Острые инфекции с сочетанным поражением дыхательной и пищеварительной систем: вызов современности

Импакт фактор - 0,750*

*Импакт фактор за 2017 г. по данным РИНЦ

Журнал входит в Перечень рецензируемых научных изданий ВАК.

Ключевые слова
Похожие статьи в журнале РМЖ

Читайте в новом номере

Регулярные выпуски «РМЖ» №2(ll) от 26.03.2018 стр. 84-89
Рубрика: Педиатрия
Острые респираторные инфекции (ОРИ) и острые кишечные инфекции (ОКИ) занимают два ведущих места в структуре заболеваемости, а также по величине экономического ущерба и в России, и во всем мире. При этом остается актуальной проблема смертности детей от острых инфекций верхних дыхательных путей и их осложнений.
В статье представлены современные сведения о распространенности, эпидемиологии, клинических особенностях, диагностике ОРИ.
Помимо возбудителей ОРИ с избирательным поражением респираторного тракта в последнее время привлекают внимание вирусы, вызывающие также и симптомы поражения пищеварительной системы, прежде всего рвоту и диарею. С другой стороны, в настоящее время известны возбудители ОКИ, «побочными» эффектами которых являются поражения респираторного тракта. В статье приведены эпидемиологические и клинико-патогенетические особенности относительно данных ОРИ и ОКИ.
Проблема диагностики и лечения сочетанных инфекций у детей в настоящее время остается чрезвычайно актуальной. Разнообразие и открытие новых респираторных вирусов, их изменчивость, быстрое формирование штаммов, резистентных к противовирусным средствам и модифицирующих адаптивные иммунные реакции у человека, приводят к возрастанию частоты вирусных микст-инфекций, что диктует необходимость разработки и внедрения новых алгоритмов диагностики и лечения.

Ключевые слова: острые респираторные инфекции, кишечные инфекции, вирусы, микст-инфекция

Для цитирования: Каннер Е.В., Горелов А.В., Печкуров Д.В., Максимов М.Л. Острые инфекции с сочетанным поражением дыхательной и пищеварительной систем: вызов современности // РМЖ. 2018. №2(ll). С. 84-89
Acute infections with coexistent affection of the respiratory and digestive systems: the challenge of modernity
Kanner E.V.1, Gorelov A.V.1,2, Pechkurov D.V.3, Maksimov M.L.4

1 Central Research Institute of Epidemiology of The Federal Service on Customers’ Rights Protection and Human Well-being Surveillance, Moscow
2 Sechenov University, Moscow
3 Samara State Medical University
4 Kazan State Medical Academy (branch of Russian Medical Academy of Сontinuous Postgraduate Education)

Acute respiratory (ARI) and acute enteric infections (AEI) rank first in the structure of morbidity and the economic losses in Russia and in the entire world. At the same time, the problem of the mortality of children from acute upper respiratory tract infections and their complications remains urgent.
The article presents current information on prevalence, epidemiology, clinical features, diagnosis of ARI.
Besides ARI pathogens which selectively affect the respiratory tract, recently attention has been paid to viruses that cause also the symptoms of the digestive system disorders, especially vomiting and diarrhea. On the other hand, at present, we know the AEI pathogens, which cause also the lesions of the respiratory tract. The article presents epidemiological and clinico-pathogenetic features concerning these ARI and AEI data.
Currently, the problem of diagnosis and treatment of coexistent infections in children remains very urgent. The diversity and discovery of new respiratory viruses, their variability, the rapid formation of strains resistant to antiviral agents and modifying adaptive immune responses in humans, lead to an increase in the frequency of viral mixed infections, which determines the need to develop and implement new diagnostic and treatment algorithms.

Key words: acute respiratory infections, enteric infections, viruses, mixed infection.
For citation: Kanner E.V., Gorelov A.V. Pechkurov D.V., Maksimov M.L. Acute infections with coexistent affection of the respiratory and digestive systems: the challenge of modernity // RMJ. 2018. № 2(II). P. 84–89.

Статья посвящена проблеме острых инфекций с сочетанным поражением дыхательной и пищеварительной систем. Приведены эпидемиологические и клинико-патогенетические особенности относительно данных респираторных и кишечных инфекций.

    Введение

    Два ведущих места в структуре заболеваемости, а также по величине экономического ущерба и в России, и во всем мире занимают острые респираторные инфекции (ОРИ) и острые кишечные инфекции (ОКИ) [1]. Согласно данным, приведенным в государственном отчете о состоянии санитарно-эпидемического благополучия населения Российской Федерации (РФ), в 2016 г. показатель заболеваемости ОРИ составил 21 658,3 на 100 тыс., ОКИ неустановленной этиологии — 364,88 на 100 тыс. населения, что мало отличается от данных последних 10 лет [2].
    В 2016 г. экономическая значимость острых инфекций верхних дыхательных путей (ВДП) множественной и неуточненной локализации составила до 0,5 млрд руб., что значительно превышает суммарную значимость всех остальных инфекционных и паразитарных заболеваний. Максимальная заболеваемость наблюдалась в возрастных группах 1–2 года — 120 694,5 и 3–6 лет — 117 761,1 на 100 тыс., это почти в 6 раз выше показателя для населения в целом [2].
   При этом остается актуальной проблема смертности детей от острых инфекций ВДП и их осложнений. Смертность детского населения РФ от инфекционных и паразитарных заболеваний в 2015 г. составила 3,4 на 100 тыс., а от болезней органов дыхания, которые в большинстве случаев патогенетически связаны с острыми инфекциями ВДП, — 
5,1 на 100 тыс., что превышает показатели всех остальных причин смерти, за исключением внешних [3]. Наиболее тяжелым осложнением острых респираторных инфекций ВДП в РФ и в мире, имеющим высокую распространенность, является пневмония, которая, по данным Всемирной организации здравоохранения, в 2015 г. обусловила 15% всех случаев смерти детей в возрасте до 5 лет [4, 5].
    До 80% всех случаев острых инфекций ВДП у детей вызваны вирусными агентами, на втором месте со значительным отставанием находятся бактерии [6–9]. В связи с этим в широкой клинической практике при симптомокомплексе поражения ВДП множественной и неуточненной локализации чаще используются термины «острая респираторная инфекция» (ОРИ) или «острая респираторная вирусная инфекция» (ОРВИ) [10].
    Ведущими синдромами ОРИ являются катаральный и гипертермический, вместе с тем нередко к традиционной клинической картине присоединяются симптомы поражения пищеварительной системы в виде абдоминальных болей, диспепсии и диареи [11–14]. Это может быть обусловлено несколькими причинами: особенностями возбудителя, сочетанным инфицированием возбудителями, тропными к дыхательной системе и желудочно-кишечному тракту (ЖКТ), а также побочным действи-
ем лекарственных средств, используемых в терапии ОРИ [15–17].

    Возбудители и клиническая картина ори

   В настоящее время известно около 200 вирусов — возбудителей ОРИ [18]. Общим для группы заболеваний, объединенных термином «ОРИ», является преобладание в клинической картине гипертермического и катарального синдромов. При этом отдельные заболевания из группы ОРИ имеют свои отличительные черты, что связано с тропностью тех или иных вирусов к определенным отделам респираторного тракта [19]. Вирусы гриппа и парагриппа могут поражать эпителий как верхних, так и нижних дыхательных путей, при риновирусной инфекции поражаются преимущественно гортань и трахея, аденовирусы тропны и к конъюнктиве склер, кроме того, для этой инфекции характерно развитие интоксикации [11, 18, 20, 21].
   

Герпесвирусные инфекции могут протекать под маской вирусной инфекции, причем неадекватная этиотропная терапия в этих случаях ведет к рецидивирующему течению, развитию хронической патологии ЛОР-органов, длительному субфебрилитету, поражению лимфатической системы, гепатолиенальному синдрому, нейтропении [22, 23]. При тщательной этиологической верификации ОРИ нередко выявляется микст-инфицирование классическими респираторными и герпетическими вирусами, т. к. наличие последних создает предпосылки для инфицирования респираторными вирусами [24]. Причем постоянно, практически ежегодно происходит открытие новых вирусов, обладающих особыми свойствами [25–27].
    Однако помимо возбудителей ОРИ с избирательным поражением респираторного тракта в последнее время привлекают внимание вирусы, вызывающие также и симптомы поражения пищеварительной системы, прежде всего рвоту и диарею [28–31].
    Аденовирусная инфекция, как правило, воспринимается как классическая респираторная, с реализацией в виде фаринготонзиллита, конъюнктивита, трахеобронхита, поражения лимфатической ткани [31]. Однако аденовирусы 40, 41 типов также могут вызывать инфекции, протекающие с диарейным синдромом, по некоторым данным, их удельный вес в структуре острых диарей у детей составляет 9–15%, а с учетом сочетанного инфицирования — до 20% [32–35].
    Общеизвестно, что ведущими симптомами риновирусной инфекции являются заложенность носа, чихание и ринорея серозно-водянистого характера. Часто больные отмечают кашель, боль в горле и недомогание, гиперемию век, слезотечение [31]. При этом описаны случаи внелегочных проявлений заболевания, в частности гастроэнтерита с выделением в кале риновируса [36].
    В 2005 г. был описан бокавирус (семейство Parvoviridae), который вызывает преимущественно поражения респираторного тракта, но в трети случаев к ним присоединяются диспепсический и диарейный синдромы [37, 38]. При мета­пневмовирусной инфекции наряду с респираторными симптомами в 19% случаев развивается диарея, в 16% — 
рвота [39].
    Анализ спорадических и эпидемических случаев гриппа показывает — несмотря на то, что при этом заболевании на первый план выходят лихорадочный и интоксикационный синдромы, кишечные проявления встречаются в зависимости от генотипа возбудителя с частотой от 30 до 50% [40, 41]. При анализе причин летальных исходов от гриппа A (H1N1) PDM 09 в сезон 2015/2016 гг. была отмечена значительная частота диарейного синдрома [13].
    Одним из «новых» вирусных агентов, вызывающих ОРИ у человека, является коронавирус. Впервые он был выделен D. Tyrrell и M. Bynoe еще в 1965 г. от больного острым респираторным заболеванием, однако интенсивное изучение коронавирусов началось лишь в начале XXI в. с развитием технологически новых лабораторных методов исследования, таких как метод полимеразной цепной реакции (ПЦР). В последующем были открыты различные штаммы этого вируса, вызывающие заболевания не только у человека, но и у млекопитающих [42, 43].
    Клинические проявления при коронавирусной инфекции разнообразны и чаще включают поражение верхних отделов респираторного тракта с развитием ринита, 
фарингита, острого бронхита [44]. При коронавирусной инфекции также возможно поражение ЖКТ с развитием гастроэнтерита, причем возможно как сочетание симптомов поражения респираторного и пищеварительного трактов, так и симптоматика поражения исключительно ЖКТ [45, 46]. По данным отечественных исследователей, при коронавирусной инфекции наряду с респираторными симптомами у 7,5% пациентов имеет место рвота, у 10% — диарея.
    С другой стороны, в настоящее время известны возбудители ОКИ, «побочными» эффектами которых являются поражения респираторного тракта [47–49]. В частности, изучается семейство Reoviridae (от англ. Respiratory Enteric Orphan Viruses). Семейство включает 4 рода — Orthoreovirus, Orbivirus, Rotavirus, Colotivirus и сотни видов. Они чрезвычайно устойчивы к средовым воздействиям, широко распространены, выделяясь от людей, млекопитающих в норме или при желудочно-кишечных и респираторных инфекциях [50]. Часть из них патогенна для человека, при этом особый интерес представляет ротавирус, способный вызывать массовые вспышки, прежде всего среди детского населения [51, 52].
    Классическими проявлениями ротавирусной инфекции (РвИ) являются гастроинтестинальные симптомы — рвота и диарея на фоне высокой температуры [53–55]. Имеются исследования, демонстрирующие поражение печени и поджелудочной железы ротавирусной природы [56–58]. Однако полисистемность поражений при РвИ выражается еще и в развитии в ряде случаев респираторных симптомов [59–61]. Особенно интересным является то, что повторные случаи РвИ у ребенка протекают чаще с преобладанием респираторных симптомов [49]. Так, по данным Н.Х. Тхакушиновой, в течение года повторные эпизоды РвИ переносят 22–24% детей, в ходе повторной РвИ катаральные симптомы присутствуют в 2 раза чаще, чем при первичной (51,1 и 27,2% соответственно), а диарея развивается в 1,5 раза реже (98,3 и 61,6% соответственно) [62].
    Двойственность природы реовирусов подчеркивается тем, что их удается выделять от больных и из носоглоточного отделяемого, и из фекалий. Полагают, что реовирусной инфекции может принадлежать определенная роль в манифестации глютеновой энтеропатии [63].
    Норовирусная инфекция, по данным различных авторов, делит второе-третье места в этиологической структуре диарей с аденовирусами 40, 41 типов [64–66]. В клинической картине при этой инфекции преобладают рвота и диарея, причем в большинстве случаев в дебюте заболевания на первый план выходит рвота, нередко приводящая к развитию эксикоза. Однако у двух третей детей до 1 года и у трети старше 1 года имеют место катаральные явления и ринорея [67]. По некоторым данным, заболевание в большинстве случаев протекает как микст-инфекция с энтеротоксигенными эшерихиозами или в сочетании с ОРИ с манифестацией соответствующих клинических симптомов [68].
    Энтеровирусные инфекции — группа заболеваний, вызываемых вирусами рода энтеровирусов из семейства пикорнавирусов, также может протекать с полиорганными поражениями, при этом одной из мишеней может быть 
ЖКТ. Энтеровирусная диарея возникает остро, протекает с высокой или субфебрильной температурой тела, метеоризмом и болями в животе (больше в илеоцекальной области), возможна повторная рвота. При осмотре больных часто одновременно выявляют катаральные изменения со стороны ВДП [69].

    Сочетанные инфекции

    Чрезвычайно актуальна на сегодняшний день проблема сочетанных инфекций. В частности, доказано, что от одной пятой до трети всех ОРИ в мире могут быть обусловлены сразу несколькими этиологическими агентами, сочетающимися у одного пациента, например, у 23% больных с лабораторно подтвержденным гриппом был выявлен как минимум еще один респираторный вирусный патоген [70]. При этом заражение может происходить одновременно двумя и более возбудителями («ассоциированная», «сателлитная», «коинфекция»), или новая инфекция может наслаиваться на уже имеющееся заболевание («суперинфекция»). Полиэтиологичность ОРИ в условиях многочисленных контактов между болеющими детьми в стационарах и детских дошкольных учреждениях и специфичность постинфекционного иммунитета определяют возможность возникновения высокой частоты сочетанной инфекционной патологии [71].
    К наиболее распространенным возбудителям при сочетанном инфицировании относятся риновирусы, вирусы гриппа, парагриппа, RSV, коронавирусы, метапневмовирусы, бокавирусы и аденовирусы [72]. Из вирусно-вирусных ассоциаций возбудителей ОРИ у детей чаще встречаются ассоциации нескольких серотипов вирусов гриппа, а также вирусов гриппа с возбудителями адено-, респираторно-синцитиальной и парагриппозной инфекции, при вирусно-бактериальных ассоциациях — сочетания аденовирусов с кокками (стрепто-, пневмо-, стафилококками), риновирусов и гемофильной палочки, различных вирусов с микоплазменной инфекцией [70].
    Н.Н. Мазуник убедительно показала, что при нахождении детей в стационаре более 7 дней у 39,2% пациентов происходит внутрибольничное инфицирование респираторными вирусами, особенно при нахождении в палатах диагностического респираторного отделения [73].
    Причины, условия и последствия одновременного участия в течении заболевания нескольких возбудителей интенсивно изучаются. Наиболее высокая заболеваемость сочетанными ОРИ наблюдается у новорожденных, что можно объяснить разнообразием путей инфицирования и незрелостью иммунитета [74]. Для сочетанных ОРИ характерна наиболее высокая частота регистрации в холодное время года, особенно в сезон высокой эпидемической активности респираторно-синцитиального вируса (PC-вируса) и гриппа [73]. Основными способами заражения ОРИ, в т. ч. и сочетанными, являются воздушно-капельный и контактный пути, последний более характерен для детских коллективов [75]. Сочетание нескольких респираторных патогенов, как правило, утяжеляет течение ОРИ, в частности, коинфицирование детей PC-вирусом и другими вирусами, поражающими дыхательные пути, чаще приводит к тяжелым и среднетяжелым формам заболевания, чем PC-моноинфекция [76]. Наличие микст-инфицирования при гриппе даже в случае раннего начала приема этиотропных препаратов значительно снижает эффективность терапии, ухудшая прогноз [77].
    Как правило, сочетанные инфекции протекают длительнее, при них чаще возникают различные осложнения, у детей с различной хронической патологией даже нетяжелая респираторная инфекция может стать причиной обострения хронического заболевания [75, 78].
    Увеличение числа сочетанных ОРИ можно связать и с широким использованием высокочувствительного метода ПЦР, который позволяет с первых часов заболевания получить исчерпывающую информацию о возбудителях. Благодаря внедрению метода ПЦР стал реальностью и факт совместного обнаружения «новых» и «традиционных» возбудителей ОРИ [79, 80].
    По некоторым данным, до 70% кишечных инфекций имеют сочетанную этиологию [81, 82]. В инфекционном стационаре сочетанное поражение респираторного и пищеварительного трактов было отмечено у каждого 4–5-го ребенка, у большинства детей доминировала вирусная инфекция, причем в половине случаев имели место микст-инфекции, чаще вирусно-вирусные. В качестве одного из агентов, как правило, фигурировала адено-, рота- или коронавирусная инфекция [29].
    Ротавирусная инфекция нередко протекает в сочетании с другими возбудителями ОКИ как вирусной, так и бактериальной этиологии. Согласно исследованиям отечественных авторов, среди госпитализированных детей с ОКИ встречаемость 2 возбудителей отмечена в 28% случаев, причем в 90% случаев это было сочетание рота- и норовирусной инфекций. Кроме того, в последние годы отмечается высокая частота сочетанных форм псевдотуберкулеза и кишечного иерсиниоза с другими инфекциями, в частности с вирусными [83].
    Многочисленными данными подтверждены более тяжелое и затяжное течение сочетанных инфекций, высокий удельный вес стойкого бактерионосительства в этих случаях, большая частота развития постинфекционной патологии ЖКТ [62, 84].
    Большинство вопросов, касающихся сочетанных инфекций, на сегодняшний день остаются без ответов: неизвестны взаимное влияние микроорганизмов друг на друга в зараженном организме, изменение вирулентности при различных сочетаниях возбудителей, особенности влияния сочетанных инфекций на иммунный ответ и закономерности формирования иммунного ответа при различных сочетаниях патогенов [85].
     Нередко встречается сочетание возбудителей кишечных и респираторных инфекций, при этом отмечаются более тяжелое течение инфекционного процесса, смешанная симптоматика, высокая частота постинфекционного
вирусо- и бактерионосительства [84, 86, 87]. Описано сочетанное течение норо- и аденовирусной инфекции, которая протекает более тяжело, с комбинированным поражением дыхательной и пищеварительной систем, выраженной интоксикацией [88].
    Наряду с отсутствием сведений о причинах развития сочетанных инфекций, патоморфозе этих состояний, механизмах взаимодействия патогенов, особенностях лечебной тактики при сочетанной инфекционной патологии необходимо констатировать слабую методологическую и нормативную базу, на которую должен опираться эпидемиологический надзор за сочетанными инфекциями. Не разработаны инструменты эпидемиологического надзора при большом разнообразии сочетанных инфекций и при отсутствии полноценной информационной базы [83].

    Антибиотико-ассоциированная диарея при ори

    При ОРИ часто развивается диарея, которая связана с приемом лекарственных средств, прежде всего антибиотиков [17]. Антибиотико-ассоциированная диарея (ААД) может развиваться уже с первых дней приема антибактериального препарата и иметь тяжелое течение, особенно в тех случаях, когда ее этиологическим агентом являются токсинообразующие штаммы Clostridium difficile [89]. Развивается ААД, как правило, на фоне приема антибиотиков, в первые 3–5 дней, но в части случаев расстройство стула появляется в течение 1 сут после начала приема либо уже после их отмены, вплоть до 4 нед. [90, 91].
    Частота ААД при приеме различных антибиотиков оценивается в 5–30%, а факторами, увеличивающими риск ее развития, являются применение антибиотиков, выводящихся с желчью, ранний (до 5 лет) или старший (более 65 лет) возраст, отягощенный преморбидный фон, особенно хронические заболевания ЖКТ, иммунная недостаточность, длительная госпитализация [92, 93]. Значительно увеличивает риск ААД одновременное или последовательное применение нескольких антибиотиков. Так, в одном из исследований показано, что при назначении комбинации амоксициллина и кларитромицина диарея развивалась у 36,8% детей [94].
    Патогенетические механизмы ААД могут быть связаны как с нарушением биоценоза кишечника, так и непосредственно с побочными свойствами антибиотиков. 
    К первой группе относят воспаление стенки толстой кишки, вызванное воздействием токсинов Clostridium difficile, нарушение обмена желчных кислот, развитие вторичной панкреатической недостаточности, избыточную продукцию органических кислот, накопление в полости кишечника непереваренных осмотически активных компонентов, связанное с нарушением биоценоза кишечника, в т. ч. с избыточным бактериальным ростом в тонкой кишке [17, 94].
    Ко второй группе относят мотилиноподобное действие макролидов, развитие билиарного сладж-синдрома на фоне приема цефтриаксона, токсическое действие тетрациклинов на слизистую оболочку кишечника.
    Clostridium difficile являются определяющим фактором развития 15–20% случаев всех ААД, причем наиболее тяжелых ее форм, наличие этого микроорганизма повышает риск АДД в 3 раза [95, 96]. Эпидемиологическое значение имеют штаммы, продуцирующие токсины А и В. Энтеротоксин А повреждает слизистую оболочку кишки, инициируя развитие воспалительного процесса, и усиливает секрецию жидкости. Токсин В в 10 раз более токсичен, чем токсин А, и является фактором, необходимым для развития полной клинической картины заболевания, он активирует гликозилирование цитоплазматических белков энтероцитов, что приводит к морфологическим нарушениям, изменению клеточного давления, повышению проницаемости клеточной мембраны и гибели энтероцита [97, 98]. Наиболее тяжелой формой ААД, этиологически практически всегда связанной с клостридийной инфекцией, является псевдомембранозный колит.

