Современные подходы к оценке эффективности каротидной эндартерэктомии в остром периоде ишемического инсульта

Ключевые слова
Похожие статьи в журнале РМЖ

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,593*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №13 от 26.07.2017 стр. 945-949
Рубрика: Неврология

Для цитирования: Стафеева И.В., Вознюк И.А., Дуданов И.П. Современные подходы к оценке эффективности каротидной эндартерэктомии в остром периоде ишемического инсульта // РМЖ. 2017. №13. С. 945-949
Введение: преимущества хирургического лечения перед консервативными методами у пациентов с гемодинамически значимым сужением сонных артерий активно обсуждаются. В настоящее время основные дискуссионные вопросы: время от начала инсульта до проведения операции и критерии отбора пациентов для выполнения хирургического вмешательства. Наибольшую актуальность приобрели нейрофизиологические методы исследования спонтанной и вызванной активности головного мозга, которые способны выявить функциональные нарушения, имеющие важное прогностическое значение. 
Целью настоящего исследования явилось изучение динамики спектрально-когерентных показателей ЭЭГ и показателей соматосенсорных вызванных потенциалов у больных атеротромботическим ишемическим инсультом (ИИ), которым в острейшем периоде была выполнена каротидная эндартерэктомия на стороне ишемии. 
Материал и методы: обследованы 106 пациентов с ИИ, которым в остром периоде была выполнена каротидная эндартерэктомия, анализировали динамику спектральных, когерентных характеристик ЭЭГ и амплитудно-латентных показателей соматосенсорных вызванных потенциалов в послеоперационном периоде. Сопоставляли динамику спектров мощности, внутриполушарной ЭЭГ, латентности и амплитуды соматосенсорных вызванных потенциалов и клинических показателей. 
Результаты: выявлены значительное угнетение мощности альфа-активности на стороне обоих полушарий, снижение внутриполушарной когерентности (ВПК) и амплитуды N20–P23 на стороне клинически интактного полушария. Эти данные коррелировали с тяжестью клинического состояния, оцениваемого по шкале NIHSS. Увеличение показателей латентности пиков N30 и P45 по сравнению с показателями 1-х сут как на стороне поражения, так и на стороне клинически интактного полушария сохранялось в течение первых 2 нед. после операции. На стороне клинически интактного полушария к концу 2-й нед. после операции латентность пиков Р23, N30 и Р45 была выше, чем в группе сравнения.
Выводы: при проведении каротидной эндартерэктомии в остром периоде ИИ комплекс электронейрофизиологических характеристик (нарушение когерентности, снижение амплитуд вызванных потенциалов и т. п.) может быть использован в качестве прогностического маркера, определяющего период восстановления неврологического дефицита в послеоперационном периоде.

Ключевые слова: ишемический инсульт, электроэнцефалография, каротидная эндартерэктомия, спектры мощности, когерентность, соматосенсорные вызванные потенциалы.
Modern approaches to assessing the efficiency of carotid endarterectomy in the acute period of ischemic stroke
Stafeeva I.V.1, Voznyuk I.A.2, Dudanov I.P.1

1 Petrozavodsk State University
2 St. Petersburg research institute of emergency care named after I. I. Janelidze

Inroduction. Currently, the advantages of surgical treatment over conservative methods in patients with hemodynamically significant stenosis of the carotid arteries are actively discussed. The main discussion issues at present are the time from the onset of the stroke to the operation and the criteria for selecting patients for the surgical intervention. Now the most relevant methods are the neurophysiological methods of studying spontaneous and induced brain activity, which can reveal functional disorders and important prognostic deviations.
The aim of this study was to analyze the dynamics of the spectral-coherent EEG indices and somatosensory evoked potentials in patients with ischemic atherothrombotic stroke, who underwent carotid endarterectomy on the side of the infarction in the acute period.
Patients and methods.We examined 106 patients with ischemic stroke, who underwent carotid endarterectomy in the acute period, analyzed the spectral, coherent EEG characteristics and amplitude-latentindicators of somatosensory evoked potentials in the postoperative period. The dynamics of power spectra, intra-hemispheric EEG, latency and amplitude of somatosensory evoked potentials and clinical indices were compared.
Results. The results of the study revealed a significant inhibition of alpha activity on the side of both hemispheres, a decrease of intra-hemispheric coherence and amplitude of N20-P23 on the side of clinically intact hemisphere. These data correlated with the severity of the clinical condition, assessed by the NIHSS scale. The increase in the latency indices of the N30 and P45 peaks in comparison with the first day's indices both on the side of the lesion and on the side of the clinically intact hemisphere remained for the first 2 weeks after the operation. On the side of the clinically intact hemisphere, by the end of the second week after the operation, the latencies of the peaks P23, N30 and P45 were higher compared to the control group.
Conclusions. For the carotid endarterectomy in an acute period of ischemic stroke, the complex of electroneurophysiological characteristics (violation of coherence, reduction of amplitudes of evoked potentials, etc.) can be used as a prognostic marker determining the period of recovery of neurologic deficit in the postoperative period.

