Предменструальный синдром: неврологические аспекты

Ключевые слова

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №13 от 28.07.2016 стр. 866-869
Рубрика: Неврология

Для цитирования: Курушина О.В., Мирошникова В.В., Барулин А.Е. Предменструальный синдром: неврологические аспекты // РМЖ. 2016. №13. С. 866-869
Предменструальный синдром (ПМС) – комплекс соматоэндокринных проявлений, который достаточно часто встречается у женщин репродуктивного возраста. Эта патология в значительной степени нарушает как работоспособность, так и межличностные взаимоотношения у страдающих ею женщин. Несмотря на длительную историю изучения ПМС, в настоящее время диагностика и лечение данного патологического состояния представляют собой сложную терапевтическую задачу. В статье приводится обзор современных данных по этиологии, патогенезу, разнообразию клинических проявлений, методам диагностики и лечения ПМС с точки зрения врача-невролога. Выделены основные типы клинического течения этой патологии. В связи с высокой распространенностью болевых ощущений при этой патологии выделена ее отдельная форма – алгическая. Рассматриваются коморбидные состояния. Особое внимание уделено вопросу предменструальной (катамениальной) мигрени. Оценивается клиническая эффективность таких немедикаментозных методов лечения, как диетотерапия, физиотерапия, рефлексотерапия, физические упражнения, а также медикаментозных методов, включающих гормональные и негормональные подходы. Отмечены социально обусловленные сложности в подборе эффективного плана терапии пациенток с ПМС, определены способы повышения комплаентности этой группы женщин.

Ключевые слова: предменструальный синдром, цефалгия, вегетативная дисфункция, гормональная терапия, немедикаментозные методы.

Для цитирования: Курушина О.В., Мирошникова В.В., Барулин А.Е. Предменструальный синдром: неврологические аспекты // РМЖ. 2016. № 13. С. 866 – 869.
Premenstrual syndrome: neurological aspects
O.V. Kurushina, V.V. Miroshnikova, A.E. Barulin

Volgograd State Medical University

Premenstrual syndrome (PMS) is a complex of somatic and endocrine symptoms, quite common in women of reproductive age. This syndrome significantly influences both operability and interpersonal relationships. Despite PMS is studied for a long time, diagnosis and treatment of this pathological condition are currently a real therapeutic challenge. The paper reviews current data on PMS etiology, pathogenesis, diverse clinical symptoms, diagnosis and treatment methods from neurologist's point of view. Main types of PMS clinical course are described. Due to high prevalence of pain, a particular algic form of PMS is identified. Comorbid conditions are discussed. Special attention is paid to premenstrual (catamenial) migraine. Clinical efficacy of non-drug therapies (e.g., diet, physiotherapy, reflexology, exercises) and medication methods (including hormonal and non-hormonal approaches) are estimated. Social complexity in finding an effective treatment plan and ways of compliance improvement in women with PMS are identified.

Key words: premenstrual syndrome, cephalgia, vegetative system dysfunction, hormonal therapy, non-drug methods.

For citation: Kurushina O.V., Miroshnikova V.V., Barulin A.E. Premenstrual syndrome: neurological aspects// RMJ. 2016. № 13. P. 866–869.