     Заключение

    Таким образом, можно выделить 4 основных клинико-патогенетических варианта сочетанного поражения дыхательной и пищеварительной систем при остром инфекционном процессе:
    развитие симптомов со стороны ЖКТ при ОРИ;
    развитие симптомов со стороны ВДП при ОКИ, связанное с тропностью возбудителей к    тканям обеих систем;
    микст-инфицирование возбудителями респираторных и кишечных инфекций;
побочный эффект от лекарственной терапии ОРИ.
    Очевидно, что при всех вариантах имеются как эпидемиологические, так и клинические особенности. В частности, это вопросы путей передачи возбудителя, способов профилактики, а в клиническом плане — комплексная оценка состояния больного с выделением ведущих клинических синдромов, оптимизация клинико-лабораторного обследования, рациональная терапия.
Литература
1. Государственный доклад «О состоянии санитарно-эпидемиологического благополучия в Российской Федерации в 2012 году». М., 2013. 176 с. Gosudarstvennyj doklad «O sostojanii sanitarno-jepidemiologicheskogo blagopoluchija v Rossijskoj Federacii v 2012 godu». M., 2013. 176 s. (in Russian)].
2. Государственный доклад «О состоянии санитарно-эпидемиологичес­кого благополучия населения в Российской Федерации в 2016 году». М., Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека. 2017. 220 с. [Gosudarstvennyj doklad «O sostojanii sanitarno-jepidemiologicheskogo blagopoluchija naselenija v Rossijskoj Federacii v 2016 godu» M.., Federal’naja sluzhba po nadzoru v sfere zashhity prav potrebitelej i blagopoluchija cheloveka. 2017. 220 s. (in Russian)].
3. Здравоохранение в России. Статистический сборник. Федеральная служба государственной статистики. М., 2015. 174 с. [Zdravoohranenie v Rossii. Statisticheskij sbornik. Federal’naja sluzhba gosudarstvennoj statistiki. M., 2015. 174 s. (in Russian)].
4. Zirakishvili D., Chkhaidze I., Barnabishvili N. Mycoplasma Pneumoniae and Chlamydophila pneumoniae in hospitalized children with bronchiolitis // Georgian Med. News. 2015 . Vol. 240. P. 73–78.
5. Пневмония. Информационный бюллетень ВОЗ. Ноябрь 2016 г. (Электронный ресурс). http://www.who.int/mediacentre/factsheets/fs331/ru/. Дата обращения: 27.08.2017 [Pnevmonija. Informacionnyj bjulleten’ VOZ. Nojabr’ 2016 g. Jel. dostup. http://www.who.int/mediacentre/factsheets/fs331/ru. Data obrashcheniya: 27.08.2017 (in Russian)].
6. Зайцева С.В., Застрожина А.К., Муртазаева О.А. Микоплазменная инфекция у детей (обзор литературы) // РМЖ. 2017. № 5. С. 327–334 [Zajceva S.V., Zastrozhina A.K., Murtazaeva O.A. Mikoplazmennaja infekcija u detej (obzor literatury) // RMZh. 2017. № 5. S. 327–334 (in Russian)].
7. Полякова А.С., Гадлия Д.Д., Хохлова Т.А. и др. Антибактериальная терапия острых респираторных заболеваний // Медиц. совет. 2015. № 6. С. 24–29 [Poljakova A.S., Gadlija D.D., Hohlova T.A. i dr Antibakterial’naja terapija ostryh respiratornyh zabolevanij // Medic. sovet. 2015. № 6. S. 24–29 (in Russian)].
8. Parrott G.L., Kinjo.T., Fujita J. A Compendium for Mycoplasma pneumoniae // Front. Microbiol. 2016. Vol. 7. P. 513.
9. Wishaupt J.O., van der Ploeg.T., de Groot. R. et al. Single- and multiple viral respiratory infections in children: disease and management cannot be related to a specific pathogen // BMC Infect Dis. 2017. Vol. 17(1). P. 62.
10. Учайкин В.Ф., Нисевич Н.И., Шамшева О.В. Инфекционные болезни у детей: учебник. М.: ГЭОТАР-Медиа, 2011. 688 с. [Uchajkin V.F., Nisevich N.I., Shamsheva O.V. Infekcionnye bolezni u detej: uchebnik. M.: GJeOTAR-Media, 2011. 688 s. (in Russian)].
11. Суховецкая В.Ф., Афанасьева О.И., Тимченко В.Н. и соавт. Этиология и клинические особенности острых стенозирующих ларинготрахеитов у детей // Педиатр. 2017. Т. 8. С. 314–315 [Suhoveckaja V.F., Afanas’eva O.I., Timchenko V.N. i soavt. Jetiologija i klinicheskie osobennosti ostryh stenozirujushhih laringotraheitov u detej // Pediatr. 2017. T. 8. S. 314–315 (in Russian)].
12. Шкарин В.В., Сергеева А.В. Эпидемиологические и клинические особенности сочетанных респираторных инфекций у детей // Детские инфекции. 2017. Т. 16. № 1. С. 51–56 [Shkarin V.V., Sergeeva A.V. Jepidemiologicheskie i klinicheskie osobennosti sochetannyh respiratornyh infekcij u detej // Detskie infekcii. 2017. T. 16. № 1. S. 51–56 (in Russian)].
13. Тимченко В.Н., Афанасьева О.И., Дондурей Е.А. и соавт. Пандемический грипп A (H1N1) PDM 09 в эпидсезон 2015/2016 гг.: анализ летальных исходов у детей // Детские инфекции. 2017. Т. 16. № 1. С. 36–42 [Timchenko V.N., Afanas’eva O.I., Dondurej E.A. i soavt. Pandemicheskij gripp A (H1N1) PDM 09 v jepidsezon 2015/2016 gg.: analiz letal’nyh ishodov u detej // Detskie infekcii. 2017. T. 16. № 1. S. 36–42 (in Russian)].
14. Xingwang L., Yelong S. et al. Clinical and epidemiologic characteristics of 3 early cases of influenza A pandemic (H1N1) 2009 virus infection, Peoples Republic of China // Emerging Infect. Dis. 2009. Vol. 15(9). P. 1418–1422.
15. Козулина И.С., Самсыгина Г.А., Исаева Е.И. Бокавирус — новый инфекционный агент в этиологии острых респираторных заболеваний в детском возрасте // Педиатрия. 2009. Т. 88. № 6. С. 51–54 [Kozulina I.S., Samsygina G.A., Isaeva E.I. Bokavirus — novyj infekcionnyj agent v jetiologii ostryh respiratornyh zabolevanij v detskom vozraste // Pediatrija. 2009. T. 88. № 6. S. 51–54 (in Russian)].
16. Белан Ю.Б., Полянская Н.А., Лобова Е.Ф. Катамнестическое наблюдение за детьми с микст-вариантом ротавирусной инфекции // Актуальна інфектологія. 2015. № 4(9). С. 70–75 [Belan Ju.B., Poljanskaja N.A., Lobova E.F. Katamnesticheskoe nabljudenie za det’mi s mikst-variantom rotavirusnoj infekcii // Aktual’na іnfektologіja. 2015. № 4(9). S. 70–75 (in Russian)].
17. Осадчук М.А., Свистунов А.А. Антибиотико-ассоциированная диарея в клинической практике // Вопросы современной педиатрии. 2014. Т. 13. № 1. С. 102–108 [Osadchuk M.A., Svistunov A.A. Antibiotikoassociirovannaja diareja v klinicheskoj praktike // Voprosy sovremennoj pediatrii. 2014. T. 13. № 1. S. 102–108 (in Russian)].
18. Трушкина А.В., Казарцева Н.В. Клинические особенности острых респираторных заболеваний различной этиологии у детей // Прикладные информационные аспекты медицины. 2017. Т. 20. № 3. С. 66–70 [Trushkina A.V., Kazarceva N.V. Klinicheskie osobennosti ostryh respiratornyh zabolevanij razlichnoj jetiologii u detej // Prikladnye informacionnye aspekty mediciny. 2017. T. 20. № 3. S. 66–70 (in Russian)].
