Ультразвуковая диагностика состояния лонного сочленения у женщин

Ключевые слова
Похожие статьи в журнале РМЖ

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №1 от 28.01.2015 стр. 42
Рубрика: Гинекология Акушерство

Для цитирования: Логутова Л.С., Чечнева М.А., Лысенко С.Н., Черкасова Н.Ю. Ультразвуковая диагностика состояния лонного сочленения у женщин // РМЖ. 2015. №1. С. 42

Актуальность

Определенное место в структуре аномальных родов занимает патология костного таза. Патологическое расширение или появление болевых ощущений в симфизе классифицируют как дисфункцию лонного сочленения (ЛС) (симфизиопатия, симфизит). Данное осложнение, возникающее во время гестации, рассматривают в структуре синдрома тазовых опоясывающих болей при беременности (Pregnancy-related pelvic girdle pain (PPGP)). При обследовании большой популяции женщин доказано, что до 50% беременных испытывают тазовые боли, которые могут являться следствием изменений сочленений таза, чаще лонного, и требуют дополнительного обследования. В 25% наблюдений тазовая боль требует лечения и у 8% женщин ведет к ограничению повседневной деятельности, по сути, к временной инвалидизации. По данным разных авторов, тазовые боли сохраняются в течение 4–6 мес. после родов у 26,5–43% женщин [1, 2].

Несмотря на невысокую частоту встречаемости, грозным осложнением родового акта при симфизиопатии остается разрыв ЛС, восстановление функции тазовых сочленений занимает до 5 мес. после родов. Травма ЛС может сопровождаться разрывом одного из крестцово-подвздошных сочленений, повреждением смежных органов [3]. Частота этого осложнения невелика исторически и в настоящее время. В последние десятилетия расхождения и разрывы ЛС встречаются, по данным разных авторов, от 1:380 до 1:3400 родов [4–6].

Анатомия и патогенез

ЛС образуется посредством волокнисто-хрящевой межлобковой пластинки (lamina fibro-cartilaginca interpubica или Discus interpubicus) и волокнистых связок: сверху — lig. pubicum superius, снизу — lig. arcuatum pubis, спереди — lig. fibrosum ant. и сзади — lig. fibrosum post [7].

Одно из наиболее детальных описаний морфологии и структуры ЛС приведено М. Ф. Айзенбергом в 1962 г. По его данным, ЛС «обладает половыми особенностями и имеет индивидуальные различия. Наблюдаются все виды соединений — от синхондроза до настоящего сустава. Особенности строения и состояния ЛС… у женщин… безусловно… находятся в тесной связи с эндокринными и функциональными процессами, происходящими в организме». Морфологически хрящевая межлобковая пластинка неоднородна — большая часть ее представлена гиалиновым хрящом, по периферии от межлобковой щели расположена зона фиброзного хряща. С возрастом гиалиновый хрящ вытесняется и в ряде случаев определяется в виде отдельных островков [8].

Половой и гендерный диморфизм структуры ЛС, а также возрастные изменения подтверждают последние литературные данные [9].

N. Lottering и M. S. Reynolds (2013 г.) констатируют возрастные изменения структуры и зон оссификации ЛС при его трехмерной КТ-реконструкции [10].

Патогенез изменений ЛС, в частности при беременности, нельзя назвать досконально изученным.

Некоторые изменения, например расширение, в литературе описаны достаточно подробно. При беременности происходит отечное пропитывание и разрыхление тканей в области сочленения, вследствие чего суставные концы лонных костей приобретают большую подвижность, чем до беременности [11]. Эту точку зрения поддерживают и авторитетные российские исследователи [4, 12, 13].

Вследствие разрыхления симфиза во время беременности полость в межлобковой хрящевой пластинке может увеличиться до значительных размеров, иногда с расхождением костей симфиза на 1–2 см. Некоторые авторы полагают, что это явление и у беременных можно рассматривать и с точки зрения нарушения обмена веществ, и трактовать как начальные стадии остеомаляции. Нарушения структуры и функции ЛС могут происходить под влиянием и других этиологических факторов (сифилис, tbc, желтуха, геморрагический диатез, артрит) [8].

Как один из основных факторов изменения сочленений таза во время беременности рассматривается влияние гормонов, в основном релаксина, однако прямой зависимости между степенью расширения ЛС, уровнями циркулирующих релаксинов и тазовой болью во время беременности не выявлено [14].