Статья посвящена неврологическим аспектам предменструального синдрома

    Предменструальный синдром, или ПМС. Как часто мы сейчас слышим эти слова с экрана телевизора или употребляем их в повседневных разговорах. Подчас это повод для шуток и насмешек, иногда – способ едко уколоть собеседницу. Мы уже почти привыкли к такому несерьезному отношению, немедицинскому подходу к ПМС. На самом же деле не всегда это состояние проявляется в эмоциональных вспышках, несдержанности, агрессивном поведении.
    С точки зрения медицины ПМС представляет собой синдромокомплекс, характеризующийся разнообразными психоэмоциональными, нейровегетативными, обменно-эндокринными симптомами, проявляющимися за 2–14 дней до менструации. Полное исчезновение симптомов наблюдается с приходом менструации, и облегчение сохраняется в течение минимум 7 дней, так что имеется бессимптомная неделя по окончании менструации. Кроме того, предменструальные изменения должны быть подтверждены, как минимум, в период двух последовательных менструальных циклов [1].
    Официально «годом рождения» диагноза «предменструальный синдром» является 1931 г., когда в неврологическом журнале R. Frank опубликовал статью «Гормональные причины предменструального напряжения». Но было бы неверно считать, что это и было открытием данного заболевания. Еще Гиппократ в своих трудах описывал колебания настроения и поведения женщин в зависимости от лунного цикла. Упоминания о циклических симптомах у женщин встречается и в папирусе Эберса – самом древнем медицинском документе.
    Но научные исследования природы данных состояний начались только в ХХ в. Русские исследователи Э.И. Ланда (1908) и И.В. Войцеховский (1909) продемонстрировали ритмические колебания нервно-психической деятельности у женщин в зависимости от фазы менструального цикла. Именно их работы, описывающие изменения настроения, угнетенность, вялость, подавленность и раздражительность, появляющиеся перед менструацией, можно отнести к первым описаниям ПМС. В дальнейшем появилось несколько работ, описывающих эндокринные, сексуальные, болевые расстройства у женщин в этот период [2].
В настоящее время ПМС является мультидисциплинарным заболеванием и местом пересечения интересов врачей самых разных специальностей: гинекологов, эндокринологов, неврологов, кардиологов и многих других. 
     Наличие ПМС у женщин препятствует их профессиональной деятельности, обучению, привычной социальной активности, нарушает межличностные отношения. Его особенностью являются клинический полиморфизм и тесная связь с вегетативными, эмоциональными и мотивационными нарушениями. В формировании этого синдрома играют роль психологические, социальные и биологические факторы. При прогрессировании заболевания возможна его трансформация в тяжелый климактерический синдром, что необходимо учитывать при лечении данных больных [3].
     Распространенность ПМС, по данным отечественных и иностранных исследователей, варьирует от 18 до 92%. Эта вариабельность обусловлена отсутствием единой теории этиопатогенеза, четкой классификации клинической картины. В последнее десятилетие значительно возрос интерес к ПМС в связи с полученными новыми данными о его возникновении в раннем репродуктивном возрасте. Установлено, что возраст наивысшей уязвимости колеблется между 25 и 35 годами, т. е. страдают женщины трудоспособного возраста, что еще более подчеркивает медико-социальное значение данной проблемы [4].
    В ряде исследований показано, что ПМС развивается чаще у женщин, занимающихся умственным трудом, у пациенток с синдромом вегетативной дистонии, а также в 4 раза чаще наблюдается у женщин с дефицитом массы тела. Данный синдром может возникать под воздействием различных факторов, обусловленных физическим или умственным перенапряжением, профессиональными проблемами, социальной незащищенностью, хроническим эмоциональным стрессом. В результате собственных исследований авторами было продемонстрировано, что наличие в перинатальном периоде развития женщин таких осложнений, как затяжные роды, внутриутробная гипоксия и гипотрофия плода являются неблагоприятными факторами для возникновения несостоятельности гипоталамо-гипофизарной системы, в последующем трансформирующейся в ПМС. Кроме того, было выявлено, что неблагоприятными факторами являются высокая инфекционная заболеваемость в возрасте от 5 до 7 лет, наличие у пациенток экстрагенитальных заболеваний (травмы головного мозга, болезни ЛОР-органов, аппендэктомия в препубертатном возрасте) [2].
    Некоторыми исследователями подчеркивается, что провоцирующим фактором развития ПМС может быть нереализованное материнство.
    Патогенез
