Особенности подбора терапии у пациентов с глаукомой и синдромом «сухого глаза»

Импакт фактор - 0,750*

*Импакт фактор за 2017 г. по данным РИНЦ

Журнал входит в Перечень рецензируемых научных изданий ВАК.

Ключевые слова
Похожие статьи в журнале РМЖ

Читайте в новом номере

РМЖ «Клиническая Офтальмология» №4 от 27.11.2018 стр. 186-189

DOI: 10.21689/2311-7729-2018-18-4-186-189

Рубрика: Офтальмология
Наряду с основным фокусом антиглаукомной терапии — снижением ВГД существует необходимость поддержки функции зрительного нерва и ганглиозных клеток сетчатки (ГКС). При назначении нейропротекторной терапии следует учитывать прежде всего возможность сохранения функциональной активности ГКС. Повышенная энергетическая потребность обусловливает большую уязвимость ГКС при нарушении регуляции внутриклеточного Са2+, метаболическом стрессе при повышении ВГД или сосудистых нарушениях. В настоящий момент в арсенале офтальмолога имеются разнообразные средства для гипотензивной и нейропротекторной терапии. При наличии противопоказаний или недостаточном эффекте средств первого выбора переходят к средствам второго выбора или комбинированной терапии. В этой ситуации предпочтительным является назначение антиглаукомных препаратов, обладающих одновременно выраженными гипотензивными и нейропротекторными свойствами. К таким средствам относится представитель селективных альфа2-адреномиметиков — бримонидин. Кроме нейропротективного эффекта бримонидин обладает двойным механизмом снижения уровня ВГД: одновременно уменьшает продукцию водяной влаги и активирует увеосклеральный отток. 0,2% раствор бримонидина (Люксфен) содержит в своем составе увлажняющий компонент — поливиниловый спирт, за счет которого может быть решена задача защиты глазной поверхности при назначении более одного препарата, содержащего консервант, в течение длительного периода времени.

Ключевые слова: ПОУГ, нейропротекция, альфа-агонисты, синдром «сухого глаза», бримонидин, Люксфен.

Для цитирования: Оганезова Ж.Г., Егоров Е.А. Особенности подбора терапии у пациентов с глаукомой и синдромом «сухого глаза» // РМЖ. Клиническая офтальмология. 2018. №4. С. 186-189
Features of therapy selection in patients with glaucoma and “dry eye” syndrome

J.G. Oganezova, E.A. Egorov

Pirogov Russian National Research Medical University, Moscow, Russian Federation

Along with the main focus of antiglaucomatous therapy — a reduction of IOP, there is a need to support the function of the optic nerve and retinal ganglion cells (RGC). In the prescription of neuroprotective therapy, the possibility of maintaining the functional activity of the RGC it should be considered primarily. Increased energy demand causes greater vulnerability of RGC in regulation violation of intracellular Ca2+, metabolic stress with increased IOP or vascular disorders. Currently, a toolkit of ophthalmologist has a variety of drugs for antihypertensive and neuroprotective therapy. In the presence of contraindications or insufficient effect of the first-choice drugs, it is switched to the second-choice drugs or combination therapy. In this situation, it is preferable to prescribe antiglaucomatous drugs with both pronounced antihypertensive and neuroprotective properties. Such drugs include a representative of selective alpha2-adrenergic agonists —brimonidine. In addition to neuroprotective effect, brimonidine has a double mechanism to reduce the level of IOP: at the same time, it reduces the production of water moisture and activates an uveoscleral outflow. 0.2% solution of brimonidine (Luxfen) contains in its formulation composition a moisturizing component — polyvinyl alcohol, due to which the problem of protecting the eye surface can be solved by prescribing more than one drug containing a preservative for a long period.

Key words: POAG, neuroprotection, alpha-agonists, dry eye syndrome, brimonidine, Luxfen.
For citation: Oganezova J.G., Egorov E.A. Features of therapy selection in patients with glaucoma and “dry eye” sydrome. RMJ “Clinical ophthalmology”. 2018;4:186–189.

В статье освещены особенности подбора терапии у пациентов с глаукомой и синдромом «сухого глаза». Обоснована необходимость применения антиглаукомных препаратов, обладающих одновременно выраженными гипотензивными и нейропротекторными свойствами.

Особенности подбора терапии у пациентов с глаукомой и синдромом «сухого глаза»     Глаукома — это заболевание полиэтиологической природы, для которого характерны прогрессирующая потеря преимущественно ганглиозных клеток сетчатки и уменьшение объема нейроретинального пояска с формированием патологической экскавации диска зрительного нерва. Возникающие при этом функциональные нарушения приводят к появлению типичных дефектов полей зрения [1]. Первичная открытоугольная глаукома (ПОУГ) наиболее распространена из всех форм глаукомы.
    Количество пациентов с ПОУГ на 2013 г. составило 44,1 млн человек во всем мире [2]. Так как симптомы заболевания проявляются уже в развитой или далеко зашедшей стадии, часто пациенты обращаются за лечением слишком поздно. Раннее обнаружение ПОУГ и вовремя назначенное местное гипотензивное лечение крайне важны для замедления прогрессирования заболевания и предотвращения потери зрения.
    Наряду с основным фокусом антиглаукомной терапии — снижением ВГД существует необходимость поддержки функции зрительного нерва и ганглиозных клеток сетчатки (ГКС). При назначении нейропротекторной терапии следует учитывать прежде всего возможность сохранения функциональной активности ГКС. ГКС являются уникальными структурно-функциональными элементами передачи зрительного импульса на большие расстояния в качестве проекционных нейронов. Их активность сопровождается увеличенным расходом энергии (АТФ). Повышенная энергетическая потребность обусловливает большую уязвимость ГКС при нарушении регуляции внутриклеточного Са2+, метаболическом стрессе при повышении ВГД или сосудистых нарушениях [3–5]. При различных дегенеративных заболеваниях центральной нервной системы (ЦНС) общей причиной гибели нейронов является нарушение регуляции баланса Са2+, что может происходить при перегрузке при избыточной активации NMDA-рецепторов и потенциал-зависимых Са2+ каналов [6].
    В настоящий момент в арсенале офтальмолога имеются разнообразные средства для гипотензивной и нейропротекторной терапии. При подборе терапии используется индивидуальный подход к каждому пациенту, учитываются переносимость назначаемых препаратов и достижение «давления цели» [7]. При наличии противопоказаний или недостаточном эффекте средств первого выбора переходят к средствам второго выбора или комбинированной терапии. В этой ситуации предпочтительным является назначение антиглаукомных препаратов, обладающих одновременно выраженными гипотензивными и нейропротекторными свойствами.
    К таким средствам относится представитель селективных альфа2-адреномиметиков — бримонидин. В виде 0,2% офтальмологического раствора бримонидина тартрат выпускается под торговым названием Люксфен® и кроме нейропротективного эффекта обладает двойным механизмом снижения уровня ВГД. Люксфен® одновременно снижает продукцию водяной влаги и активирует увеосклеральный отток. В настоящее время бримонидин существуют еще в форме 0,1% и 0,15% раствора. Эти растворы сравнимы по степени снижения ВГД — в среднем достигается снижение уровня ВГД на 22% от исходного уровня. Однако, по данным разных авторов, бримонидин в концентрации 0,2% обеспечивает более эффективное снижение офтальмотонуса в сравнении с более низкими концентрациями [8, 9].
   