Специалисты по спортивной медицине полагают, что поражения симфиза — результат травмы связочного аппарата тазового кольца и мышц бедра и поясницы [15].

Существует теория мышечного спазма в генезе симфизиопатии, который может быть обусловлен нарушениями метаболизма кальция.

Методы диагностики

До недавнего времени «золотым стандартом» в диагностике изменений ЛС считались рентгенологические методы.

Во время беременности предпочтение отдается ультразвуковой диагностике ЛС (рис. 1). Магнитно-резонансная томография используется в основном в спортивной медицине. Преимуществами ультразвукового метода являются доступность, возможность оценить не только степень расхождения ЛС, но и, в отличие от рентгенологического метода, определить состояние мягких тканей, связочного аппарата.

Ультразвуковой метод исследования ЛС у беременных, предложенный в течение последних 20 лет рядом авторов для диагностики и прогноза при симфизиопатиях, в основном сводится к измерению ширины симфиза. Сам по себе этот показатель не отражает степень патологических изменений в симфизе, а также плохо или совсем не коррелирует с клиническими проявлениями и жалобами и не позволяет спрогнозировать самое грозное осложнение симфизита — расхождение или разрыв лона в родах. В результате проведенного исследования мы можем предложить новые ультразвуковые симптомы, отражающие структурные изменения ЛС при симфизите у беременных, перспективные в плане их использования для дифференциальной диагностики.

Материалы и методы

Обследовано 195 пациенток, разделенных на 3 основные группы:

1 группа — беременные и родильницы без клинических признаков дисфункции ЛС:

  • 1А — при доношенном сроке беременности (n=30) — проведено однократное УЗИ ЛС;
  • 1В — первобеременные женщины (n=27) — динамическое наблюдение;
  • 1С — повторнородящие беременные женщины (n=30) — динамическое наблюдение;
  • 1D — после родов (n=18).

2 группа — небеременные женщины фертильного возраста (n=30) без клинических проявлений патологии ЛС.

3 группа — 60 беременных с клиническими проявлениями симфизита.

При сагиттальном сканировании ЛС представляет собой овальное образование неоднородной структуры с четко выделяемым «ядром», включающим в себя гиперэхогенные и гипоэхогенные участки. По наружной поверхности хрящевого пояса в большинстве случаев удается дифференцировать по верхнему краю lig. pubicum superius, снизу — lig. arcuatum pubis, спереди — lig. fibrosum anterior и сзади — lig. fibrosum posterior (рис. 2).

При сравнении ультразвуковой картины с данными морфологических исследований можно предположить, что гипоэхогенный ободок симфиза представляет собой гиалиновую часть хрящевого диска, гиперэхогенное «ядро» — участки замещения фиброзным хрящом. В структуре хрящевого пояса могут обнаруживаться гиперэхогенные включения округлой или неправильной формы, единичные или сгруппированные — зоны оссификации (рис. 3). Линейные размеры ЛС у женщин при ультразвуковом исследовании представлены в таблице 1.

Как и другие исследователи, мы увидели, что во время беременности происходит увеличение ширины ЛС, при этом более значительно в верхних отделах хряща. Ширина симфиза в верхней трети у беременной женщины была в среднем в 1,45 раза больше, чем в нижней (1,23–1,70 раз).

Общая площадь ЛС в среднем в 1,96 (1,81–2,09) раза больше площади сечения «хрящевого ядра» лонного симфиза. Ширина симфиза в верхней трети в послеродовом периоде была в среднем в 1,31 раза больше, чем в нижней трети (1,07–1,51 раз).

При сравнении ультразвуковой картины симфиза в группах нерожавших (группа 1B) и повторнородящих (группа 1С) беременных женщин были выявлены следующие существенные особенности:

1) минимальный диастаз лонных костей в группах 1 °C и 1B достоверно не различался (5,4±1,3 (3,7–8,0) мм против 5,4±1,0 (3,8–8,2) мм; p=0,83);

2) максимальный диастаз в группах 1B и 1 °C также достоверно не различался (6,2±1,7 (3,5–10,0) мм против 4,5±9,0 (3,4–9,0) мм; p=0,76);

3) неровность (зазубренность) верхнего края лонной кости наблюдалась у 26% в группе 1B (87% в группе 1 °C);