Key words: ischemic stroke, electroencephalography, carotid endarterectomy, power spectra, coherence, somatosensory evoked potentials.
For citation: Stafeeva I.V., Voznyuk I.A., Dudanov I.P. Modern approaches to assessing the efficiency of carotid endarterectomy in the acute period of ischemic stroke // RMJ. 2017. № 13. P. 945–949.

В статье приведены современные подходы к оценке эффективности каротидной эндартерэктомии в остром периоде ишемического инсульта

    Введение

    В настоящее время активно обсуждаются преимущества хирургического лечения перед применением консервативных методов у пациентов с гемодинамически значимым сужением сонных артерий [1–6]. Основными целями хирургического лечения являются как профилактика повторных нарушений мозгового кровообращения, так и улучшение реабилитационного прогноза у пациентов. Реваскуляризация головного мозга в остром периоде ишемического инсульта (ИИ) до сих пор является поводом для обсуждения среди специалистов и предметом исследований. Основными дискуссионными вопросами в настоящее время являются время от начала инсульта до проведения операции и критерии отбора пациентов для выполнения хирургического вмешательства [4–7]. В последние годы наибольшую актуальность приобрели нейрофизиологические методы исследования спонтанной и вызванной активности головного мозга, способные выявить функциональные нарушения, имеющие важное прогностическое значение, значительно влияющие на исход заболевания и определяющие возможности восстановления нарушенных при ИИ функций [8–11].
    Таким образом, все изложенное обусловило актуальность изучения нейрофизиологических особенностей у больных ИИ в процессе восстановления нарушенных функций, которым в острейшем периоде была выполнена реваскуляризация головного мозга, что определило цель исследования.
    Целью настоящего исследования явилось изучение динамики спектрально-когерентных показателей ЭЭГ и показателей соматосенсорных вызванных потенциалов у больных атеротромботическим ИИ, которым в острейшем периоде была выполнена каротидная эндартерэктомия на стороне поражения.

    Материал и методы

    В основу работы положены результаты обследования 54 пациентов с первым в анамнезе атеротромботическим ИИ с полушарной локализацией вследствие гемодинамически значимого поражения внутренней сонной артерии на стороне развития ишемии. Всем пациентам в течение 2 нед. от начала заболевания была выполнена каротидная эндартерэктомия. Среди них мужчин было 44 человека (81%), женщин – 10 (19%). Средний возраст пациентов – 69,14±7,4 года. Левополушарная локализация очага ишемии наблюдалась у 29 (53,7%) человек, правополушарная локализация – у 25 (46,3%). Суммарный балл по шкале NIHSS в 1-е сут составил 12,4±2,7. Средняя величина стенозирующего поражения внутренней сонной артерии на стороне поражения составила 81,2±3,1. Средние сроки оперативного лечения в этой группе составили 4,7±2,7 дня.
    При определении показаний к операции на сонных артериях руководствовались известными положениями: диагноз «ишемический инсульт»; отсутствие данных за геморрагический инсульт; очаг ишемии, по данным СКТ или МРТ головного мозга, не превышающий 1/3 области полушарий (в среднем величина очага составила 3,2±0,2 см), кровоснабжаемого ипсилатеральной среднемозговой артерией; отсутствие грубого неврологического дефицита (non disabling – неинвалидизирующий инсульт), средний балл по шкале NIHSS не превышал 14; наличие гемодинамически значимого поражения экстракраниального отдела ипсилатеральной сонной артерии в виде стеноза более 60% просвета сосуда и/или признаки нестабильности, и/или изъязвления атеросклеротической бляшки. Противопоказаниями к оперативному лечению были: выраженный отек головного мозга, стойкая артериальная гипертензия, плохо поддающаяся медикаментозной терапии, обширная зона ишемии головного мозга, тяжелые сопутствующие заболевания (недавно перенесенный инфаркт миокарда, признаки острой и хронической недостаточности внутренних органов), наличие пенумбры менее 50% от размера ишемического очага по данным перфузионной КТ головного мозга.
    Группу сравнения составили 52 пациента, прооперированных спустя 2 нед. после развития инсульта: 27 (51,9%) пациентов с левополушарной локализацией очага и 25 (48,1%) пациентов – с правополушарной. Среди них мужчин было 40 человек (76,9%), женщин – 12 (23,1%). Средний возраст пациентов составил 68,2±7,1 года. Средний балл на момент поступления по шкале NIHSS составил 12,7±2,8. Средняя величина стенозирующего поражения внутренней сонной артерии на стороне ишемии составила 84,1±3,5. Средние сроки оперативного лечения в этой группе составили 18,4±2,3 дня. 
    Для регистрации ЭЭГ использовали 19-канальный цифровой электроэнцефалограф-нейрокартограф фирмы Nicolet One (CША). Для количественной оценки спектра мощности использовали программу «Нейрокартограф», которая позволяла рассчитать мощности и показатели ВПК для основных диапазонов частот ЭЭГ: дельта (0–4 Гц), тета (4–8 Гц), альфа-1 (8–10 Гц), альфа-2 (10–13 Гц), бета (13–30 Гц). Исследование соматосенсорных вызванных потенциалов (ССВП) выполняли на 4-канальном электронейромиографе с функциями исследования вызванных потенциалов мозга «Нейро-МВП-4» фирмы «Нейрософт» (Россия). Выделялись основные пики вызванного потенциала: P18, N20, P23, N30, P45. Вычислялись латентные периоды пиков N20, P23, N30, P45 и амплитуда N20–P23 пиков. Для лучшей идентификации компонентов ССВП проводили сопоставление результатов при ипси- и контрлатеральной регистрации. Запись проводилась до операции и на 2, 7, 14, 21-е сут после операции. Статистическая обработка данных проводилась при помощи пакета статистических программ S-Plus 2005 (Math Soft Inc) с использованием методов непараметрической статистики. Для выявления достоверных различий между средними выборок использовались критерии Вилкоксона и Колмогорова. 