    Патогенез ПМС сложен и недостаточно изучен, о чем свидетельствует существование множества теорий, претендующих на его объяснение.
    Первыми теориями этиологии ПМС были теории психологических стрессов, поскольку самыми частыми симптомами выступают психоэмоциональные расстройства. Долгое время ПМС считали уделом городских жительниц, и особенно представительниц интеллектуального труда, однако позднее этот синдром стали обнаруживать у жительниц провинций и стран третьего мира.
    С развитием методов определения гормонов в плазме крови появилось множество предположений о гормональном дисбалансе как ведущем факторе этиологии ПМС. Так, основоположник гормональной теории R. Frank в 1931 г. высказал предположение, что ПМС обусловлен избыточным уровнем эстрогенных гормонов. Ряд исследователей отмечали при данном заболевании повышение уровня 17β-эстрадиола и снижение уровня прогестерона в лютеиновую фазу цикла. Вместе с тем наряду с дефицитом прогестерона многие авторы находили нормальные или даже завышенные показатели продукции прогестерона у этой категории пациенток [5].
    Роль пролактина в развитии данного синдромокомплекса также неоднозначна. Впервые в 1971 г. Horrobin выдвинул предположение о возможной роли пролактина в возникновении ПМС. Вскоре после этого появились исследования, свидетельствующие о повышении уровня пролактина в лютеиновую фазу менструального цикла у пациенток с данной патологией. В то же время не всегда повышение уровня пролактина приводило к развитию ПМС.
    Длительное время существовала теория «водной интоксикации» возникновения ПМС. Немаловажное значение в генезе задержки жидкости при ПМС придавали нарушениям в системе ренин-ангиотензин-альдостерон [6]. 
    Много сторонников имеет теория психосоматических нарушений. Полагают, что большая роль в патогенезе ПМС принадлежит отношению девочки к менархе, боязни наступления менструации вследствие неосведомленности, отношению девочки к собственной психосоциальной роли, а также неудовлетворенности женщины интимной семейной жизнью. Однако другие авторы считают, что соматические факторы имеют первостепенное значение, а психические следуют за биохимическими изменениями, возникшими в результате нейрогормональных нарушений [7].
    С появлением методов определения секреции простагландинов господствующей теорией ПМС стала теория простагландиновых нарушений. Изучая уровни простагландинов при ПМС, Horrobin (1983) заключил, что дефицит простагландина Е1 может клинически проявляться депрессией, а избыток – приводить к аффективным расстройствам. Влиянием простагландина Е2 объясняют мигрени, выраженный невротический компонент ПМС у некоторых женщин, т. к. простагландин Е2 сокращает интра-краниальные и расширяет экстракраниальные сосуды [8].
    Ряд исследователей придают значение недостаточности магния и витамина В6 как возможному причинному фактору ПМС. Дефицит магния может приводить к селективной недостаточности в мозге дофамина, чем объясняют симптомы беспокойства и раздражительности. Кроме того, недостаточность магния вызывает гипертрофию гломерулярной зоны коры надпочечников, что ведет к увеличению секреции альдостерона и объясняет синдром гипергидратации [9].
    В качестве универсальных факторов для всех типов ПМС предлагались теории дисбаланса ритмов серотонина и γ-аминобутировой кислоты (GABA) в центральной нервной системе и связанных с ними периферических нейроэндокринных процессов. В научных исследованиях патогенеза ПМС значительное внимание уделяется пептидам интермедиальной доли гипофиза: α-меланостимулирующему гормону и эндогенным опиоидным пептидам – эндорфинам.
    Сторонники теории нарушения функционального состояния вегетативной нервной системы (ВНС), исходя из положения о преобладании тонуса симпатического отдела ВНС во 2-й половине менструального цикла, считают, что возникновение и развитие ПМС является следствием избыточной функциональной активности симпатической нервной системы.
    Таким образом, множество теорий патогенеза ПМС свидетельствует в пользу того, что провоцирующие факторы должны рассматриваться не в противопоставлении, а во взаимосвязи и взаимозависимости. Подход к диагностике и лечению данного синдрома должен быть комплексным.
    Клиническая картина
    Отечественные клиницисты в зависимости от преобладания определенной группы симптомов условно различают несколько клинических форм ПМС: нейропсихическую, отечную, цефалгическую и кризовую [10].
    В клинической картине нейропсихической формы ПМС преобладают разнообразные психоэмоциональные симптомы (раздражительность, депрессия, слабость, плаксивость, агрессивность). Если у молодых женщин с ПМС преобладает депрессия, то в переходном возрасте отмечается агрессивность.
    В клинической картине отечной формы ПМС преобладают болезненное нагрубание молочных желез, отечность лица, голеней, кистей рук, вздутие живота, раздражительность, потливость, зуд кожи, увеличение массы тела в предменструальные дни.
    Основной симптом цефалгической формы ПМС – головная боль различного характера, у ряда женщин имеются предвестники головной боли в виде ощущения беспокойства, страха, раздражительности и возбудимости. Приступы головной боли нередко сопровождаются вегетативными проявлениями: тошнотой, побледнением кожи лица, повышенной чувствительностью к световым раздражителям, реже – рвотой.
    Среди различных форм головной боли при ПМС особо выделяют менструальную (катамениальную) мигрень (ММ). Из-за отсутствия четкого определения регистрируемая частота ММ варьирует от 4 до 73%. По определению Международного общества по головным болям, ММ – это мигрень без ауры, если 70% атак приходится на период от 2-х дней до начала менструации до последнего ее дня. Самым точным считается определение Lignieres Smits (1995): «Атаки обычной мигрени в период от двух дней до начала менструации до последнего ее дня при условии, что в другие дни цикла головной боли не бывает, атаки регулярны, наблюдаются на протяжении не менее 12 циклов» [11].
    Клиническая картина кризовой формы ПМС характеризуется вегетативными пароксизмами симпатоадреналового характера («панические атаки»), которые возникают остро, без предвестников и характеризуются пароксизмальным повышением АД, острой головной болью, ознобом, сердцебиением, чувством страха смерти и заканчиваются обильным отделением светлой мочи [12].
    Выделяют атипичные формы ПМС: вегетативно-диз-овариальную миокардиодистрофию, гипертермическую, гиперсомническую формы, циклические тяжелые аллергические реакции вплоть до отека Квинке, язвенный гингивит и стоматит, циклическую «бронхиальную астму», неукротимую рвоту и др.
    Так как болевой синдром различной выраженности и локализации – частая ведущая жалоба пациенток, целесообразно выделение алгической формы ПМС.
    Диагностика 
    Диагноз ПМС является диагнозом исключения, т. е. в процессе диагностического поиска задачей врача является исключение соматических и психических заболеваний, которые могут обостряться перед менструацией. Важны тщательно собранный анамнез жизни и анамнез заболевания, а также полное общесоматическое и гинекологическое обследование. Возраст не является значимым условием, т. е. любая женщина в период от менархе до менопаузы может испытывать симптомы ПМС. Нами предложен алгоритм диагностики ПМС, который ориентируется на ведущую группу жалоб и позволяет выделить ту или иную форму данного синдрома.
    Кроме того, ведущая роль отводится самодиагностике с ведением дневника жалоб в течение 3-х менструальных циклов. Женщинам предлагается оценивать жалобы с использованием визуально-аналоговой шкалы, с оценкой от 1 до 10 баллов по каждому симптому. Наличие значительных различий между количеством и степенью выраженности жалоб в 1-ю и 2-ю половину менструального цикла позволяет предположить у данной пациентки диагноз ПМС.
    Лечение
    При терапии ПМС следует руководствоваться степенью тяжести симптомов, но большинству женщин необходимо назначать лекарственные препараты в комплексе с нелекарственными методами лечения.
    Проведено много исследований эффективности психологических методов лечения. К ним относятся изменение образа жизни (например, модификация диеты, релаксация, физические упражнения), а также специальные психотерапевтические подходы (например, группы поддержки и когнитивно-поведенческая терапия) [13].
   Необходимость включения психотерапевтических методов основана на том, что женщины с ПМС могут отрицательно интерпретировать происходящие в организме физиологические изменения. Многократно повторяющееся ожидание отрицательных переживаний может усиливать чувство тревоги и депрессию, особенно на фоне имеющихся психосоциальных стрессоров. Ожидаемые соматические изменения могут нарушать нормальные механизмы адаптации, которые рассматриваются больной как неуправляемые и дополнительно усиливают мрачные настроения и тревогу, вызывая чувство неизбежной потери контроля. Замкнутый круг отрицательных мыслей и самоуничижительного поведения поддерживает дезадаптивную реакцию на физиологические изменения. Использование модели когнитивно-поведенческой терапии предусматривает попытку найти более адаптивные способы преодоления предменструальных изменений.