19. Баранов А.А., Лобзин Ю.В., Намазова-Баранова Л.С. и соавт. Острая респираторная вирусная инфекция у детей: современные подходы к диагностике и лечению // Педиатрическая фармакология. 2017. Т. 14. № 2. С. 100–108 [Baranov A.A., Lobzin Ju.V., Namazova-Baranova L.S. i soavt. Ostraja respiratornaja virusnaja infekcija u detej: sovremennye podhody k diagnostike i lecheniju // Pediatricheskaja farmakologija. 2017. T. 14. № 2. S. 100–108 (in Russian)].
20. Жданов К.В., Малеев В.В., Львов Н.И., Лобзин Ю.В. Опыт применения противовирусных препаратов при острых респираторных заболеваниях аденовирусной этиологии // Инфекционные болезни. 2013. Т. 11. № 4. С. 34–37 [Zhdanov K.V., Maleev V.V., L’vov N.I., Lobzin Ju.V. Opyt primenenija protivovirusnyh preparatov pri ostryh respiratornyh zabolevanijah adenovirusnoj jetiologii // Infekcionnye bolezni. 2013. T. 11. № 4. S. 34–37 (in Russian)].
21. Платонова И.О., Белова А.Е., Чудакова Т.К. Особенности течения аденовирусной инфекции у детей на современном этапе // Bulletin of Medical Internet Conferences. 2014. № 4(5). С. 512 [Platonova I.O., Belova A.E., Chudakova T.K. Osobennosti techenija adenovirusnoj infekcii u detej na sovremennom jetape // Bulletin of Medical Internet Conferences. 2014. № 4(5). S. 512 (in Russian)].
22. Бокова Т.А. Герпесвирусные инфекции у детей: современные возможности терапии // Лечащий врач. 2015. № 6. С. 14–17 [Bokova T.A. Gerpesvirusnye infekcii u detej: sovremennye vozmozhnosti terapii // Lechashhij vrach. 2015. № 6. S. 14–17 (in Russian)].
23. Мелёхина Е.В., Чугунова О.Л., Николич А.Д. и др. Течение инфекции, ассоциированной с вирусом герпеса человека 6 типа, у детей // Детская больница. 2013. № 4. С. 33–35 [Meljohina E.V., Chugunova O.L., Nikolich A.D. i dr. Techenie infekcii, associirovannoj s virusom gerpesa cheloveka 6 tipa, u detej // Detskaja bol’nica. 2013. № 4. S. 33–35 (in Russian)].
24. Околышева Н.В. Эффективность виферонотерапии у детей раннего возраста с острой респираторной вирусной инфекцией // Российский вестник перинатологии и педиатрии. 2015. № 2. С. 78–86 [Okolysheva N.V. Jeffektivnost’ viferonoterapii u detej rannego vozrasta s ostroj respiratornoj virusnoj infekciej // Rossijskij vestnik perinatologii i pediatrii. 2015. № 2. S. 78–86 (in Russian)].
25. Кокорева С.П., Трушкина А.В., Разуваев О.А., Казарцева Н.В. Этиологическая структура острых респираторных заболеваний в 2009–2013 гг. у детей г. Воронежа // Детские инфекции. 2015. № 4. С. 53–56 [Kokoreva S.P., Trushkina A.V., Razuvaev O.A., Kazarceva N.V. Jetiologicheskaja struktura ostryh respiratornyh zabolevanij v 2009—2013 gg. u detej g. Voronezha // Detskie infekcii. 2015. № 4. S. 53–56 (in Russian)].
26. Berry M., Gamieldien J., Fielding B.C. Identification of new respiratory viruses in the new millennium // Viruses. 2015. Mar 6. Vol. 7(3). P. 996–1019.
27. Le-Trilling V.T., Trilling M. Attack, parry and riposte: molecular fencing between the innate immune system and human herpesviruses // Tissue Antigens. 2015. Vol. 86(1). P. 1–13.
28. Дондурей Е.А. Этиология и клинико-лабораторная характеристика острых вирусных инфекций с сочетанным поражением респираторного и желудочно-кишечного трактов у детей: автореф. дисс. ... к. м. н. СПб., 2007. 24 с. [Dondurej E.A. Jetiologija i kliniko-laboratornaja harakteristika ostryh virusnyh infekcij s sochetannym porazheniem respiratornogo i zheludochno-kishechnogo traktov u detej: avtoref. diss. ... k. m. n. SPb., 2007. 24 s. (in Russian)].
29. Осидак Л.В., Дондурей Е.А., Дриневский В.П. Острые вирусные инфекции с сочетанным поражением респираторного и желудочно-кишечного тракта у детей. Пособие для врачей. СПб., 2007. 90 с. [Osidak L.V., Dondurej E.A, Drinevskij V.P. Ostrye virusnye infekcii s sochetannym porazheniem respiratornogo i zheludochno-kishechnogo trakta u detej. Posobie dlja vrachej. SPb., 2007. 90 s. (in Russian)].
30. Кокорева С.П., Сахарова Л.А., Куприна Н.П. Этиологическая характеристика и осложнения острых респираторных инфекций у детей // Вопросы соврем. педиатрии. 2008. Т. 7. № 1. С. 47–50 [Kokoreva S.P., Saharova L.A., Kuprina N.P. Jetiologicheskaja harakteristika i oslozhnenija ostryh respiratornyh infekcij u detej // Voprosy sovrem. pediatrii. 2008. T. 7. № 1. S. 47–50 (in Russian)].
31. Селькова Е.П., Калюжин О.В. ОРВИ и грипп. М.: МИА, 2015. 224 с. [Sel’kova E.P., Kaljuzhin O.V. ORVI i gripp. M.: MIA, 2015. 224 s. (in Russian)].
32. Козина Г.А. Клинико-эпидемиологические особенности и вопросы терапии острых кишечных инфекций аденовирусной этиологии (F 40/41) у детей: Автореф. дисс. … к.м.н. М., 2010. 24 с. [Kozina G.A. Kliniko-jepidemiologicheskie osobennosti i voprosy terapii ostryh kishechnyh infekcij adenovirusnoj jetiologii (F 40/41) u detej: Avtoref. diss. … k.m.n. M., 2010. 24 s. (in Russian)].
33. Лукьянова А.М., Бехтерева М.К., Птичникова Н.Н. Клинико-эпидемиологическая характеристика вирусных диарей у детей // Журнал инфектологии. 2014. Т. 6. № 1. С. 60–66 [Luk’janova A.M., Behtereva M.K., Ptichnikova N.N. Kliniko-jepidemiologicheskaja harakteristika virusnyh diarej u detej // Zhurnal infektologii. 2014. T. 6. № 1. S. 60–66 (in Russian)].
34. Рустамова Л.И., Кулиева З.М., Мухтаров М.М. и др. Аденовирусные гастроэнтериты у детей // Российский вестник перинатологии и педиатрии. 2017. Т. 62. № 2. С. 84–87 [Rustamova L.I., Kulieva Z.M., Muhtarov M.M. i dr. Adenovirusnye gastrojenterity u detej // Rossijskij vestnik perinatologii i pediatrii. 2017. T. 62. № 2. S. 84–87 (in Russian)].
35. Wiegering V. Gastroenteritis in childhood: a retrospective study of 650 hospitalized pediatric patients // Intern. J. of Infectious Diseases. 2011. Vol. 15. P. 401–404.
36. Lau S.K., Yip C.C., Lung D.C. et al. Detection of human rhinovirus C in fecal samples of children with gastroenteritis // J. Clin. Virol. 2012. Vol. 53. P. 290–296.
37. Швец Е.Ю. Клинико-эпидемиологические возможности, диагностика бокавирусной инфекции у детей: Автореф. дисс. … к. м. н. М., 2009. 24 с. [Shvec E.Ju. Kliniko-jepidemiologicheskie vozmozhnosti, diagnostika bokavirusnoj infekcii u detej. Avtoref. diss. … k. m. n. M., 2009. 24 s. (in Russian)].
38. Царькова С.А., Трусова О.Н. Метапневмовирус и бокавирус — «новые» вирусы в этиологической структуре инфекций респираторного тракта у детей // Уральский медиц. журнал. 2013. № 06(111) С. 20–24 [Car’kova S.A., Trusova O.N. Metapnevmovirus i bokavirus — «novye» virusy v jetiologicheskoj strukture infekcij respiratornogo trakta u detej // Ural’skij medic. zhurnal. 2013. № 06(111) S. 20–24 (in Russian)].
39. Евсеева Е.Л. Клинико-эпидемиологические возможности, диагностика мета­пневмовирусной инфекции у детей: Автореф. дисс. … к. м. н. М., 2009. 24 с. [Evseeva E.L. Kliniko-jepidemiologicheskie vozmozhnosti, diagnostika metapnevmovirusnoj infekcii u detej. Avtoref. diss. … k. m. n. M., 2009. 24 s. (in Russian)].
40. Дондурей Е.А. Желудочно-кишечные симптомы при гриппе и ОРВИ у детей. Тактика педиатра. Электронный доступ. https://yandex.ru/video/ www.youtube.com. 2012 [Dondurej E.A. Zheludochno-kishechnye simptomy pri grippe i ORVI u detej. Taktika pediatra. Jel. dostup. https://yandex.ru/video/ www.youtube.com. 2012 (in Russian)].
41. Chughtai A.A., Wang Q., Dung T.C., Macintyre C.R. The presence of fever in adults with influenza and other viral respiratory infections // Epidemiol. Infect. 2017. Vol. 145(1). P. 148–155.
42. Yip C.C., Lam C.S., Luk H.K., Wong E.Y. et al. A six-year descriptive epidemiological study of human coronavirus infections in hospitalized patients in Hong Kong // Virol. Sin. 2016. Vol. 31(1). Р. 41–48.
43. Sipulwa L.A., Ongus J.R., Coldren R.L., Bulimo W.D. Molecular characterization of human coronaviruses and their circulation dynamics in Kenya, 2009–2012 // J. Virol. 2016. Vol. 1. Р. 13–18.
44. Trombetta H., Faggion H.Z., Leotte J. et al. Human coronavirus and severe acute respiratory infection in Southern Brazil // Pathog. Glob. Health. 2016. Vol. 110(3). Р. 113–118.
45. Jevšnik M., Steyer A., Pokorn M. et al. The role of Human Coronaviruses in Children Hospitalized for Acute Bronchiolitis, Acute Gastroenteritis, and Febrile Seizures: A 2-Year Prospective Study // PLoS One. 2016. Vol. 11(5). e0155555.
46. Risku M., Lappalainen S., Rasanen S., Vesikari T. Detection of human coronaviruses in children with acute gastroenteritis // J. Clin. Virol. 2010. Vol. 48(1). Р. 27–30.
47. Wilhelmi de Cal I., Mohedano del Pozo R.B., Sanchez-Fauquier A. Rotavirus and other viruses causing acute childhood gastroenteritis // Enferm. Infec. Microbiol. Clin. 2008. Vol. 26. Suppl. 13. P. 61–65.
48. Подколзин А.Т. Эпидемиологическая и клиническая характеристика острых кишечных инфекций вирусной этиологии в Российской Федерации: Автореф. дисс. … д. м. н. М., 2015. 46 с. [Podkolzin A.T. Jepidemiologicheskaja i klinicheskaja harakteristika ostryh kishechnyh infekcij virusnoj jetiologii v Rossijskoj Federacii: Avtoref. diss. … d. m. n. M., 2015. 46 s. (in Russian)].
49. Плоскирева А.А., Горелов А.В. Возможна ли респираторная форма ротавирусной инфекции? // Инфекционные болезни. 2016. № 14(3). С. 22–30 [Ploskireva A.A., Gorelov A.V. Vozmozhna li respiratornaja forma rotavirusnoj infekcii? // Infekcionnye bolezni. 2016. № 14(3). S. 22–30 (in Russian)].
50. Snyder A.J., Danthi P. The reovirus μ1 340-343 loop controls entry related conformational changes // J Virol. 2017. Aug 9. P. 898–917.
51. Мазанкова Л.Н., Рыбальченко О.В., Корниенко Е.А., Перловская С.Г. Пробиотики в педиатрии: за и против с позиции доказательной медицины // Российский вестник перинатологии и педиатрии. 2016. № 61(1). С. 16–26 [Mazankova L.N., Rybal’chenko O.V., Kornienko E.A., Perlovskaja S.G. Probiotiki v pediatrii: za i protiv s pozicii dokazatel’noj mediciny. Rossijskij vestnik perinatologii i pediatrii. 2016. № 61(1). S. 16–26 (in Russian)].
52. Yang L.M., Fang Y.C. Clinical investigate and epidemiological of rotavirus enteritis in children // Zhonghua Shi Yan He Lin Chuang Bing Du Xue Za Zhi. 2011. Vol. 25(5). P. 371–373.
53. Bouzin-Alejandro M., Redondo-Collazo L., Sanchez-Lastres J.M. et al. ROTACOST research team. Prospective evaluation of indirect costs due to acute rotavirus gastroenteritis in Spain: the ROTACOST study // BMC Pediatr. 2011. Vol. 11 (81).
54. De Rougemont A., Kaplon J., Pillet S. et al. Molecular and clinical characterization of rotavirus from diarrheal infants admitted to pediatric emergency units in France // Pediatr. Infect. Dis. J. 2011. Vol. 30(2). P. 118–124.
55. Bruijning-Verhagen P., Quach C., Bonten M. Nosocomial Rotavirus Infections: A Meta-analysis // Pediatrics. 2012. Mar 5. [Epub ahead of print].
56. Руженцова Т.А., Плоскирева А.А., Горелов А.В. Осложнения ротавирусной инфекции у детей // Педиатрия. Журнал им. Г.Н. Сперанского. 2016. Т. 95. № 2. С. 38–43.
57. Parri N., Innocenti L., Collini S. et al. Acute pancreatitis due to rotavirus gastroenteritis in a child // Pediatr. Emerg. Care. 2010. Vol. 26 (8). P. 592–593.
58. Kawashima H., Ishii C., Ioi H. et al. Transaminase in rotavirus gastroenteritis // Pediatr. Int. 2012. Vol. 54(1). P. 86–88.
59. Михайлова Е.В., Тихомирова О.В., Шульдяков А.А., Романцов М.Г. Ротавирусная инфекция у детей. СПб., 2007. 44 с. [Mihajlova E.V., Tihomirova O.V., Shul’djakov A.A., Romancov M.G. Rotavirusnaja infekcija u detej. SPb., 2007. 44 s. (in Russian)].
60. Горелов А.В., Усенко Д.В. Ротавирусная инфекция у детей (обзор литературы) // Вопросы соврем. педиатрии. 2008. Т. 7. № 6. С. 78–84 [Gorelov A.V., Usenko D.V. Rotavirusnaja infekcija u detej (obzor literatury) // Voprosy sovrem. pediatrii. 2008. T. 7. № 6. S. 78–84 (in Russian)].
61. Горелов А.В., Усенко Д.В., Тхакушинова Н.Х. Современные принципы лечения ротавирусной инфекции у детей дошкольного возраста // Эффективная фармакотерапия. Педиатрия. 2012. № 6. С. 50–54 [Gorelov A.V., Usenko D.V., Thakushinova N.H. Sovremennye principy lechenija rotavirusnoj infekcii u detej doshkol’nogo vozrasta // Jeffektivnaja farmakoterapija. Pediatrija. 2012. № 6. S. 50–54 (in Russian)].
62. Тхакушинова Н.Х., Горелов А.В. Повторные острые кишечные инфекции ротавирусной этиологии у детей: особенности течения, факторы риска, условия развития и исходы // Инфекционные болезни. 2017. № 15(1). С. 29–34 [Thakushinova N.H., Gorelov A.V. Povtornye ostrye kishechnye infekcii rotavirusnoj jetiologii u detej: osobennosti techenija, faktory riska, uslovija razvitija i ishody // Infekcionnye bolezni. 2017. № 15(1). S. 29–34 (in Russian)].