    Результаты

    Динамика выраженности неврологического дефицита по шкале NIHSS у пациентов с неврологическим дефицитом средней степени тяжести, прооперированных в различные сроки от развития инсульта, представлена на рисунке 1.
Рис. 1. Динамика выраженности неврологического дефицита по шкале NIHSS у пациентов с неврологическим дефицитом средней степени тяжести, прооперированных в различные сроки от развития инсульта
    В 1-е сут после операции у пациентов основной группы выявлены достоверно более высокие (p<0,05) показатели мощности спектра медленноволновой активности во всех областях обоих полушарий, преимущественно в передних, центральных и теменных отделах, по сравнению с группой сравнения. Альфа-активность была дезорганизована с нарушением зональных различий. При количественном анализе отмечалось перераспределение мощности спектра альфа-активности с более низкими показателями мощности спектра в височно-затылочных отделах, преимущественно пораженного полушария. Бета-активность была распределена диффузно с некоторым преобладанием в лобно-центральных, центральных, теменных и лобно-височных отделах интактного полушария.
    На 7-е сут после операции отмечалось достоверное (p<0,05) уменьшение медленноволновой активности, преимущественно тета-диапазона, в обоих полушариях с некоторым преобладанием ее в лобно-центральных, центральных, теменных и височных отделах пораженного полушария. Преимущественным изменением у больных в этот период было угнетение альфа-активности в обоих полушариях (p<0,05), и наиболее выраженными были изменения альфа-2-активности. При этом в группе сравнения альфа-активность, преимущественно альфа-1 диапазона, регистрировалась широко, наблюдали ее достоверное увеличение в лобно-центральных, теменных, височно-затылочных и затылочных отделах пораженного полушария (p<0,05). К концу 2-й нед. после операции у пациентов обеих групп выявлялось значительное уменьшение медленноволновой активности в обоих полушариях с преобладанием ее в пораженном полушарии по сравнению с предыдущим исследованием. В основной группе сохранялось общее угнетение альфа-активности в обоих полушариях, более выраженное на стороне очага поражения. Отмечалось уменьшение альфа-1-активности в лобно-центральных, центральных и лобно-височных отделах пораженного и клинически интактного полушарий (p<0,05). Эти данные коррелировали с тяжестью клинического состояния, оцениваемого по шкале NIHSS (p<0,05). В группе сравнения отмечали значительное нарастание (p<0,05) альфа-активности, преимущественно альфа-1 диапазона, в интактном полушарии в лобно-центральных, центральных, теменных, височных и затылочных отделах. В то же время в лобно-центральных, лобно-височных и затылочных отделах пораженного полушария имело место уменьшение альфа-активности, преимущественно альфа-1-диапазона (p<0,05). К 21 сут послеоперационного периода наблюдалось дальнейшее уменьшение медленноволновой активности у пациентов обеих групп. Выявлено достоверное (p<0,05) уменьшение тета- и дельта-активности в лобно-центральных и лобно-височных областях в сравнении с предыдущим исследованием. У больных обеих групп отмечалось увеличение альфа-активности во всех отделах, за исключением затылочных. Наиболее выраженное ее увеличение в основной группе наблюдалось в лобно-центральном, центральном и височном отделах пораженного полушария по сравнению с предыдущим исследованием (p<0,05). Эти данные коррелировали с тяжестью клинического состояния, оцениваемого по шкале NIHSS (p<0,05).
    В 1-е сут после операции в обеих группах наблюдалось усиление внутриполушарных связей в   интактном полушарии. Были выявлены достоверно более высокие (p<0,05) показатели ВПК во всех частотных диапазонах в лобно-височной, центрально-височной и центрально-затылочной областях. Усиление внутриполушарных взаимодействий в интактном полушарии наблюдалось в течение всего острейшего периода. Эти данные коррелировали с тяжестью клинического состояния, оцениваемого по шкале NIHSS (p<0,05). 
    У пациентов обеих групп к концу 1-й нед. после операции отмечалось повышение показателей ВПК в пораженном полушарии. Зарегистрировано статистически значимое увеличение (p<0,05) ВПК в лобно-височных и височно-затылочной областях пораженного полушария в альфа-, тета-диапазонах по сравнению с предыдущим исследованием. Кроме того, наблюдалось достоверное повышение (p<0,05) ВПК в центрально-височной и лобно-центральной областях интактного полушария в альфа- и тета-диапазонах. В остальных областях интактного полушария, по сравнению с показателями 1-х сут после операции, сохранялись высокими показатели ВПК в большинстве частотных диапазонов. 
    Анализ динамики показателей ВПК выявил, что в конце 2-й нед. после операции в основной группе происходило усиление внутриполушарных взаимосвязей в большинстве областей пораженного полушария (p<0,05). В клинически интактном полушарии отмечалось уменьшение показателей ВПК во всех частотных диапазонах, более выраженное в лобно-височных, центрально-височных и центрально-затылочных отделах, по сравнению с предыдущим исследованием (p<0,05). Эти данные коррелировали с тяжестью клинического состояния, оцениваемого по шкале NIHSS (p<0,05). В группе сравнения наблюдали выраженное увеличение показателей ВПК в лобно-центральных и, в большей степени, в лобно-височных областях обоих полушарий, преимущественно в клинически интактном полушарии (p<0,05). Эти данные коррелировали с изменениями тяжести неврологического дефицита по шкале NIHSS (p<0,05). 
    К концу 3-й нед. после операции в основной группе наблюдалось достоверное уменьшение показателей ВПК во всех частотных диапазонах в лобно-центральной и лобно-височной областях интактного полушария по сравнению с предыдущим исследованием (p<0,05) (рис. 2). В лобно-височных, лобно-центральных, центрально-височных областях на стороне очага поражения регистрировались высокие показатели ВПК во всех частотных диапазонах без динамики по сравнению со 2-й нед. после операции. Эти данные коррелировали с тяжестью клинического состояния, оцениваемого по шкале NIHSS (p<0,05). В группе сравнения отмечали увеличение показателей ВПК в передних областях обоих полушарий, преимущественно в альфа- и бета-диапазонах, по сравнению с предыдущим исследованием. Выявили достоверное увеличение (р<0,05) ВПК в лобно-височной области пораженного полушария. Эти данные также коррелировали с изменениями тяжести неврологического дефицита по шкале NIHSS (p<0,05).
Рис. 2. Динамика внутриполушарной когерентности в послеоперационном периоде у больных с неврологическим дефицитом средней степени тяжести (по шкале NIHSS) в лобно-височных отделах клинически интактного полушария (операция в первые 2 недели)
    В 1-е сут после операции у пациентов обеих групп отмечалось достоверное уменьшение латентности всех пиков, наиболее выраженное для N30 и Р45 обоих полушарий, при этом изменения преобладали на стороне поражения (p<0,05). Однако к концу 1-й нед. послеоперационного периода у пациентов основной группы наблюдалось cтатистически значимое увеличение латентности пиков Р23, N30 и Р45 на стороне поражения и пиков N20, N30 и Р45 – на стороне клинически интактного полушария по сравнению с показателями 1-х сут (p<0,05). При этом увеличение показателей латентности пиков N30 и P45, по сравнению с показателями 1-х сут как на стороне поражения, так и на стороне клинически интактного полушария, сохранялось в течение первых 2 нед. после операции. На стороне клинически интактного полушария к концу 2–й нед. после операции латентность пиков Р23, N30 и Р45 были выше по сравнению с таковой в группе сравнения (p<0,05). В группе сравнения наблюдалось cтатистически значимое уменьшение латентности пиков N30 и Р45 на стороне обоих полушарий по сравнению с показателями основной группы (p<0,05). При этом уменьшение показателей латентности пиков N30 и P45 по сравнению с показателями основной группы на стороне пораженного полушария сохранялось в течение всех 3-х нед. после операции. К концу 3-й нед. послеоперационного периода отмечалось статистически значимое снижение латентности N20, Р23, N30 и Р45 на стороне поражения и латентности N30, Р45 на стороне клинически интактного полушария по сравнению с показателями 7 сут (p<0,05). При этом показатели латентностей на стороне пораженного полушария были ниже, а на стороне клинически интактного полушария – выше (достоверно ниже для Р45 (p<0,05)) по сравнению с группой сравнения (табл. 1).
Таблица 1. Характеристика латентных показателей соматосенсорных вызванных потенциалов в группе хирургического лечения в первые 2 нед. у пациентов с неврологическим дефицитом средней степени тяжести по шкале NIHSS (М±m), n=54
    В первые 2 нед. после операции в обеих группах отмечалось достоверное увеличение показателей амплитуды комплекса N20-P23 как на стороне пораженного, так и на стороне клинически интактного полушария (p<0,05). Однако к концу 2-й нед. после операции в основной группе отмечалось значительное снижение амплитуды как на стороне пораженного, так и на стороне клинически интактного полушария по сравнению с показателями 1-х сут после операции. При этом снижение амплитуды на стороне поражения было также достоверным по сравнению с показателями 7-х сут после операции и показателями группы сравнения (p<0,05). К концу 3-й нед. послеоперационного периода отмечалось увеличение показателей амплитуды на стороне пораженного полушария по сравнению с контрольной группой и 1-ми сут после операции (p<0,05). Вместе с этим амплитуда комплекса N20-P23 на стороне клинически интактного полушария была ниже по сравнению с показателями группы сравнения (p<0,05) (табл. 2). 
Таблица 2. Характеристика амплитудных показателей соматосенсорных вызванных потенциалов в группе хирургического лечения в первые 2 нед. с неврологическим дефицитом средней степени тяжести по шкале NIHSS (М±m), n=54

    Обсуждение

    Таким образом, для пациентов с неврологическим дефицитом средней степени тяжести по шкале NIHSS вне зависимости от сроков оперативного вмешательства было характерным уменьшение патологических изменений ЭЭГ в виде снижения мощности спектра медленноволновой активности к концу 1-й нед. после операции. Наиболее выраженными эти изменения были в лобно-центральных и лобно-височных отделах обоих полушарий. У пациентов, прооперированных в первые 2 нед. после развития инсульта, начиная с 1-й и до конца 2-й нед. послеоперационного периода наблюдалось угнетение альфа-активности, преимущественно альфа-2-диапазона, в обоих полушариях. По нашим данным, редукция альфа-активности является важным функциональным признаком тяжести патологического процесса. Выраженная депрессия альфа-активности на стороне обоих полушарий является неблагоприятным прогностическим фактором для выполнения каротидной эндартерэктомии и восстановления нарушенных функций после операции. Наличие стадии увеличения мощности альфа-ритма на стороне клинически интактного полушария с одновременной депрессией альфа-ритма на стороне пораженного полушария в послеоперационном периоде является благоприятным прогностическим фактором для восстановления нарушенных функций и коррелирует со статистически значимым уменьшением выраженности неврологического дефицита. У пациентов с инсультом средней тяжести по шкале NIHSS, прооперированных в первые 2 нед. после развития инсульта, начиная со 2-й нед. послеоперационного периода, в клинически интактном полушарии отмечалось уменьшение показателей ВПК, что, по-видимому, связано с ослаблением межполушарного взаимодействия и «истощением» регуляторного воздействия стволовых отделов головного мозга. Это коррелировало (p<0,05) с отсутствием динамики выраженности неврологического дефицита (по шкале NIHSS) у пациентов данной группы в этот период.
    Вне зависимости от сроков выполнения оперативного вмешательства у пациентов с неврологическим дефицитом средней степени тяжести по шкале NIHSS в 1-е сут после операции отмечается уменьшение показателей латентности основных пиков, преимущественно N30 и Р45, на стороне обоих полушарий, более выраженное на стороне пораженного полушария (p<0,05). Однако в конце 1-й нед. послеоперационного периода в основной группе мы наблюдали увеличение латентности пиков N20, N30 и Р45 на стороне обоих полушарий (p<0,05), которое сохранялось в течение первых 2-х нед. после операции. 
    Наряду с этим, начиная с 1-х сут и в течение 1-й нед. после операции, вне зависимости от сроков отмечалось увеличение амплитуды потенциала на стороне обоих полушарий. Это, по-видимому, является отражением улучшения кровоснабжения в зоне ишемии в 1-е сут после операции, которое затем плавно перерастает в развитие легкого гиперперфузионного синдрома вследствие развития вазогенного отека головного мозга, вызывающего угнетение функциональной активности головного мозга. Регистрация дальнейшего увеличения латентности пиков N30 и Р45 и снижение амплитуды комплекса N20–P23 как на стороне пораженного, так и на стороне клинически интактного полушария в основной группе к концу 2-й нед., вероятно, также подтверждают эту теорию. 
    Только к концу 3-й нед. после операции благодаря подключению компенсаторных механизмов, вероятно, коллатерального кровоснабжения происходит нормализация основных показателей в виде снижения показателей латентности и увеличения амплитуды потенциала на стороне поражения. При этом на стороне клинически интактного полушария показатели латентности были выше, а показатели амплитуды – ниже, чем в группе сравнения, что свидетельствует об «истощении» компенсаторного резерва. 
    Патологические изменения соматосенсорных вызванных потенциалов в виде увеличения латентности N30, Р45 и снижения амплитуды N20–P23 на стороне поражения являются более ранними динамическими показателями в послеоперационном периоде по сравнению с изменениями неврологического статуса и данными ВПК. 

    Заключение

    Полученные результаты отражают функциональную дезинтеграцию коры головного мозга вследствие структурных изменений и разобщения функциональных связей на фоне ишемического повреждения. Динамика спектрально-когерентных показателей ЭЭГ и показателей соматосенсорных вызванных потенциалов обоснованно служит инструментом оценки прогредиентного течения цереброваскулярной патологии и эффективности применяемых лечебных стратегий. При проведении каротидной эндартерэктомии в остром периоде ИИ комплекс электронейрофизиологических характеристик (нарушение когерентности, снижение амплитуд вызванных потенциалов и т. п.) может быть использован в качестве прогностического маркера, определяющего период восстановления неврологического дефицита в послеоперационном периоде.
Литература
1. Дуданов И.П., Белинская В.Г., Жуков А.Е. и соавт. Активная реперфузия головного мозга в острейшем периоде ишемического инсульта. Изменение диагностического стандарта // Российский нейрохирургический журнал им. проф. А.Л. Поленова. 2015. Т.VII (специальный выпуск). С. 17–19 [Dudanov I.P., Belinskaja V.G., Zhukov A.E. i soavt. Aktivnaja reperfuzija golovnogo mozga v ostrejshem periode ishemicheskogo insul'ta. Izmenenie diagnosticheskogo standarta // Rossijskij nejrohirurgicheskij zhurnal im. prof. A.L. Polenova. 2015. T.VII ( special'nyj vypusk). S. 17–19 (in Russian)].
2. Дуданов И.П., Васильченко Н.О., Коблов Е.С. Хирургическое лечение стенозированных сонных артерий у пациентов с выраженным неврологическим дефицитом в остром периоде ишемического инсульта // Нейрохирургия. 2013. № 2. С. 18–24 [Dudanov I.P., Vasil'chenko N.O., Koblov E.S. Hirurgicheskoe lechenie stenozirovannyh sonnyh arterij u pacientov s vyrazhennym nevrologicheskim deficitom v ostrom periode ishemicheskogo insul'ta // Nejrohirurgija. 2013. № 2. S. 18–24 (in Russian)].
3. AbuRahma A.F., Robinson P., Holt S.M. et al. Perioperative and late stroke rates of carotid endarterectomy contralateral to carotid artery occlusion: results from a randomized trial // Stroke. 2000. Vol. 31(2). P. 1566–1571.
4. Ahmed N., Steiner T., Caso V., Wahlgren N. Recommendations from the ESO-Karolinska Stroke Update Conference, Stockholm, 13–15 November 2016 // European Stroke Journal. 2017. Vol. 0(0). P. 1–8.
5. Bruls S., Van Damme H., Defraigne J.O. Timing of carotid endarterectomy: a comprehensive review // Acta Chirurgie Belgia. 2012. Vol. 112(1). P. 3–7.
6. Capoccia L., Sbarigia E., Speziale F. et al. The need for emergency surgical treatment in carotid-related stroke in evolution and crescendo transient ischemic attack // Journal Vascular Surgery. 2012. Vol. 55(6). P. 1611–1617.
7. Crozier J.E., Reid J., Welch G.H. et al. Early carotid endarterectomy following thrombolysis in the hyperacute treatment of stroke // British Journal Surgery. 2011. Vol. 98(2). P. 235–238.
8. Лысиченкова О.В. Динамика функционального состояния мозга во время реконструктивных операций на брахиоцефальных артериях по данным интраоперационного мониторинга соматосенсорных вызванных потенциалов // Клиническая физиология кровообращения. 2010. № 2. С. 57–61 [Lysichenkova, O.V. Dinamika funkcional'nogo sostojanija mozga vo vremja rekonstruktivnyh operacij na brahiocefal'nyh arterijah po dannym intraoperacionnogo monitoringa somatosensornyh vyzvannyh potencialov // Klinicheskaja fiziologija krovoobrashhenija. 2010. № 2. S. 57–61 (in Russian)].
9. Лысиченкова О. В. Определение группы риска церебральных интраоперационных осложнений при реконструктивных операциях на брахиоцефальных артериях по данным исследования соматосенсорных вызванных потенциалов // Кардиология и сердечно-сосудистая хирургия. 2010. № 3(1). С. 32–36 [Lysichenkova O. V. Opredelenie gruppy riska cerebral'nyh intraoperacionnyh oslozhnenij pri rekonstruktivnyh operacijah na brahiocefal'nyh arterijah po dannym issledovanija somatosensornyh vyzvannyh potencialov // Kardiologija i serdechno-sosudistaja hirurgija. 2010. №3(1). S. 32–36 (in Russian)].
10. Fried S. J. Median nerve somatosensory evoked potential monitoring during carotid endarterectomy: does reference choice matter? // J Clin Neurophysiol. 2014. Vol. 31(1). P. 55–57.
11. Malcharek M.J., Herbst V., Bartz G.J. et al. Multimodal evoked potential monitoring in asleep patients versus neurological evaluation in awake patients during carotid endarterectomy - a single-centre retrospective trial of 651 patients // Minerva Anestesiol. 2015. Vol. 6. P. 4–10.

Только для зарегистрированных пользователей

зарегистрироваться

Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Farmak
Egis
Зарегистрируйтесь сейчас и получите доступ к полезным сервисам:
  • Загрузка полнотекстовых версий журналов (PDF)
  • Медицинские калькуляторы
  • Список избранных статей по Вашей специальности
  • Видеоконференции и многое другое

С нами уже 50 000 врачей из различных областей.
Присоединяйтесь!
Если Вы врач, ответьте на вопрос:
Ликвор это:
Нажимая зарегистрироваться я даю согласие на обработку моих персональных данных
Зарегистрироваться
Если Вы уже зарегистрированы на сайте, введите свои данные:
Войти
Забыли пароль?