    Обучение релаксации – полезное дополнение к лечебному пакету психотерапевтических методик. Но имеется мало исследовательских данных, которые подтверждают ее самостоятельную эффективность. Физические упражнения изучались более строго. Женщины, которые регулярно занимаются спортом, реже высказывают жалобы перед менструацией. При проспективном наблюдении в течение 6 мес. было показано, что у женщин, которые ведут сидячий образ жизни, физические упражнения оказывали благоприятное действие на настроение, задержку жидкости в организме и болезненность грудных желез. В рандомизированном контролируемом исследовании женщин с подтвержденным диагнозом ПМС аэробика также оценивалась положительно, при этом более эффективными были интенсивные занятия.
    Рекомендуется видоизменение диеты: сокращение употребления продуктов, содержащих кофеин, алкоголь, соль и рафинированный сахар. Частое употребление в пищу богатых углеводами легких закусок может повышать содержание пищевого триптофана, который, в свою очередь, повышает синтез серотонина. Появляются данные о полезном действии увеличения употребления перед менструацией углеводов на настроение и половое влечение [14].
    Изучалось также использование различных физиотерапевтических методов. Наряду с процедурами, позволяющими уменьшить выраженность симптоматики, такими как массаж, бальнеотерапия, жемчужные и хвойные ванны, эндоназальная гальванизация, грязевые аппликации, возможно также использование транскраниальной электростимуляции эндорфинных структур мозга (ТЭС). Учитывая многоаспектность действия процедуры, в частности позитивное влияние на ВНС, значительное снижение интенсивности цефалгий, воздействие на эмоциональную сферу, представляется перспективным применение метода ТЭС для коррекции алгических проявлений и нейровегетативных нарушений у больных ПМС [15].
    Фармакологическая коррекция ПМС может быть разделена на этиологическую и симптоматическую.
К этиологической терапии могут быть отнесены все способы подавления естественной цикличности. Этот непростой вид терапии является методом выбора в случае тяжелой степени ПМС, в частности при кризовой форме, вызывающей длительную потерю работоспособности пациентки и ведущей к значительному ухудшению ее здоровья и качества жизни.
     Подавление циклических гормональных и биохимических процессов достигается назначением гормонотерапии (агонисты гонадолиберина, антигонадотропины, комбинированные оральные контрацептивы, гестагены). Но следует учитывать тот факт, что при длительной блокировке естественной гормональной цикличности возможно развитие побочных эффектов (адренергические, умеренно выраженные андрогенные и менопаузальные симптомы) [16].
    Более мягким вариантом этиологического медикаментозного лечения ПМС являются комбинированные оральные контрацептивы, содержащие высокоселективные гестагены III поколения. Возможно назначение препаратов под наблюдением гинеколога в непрерывном режиме в течение 3–4-х мес. без перерыва. Однако необходимо помнить о том, что эта группа препаратов неэффективна в случае возникновения симптомов ПМС у женщин, принимавших эти препараты с целью контрацепции [17].
    В связи с наличием абсолютной или относительной гиперэстрогении при данном состоянии показана терапия гестагенами, которые способствуют нормализации психоэмоциональных нарушений и уменьшению задержки жидкости в организме и назначаются после исследования гормонального фона пациентки [18].
    Для патогенетической терапии нервно-психической формы заболевания (особенно средней и тяжелой степени) используют антидепрессанты: селективные ингибиторы обратного захвата серотонина и селективные ингибиторы обратного захвата серотонина и норадреналина. Применение транквилизаторов также может оказаться полезным в комплексной терапии ПМС. При выборе транквилизатора преимущество отдается препаратам с вегетокорригирующим действием.
    В схемы комплексной терапии традиционно включаются витамины А, Е, В6 (особенно в комплексе с магнием).
    Необходимо отметить, что терапия ПМС может быть достаточно длительной. Лечение целесообразно проводить циклами по 3–6 мес. с перерывом 3 мес. [19]. С учетом недостаточной изученности патогенеза ПМС и отсутствия препарата, эффективного в отношении всех симптомов заболевания одновременно, при разнообразии применяемой циклической терапии положительный результат лечения будет зависеть от терпения врача и настойчивости самой женщины. Низкая комплаентность этой категории пациенток, отсутствие единых стандартов диагностики и терапии, несерьезное отношение со стороны социума к самому факту существования этой медицинской проблемы делают лечение ПМС непростой клинической задачей для доктора. Но ее решение уменьшает нетрудоспособность пациенток, процент межличностных конфликтов в обществе и в целом позволяет изменить качество жизни женщины в лучшую сторону.

Литература
1. Балан В.Е., Ильина Л.М. Предменструальный синдром // Лечащий врач. 2008. № 3. С. 56–60 [Balan V.E., Il'ina L.M. Predmenstrual'nyj sindrom // Lechashhij vrach. 2008. № 3. S. 56–60 (in Russian)].
2. Ткаченко Л.В. Факторы риска для возникновения нарушений репродуктивной функции // Журнал акушерства и женских болезней. 2000. № 3. С. 36 [Tkachenko L.V. Faktory riska dlja vozniknovenija narushenij reproduktivnoj funkcii // Zhurnal akusherstva i zhenskih boleznej. 2000. № 3. S. 36 (in Russian)].
3. Сасунова Р.А., Межевитинова Е.А. Предменструальный синдром // Гинекология. 2007. № 6. С. 34–38 [Sasunova R.A., Mezhevitinova E.A. Predmenstrual'nyj sindrom // Ginekologija. 2007. № 6. S. 34–38 (in Russian)].
4. Белокриницкая Т.Е., Фролова Н.И., Белозерцева Е.П. Дисменорея, предменструальный синдром и синдром предменструального дисфорического расстройства у девушек-студенток // Репродуктивное здоровье детей и подростков. 2012. № 1. С. 22–28 [Belokrinickaja T.E., Frolova N.I., Belozerceva E.P. Dismenoreja, predmenstrual'nyj sindrom i sindrom predmenstrual'nogo disforicheskogo rasstrojstva u devushek-studentok // Reproduktivnoe zdorov'e detej i podrostkov. 2012. № 1. S. 22–28 (in Russian)].
5. Hill L.D. Physician demographics and decision making in the diagnosis and treatment of major depressive disorder and premenstrual dysphoric disorder // Dissertation Abstracts International. 2004. Vol. 64. № 3. P. 1492.
6. Линде В.А., Татарова Н.А. Предменструальный синдром. С-Пб.: Гиппократ, 2005. 216 c. [Linde V.A., Tatarova N.A. Predmenstrual'nyj sindrom. St-Peterburg: Gippokrat, 2005. 216 s. (in Russian)].
7. Pinar G., Colak M., Oksuz E. Premenstrual syndrome in Turkish college students and its effects on life quality // Sex Reprod Healthc. 2011. Vol. 2 (1). P. 21–27.
8. Ткаченко Л.В., Курушина О.В., Атагаджиева М.С. Предменструальный синдром у молодых женщин // Репродуктивное здоровье детей и подростков. 2009. № 6. С. 56–61 [Tkachenko L.V., Kurushina O.V. Atagadzhieva M.S. Predmenstrual'nyj sindrom u molodyh zhenshhin // Reproduktivnoe zdorov'e detej i podrostkov. 2009. № 6. S. 56–61 (in Russian)].
9. Акарачкова Е.С. Магний и его роль в жизни и здоровье человека // Справочник поликлинического врача. 2009. № 5. С. 6–10 [Akarachkova E.S. Magnij i ego rol' v zhizni i zdorov'e cheloveka // Spravochnik poliklinicheskogo vracha. 2009. № 5. S. 6–10 (in Russian)].
10. Сметник В.П., Тумилович Л.П. Неоперативная гинекология. М., 2005. 591 с. [Smetnik V.P., Tumilovich L.P. Neoperativnaja ginekologija. M., 2005. 591 s. (in Russian)].
11. Yamamoto K., Okazaki A., Sakamoto Y. et al. The relationship between premenstrual symptoms, menstrual pain, irregular menstrual cycles, and psychosocial stress among Japanese college students // J Physiol Anthropol. 2009. Vol. 28 (3). P. 129–36.