63. Bouziat R., Hinterleitner R., Brown J.J. et al. Reovirus infection triggers inflammatory responses to dietary antigens and development of celiac disease // Science. 2017. Apr 7. P. 44–50.
64. Пронько Н.В., Красько Ю.П. Норовирусная инфекция: особенности эпидемиологии и клинико-лабораторных проявлений на современном этапе // Актуальна інфектологія. 2017. Т. 5. № 1. С. 14–17 [Pron’ko N.V., Kras’ko Ju.P. Norovirusnaja infekcija: osobennosti jepidemiologii i kliniko-laboratornyh projavlenij na sovremennom jetape // Aktual’na іnfektologіja. 2017. T. 5. № 1. S. 14–17 (in Russian)].
65. Sadkowska-Todys M.A., Zieliński A., Czarkowski M.S. Infectious diseases in Poland in 2014 // Przegl Epidemiol. 2016. Vol. 70(2). Р. 167–181.
66. Payne D.C., Vinjé J., Szilagyi P.G. Norovirus and Medically Attended Gastroenteritis in U.S. Children // N Engl J Med. 2013. Vol. 368. Р. 1121–1130.
67. Горелов А.В., Плоскирева А.А., Дорошина Е.А. и др. Норовирусная инфекция на современном этапе: клинические проявления и терапевтические подходы // Инфекционные болезни. 2011. Т. 9. № 5. С. 100–105 [Gorelov A.V., Ploskireva A.A., Doroshina E.A. i dr. Norovirusnaja infekcija na sovremennom jetape: klinicheskie projavlenija i terapevticheskie podhody // Infekcionnye bolezni. 2011. T. 9. № 5. S. 100–105 (in Russian)].
68. Макарова А.В., Никитина С.В., Мореплавцева И.В. Норвирусная инфекция у детей // Прикладные информационные аспекты медицины 2017. Т. 20. № 3. С. 101–104 [Makarova A.V., Nikitina S.V., Moreplavceva I.V. Norvirusnaja infekcija u detej // Prikladnye informacionnye aspekty mediciny. 2017. T. 20. № 3. S. 101–104 (in Russian)].
69. Покровский В.И., Пак С.Г., Брико Н.И., Данилкин Б.К. Инфекционные болезни и эпидемиология: учебник. 3-е изд., испр. и доп. М., 2013. 1008 с. [/ Pokrovskij V.I., Pak S.G., Briko N.I., Danilkin B.K. Infekcionnye bolezni i jepidemiologija: uchebnik 3-e izd., ispr. i dop. М., 2013. 1008 s. (in Russian)].
70. Калюжин О.В. Острые респираторные вирусные инфекции: современные вызовы, противовирусный ответ, иммунопрофилактика и иммунотерапия. М.: МИА, 2014. 144 с. [Kaljuzhin O.V. Ostrye respiratornye virusnye infekcii: sovremennye vyzovy, protivovirusnyj otvet, immunoprofilaktika i immunoterapija. M.: MIA, 2014. 144 s. (in Russian)].
71. Фадеева Т.В., Верещагина С.А., Габриэль Э.А., Коган А.С. Актуальные проблемы госпитальной инфекции: реинфицирование, суперинфицирование и резистентность возбудителей к антимикробным препаратам // Бюллетень ВСНЦ СО РАМН. 2006. № 5(51). С. 298–301 [Fadeeva T.V., Vereshhagina S.A., Gabrijel’ Je.A., Kogan A.S. Aktual’nye problemy gospital’noj infekcii: reinficirovanie, superinficirovanie i rezistentnost’ vozbuditelej k antimikrobnym preparatam // Bjulleten’ VSNC SO RAMN. 2006. № 5(51). S. 298–301 (in Russian)].
72. Mahony J.B. Detection of respiratory viruses by molecular methods // Clin. Microbiol. Rev. 2008. Vol. 21. № 4. Р. 716–747.
73. Мазуник Н.Н. Клинические особенности, диагностика и лечение смешанных форм острых респираторных вирусных инфекций у детей: Автореф. дисс. ... к. м. н. М., 2007 [Mazunik N.N. Klinicheskie osobennosti, diagnostika i lechenie smeshannyh form ostryh respiratornyh virusnyh infekcij u detej: Avtoref. diss. ... k. m. n. M., 2007 (in Russian)].
74. Лызикова Ю.А., Довыдовская Ю.В. Особенности диагностики внутриутробных инфекций // Проблемы здоровья и экологии. 2011. № 1. С. 66–69 [Lyzikova Ju.A., Dovydovskaja Ju.V. Osobennosti diagnostiki vnutriutrobnyh infekcij // Problemy zdorov’ja i jekologii. 2011. № 1. S. 66–69 (in Russian)].
75. Kozlowski D. Physical interventions to interrupt or reduce the spread of respiratory viruses // International Journal of Evidence-Based Healthcare. 2012. № 10(2). P. 159–61.
76. Harada Y., Kinoshita F., Yoshida L. M. et al. Does respiratory virus coinfection increases the clinical severity of acute respiratory infection among children infected with respiratory syncytial virus? // Pediatr Infect Dis J. 2013. Vol. 32(5). P. 441–445. doi: 10.1097/INF.0b013e31828ba08c.
77. Калюжин О.В. Острые респираторные вирусные инфекции: современные вызовы, новый взгляд на место индукторов интерферонов в профилактике и терапии // Лечащий врач. 2013. № 9. Электронный доступ https://www.lvrach.ru/2013/09/15435811 [Kaljuzhin O.V. Ostrye respiratornye virusnye infekcii: sovremennye vyzovy, novyj vzgljad na mesto induktorov interferonov v profilaktike i terapii // Lechashhij vrach. 2013. № 9. 2013. Jel. dostup https://www.lvrach.ru/2013/09/15435811 (in Russian)].
78. Uršič T., Jevšnik M., Zigon N. l. Human bocavirus and other respiratory viral infections in a 2-year cohort of hospitalized children // J. Med. Virol. 2012. № 84(1). P. 99–108.
79. Jartti T., Jartti L., Ruuskanen O., Söderlund-Venermo M. New respiratory viral infections // Curr. Opin. Pulm. Med. 2012. № 18(3). P. 271–8.
80. Debiaggi M., Canducci F., Ceresola E.R., Clementi M. The role of infections and coinfections with newly identified and emerging respiratory viruses in children // Virol. J. 2012. Vol. 9. P. 247. doi:10.1186/1743-422X-9-247.
81. Гюлазян Н.М. Клинико-патогенетическое значение бактериальных токсинов в развитии особенностей течения острых кишечных инфекций: Автореф. дисс. … д. м. н. М., 2009. 35 с. [Gjulazjan N.M. Kliniko-patogeneticheskoe znachenie bakterial’nyh toksinov v razvitii osobennostej techenija ostryh kishechnyh infekcij: Avtoref. diss. … d. m. n. M., 2009. 35 s. (in Russian].
82. Горелов А.В., Плоскирева А.А., Усенко Д.В. Современные подходы к патогенетической терапии острых кишечных инфекций у детей // Эффективная фармакотерапия. 2013. № 13. С. 34–39 [Gorelov A.V., Ploskireva A.A., Usenko D.V. Sovremennye podhody k patogeneticheskoj terapii ostryh kishechnyh infekcij u detej // Jeffektivnaja farmakoterapija. 2013. № 13. S. 34–39 (in Russian)].
83. Шкарин В.В., Чубукова О.А., Благонравова А.С., Сергеева А.В. Проблемные вопросы сочетанности кишечных инфекций // Журнал инфектологии. 2016. Т. 8. № 4. С. 11–19 [Shkarin V.V., Chubukova O.A., Blagonravova A.S., Sergeeva A.V. Problemnye voprosy sochetannosti kishechnyh infekcij // Zhurnal infektologii. 2016. T. 8. № 4. S. 11–19 (in Russian)].
84. Беляев Д.Л., Долгина Е.Н., Бабаянц А.А. и др. Участие хронических микст-инфекций с вирусами группы герпеса в формировании тяжелого синдрома смешанных инфекций микробно-вирусной этиологии // Российский аллергологич. журнал. 2008. № 1(1). С. 41–42 [Beljaev D.L., Dolgina E.N., Babajanc A.A. i dr. Uchastie hronicheskih mikst-infekcij s virusami gruppy gerpesa v formirovanii tjazhelogo sindroma smeshannyh infekcij mikrobno-virusnoj jetiologii // Rossijskij allergologich. zhurnal. 2008. № 1(1). S. 41–42 (in Russian)].
85. Шкарин В.В., Сергеева А.В. Эпидемиологические и клинические особенности сочетанных респираторных инфекций у детей // Детские инфекции. 2017. Т. 16. № 1. С. 51–56 [Shkarin V.V., Sergeeva A.V. Jepidemiologicheskie i klinicheskie osobennosti sochetannyh respiratornyh infekcij u detej // Detskie infekcii. 2017. T. 16. № 1. S. 51–56 (in Russian)].
86. Ющук Н.Д., Мартынов Ю.В., Кухтевич Е.В., Гришина Ю.Ю. Эпидемиология инфекционных болезней. Учебное пособие. М.: ГЭОТАР-Медиа, 2014. 495 с. [Jushhuk N.D., Martynov Ju.V., Kuhtevich E.V., Grishina Ju.Ju. Jepidemiologija infekcionnyh boleznej. Uchebnoe posobie. M.: GJeOTAR-Media, 2014. 495 s. (in Russian)].
87. Голубев А.О. Клинико-иммунологические особенности сочетанных сальмонеллезов у детей и иммунотерапия постинфекционного бактерионосительства: Автореф. дисс. … к. м. н. М., 2013. 22 с. [Golubev A.O. Kliniko-immunologicheskie osobennosti sochetannyh sal’monellezov u detej i immunoterapija postinfekcionnogo bakterionositel’stva: Avtoref. diss. … k. m. n. M., 2013. 22 s. (in Russian)].
88. Палатная Л.А., Виленский А.Б., Праник Н.Б., Ренчковская С.А. Особенности течения норо- и аденовирусной кишечной инфекции у детей // Актуальная инфектология. 2016. № 1(6). С. 34–39 [Palatnaja L.A., Vilenskij A.B., Pranik N.B., Renchkovskaja S.A. Osobennosti techenija noro- i adenovirusnoj kishechnoj infekcii u detej // Aktual’naja infektologija. 2016. № 1 (6). S. 34–39 (in Russian)].
89. Кветная А.С., Железнова Л.И. Клинико-лабораторная характеристика Clostridium difficile-ассоциированной инфекции у детей с острыми кишечными инфекциями // Медицинский алфавит. 2016. № 32. Т. 2. Эпидемиология и гигиена. С. 37–40 [Kvetnaja A.S., Zheleznova L.I. Kliniko-laboratornaja harakteristika Clostridium difficile — associirovannoj infekcii u detej s ostrymi kishechnymi infekcijami // Medicinskij alfavit. № 32. 2016. T. 2. Jepidemiologija i gigiena. S. 37–40 (in Russian)].
90. Ивашкин В.Т., Ющук Н.Д., Маев И.В. и др. Рекомендации Российской гастроэнтерологической ассоциации по диагностике и лечению Clostridium difficile-ассоциированной болезни // Росс. журн. гастроэнтерол., гепатол., колопроктол. 2016. № 26(5). С. 56–65 [Ivashkin V.T., Jushhuk N.D., Maev I.V. i dr. Rekomendacii Rossijskoj gastrojenterologicheskoj associacii po diagnostike i lecheniju Clostridium difficile-associirovannoj bolezni // Ross. zhurn. gastrojenterol., gepatol., koloproktol. 2016. № 26(5). S. 56–65 (in Russain)].
91. Roshan N., Hammer K.A., Riley T.V. Clostridium difficile infection // Anaerobe. 2018 Jan 5. pii: S1075-9964(18)30003-9. doi: 10.1016/j.anaerobe.2018.01.003 [Epub ahead of print] Review.
92. Дуда А.К., Окружнов Н.В. Антибиотико-ассоциированные диареи и псевдомембранозный колит: диагностика и рациональная терапия // Семейная медицина. 2012. № 5. С. 116–122 [Duda A.K., Okruzhnov N.V. Antibiotiko-associirovannye diarei i psevdomembranoznyj kolit: diagnostika i racional’naja terapija // Semejnaja medicina. 2012. № 5. S. 116–122 (in Russian)].
93. Пилиев Д.В., Ачкасов С.И., Корнева Т.К., Сушков О.И. Антибиотико-ассоциированная диарея: современное состояние проблемы // Росс. журнал гастроэнтер., гепат., колопрокт. 2014. № 5. С. 54–61 [Piliev D.V., Achkasov S.I., Korneva T.K., Sushkov O.I. Antibiotikoassociirovannaja diareja: sovremennoe sostojanie problemy // Ross. zhurnal gastrojenter., gepat., koloprokt. 2014. № 5. S. 54–61 (in Russian)].
94. Майданник В.Г. Антибиотико-ассоциированная диарея у детей. Клинич. рекомендации. Київ, 2013. 37 с. [Majdannik V.G. Antibiotiko-associirovannaja diareja u detej. Klinich. rekomendacii. Kiїv, 2013. 37 s. (in Russian)].
95. Щербакова А.В., Аджигайтканова С.К., Потешкина Н.Г. Clostridium difficile-ассоциированный колит: обзор рекомендаций // Лечебное дело. 2014. № 3. С. 20–24 [Shherbakova A.V., Adzhigajtkanova S.K., Poteshkina N.G. Clostridium difficile-associirovannyj kolit: obzor rekomendacij // Lechebnoe delo. 2014. № 3. S. 20–24 (in Russian)].
96. Майданник В.Г., Хайтович Н.В., Боярская Л.Н. и др. Лечебная и профилактическая эффективность и безопасность лацидофила у детей с антибиотик-ассоциированной диареей, вызванной Clostridium difficile // Педіатрія, акушерство, гінекологія. 2010. № 3. С. 14–20 [Majdannik V.G., Hajtovich N.V., Bojarskaja L.N. i dr. Lechebnaja i profilakticheskaja jeffektivnost’ i bezopasnost’ lacidofila u detej s antibiotikassociirovannoj diareej, vyzvannoj Clostridium difficile // Pedіatrіja, akusherstvo, gіnekologіja. 2010. № 3. S. 14–20 (in Russian)].
97. Germansky K.A., Kelly C.P. Clostridium difficile infection // Hosp. Med. Clin. 2012. Vol. 1(1). P. 69–86.
98. Cohen S.H., Gerding D.N., Johnson S. et al. Society for Healthcare Epidemiology of America; Infectious Diseases Society of America. Clinical practice guidelines for Clostridium difficile infection in adults: 2010 update by the society for Healthcare Epidemiology of America (SHEA) and the Infectious Diseases Society of America (IDSA) // Infect. Control Hosp. Epidemiol. 2010. Vol. 3(5). Р. 431–455.

Только для зарегистрированных пользователей

зарегистрироваться

Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Egis
Dr. Reddis
Зарегистрируйтесь сейчас и получите доступ к полезным сервисам:
  • Загрузка полнотекстовых версий журналов (PDF)
  • Актуальные новости медицины
  • Список избранных статей по Вашей специальности
  • Анонсы конференций и многое другое

С нами уже 50 000 врачей из различных областей.
Присоединяйтесь!
Если Вы врач, ответьте на вопрос:
Дисфагия это:
Нажимая зарегистрироваться я даю согласие на обработку моих персональных данных
Если Вы уже зарегистрированы на сайте, введите свои данные:
Войти
Забыли пароль?
Забыли пароль?