Все селективные агонисты альфа2-адренорецепторов снижают офтальмотонус через 1–2 ч после инстилляции, а при регулярном закапывании гипотензивный эффект сохраняется. Первоначальное резкое падение ВГД объясняется резким сужением просвета кровеносных сосудов цилиарного тела, что вызывает снижение скорости кровотока и продукции водянистой влаги [10, 11]. После этого следует процесс адаптации тканей к сниженному количеству кислорода и питательных веществ, сосуды постепенно восстанавливают нормальную величину просвета, и кровоток нормализуется. Выработка эндогенных простагландинов и воздействие на имидазолиновые рецепторы цилиарного тела обусловливают улучшение оттока и поддержание гипотензивного эффекта селективных альфа2-адреномиметиков [12].
    Бримонидин относится к прямым нейропротекторам. Действие бримонидина основано на блокаде поступления ионов Ca2+ в нервную клетку, активации калиевых каналов и повышении ее жизнедеятельности в условиях ишемии, а также на предотвращении ее апоптоза за счет уменьшения активного выброса глутамата и аспартата и функциональной модуляции NMDA-рецепторов. Возможности нейропротекции при назначении бримонидина изучались на экспериментальных моделях оптической нейропатии, в т. ч. травматической, ишемической и глаукомной. Предполагается, что бримонидин может активировать антиапоптозный механизм в ГКС, вызывая экспрессию антиапоптозных генов Bcl-2 и Bcl-xL. Активация альфа2-адренергических рецепторов ГКС может ингибировать проапоптозные митохондриальные механизмы [13–17].
    В исследовании 2011 г. были получены данные, показывающие, что на сроках наблюдения до 48 мес. количество пациентов с ухудшением полей зрения было в 4 раза выше при использовании монотерапии тимололом, чем при назначении бримонидина [3].
    Назначение бримонидина оправданно у пациентов с начальными стадиями глаукомы и при необходимости нейропротекции. Особенно показано назначение бримонидина у пациентов с глаукомой низкого давления как особой категории больных с повышенным риском прогрессирования заболевания. Были получены хорошие результаты в отношении снижения уровня ВГД и профилактики нейродегенеративных изменений нервных клеток как в эксперименте, так и в клинике [18–20].
    Бримонидин также успешно используется в составе комбинированной терапии глаукомы при отсутствии достижения «давления цели» с помощью монотерапии. Бримонидин способен потенцировать действие аналогов простагландинов, позволяя достичь дополнительного снижения уровня ВГД на 3 мм рт. ст., а сочетание бримонидина с бета-блокаторами обеспечивает контроль ВГД лучше, чем каждый из этих препаратов в отдельности [21]. При комбинировании бримонидина 0,2% с латанопростом суммарный эффект составляет 33,4–39,0% снижения ВГД от исходного уровня. 
Также были получены данные, указывающие на превосходство комбинации бримонидина 0,2% с бета-блокаторами в отношении контроля офтальмотонуса над комбинацией 2% раствора дорзоламида с бета-блокаторами [22, 23].
    Назначение нескольких антиглаукомных средств с консервантами нередко сопровождается возникновением у пациентов синдрома «сухого глаза» (ССГ), который отягощает течение заболевания и вызывает выраженный дискомфорт со стороны глаз. Сочетание ПОУГ с ССГ выявляется, по данным некоторых авторов, у 52% пациентов [24]. Длительное местное лечение гипотензивными препаратами приводит к тем или иным проявлениям ССГ. Возникновение ССГ может провоцироваться как действием консервантов в составе глазных капель, так и непосредственно угнетающим действием препаратов на слезопродукцию. Особенно часто ССГ возникает на фоне применения бета-адреноблокаторов [25–27].
    Появляется все больше отечественных публикаций, подтверждающих необходимость компенсации токсического действия консервантов на глазную поверхность за счет дополнительного назначения слезозаменителей в составе комплексной терапии [28–30]. Люксфен содержит в своем составе увлажняющий компонент — поливиниловый спирт, за счет которого может быть решена задача защиты глазной поверхности при назначении более одного препарата, содержащего консервант, в течение длительного периода времени. Поливиниловый спирт смешивается с остатками нативной слезы и стабилизирует прероговичную слезную пленку, преимущественно за счет восстановления ее водного компонента
    Таким образом, 0,2% раствор бримонидина тартрата, содержащий в своем составе дополнительный увлажняющий компонент, может быть рекомендован для назначения как в монотерапии у пациентов с начальной глаукомой, с глаукомой нормального давления с целью снижения уровня ВГД и нейропротекции, так и в составе комбинированной антиглаукомной терапии для потенцирования гипотензивного эффекта и купирования проявлений ССГ.

Сведения об авторах: Оганезова Жанна Григорьевна — к.м.н., ассистент кафедры; Егоров Евгений Алексеевич — д.м.н., профессор, заведующий кафедрой офтальмологии лечебного факультета. ФГБОУ ВО РНИМУ им. Н.И. Пирогова Минздрава России. 117997, Россия, г. Москва, ул. Островитянова, д. 1. Контактная информация: Оганезова Жанна Григорьевна, e-mail: oganezova@doctormedia.ru. Прозрачность финансовой деятельности: авторы не имеют финансовой заинтересованности в представленных материалах или методах. Конфликт интересов отсутствует. Статья поступила 01.11.2018.
About the authors: Janna G. Oganezova — MD, PhD, Assistant of the Department of Ophthalmology; Eugene A. Egorov — MD, PhD, Professor, Head of Ophthalmological Department. Pirogov Russian National Research Medical University. 1, Ostrovitya-
nova str., Moscow, 117997, Russian Federation. Contact information: Janna G. Oganezova, e-mail: oganezova@doctormedia.ru. Financial Disclosure: author hasn’t any financial or property interest in any material or method mentioned. There is no conflict of interests. Received 01.11.2018.
Литература
1. Shon K., Wollstein G., Schuman J.S., Sung K.R. Prediction of glaucomatous visual field progression: pointwise analysis. Curr. Eye Res. 2014;39(7):705–710.
2. Tham Y.C., Li X., Wong T.Y. et al. Global prevalence of glaucoma and projections of glaucoma burden through 2040: a systematic review and meta-analysis. Ophthalmology. 2014;121(11):2081–2090.
3. Dong C-J., Guo Y., Agey P. et al. α2 Adrenergic Modulation of NMDA Receptor Function as a Major Mechanism of RGC Protection in Experimental Glaucoma and Retinal Excitotoxicity. Invest. Ophthalmol. Vis. Sci. 2008;49(10):4515–4522.
4. Baltan S., Inman D.M., Danilov С.A. et al. Metabolic vulnerability disposes retinal ganglion cell axons to dysfunction in a model of glaucomatous degeneration. J. Neurosci. 2010;30(16):5644–5652.
5. Moore D., Harris A., WuDunn D. et al. Dysfunctional regulation of ocular blood flow: A risk factor for glaucoma? Clinical. Ophthalmol. 2008;2(4):849–861.
6. Bezprozvanny I. Calcium signaling and neurodegenerative diseases. Trends. Mol. Med. 2009;15(3):89–100.
7. Национальное руководство по глаукоме для практикующих врачей. Под ред. Е.А. Егорова, Ю.С. Астахова, В.П. Еричева. М.: ГЭОТАР-Медиа, 2015:456.
8. Abud T.B., Scuoteguazza F.M., Oliveira E.S. et al. Hypotensive effect of three different formulations of brimonidine tartrate in normal eyes. Arq. Bras. Oftalmol. 2013;76:69–71.
9. Kim C.Y., Hong S., Seong G.J. Brimonidine 0.2% versus brimonidine Purite 0.15% in Asian ocular hypertension. J. Ocul. Pharmacol. Ther. 2007;23:481–486.
10. Rahman M.Q., Ramaesh K., Montgomery D.M. Brimonidine for glaucoma. Expert. Opin. Drug Saf. 2010;9:483–491.
11. Jimmy D.B., Siret D.J. Clinical ocular pharmacology. Elsevier Health Sciences. 2008; 793.
12. Sponsel W.E., Paris G., Trigo Y. et al. Latanoprost and brimonidine: therapeutic and physiologic assessment before and after oral nonsteroidal antiinflammatory therapy. Am. J. Ophthalmol. 2002;133:11–18.
13. Donello J.E., Padillo E.U., Webster M.L. et al. Alpha(2)-Adrenoceptor agonists inhibit vitreal glutamate and aspartate accumulation and preserve retinal function after transient ischemia. J. Pharmacol. Exp. Ther. 2001;296:216–223.
14. Lai R.K., Chun T., Hasson D. et al. Alpha-2 adrenoceptor agonist protects retinal function after acute retinal ischemic injury in the rat. Vis. Neurosci. 2002;19:175–185.
15. Hernandez M., Urcola J.H., Vecino E. Retinal ganglion cell neuroprotection in a rat model of glaucoma following brimonidine, latanoprost or combined treatments. Exp. Eye Res. 2008;86:798–806.
16. WoldeMussie E., Ruiz G., Wijono M., Wheeler L.A. Neuroprotection of retinal ganglion cells by brimonidine in rats with laser-induced chronic ocular hypertension. Invest. Ophthalmol. Vis. Sci. 2001;42:2849–2855.
17. Krupin T., Liebmann J.M., Greenfield D.S. et al. Low-Pressure Glaucoma Study Group. A randomized trial of brimonidine versus timolol in preserving visual function: results from the Low-Pressure Glaucoma Treatment Study. Am. J. Ophthalmol. 2011;151(4):671–681.
18. Semba K., Namekata K., Kimura A. et al. Brimonidine prevents neurodegeneration in a mouse model of normal tension glaucoma. Cell Death Dis. 2014;5(7):1341.
19. Feke G.T., Bex P.J., Taylor C.P. et al. Effect of brimonidine on retinal vascular autoregulation and short-term visual function in normal tension glaucoma. Am. J. Ophthalmol. 2014;158(1):105–112.
20. Gandolfi S.A., Cimino L., Mora P. Effect of brimonidine on intraocular pressure in normal tension glaucoma: a short —term clinical trial. Eur. J. Ophthalmol. 2003;13(7):611–615.
21. Craven E.R., Walters T.R., Williams R. et al. Combigan Study Group. Brimonidine and timolol fixed-combination therapy versus monotherapy: a 3-month randomized trial in patients with glaucoma or ocular hypertension. J. Ocul. Pharmacol. Ther. 2005;21:337–348.
22. Centofanti M., Manni G., Gregori D. et al. Comparative acute effects of brimonidine 0.2% versus dorzolamide 2% combined with beta-blockers in glaucoma. Graefes Arch. Clin. Exp. Ophthalmol. 2000;238:302–305.
23. Simmons S.T., Alphagan/Trusopt Study Group. Efficacy of brimonidine 0.2% and dorzolamide 2% as adjunctive therapy to beta-blockers in adult patients with glaucoma or ocular hypertension. Clin. Ther. 2001;23:604–619.
24. Erb C., Gast U., Schremmer D. German register for glaucoma patients with dry eye. I. Basic outcome with respect to dry eye. Graefes Arch. Clin. Exp. Ophthalmol. 2008;246(11):1593–1601.
25. Katz G., Springs C.L., Craven E.R. Ocular surface disease in patients with glaucoma or ocular hypertension treated with either BAK-preserved latanoprost or BAK-free travoprost. Clinical Ophthalmology. 2010;4(1):1253–1261.
26. Malvitte L., Montange T., Vejux A. Measurement of inflammatory cytokines by multicytokine assay in tears of patients with glaucoma topically treated with chronic drugs. Br. J. Ophthalmol. 2007;91(1):29–32.
27. Manni G., Centofanti M., Oddone F. Interleukin-1beta tear concentration in glaucomatous and ocular hypertensive patients treated with preservativefree nonselective beta-blockers. Am. J. Ophthalmol. 2005;139(1):72–77.
28. Еричев В.П., Амбарцумян К.Г. Консерванты и вторичный синдром «сухого глаза» при длительной местной медикаментозной терапии первичной открытоугольной глаукомы. Глаукома. 2011;2:59–66.
29. Егорова Г.Б., Аверич В.В. Снижение цитотоксического действия консерванта в составе офтальмогипотензивных препаратов с помощью слезозаместительной терапии. Вестник офтальмологии. 2018;134(3):48–56.
30. Егорова Г.Б., Еричев В.П., Суббот А.М. и др. Оценка возможностей снижения токсического действия антиглаукомного гипотензивного препарата, содержащего консервант бензалкония хлорид, на первичную культуру клеток лимба роговицы с помощью слезозаменителя Стиллавит (экспериментальное исследование). Национальный журнал глаукома. 2017;16(4):31–36.
1. Shon K., Wollstein G., Schuman J.S., Sung K.R. Prediction of glaucomatous visual field progression: pointwise analysis. Curr. Eye Res. 2014;39(7):705–710.
2. Tham Y.C., Li X., Wong T.Y. et al. Global prevalence of glaucoma and projections of glaucoma burden through 2040: a systematic review and meta-analysis. Ophthalmology. 2014;121(11):2081–2090.
3. Dong C-J., Guo Y., Agey P. et al. α2 Adrenergic Modulation of NMDA Receptor Function as a Major Mechanism of RGC Protection in Experimental Glaucoma and Retinal Excitotoxicity. Invest. Ophthalmol. Vis. Sci. 2008;49(10):4515–4522.
4. Baltan S., Inman D.M., Danilov С.A. et al. Metabolic vulnerability disposes retinal ganglion cell axons to dysfunction in a model of glaucomatous degeneration. J. Neurosci. 2010;30(16):5644–5652.
5. Moore D., Harris A., WuDunn D. et al. Dysfunctional regulation of ocular blood flow: A risk factor for glaucoma? Clinical. Ophthalmol. 2008;2(4):849–861.
6. Bezprozvanny I. Calcium signaling and neurodegenerative diseases. Trends. Mol. Med. 2009;15(3):89–100.
7. National glaucoma guidelines for practitioners. Editors E.A. Egorov, Yu.S. Astakhov, V.P. Erichev. M.: GEOTAR-Media, 2015:456 (in Russ.).
8. Abud T.B., Scuoteguazza F.M., Oliveira E.S. et al. Hypotensive effect of three different formulations of brimonidine tartrate in normal eyes. Arq. Bras. Oftalmol. 2013;76:69–71.
9. Kim C.Y., Hong S., Seong G.J. Brimonidine 0.2% versus brimonidine Purite 0.15% in Asian ocular hypertension. J. Ocul. Pharmacol. Ther. 2007;23:481–486.
10. Rahman M.Q., Ramaesh K., Montgomery D.M. Brimonidine for glaucoma. Expert. Opin. Drug Saf. 2010;9:483–491.
11. Jimmy D.B., Siret D.J. Clinical ocular pharmacology. Elsevier Health Sciences. 2008; 793.
12. Sponsel W.E., Paris G., Trigo Y. et al. Latanoprost and brimonidine: therapeutic and physiologic assessment before and after oral nonsteroidal antiinflammatory therapy. Am. J. Ophthalmol. 2002;133:11–18.
13. Donello J.E., Padillo E.U., Webster M.L. et al. Alpha(2)-Adrenoceptor agonists inhibit vitreal glutamate and aspartate accumulation and preserve retinal function after transient ischemia. J. Pharmacol. Exp. Ther. 2001;296:216–223.
14. Lai R.K., Chun T., Hasson D. et al. Alpha-2 adrenoceptor agonist protects retinal function after acute retinal ischemic injury in the rat. Vis. Neurosci. 2002;19:175–185.
15. Hernandez M., Urcola J.H., Vecino E. Retinal ganglion cell neuroprotection in a rat model of glaucoma following brimonidine, latanoprost or combined treatments. Exp. Eye Res. 2008;86:798–806.
16. WoldeMussie E., Ruiz G., Wijono M., Wheeler L.A. Neuroprotection of retinal ganglion cells by brimonidine in rats with laser-induced chronic ocular hypertension. Invest. Ophthalmol. Vis. Sci. 2001;42:2849–2855.
17. Krupin T., Liebmann J.M., Greenfield D.S. et al. Low-Pressure Glaucoma Study Group. A randomized trial of brimonidine versus timolol in preserving visual function: results from the Low-Pressure Glaucoma Treatment Study. Am. J. Ophthalmol. 2011;151(4):671–681.
18. Semba K., Namekata K., Kimura A. et al. Brimonidine prevents neurodegeneration in a mouse model of normal tension glaucoma. Cell Death Dis. 2014;5(7):1341.
19. Feke G.T., Bex P.J., Taylor C.P. et al. Effect of brimonidine on retinal vascular autoregulation and short-term visual function in normal tension glaucoma. Am. J. Ophthalmol. 2014;158(1):105–112.
20. Gandolfi S.A., Cimino L., Mora P. Effect of brimonidine on intraocular pressure in normal tension glaucoma: a short —term clinical trial. Eur. J. Ophthalmol. 2003;13(7):611–615.
21. Craven E.R., Walters T.R., Williams R. et al. Combigan Study Group. Brimonidine and timolol fixed-combination therapy versus monotherapy: a 3-month randomized trial in patients with glaucoma or ocular hypertension. J. Ocul. Pharmacol. Ther. 2005;21:337–348.
22. Centofanti M., Manni G., Gregori D. et al. Comparative acute effects of brimonidine 0.2% versus dorzolamide 2% combined with beta-blockers in glaucoma. Graefes Arch. Clin. Exp. Ophthalmol. 2000;238:302–305.
23. Simmons S.T., Alphagan/Trusopt Study Group. Efficacy of brimonidine 0.2% and dorzolamide 2% as adjunctive therapy to beta-blockers in adult patients with glaucoma or ocular hypertension. Clin. Ther. 2001;23:604–619.
24. Erb C., Gast U., Schremmer D. German register for glaucoma patients with dry eye. I. Basic outcome with respect to dry eye. Graefes Arch. Clin. Exp. Ophthalmol. 2008;246(11):1593–1601.
25. Katz G., Springs C.L., Craven E.R. Ocular surface disease in patients with glaucoma or ocular hypertension treated with either BAK-preserved latanoprost or BAK-free travoprost. Clinical Ophthalmology. 2010;4(1):1253–1261.
26. Malvitte L., Montange T., Vejux A. Measurement of inflammatory cytokines by multicytokine assay in tears of patients with glaucoma topically treated with chronic drugs. Br. J. Ophthalmol. 2007;91(1):29–32.
27. Manni G., Centofanti M., Oddone F. Interleukin-1beta tear concentration in glaucomatous and ocular hypertensive patients treated with preservativefree nonselective beta-blockers. Am. J. Ophthalmol. 2005;139(1):72–77.
28. Erichev V.P., Ambartsumyan K.H. The preservatives and secondary dry eye syndrome in long-term topical open-angle glaucoma therapy. Glaucoma. 2011;2:59–66 (in Russ.).
29. Egorova G.B., Averich V.V. Decrease of the cytotoxic effect of the preservative in eye antiglaucomatous preparations with the help of tear substitutes. Ophthalomol. Bullet. 2018;134(3):48–56 (in Russ.).
30. Egorova G.B., Erichev V.P., Subbot A.M. et al. Evaluation of the possibilities of the decrease of the toxic effect of antiglaucomatous hypotensive ophthalmic solution containing preservative benzalkonium chloride on the primary cell culture of the corneal limbus with the help of tear substitute Stillavit (experimental study). National Journal Glaucoma. 2017;16(4):31–36 (in Russ.).

Только для зарегистрированных пользователей

зарегистрироваться

Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Farmak
Egis
Зарегистрируйтесь сейчас и получите доступ к полезным сервисам:
  • Загрузка полнотекстовых версий журналов (PDF)
  • Актуальные новости медицины
  • Список избранных статей по Вашей специальности
  • Анонсы конференций и многое другое

С нами уже 50 000 врачей из различных областей.
Присоединяйтесь!
Если Вы врач, ответьте на вопрос:
Дисфагия это:
Нажимая зарегистрироваться я даю согласие на обработку моих персональных данных
Зарегистрироваться
Если Вы уже зарегистрированы на сайте, введите свои данные:
Войти
Забыли пароль?
Забыли пароль?