12. Прилепская В.Н., Межевитинова Е.А., Сасунова Р.А. и др. Результаты клинического применения препарата, содержащего дроспиренон, у женщин с тяжелой формой предменструального синдрома // Акушерство и гинекология. 2012. № 2. С. 81–85 [Prilepskaja V.N., Mezhevitinova E.A., Sasunova R.A. i dr. Rezul'taty klinicheskogo primenenija preparata, soderzhashhego drospirenon, u zhenshhin s tjazheloj formoj predmenstrual'nogo sindroma // Akusherstvo i ginekologija. 2012. № 2. S. 81–85 (in Russian)].
13. Cheng H.F. Perimenstrual syndrome: nursing diagnosis among Taiwanese nursing students // Int J Nurs Terminol Classif. 2011. Vol. 22 (3). P. 110–114.
14. Rapkin A.J. YAZ in the treatment of premenstrual dysphoric disorder // J Reprod Med 2008. Vol. 53 (Suppl. 9). P. 729–741.
15. Курушина О.В., Барулин А.Е. Гендерные особенности болевых установок пациентов с хроническими алгическими расстройствами // Профилактическая и клиническая медицина. 2011. № 2–2 (39). С. 322–323 [Kurushina O.V., Barulin A.E. Gendernye osobennosti bolevyh ustanovok pacientov s hronicheskimi algicheskimi rasstrojstvami // Profilakticheskaja i klinicheskaja medicina. 2011. № 2–2 (39). S. 322–323 (in Russian)].
16. Аганезова Н.В., Линде В.А. Клинический опыт применения комбинированного монофазного орального контрацептива с дроспиреноном при синдроме предменструального напряжения // Проблемы репродукции. 2008. № 1. С. 66–72 [Aganezova N.V., Linde V.A. Klinicheskij opyt primenenija kombinirovannogo monofaznogo oral'nogo kontraceptiva s drospirenonom pri sindrome predmenstrual'nogo naprjazhenija // Problemy reprodukcii. 2008. № 1. S. 66–72 (in Russian)].
17. Кузнецова И.В., Сумятина Л.В. Контрацептивная и лечебная эффективность «Ярины» у женщин с предменструальным синдромом // Гинекология. 2004. № 6 (6). С. 310–312 [Kuznecova I.V., Sumjatina L.V. Kontraceptivnaja i lechebnaja jeffektivnost' «Jariny» u zhenshhin s predmenstrual'nym sindromom. Ginekologija. 2004. № 6 (6). S. 310–312 (in Russian)].
18. Кузнецова И.В., Коновалов В.А. Пролонгированный прием комбинированного орального контрацептива, содержащего дроспиренон, в лечении предменструального синдрома // Проблемы репродукции. 2008. № 4. С. 28–31 [Kuznecova I.V., Konovalov V.A. Prolongirovannyj priem kombinirovannogo oral'nogo kontraceptiva, soderzhashhego drospirenon, v lechenii predmenstrual'nogo sindroma. Problemy reprodukcii. 2008. № 4. S. 28–31 (in Russian)].
19. Borenstein J., Yu H.T., Wade S. et al. Effect of an oral contraceptive containing ethinyl estradiol and drospirenone on premenstrual symptomatology and health-related quality of life // J Reprod Med. 2003. Vol. 48. P. 79–85.

Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Марина
Специальность: Неврология
Спасибо за статью, но у Вас неточность-GABA-'это не гамма- аминобутировая кислота, а гамм-аминомасляная..

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak