Адекватный контроль клинической симптоматики аллергического ринита

COVID-19
Импакт фактор - 0,426*

*Пятилетний импакт фактор РИНЦ за 2020 г. 

Последние записи

16.11.2021 Виктор Лебедев

Разные подходы – разное лечение?

0
1184
0
08.11.2021 Виктор Лебедев

«Мозговой туман» у пациентов после перенесённой коронавирусной инфекции может длиться до 8 месяцев

0
881
0
25.10.2021 Редакция РМЖ

Новые возможности в лечении муковисцидоза в России

0
729
0
18.10.2021 Виктор Лебедев

Позиция игрока в футбол, продолжительность его карьеры и риск развития нейродегенеративных заболеваний

0
353
0
05.10.2021 Виктор Лебедев

Всемирный день психического здоровья в 2021-ом году пройдёт под девизом «Наша цель: забота о психическом здоровье каждого»

0
781
0

Категории записей

Облако меток

24.06.2021 Категория: Редакция РМЖ Автор: Редакция РМЖ


А.В. Гуров (1,2), ORCID: 0000-0001-9811-8397, e-mail: alex9999@inbox.ru
М.А. Юшкина (1,2), ORCID: 0000-0002-9823-1047 e-mail: yushkina.ma@gmail.com
О.М. Доронина (1,2), ORCID: 0000-0002-5567-9407 e-mail: doroninaolga73@yandex.ru

1 - Российский национальный исследовательский медицинский университет им. Н.И. Пирогова Минздрава России;
117997 Россия, г. Москва, ул. Островитянова, д.1
2 - Научно-исследовательский клинический институт оториноларингологии им. Л.И. Свержевского Департамента здравоохранения г. Москвы;
117152 Россия, г. Москва, Загородное шоссе д. 18 А стр. 2

© А.В. Гуров, М.А. Юшкина, О.М. Доронина, 2021
Полная версия статьи доступна только зарегистрированным пользователям



Резюме:
Аллергический ринит - широко распространенное в мире заболевание с ежегодно увеличивающимися темпами роста. Типичными симптомами аллергического ринита являются обильные прозрачные выделения из носа, приступы чихания, заложенность носа и затруднение носового дыхания, а также обусловленные ими головная боль, нарушение сна, снижение работоспособности. На основании частоты и длительности наличия основных признаков заболевания выделяют две основные формы заболевания – интермиттирующую и персистирующую. С целью понимания происхождения основных симптомов заболевания авторы статьи рассматривают типичные звенья патогенеза аллергической реакции, обсуждают роль медиаторов таких, как гистамин, лейкотриены, иммуноглобулин Е в регуляции фаз аллергического воспаления. Обсуждается роль разнообразных аллергенов - природных и бытовых, основные методы диагностики, проблемы взаимосвязи аллергического ринита с бронхиальной астмой. Авторы приводят наиболее эффективные схемы лечения аллергического ринита, включающие топические назальные глюкокортикостероиды, антигистаминные препараты, деконгестанты. Авторы рассматривают необходимость включения в схему комбинированного лечения аллергического ринита препарата монтелукаст (Сингуляр®), являющегося антагонистом лейкотриеновых рецепторов, который потенцирует действие кортикостероидов, позволяя быстрее и эффективнее контролировать основные симптомы ринита, улучшая общее самочувствие и качество сна пациентов.
Ключевые слова: аллергический ринит, ринорея, заложенность носа, антагонисты лейкотриеновых рецепторов, монтелукаст, Сингуляр®.

Введение
Несмотря на то, что первые отрывочные сведения об аллергических реакциях появились в документах, датированных еще в IX –XVI веках, на современном этапе аллергические заболевания остаются актуальной проблемой здравоохранения во всем мире. Во многих странах действуют специализированные программы, направленные на изучение этиологии, эпидемиологии, патогенеза аллергических заболеваний, а также на разработку методов диагностики, правил формулирования диагноза, определения тяжести течения, и, несомненно, на создание эффективных и безопасных схем лечения [1-4]. Необходимость такого подхода обусловлена ежегодным неуклонным ростом аллергических заболеваний, что во многом связано с бурным развитием химической и фармацевтической промышленности, появлением большого числа новых синтезированных соединений и активное их использование, как в бытовых условиях, так и в деятельности предприятий пищевой промышленности, сельского хозяйства и многих других сферах [5,6].
Понятие «аллергия» было впервые предложено австрийским врачом Клеменсом Пирке еще в 1906 г. для определения явлений измененной реактивности организма, которое он наблюдал у детей при инфекционных заболеваниях и введении лечебных сывороток [7].
В настоящее время аллергия включает в себя практически все иммунологически опосредованные реакции повышенной чувствительности (реакции I, II, III, IV типов), в основе которых лежит сенсибилизация, т.е. процесс приобретения организмом повышенной чувствительности к определенному веществу – аллергену [51].
К аллергическим заболеваниям традиционно относят крапивницу, бронхиальную астму, атопический дерматит, сывороточную болезнь, анафилактический шок, и, несомненно, аллергический ринит (АР) – объект профессионального интереса как врача-оториноларинголога, так и врачей других специальностей – аллергологов, иммунологов, терапевтов, врачей общей практики. Однако именно в силу того, что слизистые оболочки верхних дыхательных путей представляют собой универсальную систему, способную взаимодействовать с различными веществами, имеющими свойства антигенов, пациенты с аллергопатологией представляют особый профессиональный интерес для врача оториноларинголога [29].


Эпидемиология
По данным разных авторов, распространенность АР в разных странах мира составляет от 4 до 32%, и, согласно самым скромным подсчетам, симптомы АР наблюдаются у более чем 500 миллионов человек во всем мире [2,3,46]. На сегодняшний день это самое распространенное хроническое заболевание у детей и пятое по распространенности хроническое заболевание в США. По мнению специалистов, АР поражает почти каждого шестого американца и ежегодно составляет от 2 до 5 миллиардов долларов прямых расходов на здравоохранение [8]. В Японии, согласно данным эпидемиологических исследований, уровень заболеваемости АР в целом соответствует среднестатистическим мировым значениям, однако в период с 1998 по 2008 гг. был зарегистрирован заметный рост выявленных случаев АР с 29,8% до 39,4% [9]. В соответствии с данными, опубликованными Британским обществом аллергии и клинической иммунологии, АР в Великобритании встречается у 10-15% детей и 26% взрослых [10]. В России ситуацию в отношении АР также нельзя назвать обнадеживающей: в разных регионах Российской Федерации распространенность АР колеблется в пределах от 10 до 24%, что не соответствует истинному положению дел ввиду редкой обращаемости пациентов из-за недооценки важности основных симптомов заболевания. В связи с этим реальные цифры заболеваемости, по оценкам экспертов, значительно отличаются в сторону увеличения [11,12]. Нередко течение АР сопровождается развитием бронхиальной астмы (БА), что по данным статистики, наблюдается у 15-38% пациентов. При этом, у пациентов, страдающих БА, в 55-85% случаев имеют место симптомы АР [1,3,11-13].

Патогенез АР
Основу патологических процессов при АР составляет гиперчувствительность I типа, течение которой можно разделить на 3 последовательных стадии: иммунную, патохимическую и стадию клинических проявлений. Важным пусковым моментом любой аллергии считается первичное попадание аллергена в организм лиц с наличием определенных молекулярных аномалий иммунной системы, например, с наличием высокой экспрессии специфических рецепторов FceRI на тучных клетках и базофилах, кодируемое геном, расположенном на 11-й хромосоме) [11, 20, 43, 45]. При этом развивается сенсибилизация, в ходе которой дендритные клетки осуществляют захват аллергена, его обработку и последующую презентацию, опосредованную участием Т-хелперов 2 типа и регулируемое интерлейкинами (ИЛ) 4, 10 и 13, результатом чего является продукция плазматических клеток, активно синтезирующих аллергенспецифические иммуноглобулины класса E (IgE), и В-клеток памяти, которые при повторном поступлении в организм данного аллергена обеспечивают быстрый ответ. Самым высоким сродством к IgE обладают рецепторы, расположенные на тучных клетках и базофилах, благодаря чему их называют клетки-мишени I порядка. На одном базофиле может располагаться от 4000 до 500 000 молекул IgE. Подобные рецепторы присутствуют также и на макрофагах, моноцитах, лимфоцитах, эозинофилах, тромбоцитах, однако их связывающая способность ниже, вследствие чего они получили название клетки-мишени II порядка [2,11,13,44].
IgE фиксируются на тучных клетках посредством контакта с Fc-рецепторами, защищая клетки от повреждения и разрушения, и обеспечивая тем самым возможность длительного присутствия в организме сенсибилизированных клеток. При повторном контакте с аллергеном происходит его связывание со специфическими IgE, что обусловливает выделение тучными клетками медиаторов воспаления: лейкотриенов, простагландина D2, гистамина, протеаз, тромбоксана, а также других провоспалительных цитокинов. В этих условиях значительную роль играют лейкотриены (ЛТ) – медиаторы, источником которых является арахидоновая кислота. Сигналом к ее образованию служит повреждение мембраны клетки и высвобождение фосфолипидов, регулируемое фосфолипазой. Под воздействием 5-липооксигеназы и 5-липооксигеназа-активирующего белка арахидоновая кислота сначала трансформируется в ЛТА4, а затем, уже под непосредственным влиянием гидролазы нейтрофилов, образуется ЛТВ4 и ЛТС4. Последующая цепочка превращений ЛТC4- ЛТD4 - ЛТЕ4 катализируется циркулирующими в тканях и крови ферментами. Цистеиниловые ЛТC4, ЛТD4 и ЛТE4 являются ключевым звеном аллергического воспаления, их рецепторы содержатся на большинстве клеток периферической крови, а кроме того на поверхности стволовых клеток и макрофагов [13,14,15].
Немаловажное значение в осуществлении реакций аллергического воспаления имеет медиатор гистамин, выделяющийся при дегрануляции тучных клеток и эозинофилов. Его основные эффекты направлены на повышение проницаемости сосудистой стенки, расширение артериальных и спазм венозных микрососудов, хемотаксис клеток воспаления и выделение ими цитокинов. Помимо явного провоспалительного действия, гистамин, за счет воздействия на другую группу рецепторов, может оказывать и противовоспалительный эффект. Однако необходимо отметить тот факт, что активность гистамина характерна преимущественно для ранних фаз аллергического ответа и поэтому назначение антигистаминных препаратов не решает всех проблем, связанных с клиническими проявлениями аллергических реакций [16].
При этом необходимо помнить, что реакции аллергического воспаления затрагивают не только слизистую оболочку полости носа, в процесс могут вовлекаться и нижележащие отделы дыхательного тракта. Так, множественные исследования указывают возможность коморбидного течения АР и БА, и их взаимного влияния, обусловленного, в первую очередь, едиными медиаторами воспаления, играющими роль в патогенезе обоих заболеваний, в частности лейкотриенов [1,3,13,17].
Воздействие цистеиниловых лейкотриенов, гистамина, а также других медиаторов воспаления обусловливает развитие местных признаков воспалительной реакции в виде отека, гиперемии, экссудации, и, как результат, вызывает появление основных клинических симптомов заболевания – стойкой заложенности носа и ринореи [2,14,15].
Описанные механизмы запускают различные по своей структуре и происхождению вещества, называемые аллергенами, в роли которых могут выступать пыльца растений; клещи, живущие в домашней пыли; споры грибов; частицы насекомых; эпидермис, слюна и шерсть домашних животных; перья и пух птиц, бактериальные аллергены [11,13,18].
Наиболее изученной группой аллергенов является пыльца растений, вызывающая сезонные или интермиттирующие формы АР, часто встречаемые в литературе под термином «поллиноз» или «сенная лихорадка» [19,21]. Пыльца растений может распространяться во внешней среде под воздействием ветра или при помощи насекомых, при этом большее значение в генезе АР играют именно ветропереносимые пыльцевые аллергены, распространяющиеся на большие расстояния. В центральной полосе России имеют место несколько сезонов цветения деревьев, кустарников и трав. Первый сезон непосредственно связан с цветением ольхи, березы, ивы, осины, дуба, ясеня и других деревьев. Во время второго пика, начинающегося в июне-июле, основными источниками аллергенной пыльцы являются сорные травы и злаковые культуры – мятлик, овсяница, тимофеевка, рожь и пшеница. Третий сезон поллиноза связан с пылением лебеды, полыни, подсолнечника, крапивы [22].

Классификация
Классификация АР предполагает в зависимости от этиологического фактора выделять сезонную (связанную с воздействием пыльцы растений), круглогодичную (ассоциированную преимущественно с влиянием бытовых аллергенов) и профессиональную формы. Эта классификация не всегда применима, в связи с чем в 2001 была пересмотрена и на основании международных согласительных документов (EAACI, ARIA) экспертами был предложен другой вариант, учитывающий длительность и выраженность симптомов АР: интермиттирующий АР – симптомы беспокоят менее 4 дней в неделю или менее 4 недель в году; персистирующий АР – симптомы беспокоят более 4 дней в неделю и более 4 недель в году [23,24].
По степени тяжести течения АР выделяют легкую степень, когда пациента беспокоят слабовыраженные симптомы, не нарушающие дневную активность и сон; среднюю степень, когда симптомы ринита мешают полноценной деятельности человека, затрудняя работу, учебу, занятия спортом, нарушая сон; и тяжелую степень, в случаях, когда течение болезни значительно ухудшает качество жизни пациента, кардинально меняя ее привычный ритм; вызывая бессонницу, усталость, головную боль .В зависимости от наличия или отсутствия симптомов заболевания выделяют стадии обострения и ремиссии [11,18,23,24].
В литературных источниках встречается описание так называемого локального АР (ЛАР), который характеризуется наличием типичных симптомов и анамнеза заболевания, но при этом наблюдаются отрицательные результаты кожных аллергопроб и отсутствие специфических IgE. Предполагают, что активная продукция аллергенспецифических IgE в ответ на попадание аллергенов при ЛАР осуществляется только в слизистой оболочке полости носа [25-27].

Диагностика АР
В диагностике АР важное значение имеет правильная интерпретация жалоб пациента и тщательность сбора данных анамнеза, что позволяет соотнести развитие основных симптомов заболевания с контактом с предполагаемым аллергеном. Осмотр полости носа посредством передней риноскопии или эндоскопическим методом проводится с целью визуализации характерных для АР изменений слизистой оболочки носа: отечности, характерной бледности или цианотичности, наличия большого количества прозрачного пенистого секрета. Для объективной оценки функции носового дыхания проводят переднюю активную риноманометрию. Кроме того, обследование включает проведение кожных и провокационных тестов с аллергенами при непосредственном сотрудничестве с врачом-аллергологом. Полученные результаты имеют важное значение для диагностики АР, однако характер и выраженность реакций в ходе проведения аллергопроб могут менять самые различные факторы, например, прием антигистаминных препаратов, симптомы атопического дерматита, проведение процедур гемодиализа. Для подтверждения результатов кожных скарификационных проб возможно проведение эндоназального провокационного теста с теми аллергенами, на которые был получен положительный ответ. С помощью лабораторных методов можно определить содержание специфического IgE в крови, уровень эозинофилов в периферической крови (клинический анализ крови) и назальном секрете (риноцитограмма) [2,10,11,28].

Лечение
Понимание этиологии и патогенеза АР позволяет сделать логичное заключение о приоритете тактики избегания контакта пациента с причинно-значимым аллергеном. Однако, ввиду возможности распространения аллергенов по воздуху на большие расстояния, попытки полностью изолировать пациента от воздействия триггерного фактора в большинстве случаев мало осуществимы. В этой ситуации контроль над симптомами заболевания достигается посредством применения комбинированной многоступенчатой медикаментозной терапии [31].
Согласно рекомендациям АRIA по лечению больных АР и алгоритму ступенчатой терапии наиболее надежными группами препаратов, позволяющими купировать основные симптомы аллергического ринита являются Н1-гистаминоблокаторы - антигистаминные препараты (АГП) 2 поколения, интраназальные глюкокортикостероиды (ИнГКС), антагонисты лейкотриеновых рецепторов (АЛТР) [3].
АГП 2 поколения не только блокируют Н1-гистаминовые рецепторы, но и угнетают продукцию гистамина и других медиаторов поздней фазы аллергии, обусловливая мощное противовоспалительное действие. За счет высокого профиля безопасности, быстро наступающего эффекта купирования заложенности носа, пролонгированного действия, а также в связи с отсутствием седативных явлений данные препараты находят своё применение на всех ступенях фармакотерапии АР [32-34]. Однако, как уже упоминалось ранее, назначение данной группы препаратов не позволяет купировать все симптомы аллергопатологии. Помимо этого, даже учитывая высокий профиль безопасности АГП 2 поколения, нередко их применение вызывает побочные реакции, связанные тем или иным образом, с индивидуальными седативными реакциями. Одной из альтернатив применению АГП является использование АЛТР, как в виде моно-, так и сочетанной терапии с АГП.
ИнГКС являются наиболее эффективными средствами при лечении всех форм АР благодаря выраженному противовоспалительному эффекту и влиянию на основные звенья патогенеза АР. ИнГКС значительно сокращают пул тучных клеток и угнетают секрецию медиаторов воспаления, уменьшают общее количество эозинофилов и Т-лимфоцитов, подавляют экспрессию молекул адгезии. Данные эффекты реализуются в виде уменьшения отека слизистой оболочки и гиперсекреции слизи, что сопровождается улучшением носового дыхания и общего самочувствия. Активность данной группы препаратов в отношении ключевых цитокинов аллергического воспаления обеспечивает надежную защиту слизистой оболочки полости носа как в условиях острого, так и в условиях хронического аллергического воспаления. Однако, несмотря на это, в целом ряде случаев монотерапия ИнГКС не приводит к желаемому результату. Эффекты ИнГКС потенцируются АЛТР, поэтому сочетанная терапия позволяет добиться существенно лучшей клинической эффективности [14,22,23,34].
АЛТР занимают особое место в терапии АР. Механизмом их действия является специфическое связывание с цистеинил-лейкотриеновыми рецепторами тучных клеток, моноцитов, макрофагов, эозинофилов, базофилов, нейтрофилов, Т- и В-лимфоцитов и детерминирование выраженного противоаллергического и противовоспалительного действия. Данная группа препаратов эффективна как в подавлении симптомов, так и в качестве профилактики эпизодов развития АР [35-37]. Антилейкотриены, за счет ингибирования цис-ЛТ1-рецепторов, существенно уменьшают образование проатопических нейтрофилов (CD49d+) в слизистой оболочке дыхательных путей у сенсибилизированных лиц, что способствует восстановлению противовирусной активности и синтезу собственных интерферонов в достаточном количестве. За счет продукции отдельных факторов хемотаксиса происходит угнетение Тh2-пути, что предотвращает формирование метаплазии слизистой оболочки и ее гиперреактивности. Также отмечается положительное влияние на уровень эозинофилов, основных продуцентов медиаторов воспаления. Таким образом, АЛТР блокируют важные процессы ранней фазы воспаления, что позволяет купировать основные клинические симптомы заболевания. Кроме того, АЛТР воздействуют и на позднюю фазу аллергического воспаления, предотвращая тяжелый отек и длительную назальную обструкцию, подавляют сосудистую дилатацию и проницаемость слизистой оболочки, уменьшают заложенность носа [9,35,38].
При выборе определенной схемы лечения АР перед врачом стоит проблема правильной оценки и интерпретации большого количества критериев, таких как возраст пациента, степень выраженности симптомов АР, наличие коморбидных заболеваний у пациента, эффективность и безопасность предполагаемого лечения, скорость наступления лечебного эффекта, влияние лекарственных средств на работоспособность и сон, личные предпочтения пациентов и наличие опыта, в том числе негативного, при использовании разных групп препаратов. В связи с этим, выбор оптимальной тактики фармакотерапии АР представляется не самой простой задачей.
Удобным и эффективным решением данной проблемы является препарат монтелукаст из группы АЛТР, в частности его оригинальная форма выпуска - Сингуляр®. Особенностью и значительным преимуществом Сингуляра®, согласно клиническим рекомендациям и документам ARIA 2019, 2020, является возможность использования препарата на всех этапах лечения различных форм АР (сезонного (САР) и круглогодичного (КАР)) как в качестве монотерапии (легкий ринит), так и в комбинации с ИнГКС (среднетяжелое и тяжелое течение АР) с целью повышения эффективности терапии в отношении назальных и глазных симптомов, а также улучшения качества жизни пациентов [4,8-10,37,38,40]. Оригинальный препарат Сингуляр® обладает доказанным профилем эффективности и безопасности как во взрослой, так и в детской практике, что было продемонстрировано большим количеством исследований. Данный факт отличает Сингуляр® от синонимичных препаратов [37-39,41].
Препарат Сингуляр® в клинических исследованиях продемонстрировал большую эффективность в отношении ночных симптомов АР по сравнению с АГП, а также продемонстрировал противодействие развитию “удаленных” симптомов (явлений конъюнктивита, зуда в глазах, носоглотке и ушах) [41,42].
Еще одним несомненным достоинством данного препарата является возможность надежного контроля симптомов, развивающихся при сочетанных формах поражений, связанных с АР и БА. В такой клинической ситуации Сингуляр® позволяет контролировать симптомы обоих заболеваний, предупреждать бронхоспазм, вызванный физической нагрузкой [11,47,48].
Помимо этого у препарата нет противопоказаний в назначении для пациентов с АР, страдающим ожирением, сердечно-сосудистыми заболеваниями, а также курящим пациентам, поскольку в данных условиях происходит активация провоспалительных факторов за счет увеличения общего количества моноцитов, макрофагов и лимфоцитов, увеличения числа и активации макрофагов жировой ткани, гиперпродукции цитокинов и медиаторов воспаления: ИЛ 6, ФНО-α, фактора миграции макрофагов, увеличение продукции лептина и снижение адипонектина, а препарат Сингуляр® обладает противовоспалительной активностью [3,13,15,39,41].
Также показанием к назначению Сингуляра® является БА у пациентов с непереносимостью ацетилсалициловой кислоты, неконтролируемая БА и невозможность использования ингаляционных препаратов. В отношении детей данный препарат может быть эффективен в качестве стартовой терапии впервые выявленной БА и БА легкой степени [30].
Резюмируя все вышеизложенное, можно охарактеризовать индивидуальный «портрет» пациента с АР, которому может быть рекомендован препарат Сингуляр® в качестве стартовой монотерапии: пациенты с ожирением; курильщики; пациенты, опасающиеся назначения и применения или имеющие определенные объективные сложности при применении ИнгКС, АГП; пациенты с легким течением АР; пациенты с наличием коморбидной патологии, в частности, бронхообструктивные заболевания, сахарный диабет и др., а так же дети старше 2 лет с впервые выявленной БА.
Если говорить о комбинированной терапии, которая необходима при средне-тяжелом и тяжелом течении как САР, так и КАР, а также коморбидном течении АР и БА, при недостаточном эффекте монотерапии ИнГКС, то большая эффективность наблюдается при комбинированном применении Сингуляра® и ИнГКС [14,22,23,34,49], в первую очередь с мометазоном фуроатом (Назонекс®). Комбинированное назначение Сингуляра® и Назонекса® позволяет добиться аддитивного эффекта, потенцируя клинические эффекты обоих препаратов [50].
Сингуляр® характеризуется хорошим профилем безопасности и показан для назначения детям в возрасте от 2 до 6 лет по 4 мг (1 жевательная таблетка)
1 раз в сутки; детям в возрасте от 6 до 15 лет по 5 мг (1 жевательная таблетка)
1 раз в сутки; взрослым и детям старше 15 лет по 10 мг 1 раз в сутки [47]. Длительность курсового лечения составляет от 1 до 3 месяцев и более [11].
Учитывая положительные свойства АЛТР в отношении основных симптомов АР, таких как заложенность носа, длительная назальная обструкция, ринорея, включая ночную симптоматику АР, зуд в носу и глазах, а также доказанный профиль безопасности, Сингуляр® может быть препаратом выбора в монотерапии и комбинированной терапии различных форм АР, сочетания АР и БА у детей и взрослых.

Литература
1. Van Cauwenberge P, Watelet JB, Van Zele T, Bousquet J, Burney P, Zuberbier T. Spreading excellence in allergy and asthma: the GA2 LEN (Global Allergy and Asthma European Network) project. Allergy 2005; 60: 858– 864.
2. Min Y. G. The pathophysiology, diagnosis and treatment of allergic rhinitis.Allergy Asthma Immunol Res. 2010. Vol. 2. P. 65–76.
3. Brożek JL, Bousquet J, Agache I et al. Allergic Rhinitis and its Impact on Asthma (ARIA) Guidelines – 2016 Revision. J Allergy Clin Immunol. 2017;140(4). DOI: 10.1016/j.jaci.2017.03.050.
4. Bousquet J. et al. ARIA Working Group. 2019 ARIA Care pathways for allergen immunotherapy. Allergy. 2019 Nov;74(11):2087-2102. doi: 10.1111/all.13805. Epub 2019 Jul 15. PMID: 30955224.
5. Jenerowicz D. et al. Environmental factors and allergic diseases. Annals of Agricultural and Environmental Medicine 2012, Vol 19, No 3, 475-481
6. Kim BJ, et al. Environmental changes, microbiota, and allergic diseases. Allergy Asthma Immunol Res. 2014;6(5):389-400. doi:10.4168/aair.2014.6.5.389
7. Turk JL. Von Pirquet, Allergy and infectious diseases. Journal of the Royal Society of Medicine Volume 80 January 1987
8. Seidman MD, Gurgel RK, Lin SY et al. Guideline Otolaryngology Development Group. AAO-HNSF. Clinical practice guideline: Allergic rhinitis. Otolaryngol Head Neck Surg. 2015 Feb;152(1 Suppl):S1-43. doi: 10.1177/0194599814561600. PMID: 25644617.
9. Okubo K, Kurono Y, Ichimura K. et al. Japanese Society of Allergology. Japanese guidelines for allergic rhinitis 2017. Allergol Int. 2017 Apr;66(2):205-219. doi: 10.1016/j.alit.2016.11.001. Epub 2017 Feb 15. PMID: 28214137.
10. Scadding GK, Kariyawasam HH, Scadding G et.aL. BSACI guideline for the diagnosis and management of allergic and non-allergic rhinitis (Revised Edition 2017; First edition 2007). Clin Exp Allergy. 2017 Jul;47(7):856-889. doi: 10.1111/cea.12953. PMID: 30239057.
11. Клинические рекомендации Аллергический Ринит 2020, РААКИ
12. Курбачева О.М., Польнер С.А., Смирнов Д.С. Аллергический ринит. Вечная проблема и ее современное решение. Медицинский Совет. 2015;(3):84-91. https://doi.org/10.21518/2079-701X-2015-3-84-91 [Kurbacheva O.M., Polner S.A., Smirnov D.S. Allergic rhinitis. Perpetual problem and current solutions. Meditsinskiy sovet = Medical Council. 2015;(3):84-91. (In Russ.) https://doi.org/10.21518/2079-701X-2015-3-84-91];
13. Khan DA. Allergic rhinitis and asthma: epidemiology and common pathophysiology. Allergy Asthma Proc. 2014 Sep-Oct;35(5):357-61. doi: 10.2500/aap.2014.35.3794. PMID: 25295802.
14. Bernstein DI, Schwartz G, Bernstein JA. Allergic Rhinitis: Mechanisms and Treatment. Immunol Allergy Clin North Am. 2016 May;36(2):261-78. doi: 10.1016/j.iac.2015.12.004. Epub 2016 Mar 10. PMID: 27083101.
15. Kanaoka Y, Austen KF. Roles of cysteinyl leukotrienes and their receptors in immune cell-related functions. Adv Immunol. 2019;142:65-84. doi: 10.1016/bs.ai.2019.04.002. Epub 2019 May 14. PMID: 31296303.
16. Lieberman P. The basics of histamine biology. Ann Allergy Asthma Immunol. 2011 Feb;106(2 Suppl):S2-5. doi: 10.1016/j.anai.2010.08.005. Epub 2010 Sep 16. PMID: 21277530.
17. Incorvaia C, Cavaliere C, Frati F, Masieri S. Allergic rhinitis. J Biol Regul Homeost Agents. 2018 Jan-Feb;32(1 Suppl. 1):61-66. PMID: 29552875.
18. Skoner DP. Allergic rhinitis: definition, epidemiology, pathophysiology, detection, and diagnosis. J Allergy Clin Immunol. 2001 Jul;108(1 Suppl):S2-8. doi: 10.1067/mai.2001.115569. PMID: 11449200.
19. Greisner WA 3rd, Settipane RJ, Settipane GA. Natural history of hay fever: a 23-year follow-up of college students. Allergy Asthma Proc. 1998 Sep-Oct;19(5):271-5. doi: 10.2500/108854198778557728. PMID: 9801740.
20. Федоскова Т.Г., Ильина Н.И. Роль аллергических заболеваний в общеклинической практике. РМЖ №14 от 29.07.2004.
21. Schäfer T et al. Hay fever and predictive value of prick test and specific IgE antibodies: a prospective study in children. Pediatr Allergy Immunol. 2003 Apr;14(2):120-9. doi: 10.1034/j.1399-3038.2003.00024.x. PMID: 12675758.
22. Лопатин А.С. Ринит:руководство для врачей. М.: «Литтерра», 2010. Режим доступа: https://elibrary.ru/item.asp?id=19551558 [Lopatin A.S. Rinitis: A guide for doctors. М., «Litterra»; 2010. (In Russ.) Available at: https://elibrary.ru/item.asp?id=19551558];
23. Pawankar R. Allergic rhinitis and asthma: the link, the new ARIA classification and global approaches to treatment. Curr Opin Allergy Clin Immunol. 2004 Feb;4(1):1-4. doi: 10.1097/00130832-200402000-00002. PMID: 15090911.
24. Miraglia Del Giudice M, Marseglia A, Leonardi S, La Rosa M, Salpietro C, Brunese FP, Arrigo T, Perrone L. Allergic rhinitis and quality of life in children. Int J Immunopathol Pharmacol. 2011 Oct;24(4 Suppl):25-8. doi: 10.1177/03946320110240s406. PMID: 22032783.
25. Altıntoprak N et al. Update on local allergic rhinitis. Int J Pediatr Otorhinolaryngol. 2016 Aug;87:105-9. doi: 10.1016/j.ijporl.2016.06.008. Epub 2016 Jun 7. PMID: 27368453.
26. Campo P et al. Local allergic rhinitis: Implications for management. Clin Exp Allergy. 2019 Jan;49(1):6-16. doi: 10.1111/cea.13192. Epub 2018 Jul 5. PMID: 29900607.
27. Vardouniotis A, Doulaptsi M, Aoi N, Karatzanis A, Kawauchi H, Prokopakis E. Local Allergic Rhinitis Revisited. Curr Allergy Asthma Rep. 2020 May 19;20(7):22. doi: 10.1007/s11882-020-00925-5. PMID: 32430616.
28. Wang X, Du K, She W, Ouyang Y, Sima Y, Liu C, Zhang L. Recent advances in the diagnosis of allergic rhinitis. Expert Rev Clin Immunol. 2018 Nov;14(11):957-964. doi: 10.1080/1744666X.2018.1530113. Epub 2018 Oct 8. PMID: 30261765.
29. W.J. Fokkens, R.A. Scheeren, Upper airway defence mechanisms, Paediatric Respiratory Reviews, Volume 1, Issue 4, 2000, Pages 336-341, ISSN 1526-0542, https://doi.org/10.1053/prrv.2000.0073.
30. Global Initiative for Asthma. Global Strategy for Athma Management and Prevention, 2020.
31. Papadopoulos et al. Phenotypes and endotypes of rhinitis and their impact on management: a PRACTALL report. Allergy. 2015 May;70(5):474-94. doi: 10.1111/all.12573. Epub 2015 Feb 19. PMID: 25620381.
32. Свистушкин В.М., Никифорова Г.Н., Артамонова П.С., Шевчик Е.А. Современные возможности патогенетической терапии больных аллергическим ринитом. Медицинский Совет. 2020;(6):101-106. https://doi.org/10.21518/2079-701X-2020-6-101-106 [Svistushkin V.M., Nikiforova G.N., Artamonova P.S., Shevchik E.A. Modern possibilities of pathogenetic therapy of patients with allergic rhinitis. Meditsinskiy sovet = Medical Council. 2020;(6):101-106. (In Russ.) https://doi.org/10.21518/2079-701X-2020-6-101-106];
33. Никифорова Г.Н., Федоскова Т.Г., Свистушкин В.М. Аллергический ринит. Проблемы ведения пациентов. РМЖ. 2018;8(I):46-52. Режим доступа: https://www.elibrary.ru/item.asp?id=35663814 [Nikiforova G.N., Fedoskova T.G., Svistushkin V.M. Allergic rhinitis. Challenges of patients management. RMJ. 2018. № 8(I). P. 46–52. (In Russ.) Available at: https://www.elibrary.ru/item.asp?id=35663814];
34. Пальчун В.Т., Гусева А.Л., Левина Ю.В., Дербенева М.Л. Фармакотерапия аллергического ринита. Медицинский Совет. 2020;(16):122-127. https://doi.org/10.21518/2079-701X-2020-16-122-127 [Pal’chun V.T., Guseva A.L., Levina Yu.V., Derbeneva M.L. Pharmacotherapy of allergic rhinitis. Meditsinskiy sovet = Medical Council. 2020;(16):122-127. (In Russ.) https://doi.org/10.21518/2079-701X-2020-16-122-127];
35. van Adelsberg J, Philip G, LaForce CF et al. Montelukast Spring Rhinitis Investigator Group. Randomized controlled trial evaluating the clinical benefit of montelukast for treating spring seasonal allergic rhinitis. Ann Allergy Asthma Immunol. 2003 Feb;90(2):214-22. doi: 10.1016/S1081-1206(10)62144-8. PMID: 12602669.
36. Yamamoto H, Efficacy of prophylactic treatment with montelukast and montelukast plus add-on loratadine for seasonal allergic rhinitis. Allergy Asthma Proc. 2012 Mar-Apr;33(2):e17-22
37. Wang HW, Lee JC, Wu PC, Chu YH, Lin YY, Cheng LH. Effects of montelukast on human nasal mucosa. Eur Arch Otorhinolaryngol. 2019 Mar;276(3):761-765. doi: 10.1007/s00405-018-05274-8. Epub 2019 Jan 2. PMID: 30604060
38. Mashkova TA, Mal'tsev AB, Nerovny AI, Bakulina LS. Rol' blokatora leĭkotrienovykh retseptorov v vosstanovlenii nosovogo dykhaniia u bol'nykh polipoznym rinosinusitom [The role of a leukotriene receptor antagonist in the restoration of the nasal breathing in the patients presenting with polypous rhinosinusitis]. Vestn Otorinolaringol. 2017;82(5):32-35. Russian. doi: 10.17116/otorino201782532-35. PMID: 29072660.
39. Calapai G, Casciaro M, Miroddi M, Calapai F, Navarra M, Gangemi S. Montelukast-induced adverse drug reactions: a review of case reports in the literature. Pharmacology. 2014;94(1-2):60-70. doi: 10.1159/000366164. Epub 2014 Sep 2. PMID: 25196099.
40. Bousquet J. et al. Next-generation Allergic Rhinitis and Its Impact on Asthma (ARIA) guidelines for allergic rhinitis based on Grading of Recommendations Assessment, Development and Evaluation (GRADE)and real-world evidence. The Journal of Allergology and Clinical Immunology. Jan 2020; 145: 1: 70–80
41. Wei C. The efficacy and safety of H1-antihistamine versus Montelukast for allergic rhinitis: A systematic review and meta-analysis. Biomed Pharmacother. 2016 Oct;83:989-997. doi: 10.1016/j.biopha.2016.08.003. Epub 2016 Aug 11. PMID: 27522261.
42. Mahatme MS, Dakhale GN, Tadke K, Hiware SK, Dudhgaonkar SD, Wankhede S. Comparison of efficacy, safety, and cost-effectiveness of montelukast-levocetirizine and montelukast-fexofenadine in patients of allergic rhinitis: A randomized, double-blind clinical trial. Indian J Pharmacol. 2016 Nov-Dec;48(6):649-653. doi:
43. CN. Adra et al Chromosome 11q13, FCERI The Hereditary Basis of Allergic Diseases, edited by Stephen T. Holgate and John W. Holloway © 2002 Birkhauser Verlag Basel/Switzerland and atopic asthma
44. Conroy MC. Et al. Measurement of IgE on Human Basophils: Relation to Serum IgE and Anti-IgE-Induced Histamine Release J Immunol April 1, 1977, 118 (4) 1317-1321
45. Abbas M, Moussa M, Akel H. Type I Hypersensitivity Reaction. [Updated 2020 Oct 20]. In: StatPearls [Internet]. Treasure Island (FL): StatPearls Publishing; 2021 Jan-. Available from: https://www.ncbi.nlm.nih.gov/books/NBK560561/
46. Dayal AK et al. Trend of Allergic Rhinitis Post COVID-19 Pandemic: A Retrospective Observational Study. Indian Journal of Otolaryngologists and Head Neck Surg 2020;1-3 doi:10.1007/s12070-020-02223-y
47. Инструкция по медицинскому применению Сингуляр® 4мг, 5мг, 10мг.
48. Клинические рекомендации по бронхиальной астме 2019г.
49. Chen H. et al. Comparison of the efficacy and mechanisms of intranasal budesonide, montelukast, and their combination in treatment of patients with seasonal allergic rhinitis. Int Forum Allergy Rhinol. 2018 Nov; 8(11):1242-1252. doi: 10.1002/alr.22197. Epub 2018 Aug 24. PMID: 30144304
50. Карнеева О.В., Новик Г.А., Гуров А.В. Современные подходы к лечению острого и хронического ринита. Эффективная фармакотерапия 2019 (30); 38-45.
51. Мельников В.Л., Митрофанова Н. Н., Мельников Л. В. Аллергические заболевания: учеб. пособие. Пенза: Изд-во ПГУ, 2015. 88 с.

Сведения об авторах:
Гуров Александр Владимирович д.м.н., профессор кафедры оториноларингологии имени акад. Б.С. Преображенского лечебного факультета ФГАОУ ВО РНИМУ им. Н.И. Пирогова Минздрава России 117997, Россия, г. Москва, ул. Островитянова, д.1
С.н.с. отдела эпидемиологии, методологии и научного прогнозирования ГБУЗ «Научно-исследовательский клинический институт оториноларингологии им. Л.И. Свержевского» ДЗМ 117152 Россия, г. Москва, Загородное шоссе д. 18 А стр. 2 8(916)138-11-98
e-mail alex9999@inbox.ru ORCID – 0000-0001-9811-8397
Юшкина Марина Алексеевна К.м.н., доцент кафедры оториноларингологии имени акад. Б.С. Преображенского лечебного факультета ФГАОУ ВО РНИМУ им. Н.И. Пирогова Минздрава России. 117997, Россия, г. Москва, ул. Островитянова, д.1
Доцент учебного отдела ГБУЗ «Научно-исследовательский клинический институт оториноларингологии им. Л.И. Свержевского» ДЗМ
117152, Россия, г. Москва, Загородное шоссе д. 18 А стр. 2 8 (903)6275694 e-mail yushkina.ma@gmail.com ORCID - 0000-0002-9823-1047
Доронина Ольга Михайловна к.м.н., доцент кафедры оториноларингологии имени акад. Б.С. Преображенского лечебного факультета ФГАОУ ВО РНИМУ им. Н.И. Пирогова Минздрава России. 117997, Россия, г. Москва, ул. Островитянова, д.1
Врач клинико-диагностического отделения ГБУЗ «Научно-исследовательский клинический институт оториноларингологии им. Л.И. Свержевского» ДЗМ 117152, Россия, г. Москва, Загородное шоссе д. 18 А стр. 2 ORCID: 0000-0002-5567-9407 e-mail: doroninaolga73@yandex.ru


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ ПО БЕЗОПАСНОСТИ ПРЕПАРАТА СИНГУЛЯР® (монтелукаст)
МИНИМАЛЬНАЯ SSI (Selected Safety Information, Ключевая информация по безопасности)
Лекарственная форма: таблетки жевательные 4 мг
Лекарственная форма: таблетки жевательные 5 мг
Лекарственная форма: таблетки, покрытые оболочкой, 10 мг

ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ
Для лекарственной формы: таблетки жевательные 4 мг
- Повышенная чувствительность к любому из компонентов препарата.
- Детский возраст до 2 лет.
- Фенилкетонурия.
Для лекарственной формы: таблетки жевательные 5 мг
- Повышенная чувствительность к любому из компонентов препарата.
- Детский возраст до 6 лет.
- Фенилкетонурия.
Для лекарственной формы: таблетки, покрытые оболочкой, 10 мг
- Повышенная чувствительность к любому из компонентов препарата.
- Детский возраст до 15 лет.
- Дефицит лактазы, непереносимость лактозы и глюкозо-галактозная мальабсорбция.

ОСОБЫЕ УКАЗАНИЯ
Не рекомендуется назначать для лечения острых приступов бронхиальной астмы. Не следует прекращать прием в период обострения астмы и необходимости применения препаратов экстренной помощи для купирования приступов.
Пациенты с подтвержденной аллергией к ацетилсалициловой кислоте и другим нестероидным противовоспалительным препаратам (НПВП) не должны принимать эти препараты в период лечения Сингуляром®.
Дозу ингаляционных глюкокортикостероидов, применяемых одновременно с Сингуляром®, можно постепенно снижать под наблюдением врача, однако резкой замены ингаляционных или пероральных глюкокортикостероидов Сингуляром® проводить нельзя. Были описаны психоневрологические нарушения. В редких случаях пациенты, получавшие противоастматические препараты, включая антагонисты лейкотриеновых рецепторов, испытывали одно или несколько НЯ: эозинофилию, сыпь, ухудшение легочных симптомов, кардиологические осложнения и/или нейропатию, иногда диагностируемую как синдром Чарджа Стросс, системный эозинофильный васкулит. Пациенты с фенилкетонурией должны быть проинформированы, что таблетки жевательные 4 мг, 5 мг не рекомендованы к применению пациентам с фенилкетонурией.
Пациенты с редкой формой наследственной непереносимости галактозы, врожденной недостаточностью лактазы или глюкозо-галактозной мальабсорбцией не должны принимать Сингуляр® таблетки, покрытые оболочкой, 10 мг.

ПОБОЧНОЕ ДЕЙСТВИЕ
В целом Сингуляр® хорошо переносится. Побочные эффекты обычно бывают легкими и, как правило, не требуют отмены препарата. Общая частота побочных эффектов при лечении Сингуляром® сопоставима с их частотой при приеме плацебо.
НЯ за время пострегистрационного наблюдения: инфекции верхних дыхательных путей, повышение склонности к кровотечениям, тромбоцитопения, реакции гиперчувствительности, в том числе анафилаксия, эозинофильная инфильтрация печени, ажитация, в том числе агрессивное поведение или враждебность, тревожность, депрессия, дезориентация, нарушение внимания, патологические сновидения, галлюцинации, дисфемия (заикание), бессонница, нарушения памяти, обсессивно-компульсивные симптомы, психомоторная активность (включая раздражительность, беспокойство и тремор), сомнамбулизм, суицидальные мысли и поведение (суицидальность), тик, головокружение, сонливость, парестезия/гипестезия, судороги, учащенное сердцебиение, носовые кровотечения, легочная эозинофилия, диарея, диспепсия, тошнота, рвота, панкреатит, увеличение активности аланинаминотрансферазы (АЛТ) и аспартатаминотрансферазы (АСТ) в крови, гепатит (включая холестатические, гепатоцеллюлярные и смешанные поражения печени), ангионевротический отёк, склонность к формированию гематом, узловатая эритема, многоформная эритема, зуд, высыпания, крапивница, артралгия, миалгия, включая мышечные судороги, энурез у детей; астения (слабость)/усталость, отёки, пирексия.
Зарегистрируйтесь сейчас и получите доступ к полезным сервисам:
  • Загрузка полнотекстовых версий журналов (PDF)
  • Актуальные новости медицины
  • Список избранных статей по Вашей специальности
  • Видеоконференции и многое другое

С нами уже 50 000 врачей из различных областей.
Присоединяйтесь!
Если Вы врач, ответьте на вопрос:
Лейкопения это:
Нажимая зарегистрироваться я даю согласие на обработку моих персональных данных
Если Вы уже зарегистрированы на сайте, введите свои данные:
Войти
Забыли пароль?
Забыли пароль?
Нравится
2
2768
0
Предыдущая запись
Следующая запись
Добавить комментарий
Наши партнеры
Pierre Fabre
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Egis
Зарегистрируйтесь сейчас и получите доступ к полезным сервисам:
  • Загрузка полнотекстовых версий журналов (PDF)
  • Подписка на актуальные медицинские новости
  • Список избранных статей по Вашей специальности
  • Видеоконференции и многое другое

С нами уже 50 000 врачей из различных областей.
Присоединяйтесь!
Если Вы врач, ответьте на вопрос:
Лейкопения это:
Нажимая зарегистрироваться я даю согласие на обработку моих персональных данных
Если Вы уже зарегистрированы на сайте, введите свои данные:
Войти
Забыли пароль?
Забыли пароль?

Информация на данном сайте предназначена только для специалистов в сфере медицины, фармацевтики и здравоохранения.
Своим согласием Вы подтверждаете что являетесь специалистом в данной области.

Согласен