Символ жизни

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №19 от 03.10.2001 стр. 836
Рубрика: История медицины

Для цитирования: Горелова Л.Е. Символ жизни // РМЖ. 2001. №19. С. 836

ММА имени И.М. Сеченова



Кто из женщин с тревогой не думал о послеродовых осложнениях! Родовая горячка, известная с древних времен, уносила жизни многих из них. Борьба с ней велась на всех этапах развития человеческого общества, а часть из того, что мы сейчас считаем достоянием современной акушерской практики, было известно и в первобытном обществе.

Перенесемся в первобытное общество. В роли акушера у бразильских и североамериканских индейцев выступал обязательно муж, только он мог принимать роды. Роды велись везде по-разному. Так, у некоторых племен (Уганда, Конго, Текрма и др.) роды велись в положении лежа, на Канарских островах - в положении сидя, на корточках (Поменция, Гватемала), стоя (Эфиопия, Филиппинские острова) и даже в подвешенном состоянии (у ирокезов). На всех континентах находят каменные изображения родового акта - символа жизни.

Профилактика до- и послеродовых инфекционных осложнений проводилась в зависимости от тактики родов и религиозных культов племени. На островах Огненной Земли, например, обязательной процедурой было купание в океане. По специальному ритуалу женщину в день родов (по всей видимости, при начале родовых схваток) купали в океане четыре раза с часовым интервалом, и через четыре часа после родов. Затем этот ритуал повторялся одиннадцать дней.

Но главную роль в профилактике послеродовых осложнений всегда играл огонь. Как считают современные специалисты, это было вполне оправдано. Высокие температуры обладают одновременно бактериостатическим и гемостатическим (за счет терморегуляции) действием. В Новой Гвинее роженицу помещали близко к костру, а на островах Индийского океана после отхождения последа клали на живот горячие камни. Индейцы Южной Америки и некоторые африканские племена использовали окуривание, которое проводили несколько дней до родов и после. У всех первобытных народов существовало табу на контакт с родильницей на довольно длительный срок (от нескольких недель до нескольких месяцев), что позволяло снизить риск инфицирования матери и ребенка.

Наиболее древние методы борьбы с инфекциями в акушерстве связаны с хирургическими вмешательствами, в частности, «кесаревым сечением». Вот описание (из книги российского историка Л.В. Мараховца) такой манипуляции в племени кагхуре (Уганда): «На банановых листьях лежала женщина 20 лет, полуоглушенная банановым вином. Этим же вином местный врачеватель омыл руки, место будущего разреза и нож. Молниеносный разрез от пупка до лонного сращения вызвал пронзительный крик женщины. После выделения вод и дополнительного разреза матки приступили к удалению младенца, перевязке пуповины, а затем - к удалению места. Каленым железом прижигались кровоточащие края раны и пуповина. Затем края раны были соединены семью железными стержнями при участии травяных стержней, с наложением повязки. На одиннадцатый день - выздоровление».

Большое внимание гигиеническим мероприятиям в гинекологии и акушерстве уделяли в Египте. Предполагается, что первые контрацептивные средства (смесь меда и листьев акации, выделявших молочную кислоту) использовались именно там. Роды в Египте велись сидя. Это считалось более гигиеничным. Роженицу усаживали на специально выложенный для этих целей из кирпичей стул, акушерка находилась внизу и принимала ребенка. В Египте применялись и послеродовые очистительные процедуры.

Не имея возможности коснуться всех исторических этапов, заглянем в XIX век. Он подвел итоги многих изысканий в интересующей нас области.

Выдающуюся страницу в историю борьбы с родовой инфекцией вписал венгерский акушер И. Земмельвейс (1818-1865 гг.). Работая ассистентом в акушерской клинике в Вене, он столкнулся со страшной статистикой: в одном из их отделений каждая третья роженица умирала. На второй - третий день после родов возникала лихорадка, и все попытки помочь часто оказывались тщетными. В другом акушерском отделении той же клиники летальность была ниже более чем втрое. Один факт, остававшийся незамеченным для многочисленных комиссий, не ускользнул от опытного взгляда Земмельвейса: смертность была ниже в отделении, куда не приходили студенты, проходившие практику в анатомическом театре. Окончательно все прояснилось в 1847 г., когда в Вене умер профессор судебной протектуры Коллешко, порезавший себе палец при вскрытии трупа. Земмельвейс обнаружил, что картина смерти коллеги была такой же, как и у жертв родильной горячки. Сомнения исчезли: причина послеродового заражения - занесение в родовые пути трупного яда. Сейчас это звучит дико, но просьба Земмельвейса к врачам и студентам, входящим в послеродовую палату, переодеваться и мыть руки хлорной известью была встречена с насмешкой. Но молодой врач оказался настойчив. Его требования - мыть руки и дезинфицировать их перед каждым обследованием - стали выполняться. И смертность в этих палатах резко снизилась.

Впрочем, и после этого многие врачи, даже профессора, считали предостережения Земмельвейса бредовыми и подвергли его гонениям. Оскорбленный Земмельвейс уехал в свой родной Пешт, но нападки на него продолжались. Не прекратились они и тогда, когда он пригрозил обратиться к мировому общественному мнению и призвать к суду над акушерами. Пожалуй только в России венгерский акушер быстро нашел союзников. В петербургском повивальном институте, ссылаясь на работы Земмельвейса, рекомендовали отделять больных рожениц от здоровых, окуривать воздух палаты хлором, следить за чистотой белья, вымораживать тюфяки и подушки. Земмельвейса поддержал Н.И. Пирогов.

Такой отклик не был неожиданностью. Ведь еще в Древней Руси сложились традиции «в духе Земмельвейса». Надежным «роддомом» была русская паровая баня, где ухаживали за новорожденными. Вспомним строки Н.А. Некрасова: «Здесь мать водицей снеговой, родив, омоет дочь...»

Литература допетровской Руси сохранила некоторые предписания по гигиене женщины, готовящейся стать матерью. Скажем, в «Домострое» есть рекомендации содержать себя в чистоте, избегать контактов с больными и т.д. В одном из первых древнерусских травников говорится: «...аще жинка долго томится родами, дай ей пить вина или пива, в которой та трава (чернобыль) парена есть».

Большой след оставила «Книга о рождении младенческом» (1661 г.), которая была частью знаменитого травника Бутурлина и представляла собой, как указывалось в предисловии, «науку для жен, как должны вести себя до и после рождения, и о признаках рождения...». Глава «о том, какие болезни приходят к жене после рождения и какими лекарствами те болезни лечить» начинается перечислением недугов, подстерегающих после родов: огневица, ворогуша (лихорадка), воспаление тела... По мнению древнерусских акушеров, все эти болезни «от невычещенного нутра женского». Лечебные мероприятия - обильное питье, окуривание, обмывание, специальные мази, отвары. Среди отваров самые полезные те, которые «мочу выгоняют, жилы чистят»: изавял, полей (опята блошные), петрушка, анис, влосский кроп (опенкель), яловец (можжевельник), рута, бобок великий (подорожник), корица, черная лебедка (душица)... Если же развивается лихорадка, советовали пить ячменную воду, аир. Вот один из рецептов компресса: «парить травы рожу (алтей), фенум грекум (пажетник), ромон (ромашку), тмин и, уварив то все в воде, обмакивая губку или платок, прикладывать к больной груди».

На ведущем месте в акушерской и гинекологической практике на Руси был мед, особенно собранный весной и летом (осенний ценился ниже, назывался «пустым»). Его добавляли ко многим лекарствам, принимаемым при родовых горячках. Значительное число подсказок наших древних соотечественников не вызывает возражений, а некоторые из них далеко не бесспорны. Например, такая: «Следует матери от мужа воздерживаться в то время, пока она кормит, потому что бывает, что с мужем частое пребывание молоко высушивает, делая его непригодным».

О том, как уберечь женщину от инфекций, обстоятельно написано в труде «Искусство повивания, или Наука о бабичьем деле», принадлежащем перу Н.М. Максимовича-Амбодика. Этот автор, основоположник российского акушерства, многими выводами более чем на сто лет опередил Земмельвейса.


Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak