Дюспаталин в коррекции дискинезии желчевыводящих путей у больных язвенной болезнью двенадцатиперстной кишки

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №6 от 20.03.2008 стр. 392
Рубрика: Гастроэнтерология

Для цитирования: Маев И.В., Самсонов А.А., Голубев Н.Н., Ярош О.Г., Мотузова Е.В., Белявцева Е.В. Дюспаталин в коррекции дискинезии желчевыводящих путей у больных язвенной болезнью двенадцатиперстной кишки // РМЖ. 2008. №6. С. 392

Патология желчевыводящих путей является важной проблемой современной гастроэнтерологии, что обусловлено ее широким распространением, постоянным ростом заболеваемости и обращаемости за медицинской помощью, разнообразием клинических проявлений и осложнений. Среди заболеваний желчных путей важное место занимают нарушения их моторной функ­ции – дискинезии. Принято различать первичные и наиболее распространенные – вторичные дисфункциональные расстройства моторной функции системы желчевыделения [1]. Вторичные дискинезии нередко связаны с органическими заболеваниями печени, билиарного тракта и двенадцатиперстной кишки (ДПК).

Среди болезней ДПК наиболее распространенной патологией, приводящей к нарушениям моторики желчных путей, является язвенная болезнь (ЯБ) и сопутствующий ей вторичный дуоденит. Дискинезии билиарного тракта при ЯБ ДПК могут возникать под действием нескольких патогенетических факторов, связанных с наличием хронического воспаления слизистой оболочки ДПК:
1. Прямое воздействие медиаторов воспаления на гладкомышечный аппарат желчевыводящих путей и кишечника, что приводит к функциональным нарушениям моторной функции сфинктера Одди и мускулатуры ДПК [2,3].
2. Нарушение гормональной регуляции желчеотделения, опосредованное через снижение синтеза холецистокинина I–клетками слизистой оболочки ДПК [8].
3. Нарушение нервной регуляции моторики билиарного тракта вследствие возникновения патологических висцеро–висцеральных рефлексов.
4. Органические изменения ДПК и области большого дуоденального сосочка (стенозирующий папиллит, рубцовая деформация ДПК, спаечный процесс при перидуодените).
5. Имеются сообщения о возможной роли H. pylori в развитии заболеваний желчных путей [4].
Таким образом, при ЯБ ДПК имеются предпосылки для развития дискинезии желчевыводящих путей. В литературе имеются сообщения о высокой распространенности вторичных моторных нарушений среди больных с заболеваниями гастродуоденогепатопанкреатической зоны [5–7]. Однако не разработаны конкретные схемы лечения данной категории пациентов. В этой связи нами было проведено исследование, целью которого явилось изучение состояния моторной функции билиарного тракта у больных ЯБ ДПК и определение клинической эффективности миотропных спазмолитиков в терапии коррекции ее нарушений.
В соответствии с поставленными задачами нами было проведено комплексное обследование 96 больных с ЯБ ДПК в стадии обострения.
Критерии включения в исследование:
1. ЯБ ДПК, ассоциированная с H. pylori, в стадии обострения, подтвержденная ЭГДС.
2. Пол – мужчины и женщины.
3. Возраст от 18 до 70 лет.
4. Госпитализация в стационар.
5. Согласие на участие в исследовании.
Критерии исключения из исследования:
1. Гиперчувствительность к мебеверину и дротаверину.
2. Прием в течение месяца до исследования спазмолитических препаратов.
3. Тяжелая сопутствующая патология.
4. Беременность и лактация.
5. Отказ от участия в исследовании.
В исследование вошли 96 пациентов с ЯБ ДПК, ассоциированной с H. pylori, из них 56 женщин (58,3%) и 32 мужчины (41,7%). Средний возраст составил 45 лет. Всем больным проводилось клиническое обследование, традиционные лабораторные исследования, ЭГДС (при поступлении и контрольная на 18–й день от начала эрадикационной терапии), УЗИ органов брюшной полости, уреазный дыхательный тест (диагностика и контроль эрадикации H. pylori).
В клинической картине заболевания у всех пациентов преобладал болевой синдром, боли разной интенсивности в пилородуоденальной зоне и эпигастральной области регистрировались у 95,8% обследованных. Кроме этого, больные предъявляли жалобы на тяжесть в эпигастрии (62,5%), тошноту (23,9%), рвоту (6,2%), изжогу (40,6%), периодическую горечь во рту (19,8%), тяжесть в правом подреберье (37,5%), метеоризм (52,2%) и неустойчивость стула (44,8%). Последние три симптома наиболее часто встречались у пациентов с длительным анамнезом ЯБ ДПК. По данным ЭГДС у всех пациентов имелся язвенный дефект слизистой оболочки двенадцатиперстной кишки и явления хронического гастродуоденита. Рубцовая деформация двенадцатиперстной кишки выявлена у 21,9% обследованных. По данным УЗ–ис­следования признаки хронического холецистита (утолщение и уплотнение стенок желчного пузыря) выявлены у 29,1% пациентов, а желчно–камен­ная болезнь имелась у 8,3% больных (у 6 человек предкаменная стадия, у 2 – стадия камненосительства). Признаки хронического панкреатита (повышенная эхогенность паренхимы, неоднородность структуры и нечеткие контуры) и диффузные изменения в паренхиме печени обнаружены у 76 и 40,6% обследованных соответственно.
Исследование состояло из двух этапов: стационарного и амбулаторного. На первом стационарном этапе после проведения ЭГДС и уреазного дыхательного теста всем больным с целью проведения эрадикации H. pylori назначались омепразол 20 мг 2 раза в сутки, кларитромицин 500 мг 2 раза в сутки, амоксициллин 1000 мг 2 раза в сутки в течение 7 дней.
На фоне проводимой терапии у всех пациентов болевой синдром был купирован на 4–7–й день лечения. Диспепсические явления, такие как тяжесть в эпигастрии и тошнота, купировались на 5–9–й день от начала терапии. По данным контрольной ЭГДС к 18–му дню у всех больных отмечено рубцевание язвенного дефекта и уменьшение выраженности явлений гастродуоденита. Побочные эффекты антихеликобактерной терапии от­ме­чены у 18 (18,7%) пациентов. У 16 из них на­блю­дались умеренно выраженные диспепсические явления в виде усиления болей в животе и умеренно выраженной диареи, которые не потребовали отмены лекарственных препаратов. У 2 пациентов возникли крапивница и кожный зуд, что послужило причиной отмены проводимой терапии. Успешная эрадикация H. pylori была достигнута у 83,3% больных.
В то же время у значительного числа пациентов даже после рубцевания язвы сохранялись тяжесть в эпигастрии и правом подреберье (36,4%), метеоризм (51%), неустойчивость стула (39,6%). При детальном расспросе установлено, что у 29,2% больных возникают периодические спастические боли в правом подреберье, чаще связанные с погрешностью в диете, а у 26% пациентов имелись боли дистензионного характера той же локализации.
После рубцевания язвенного дефекта пациентам проводилось фракционное хроматическое дуоденальное зондирование (ФХДЗ). По его данным у 78 обследованных (81,25%) имелись сопутствующие язвенной болезни вторичные нарушения моторной функции желчевыводящих путей и желчного пузыря. У 18 (18,75%) пациентов данные нарушения отсутствовали, и они были исключены из дальнейшего исследования. Сравнение данных опроса пациентов и результатов ФХДЗ свидетельствует о том, что клинические проявления имеются у 28 (46%) обследованных с гиперкинетической дисфункцией желчевыводящих путей (спазм сфинктера Одди и гиперкинез желчного пузыря) и у 25 (65,7%) обследованных с гипокинезом желчного пузыря.
На втором этапе больные с дискинезией желчевыводящих путей были разделены на 2 группы – по характеру моторных нарушений желчевыводящих путей. В 1 группу вошли 40 пациентов со спазмом сфинктера Одди, изолированным (21 человек) и в сочетании с дисфункцией желчного пузыря по гиперкинетическому типу (19 человек). Во 2 группу вошли 38 больных с гипокинетической дискинезией желчного пузыря, изолированной (17 человек) или в сочетании со спазмом сфинктера Одди (21 человек). Следует отметить, что в этой группе преобладали пациенты с тяжелым течением и длительным анамнезом ЯБ (более 10 лет).
Для оценки эффективности лечения в зависимости от вида проводимой терапии пациенты каждой группы были рандомизированы на две подгруппы: 1А (21 человек) и 1Б (19 человек), 2А (20 человек) и 2Б (18 человек). Больные 1А и 2А подгрупп принимали селективный миотропный спазмолитик Дюспаталин 200 мг 2 раза в сутки 14 дней. Больные подгруппы 2А получали дротаверин 40 мг 3 раза 14 дней. Пациентам 2Б подгруппы проводились слепые дюбажи с сорбитом или ксилитом, а при наличии у них спазма сфинктера Одди к терапии добавляли дротаверин 40 мг 3 раза в сутки. Оценка эффективности лечения проводилась на 14–й день терапии.
Эффективность лечения оценивалась по следующим показателям:
1. Динамика клинических симптомов (болевой и диспепсический синдромы).
2. Динамика нормализации моторной функции желчевыводящих путей (по данным контрольного ФХДЗ).
Статистическая обработка проводилась с помощью пакета программ Statistica. Для сравнения качественных признаков применялся критерий ?2.
Анализ динамики болевого синдрома показал, что после двухнедельного курса лечения периодические боли спастического характера сохранялись у 9,5% пациентов в 1А и у 42% пациентов 1Б подгруппы (p<0,05), тогда как до начала терапии они имелись у 66,7 и 63,2% больных в 1А и 1Б подгруппах соответственно. Во 2А и 2Б подгруппах до лечения наличие тупых болей дистензионного характера отмечали 65 и 66,7% пациентов соответственно, а через две недели терапии боли меньшей интенсивности и продолжительности сохранялись лишь у 25 и 39% пациентов (p>0,05) (рис. 1). У 2 человек во 2А подгруппе имелись спастические боли, которые полностью купировались на фоне лечения Дюспаталином. Метеоризм до начала терапии имелся у 42,8 и 36,8% пациентов 1А и 1Б подгрупп, тогда как на 14–й день лечения он отмечался у 4,8 и 21% обследованных соответственно; различия недостоверны (p>0,05), что, видимо, связано с небольшим количеством пациентов с данным симптомом в подгруппах. Во 2А и 2Б подгруппах до начала терапии на метеоризм предъявляли жалобы 85 и 89% пациентов соответственно, а после двухнедельного курса лечения этот симптом встречался достоверно реже во 2А подгруппе, соответственно 10 и 44,4% (p<0,05) (рис. 2). При анализе динамики симптома неустойчивости стула во всех подгруппах отмечается положительная динамика (рис. 3), однако достоверных различий между подгруппами отмечено не было (p>0,05).
По данным контрольного ФХДЗ после двухнедельной терапии Дюспа­талином у пациентов 1А подгруппы нарушения моторной функции сфинктера Одди и желчного пузыря встречались достоверно реже, чем в подгруппе 1Б (р<0,05), и имелись соответственно у 14,3 и 52,6% пациентов. Во 2 группе нарушения сократительной функции желчного пузыря через 14 дней оставались у 35% пациентов в 2А подгруппе и у 44,4% во 2Б (р>0,05), причем эти нарушения чаще регистрировались у больных с хроническим холециститом и желчнокаменной болезнью (рис. 4). До лечения спазм сфинктера Одди имелся у 55% обследованных во 2А подгруппе и у 55,5% во 2Б. Через две недели терапии он встречалось достоверно реже (р<0,05) в 1Б подгруппе по сравнению с подгруппой 2Б (5 и 18% соответственно).
Приведенные данные свидетельствуют о высокой эффективности Дюспа­та­лина в терапии вторичных дискинезий желчевыводящих путей и желчного пузыря у больных ЯБ ДПК. Так, у пациентов основных подгрупп, получавших Дюспаталин, достоверно чаще в сравнении с контрольными подгруппами купировался спастический болевой синдром, а по данным ФХДЗ происходила нормализация моторной функции сфинктера Одди и желчного пузыря. При этом при применении Дюспаталина не было зарегистрировано каких–либо побочных эффектов, что говорит о его хорошей переносимости и безопасности.
Выводы:
1. У 81% больных ЯБ ДПК имеются вторичные нарушения моторной функции желчевыводящих путей и желчного пузыря, не корригирующиеся антисекреторной и антибактериальной терапией.
2. Бессимптомное течение моторных расстройств билиарного тракта имеет место у 54% обследованных с гиперкинетической дискинезией и у 34,3% обследованных с гипокинетической дискинезией желчевыводящих путей.
3. Включение препарата Дюспаталин в схему терапии вторичных дискинезий желчных путей у больных ЯБ ДПК позволяет добиться нормализации их моторной функции у 76–95% пациентов со спазмом сфинктера Одди и гиперкинетической дискинезией желчного пузыря и у 65% пациентов с гипокинетической дискинезией желчного пузыря.





Литература
1. Ильченко А.А. Дисфункциональные расстройства билиарного тракта. // Consilium–medicum. – 2002. – №1, приложение. – с. 20 – 23.
2. Маев И.В., Самсонов А.А. Болезни двенадцатиперстной кишки. – М.: МЕДпресс–информ, 2005. – 511 с.
3. Ахмедов В.А., Жуков Н.А. Повышение базального давления сфинктера Одди – причина развития панкреато–холедохо–пузырного и билиарно–панкреатического рефлюксов. // Российский гастроэнтерологический журнал. – 2000. – №4. – с. 59 – 63.
4. Заика Г.Е., Постникова Е.И., Сат Л.К., и др. Дискинезия желчного пузыря и пилорический геликобактериоз. // Российский журнал гастроэнтерологии, гепатологии, колопроктологии. – 2003. – №1, приложение. – с. 40.
5. Вахрушев Я.М., Муфаздалова И.В. Исследование функционального состояния гепатобилиарной системы в динамике лечения больных язвенной болезнью. // Экспериментальная и клиническая гастроэнтерология. – 2005. – №2. – с. 44 – 48.
6. Лоранская И.Д. Вишневская В.В. Изучение моторной функции желчевыделительной системы и гастродуоденальной зоны при патологии билиарного тракта. // Русский медицинский журнал. – 2005. – №1. – с. 1 – 7.
7. Чернякевич С.А. Моторная функция верхних отделов пищеварительного тракта в норме и при патологии. // Рос. журн. гастроэнтерол., гепатол.,колопроктологии. – 1998. – № 2. – С. 33–39.
8. Corazziari E., Shaffer E.A., Yjgan W.E. et al. Function disoders of the bilary tract and pancreas // Gut. 1999. Vol 45. Suppl. 2. P. 1148–1154.


Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak