие более 600 мг кофеина в день (5–6 чашек кофе), подвергаются риску стать зависимыми. Безопасным для взрослых считается ежедневное потребление кофеина менее 300 мг.

   Медикаментозная поддержка

    В качестве медикаментозной поддержки можно рекомендовать препараты с антиоксидантной активностью, повышающие стрессоустойчивость на клеточном и системном уровнях, что создает благоприятные условия для реализации поведенческой терапии. Примером служит этилметилгидроксипиридина сукцинат (комбинация соли эмоксипина и янтарной кислоты, препарат Нейрокс), сочетающий антиоксидантное, антигипоксическое, нейротрофическое действие на мозговой метаболизм и пластичность. Нейрокс влияет на активность перекисного окисления липидов, улучшает состояние мембранных структур клеток, увеличивает текучесть липидного бислоя, модулирует активность ряда ферментов и ионных каналов. Кроме этого, Нейрокс стимулирует митохондрии и улучшает энергетический обмен в клетке, который резко страдает при стрессе за счет истощения синтеза АТФ в митохондриях при любых стрессорных влияниях. Препарат обладает гиполипидемической активностью, снижает адгезию и агрегацию тромбоцитов, тем самым нормализуя реологические свойства крови и улучшая микроциркуляцию, в частности в головном мозге. Стоит отметить, что благоприятное влияние препарата на адаптационный резерв на клеточно-тканевом уровне реализуется также и у пациентов с имеющимися сосудистыми нарушениями. Исследования, выполненные у лиц с хронической сосудистой мозговой недостаточностью, показывают, что после повторных курсов препарата улучшаются интеллектуально-мнестические функции, уменьшается тревожность, раздражительность, эмоциональная лабильность [36].
    Производные янтарной кислоты обладают выраженным стрессопротективным действием, которое проявляется в нормализации постстрессового поведения, соматовегетативных нарушений, восстановлении циклов «сон — бодрствование», нарушенных процессов обучения и памяти, снижении дистрофических изменений в различных структурах головного мозга (включены в Федеральное руководство по использованию лекарственных средств) [37].
    В качестве протективного лечения для профилактики последствий стресса можно рекомендовать курсовой прием препарата в/м в дозе 100 мг 2 р./сут в течение 10–14 дней. Пациентам молодого возраста, пребывающим в состоянии стресса, для повышения клеточного адаптационного резерва рекомендуется назначать Нейрокс в/м в дозе 50–400 мг/сут в течение 14 дней, а пациентам пожилого возраста с легкими когнитивными нарушениями — Нейрокс® 100 мг в/м или в/в 10–15 дней 1 раз в 6–9 мес. (см. рис. 1) [19].
Рис. 1. Алгоритм превентивной терапии неврологических проявлений хронической ишемии мозга врачом общей практики

   Заключение

    Таким образом, рекомендации по повышению стрессоустойчивости и профилактике (первичной и вторичной) артериальной гипертензии в целом совпадают, что еще раз свидетельствует об общности патогенетических механизмов и участии одних и тех же структур в реализации адаптивных реакций на стресс и регуляции артериального давления. Стресс-факторы, связанные с неправильным образом жизни, курение, нерациональное питание и сидячий образ жизни увеличивают риск ССЗ. Связанные со стрессом депрессия и тревога способствуют биологическим изменениям, таким как усиленное воспаление или дисфункция эндотелия, вызывающие ССЗ. При стрессе и тревоге вегетативная дисфункция и острые сердечно-сосудистые изменения также играют важную роль. Хорошо известна недооценка психологических проблем. Понимание разрушительного воздействия психологического стресса на физическое здоровье может повысить у пациентов приверженность программам скрининга и получению своевременной психиатрической помощи [38].
    Стоит отметить, что нейротрофика, нейропротекция, нейропластичность и нейрогенез — фундаментальные биологические процессы, естественно и постоянно протекающие в нервной системе. Несмотря на разнообразие этиологических факторов и клинических проявлений заболеваний нервной системы, патологические процессы по своим патофизиологическим механизмам во многом сходны, их итогом становится смерть клеток по типу некроза или апоптоза. Своевременное и комплексное блокирование патологических каскадов уменьшает нейрональные потери, что и является целью нейропротекции. Тонкая и своевременная стимуляция механизмов нейропластичности и естественного нейрогенеза способствует структурной и функциональной нейрорепарации, что служит залогом быстрой и успешной клинической реабилитации [39–44].
Литература
1. McEwen B.S., Gianaros P.J. Central role of the brain in stress and adaptation: Links to socioeconomic status, health, and disease. Ann N Y Acad Sci. 2010;1186:190–222.
2. Lucini D., Pagani M. From stress to functional syndromes: An internist’s point of view. Eur J Intern Med. 2012;23(4):295–301.
3. Duckworth A.L., Kim B., Tsukayama E. Life stress impairs selfcontrol in early adolescence. Front. Psychol. 2012;3:608.
4. Esler M. Mental stress and human cardiovascular disease. Neurosci Biobehav Rev. 2017;74(Pt B):269–276.
5. Milicevic M., Krzesinski J.M. Hypertension and the brain Rev Med Liege. 2008;63(5–6):269–279.
6. Tynan R.J., Beynon S.B., Hinwood M. et al. Chronic stress-induced disruption of the astrocyte network is driven by structural atrophy and not loss of astrocytes. Acta Neuropathol. 2013;126(1):75–91.
7. Mravec B., Horvathova L., Padova A. Brain Under Stress and Alzheimer’s Disease. Cell Mol Neurobiol. 2018;38(1):73–84.
8. Feihl F., Liaudet L., Waeber B., Levy B.I: Hypertension: a disease of the microcirculation? Hypertension. 2006;48:1012–1017.
9. Marshall R.S: Effects of altered cerebral hemodynamics on cognitive function. J. Alzheimers. Dis. 2012;32:633–642.
10. Tian G.H., Sun K., Huang P. et al. Long-term stimulation with electroacupuncture at DU20 and ST36 rescues hippocampal neuron through attenuating cerebral blood flow in spontaneously hypertensive rats. Evid Based Complement Alternat Med. 2013;2013:482947. DOI: 10.1155/2013/482947.
11. Verhaaren B.F., Vernooij M.W., de Boer R. et al. High blood pressure and cerebral white matter lesion progression in the general population. Hypertension. 2013;61:1354–1359.
12. Meissner A. Hypertension and the Brain: A Risk Factor for More Than Heart Disease. Cerebrovasc Dis. 2016;42:255–262.
13. Lucassen P.J., Pruessner J., Sousa N. et al. Neuropathology of stress. Acta Neuropathol. 2014;127(1):109–135.
14. Chang-Quan H., Hui W., Chao-Min W. et al. The association of antihypertensive medication use with risk of cognitive decline and dementia: a meta-analysis of longitudinal studies. Int J Clin Pract. 2011;65:1295–1305.
15. Инструкция к препарату Церетон. (Электронный ресурс). URL: https://grls.rosminzdrav.ru/Grls_View_v2.aspx?routingGuid=9fa543e4-f4f2–4951–9ee8–5a1cdd64598eandt= (дата обращения: 13.02.2019). [Instructions to the drug Cereton. (Electronic resource). URL: https://grls.rosminzdrav.ru/Grls_View_v2.aspx?routingGuid=9fa543e4-f4f2–4951–9ee8–5a1cdd64598eandt= (access date: 13/02/2019) (in Russ)].
16. Батышева Т.Н., Нестерова О.С., Отческая О.В. и др. Применение Церетона у больных с умеренными когнитивными расстройствами сосудистого генеза. Трудный пациент. 2009;4–5:10–2. [Batysheva T.N., Nesterova O.S., Otchesky O.V. et al. The use of cereton in patients with mild cognitive disorders of vascular origin. Difficult patient. 2009;4–5:10–2 (in Russ.)].
17. Гаврилова С.И., Алесенко А.В., Колыхалов И.В. и др. Клинико-биологические эффекты Церетона при лечении синдрома мягкого когнитивного снижения амнестического типа. Психиатрия. 2017;1:5–15. [Gavrilova S.I., Alesenko A.V., Kolykhalov I.V. et al. Clinical and Biological Effects of Cereton in the Treatment of Mild Cognitive Reduction Syndrome of Amnesic Type. Psychiatry. 2017;1:5–15 (in Russ.)].
18. Пизова Н.В. Опыт применения Церетона у больных с хронической ишемией головного мозга и умеренными когнитивными расстройствами. Журнал неврологии и психиатрии. 2014;12:88–93. [Pizova N.V. Experience with Cereton in patients with chronic cerebral ischemia and mild cognitive impairment. Journal of Neurology and Psychiatry. 2014;12:88–93 (in Russ.)].
19. Путилина М.В. Оптимизация выбора нейропротекторной терапии у пожилых пациентов с хронической ишемией головного мозга. Фарматека. 2016;19:8–16. [Putilina M.V. Optimization of the choice of neuroprotective therapy in elderly patients with chronic cerebral ischemia. Pharmateka. 2016;9:8–16 ( in Russ.)].
20. Cotroneo A.M., Castagna A., Putignano S. et al. Effectiveness and safety of citicoline in mild vascular cognitive impairment: the IDEALE study. Clin Interv Aging. 2013;8:131–137. DOI: 10.2147/CIA.S38420.
21. Инструкция к препарату Нейпилепт. (Электронный ресурс). URL: https://grls.rosminzdrav.ru/Grls_View_v2.aspx?routingGuid=4eee6dd7–4e7c-4510-a48b-14e050f8c9a4andt= (дата обращения: 13.02.2019). [Instructions for the drug Napeilept. (Electronic resource). URL: https://grls.rosminzdrav.ru/Grls_View_v2.aspx?routingGuid=4eee6dd7–4e7c-4510-a48b-14e050f8c9a4andt= (access date: 13/02/2019). Napeilept (in Russ.)].
22. Соловьева Е.Ю., Фаррахова К.И., Карнеев А.Н., Чипова Д.Т. Роль фосфолипидов в ишемическом поражении головного мозга. Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2016;1:104–112. [Solovyova E.Yu., Farrakhova K.I., Karneev A.N., Chipova D.T. The role of phospholipids in ischemic brain damage. Journal of Neurology and Psychiatry S.S. Korsakov. 2016;1:104–112 (in Russ.)].
23. Malan L., Malan N.T. Emotional Stress as a Risk for Hypertension in Sub-Saharan Africans: Are We Ignoring the Odds? Adv Exp Med Biol. 2017;956:497–510.
24. Von Dusch T. Lehrbuch der Herzkrankheiten. Leipzig: Verlag von Wilhelm Engelman; 1868.
25. Friedman M., Rosenman R. Association of specific overt behaviour pattern with blood and cardiovascular findings. Journal of the American Medical Association. 1959;169:1286–1296.
26. Kupper N., Boomsma D.I., de Geus E.J. et al. Nine-year stability of type D personality: contributions of genes and environment. Psychosom Med. 2011;73:75–82.
27. Denollet J., Conraads V.M. Type D personality and vulnerability to adverse outcomes in heart disease. Cleve Clin J Med. 2011;78(1):S13–19.
28. Wu J.R., Moser D.K. Type D personality predicts poor medication adherence in patients with heart failure in the USA. Int J Behav Med. 2014;21:833–842.
29. Mommersteeg P.M., Pelle A.J., Ramakers C. et al. Type D personality and course of health status over 18 months in outpatients with heart failure: multiple mediating inflammatory biomarkers. Brain Behav Immun. 2012;26:301–310.
30. Martens E.J., Mols F., Burg M.M., Denollet J. Type D personality predicts clinical events after myocardial infarction, above and beyond disease severity and depression. J Clin Psychiatry. 2010;71:778–783.
31. Grande G., Romppel M., Barth J. Association between type D personality and prognosis in patients with cardiovascular diseases: a systematic review and meta-analysis. Ann Behav Med. 2012;43:299–310.
32. ВОЗ. Физическая активность. (Электронный ресурс). URL: http://www.who.int/topics/physical_activity/ru/ (дата обращения: 13.02.2019). [WHO. Physical activity. (Electronic resource). URL: http://www.who.int/topics/physical_activity/ru/ (access date: 13.02.2019) (in Russ.)].
33. Акарачкова Е.С. Роль вегетативной нервной системы в патогенезе головной боли напряжения: дис. … д-ра мед. наук. М., 2013. [Akarachkova E.S. The role of the vegetative nervous system in the pathogenesis of headache pain voltage: thesis. M., 2013 (in Russ.)].
34. Hirshkowitz M., Whiton K., Albert S. et al. National Sleep Foundation’s updated sleep duration recommendations: final report. Sleep Health. 2015;1:233–243.
35. Medic G., Wille M., Hemels M.E.H. Short- and long-term health consequences of sleep disruption. Nat Sci Sleep. 2017; 9:151–161.
36. Мартынов М.Ю., Ясаманова А.Н., Колесникова Т.И. и др. Комбинированная нейропротективная терапия у коморбидных пациентов с хронической ишемией головного мозга. Медицинский совет. 2017. 12:146–150. [Martynov M.Yu., Yasamanova A.N., Kolesnikova T.I. et al. Combined neuroprotective therapy in comorbid patients with chronic cerebral ischemia. Medical advice. 2017;12:146–150 (in Russ.)].
37. Федеральное руководство по использованию лекарственных средств. XIII вып. М.; 2012. [Federal guidelines on the use of medicines. XIII issue. M .; 2012. (in Russ.)].
38. Cohen B.E., Edmondson D., Kronish I.M. State of the Art Review: Depression, Stress, Anxiety, and Cardiovascular Disease. Am J Hypertens. 2015; 28(11):1295–1302.
39. Muresanu D.F. Neuroprotection and neuroplasticity — a holistic approach and future perspectives.J Neurol Sci. 2007;257(1–2):38–43.
40. Остроумова О.Д., Первичко Е.И., Барышникова З.М. Гипертония на рабочем месте. РМЖ. 2006;4:213. [Ostroumova O.D., Perichko E.I., Baryshnikova Z.M. Hypertension in the workplace. RMJ. 2006;4:213 (in Russ.)].
41. Гарганеева Н.П. Психосоциальный стресс и метаболизм липидов: концепция факторов риска и новый подход к профилактике сердечно-сосудистых заболеваний. РМЖ. 2008;12:1712. [Garganeeva N.P. Psychosocial stress and lipid metabolism: the concept of risk factors and a new approach to the prevention of cardiovascular diseases. RMJ. 2008;12:1712 (in Russ.)].
42. Доронина О.Б., Цой С.В., Доронина К.С. Противотревожная терапия пациентов с «гипертонией белого халата». РМЖ. 2017;9:596–601. [Doronina O.B., Tsoi S.V., Doronina K.S. Anti-anxiety therapy for patients with white coat hypertension. RMJ. 2017;9:596–601 (in Russ.)].
43. Лазебник Л.Б., Комиссаренко И.А., Милюкова О.М. Систолическая артериальная гипертония у пожилых. РМЖ. 1997;20:3. [Lazebnik L.B., Komissarenko I.A., Milyukova O.M. Systolic hypertension in the elderly. RMJ. 1997;20:3 (in Russ.)].
44. Холодова И.Н., Зайденварг Г.Е. Стресс: как уменьшить его влияние на качество жизни человека. РМЖ. 2018;2(11):113–117. [Kholodova I.N., Zaidenwarg G.E. Stress: how to reduce its impact on the quality of human life. RMJ. 2018;2(11):113–117 (in Russ.)].

Только для зарегистрированных пользователей

зарегистрироваться

Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Egis
Dr. Reddis
Зарегистрируйтесь сейчас и получите доступ к полезным сервисам:
  • Загрузка полнотекстовых версий журналов (PDF)
  • Актуальные новости медицины
  • Список избранных статей по Вашей специальности
  • Анонсы конференций и многое другое

С нами уже 50 000 врачей из различных областей.
Присоединяйтесь!
Если Вы врач, ответьте на вопрос:
Дисфагия это:
Нажимая зарегистрироваться я даю согласие на обработку моих персональных данных
Если Вы уже зарегистрированы на сайте, введите свои данные:
Войти
Забыли пароль?
Забыли пароль?