4) визуализация «апофиза» у 33,3% в группе 1B (43,3% — в группе 1 °C);

5) единичные гиперэхогенные включения в структуре симфиза у 48% в 1B группе (у 93% — в группе 1 °C);

6) сгруппированные гиперэхогенные включения у 22% в группе 1B (40% — в группе 1 °C);

7) толщина верхней связки ЛС в группе 1B составила справа 3,8±1,02 мм, слева — 3,8±0,98 мм (p=0,98); в группе 1 °C — справа 4,2±1,0 мм, слева — 4,4±1,0 мм (p=0,46). Различие по толщине верхней связки между группами 1B и 1 °C было статистически не достоверно справа (p=0,20), но достоверно слева (p=0,04). При измерении верхней связки в середине над симфизом последняя утолщена у женщин группы 1 °C (7,8±1,7 мм против 6,6±1,5 мм) (p=0,01).

В качестве дополнительного метода исследования нами была изучена эхоплотность хрящевой межлобковой пластинки у женщин. Построение гистограмм плотности тканей ЛС у всех обследованных пациенток проводилось в одинаковых режимах сканирования. Проведено измерение эхоплотности межлобкового хрящевого диска в различных зонах. Достоверных различий плотности ткани внутри групп не выявлено. Результаты исследования представлены в таблице 2.

Таким образом, относительная эхографическая плотность фиброзного «ядра» ЛС выше плотности гиалинового хряща.

В результате исследования нами обнаружено, что к концу беременности ЛС претерпевает следующие изменения: умеренный диастаз лона относительно лона небеременных женщин, увеличение эхоплотности хрящевого диска — как гиалиновой, так и хрящевой части.

Наибольший интерес представляет исследование 3 группы — пациенток с клиническими проявлениями дисфункции ЛС во время беременности. У 60 беременных с разной степенью выраженности болевого синдрома и ограничения движения при традиционном обследовании достоверные отличия ширины ЛС от нормы, т. е. признаки расхождения лона, выявлены в 2 (3,3%) наблюдениях (рис. 4). Результаты измерений представлены в таблице 3.

Как видно из представленного материала, средние значения линейных размеров симфиза не имеют достоверных различий в разных клинических группах, за исключением ширины симфиза. В этом результаты исследования не противоречат ранее представленным литературным данным. Однако, даже при статистически достоверных показателях, разница ширины симфиза в норме и при патологии находится в пределах погрешности измерений, допустимых при использовании ультразвукового метода. Следовательно, данный метод исследования не отражает степени поражения тканей ЛС при так называемом «симфизите».

У всех пациенток с клиническими признаками дисфункции ЛС при сагиттальном сканировании хрящевого диска обнаружены изменения в структуре фиброзной части хрящевой межлобковой пластинки в виде неправильной формы очагов с гипо- и анэхогенной структурой. Для оценки эхографической картины были произведены измерение площади фиброзной части хрящевого диска, площади каждого очага с помощью функции обводки линейного контура, расчет суммарной площади измененных участков, измерение эхоплотности патологических зон (рис. 5). Средние значения эхоплотности очагов составили 64,5 (11–132) ед. при средней эхоплотности фиброзного «ядра» ЛС 126,6 ед. (52–187), выявлено очаговое снижение эхоплотности ткани фиброзного хряща от 2 до 4 раз по сравнению с нормальной эхокартиной (табл. 4). Использование функции гистограммы для оценки «эхоплотности» тканей более корректно и показательно, если сравнение уровня градации серого производится не между разными пациентками, а в пределах одного скана. Данное исследование показывает, что в основе нарушения функции ЛС во время беременности лежат морфологические изменения, связанные с течением самой беременности. Формирование гипоэхогенных зон в структуре фиброзного хряща связано, вероятно, с повышением гидрофильности тканей за счет воспалительных или аутоиммунных нарушений макроорганизма.

Выводы

Проведенное нами исследование показало, что для диагностики состояния ЛС во время беременности и своевременной оценки его дисфункции необходимо не только оценивать ширину симфиза, но и исследовать его внутреннюю структуру.

Гестационные изменения ЛС характеризуются умеренно выраженным расширением, повышением относительной эхоплотности фиброзной части хрящевого диска. Исследование выявило ряд отличительных особенностей строения симфиза у повторнородящих женщин, вероятно, связанных с предшествующими родами.

Клинические проявления дисфункции ЛС во всех случаях сопровождаются появлением неоднородности структуры, выделением в его структуре участков сниженной эхогенности. Своевременность диагностики морфологических изменений и оценка степени их выраженности позволят обеспечить благоприятный исход родов для матери и новорожденного.

Ультразвуковая диагностика состояния лонного сочленения у женщин Ультразвуковая диагностика состояния лонного сочленения у женщин Ультразвуковая диагностика состояния лонного сочленения у женщин Ультразвуковая диагностика состояния лонного сочленения у женщин Ультразвуковая диагностика состояния лонного сочленения у женщин Ультразвуковая диагностика состояния лонного сочленения у женщин Ультразвуковая диагностика состояния лонного сочленения у женщин
Литература
  1. Robinson P. Musculoskeletal Ultrasound of the Adult Hip and Groin – Anatomy and Pathology // Proceeding of 2010 Annual Convention TSUM. 2010. P. 73–77
  2. Hansen A. et al. Postpartum pelvic pain-the «pelvic joint syndrome»: a follow-up study with special reference to diagnostic methods // Acta Obstet. Gynecol. Scand. 2005. Vol. 84(2). P. 170–176.
  3. Brandon C.J., Jacobson J.A. et al. Groin Pain Beyond the Hip: How Anatomy Predisposes to Injury as Visualized by Musculoskeletal Ultrasound and MRI // AJR. 2011. Vol. 197. P.1190–1197.
  4. Чернуха Е.А., Ананьев Е.В. Диагностика. Лечение и выбор метода родоразрешения при дисфункции лонного сочленения у беременных // Акушерство и гинекология. 2010. № 3. С. 65–69.
  5. Bjorklund K., Lindgren P.G., Bergstrom S., Ulmsten U. Sonographic assessment of symphyseal joint distention intra partum // Acta Obstet. Gynecol. Scand. 1997. Vol. 76 (3). P. 227–232.
  6. Dunk R.A., Langhoff-Roos J. Osteomyelitis of the pubic symphysis after spontaneous vaginal delivery // BMJ Case Reports. 2010. doi:10.1136/bcr.01.2010.2610.R1
  7. Синельников Р.Д. Атлас анатомии человека в 4-х т. 1996 Т. 1 1996 ISBN: 5-225-02722-9. М.: Издательство «Медицина», 232 с.
  8. Айзенберг М.Ф. Сочленение таза при беременности и в родах // Государственное медицинское издательство УССР. Киев, 1962. 110 с.
  9. Wink A.E. Pubic Symphyseal Age Estimation from Three-Dimensional Reconstructions of Pelvic CT Scans of Live Individuals.// J Forensic Sci. 2014 Feb 6. doi: 10.1111/1556-4029.12369
  10. Lottering N. Morphometric modelling of ageing in the human pubic symphysis: Sexual dimorphism in an Australian population.// Lottering N., Reynolds M.S., Macgregor D.M., Meredith M., Gregory L.S. Elsevier Ireland Ltd. All rights reserved. 2014. Vol.10.
  11. Schoellner C., Szoke N., Siegburg K. Pregnancy – associated symphysis damage from the ortopedic viewpoint – studis of the pubic symphysis in pregnancy, labor and post partum // Z. Orthop. Ihre Grenzgeb. 2001. Vol.139(5). P. 458–462.
  12. Ананьев Е.В. Оптимизация диагностики, тактики ведения беременности и родов при дисфункции лонного сочленения: автореф. дисс. к.м.н. М., 2012.16 с.
  13. Сергеева О.П. Состояние лонного сочленения при беременности и в послеродовом периоде: автореф. дисс. к.м.н. Казань, 2005.
  14. Bjoklund K., Bergstrom S., Nordstrom M.L., Ulmsten U. Symphyseal distention in relation to serum relaxin levels and pelvic pain in pregnancy //Actsa Obstet. Gynecol. Scand. 2000. Vol. 79(4). P. 269–275.
  15. Anderson J., Read J. Atlas of Imaging in Sports Medicine. 2007.
  16. Цит. по Read J. Groin disruption injury // http://www.sportsmedicineimaging.com/topics/groin-disruption-injury.


Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak