Лечение неосложненных инфекций нижних мочевых путей, вызванных условно–патогенной микрофлорой, у женщин

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №27 от 25.12.2005 стр. 1846
Рубрика: Общие статьи

Для цитирования: Султанова Е.А., Григорян В.А., Амосов А.В., Шпоть Е.В., Алленов С.Н. Лечение неосложненных инфекций нижних мочевых путей, вызванных условно–патогенной микрофлорой, у женщин // РМЖ. 2005. №27. С. 1846

Введение Инфекции мочевых путей (ИМП) – одни из наиболее распространенных инфекционных заболеваний, которые встречаются в амбулаторной и во внутрибольничной практике.

Инфекции мочевых путей (ИМП) – одни из наиболее распространенных инфекционных заболеваний, которые встречаются в амбулаторной и во внутрибольничной практике.
ИМП обычно подразделяют по локализации на инфекции верхних (острый и хронический пиелонефрит) и нижних (уретрит, цистит) отделов мочевых путей. Кроме того, выделяют бессимптомную бактериурию, когда у больных обнаруживают лейкоциты и бактерии в моче, однако клинические проявления заболевания отсутствуют.
По характеру течения ИМП разделяют на неосложненные и осложненные. Неосложненные инфекции развиваются у людей, не страдающих серьезными сопутствующими заболеваниями, в отсутствие структурных изменений почек и других отделов мочевыводящего тракта. Осложненные инфекции нередко возникают в стационаре на фоне катетеризации мочевых путей. Их диагностируют также при появлении симптомов инфекции у больных, страдающих заболеваниями мочевыводящих путей (мочекаменная болезнь, поликистоз почек, доброкачественная гиперплазия простаты и т.д.), а также другими заболеваниями, которые способствуют развитию и более тяжелому течению инфекционных осложнений (сахарный диабет, нейтропения, иммунодепрессивная терапия) [7,8,11,12,34].
Кроме того, по характеру течения ИМП можно подразделять на острые и хронические. Хроническая (рецидивирующая) неосложненная инфекция мочевых путей – возникновение более 2–х эпизодов ИМП в течение 6 мес или 3–х эпизодов в течение 1 года [7,8,11,12,33,34].
Выделяют также внебольничные (возникают в амбулаторных условиях) и больничные, или нозокомиальные (развиваются после 48 ч пребывания пациента в стационаре) ИМП. Последние практически всегда являются осложненными [7,8,12,33,34].
Этиология и патогенез
инфекций нижних мочевых путей
К уропатогенным микроорганизмам, вызывающим более 90% ИМП, относятся бактерии семейства Enterobacteriaceae, а также P. aeruginosa, Enterococcus faecalis, Staphylococcus saprophyticus. В то же время такие микроорганизмы, как S. aureus, S. epidermidis, Gardnerella vaginalis, Streptococcus spp., дифтероиды, лактобациллы, анаэробы, практически не вызывают эти инфекции, хотя также колонизуют прямую кишку, влагалище и кожу [10,15,18] (табл. 1 и 2).
Необходимо отметить, что в настоящее время редко определяется один вид микроорганизмов, вызывающих ИМП. Кроме того, возросла роль протопластов и L–форм микроорганизмов, которые более устойчивы к антибактериальной терапии и не растут на обычных питательных средах, в связи с чем их очень сложно идентифицировать [15–18].
Трудно поддаются идентификации и вирусные инфекции (обусловленные вирусом герпеса 1 и 2 типов, цитомегаловирусом); поэтому эпидемиология хронических ИМП, вызванных данными возбудителями, изучена мало.
Многие авторы считают, что большинство случаев ИМП у женщин представляет собой восходящую инфекцию, когда микроорганизмы из перианальной области проникают в уретру, мочевой пузырь и далее в почки [3,4,9].
При интерстициальном цистите (ИЦ), для описания которого ранее часто использовался термин «цисталгия» и этиология которого до настоящего времени достоверно не установлена, дизурические явления не сопровождаются ни выделением возбудителя, ни пиурией [9].
Одной из ключевых причин хронизации ИМП в настоящее время считается нарушение иммунитета.
Слизистые оболочки являются естественной первой линией противомикробной защиты. Доказано, что у больных с рецидивирующими инфекциями нижних МП имеются изменения местного иммунного ответа в виде нарушения отдельных функций нейтрофилов (хемотаксис, фагоцитоз, бактерицидная функция) [19,20,23,24, 28], снижения активности ИЛ–2 [21] и уровня ИЛ–8 в моче, способствующего миграции нейтрофилов в просвет мочевого пузыря [22,23], а также секреторного IgA [27,37], который блокирует прикрепление бактерий к эпителиальным клеткам.
Под воздействием токсических факторов инфекционных агентов происходят не только деструктивные изменения: подавляется фагоцитарная активность лейкоцитов, фагоцитоз протекает по типу незавершенной реакции, в которой преимущественно принимают участие полиморфноядерные лейкоциты. Это приводит к развитию торпидных форм заболевания. Хронизация деструктивного процесса наблюдается также в случае функциональной неполноценности мононуклеарных фагоцитов, которые проникают в очаг повреждения вслед за полиморфноядерными лейкоцитами. Отмечено, что при хроническом воспалительном процессе фагоцитарно–бактерицидная активность лейкоцитов в очаге воспаления резко снижается [19,20,23,24,28].
В крови уменьшается количество NK–клеток (CD16) [20,28,38], снижается абсолютное количество лимфоцитов и уменьшается общая популяция Т–лимфоцитов (CD3) и Т–хелперов (CD4). Одновременно увеличивается количество Т–супрессоров (CD8). Ввиду наличия дисбаланса между основными субпопуляциями лимфоцитов, Т–хелперами (CD4) и Т–супрессорами (CD8), иммунорегуляторный индекс Т–хелперы/Т–супрессоры приобретает очень низкое значение [25,26,36,39].
Наблюдается снижение уровня всех фракций иммуноглобулинов (IgA, IgM и IgG) и некоторых цитокинов (ИЛ–2) [30,32].
Однако возможна и обратная картина: хронические ИМП часто сопровождаются поликлональной активацией лимфоцитов – наблюдается значительная гипергаммаглобулинемия, увеличивается число предшественников В–клеток и зрелых плазматических клеток в периферической крови, активированные В–лимфоциты спонтанно синтезируют иммуноглобулины различных классов. На ключевую роль иммунопатологических механизмов указывает избыток циркулирующих иммунных комплексов (ЦИК), противотканевых IgA, IgG и IgM в периферической крови. Расстройство системы “активация – супрессия” на фоне персистирующей инфекции ведет к нарушению иммунобиологического надзора. В результате появляются иммунокомпетентные клетки, выступающие против аллоантигенов. Создаются условия для развития аутоиммунных реакций [2,35] и подавления иммунитета [26]. Образование иммунных комплексов (то есть фиксация иммуноглобулинов класса G и M и комплемента на стенках мелких сосудов и гладкомышечных клетках), а также снижение активности Т–хелперов и повышении активности Т–супрессоров, обладающих цитотоксическим эффектом, приводят к развитию вторичного иммунодефицита. Кроме того, у всех микроорганизмов имеются антигены, родственные тканям гениталий, что также ведет к развитию аутоиммунных процессов [29–31].
Благодаря исследованиям последних лет было доказано, что каждая из инфекций органов мочеполовой системы может имитировать симптомы ВИЧ–инфекции, подавляя Т– и В–клеточные звенья регуляции иммунитета, истощая буферную емкость среды и вызывая нарушения микробиоценоза, которые обусловлены постоянным поступлением в кровь продуктов воспаления, тканевого и клеточного детрита, снижением защитных свойств слизистых оболочек и секрета желез. Все это, в конечном счете, приводит к развитию аутоиммунного воспаления [2,29–31,35].
Хронические заболевания, сопровождающиеся длительной персистенцией микроорганизмов, приводят к возникновению иммунодефицита из–за их прямого токсического действия на костный мозг, вилочковую железу, а также Т– и В–лимфоциты [2,5].
Принципы лечения инфекций
нижних мочевых путей
В комплексной терапии инфекций нижних МП применяют следующие методы:
1) антибактериальная терапия с учетом чувствительности флоры мочи к антибактериальным средствам;
2) иммунная терапия;
3) местная терапия (введение в мочевой пузырь препаратов, содержащих антибиотики, анальгетики, глюкокортикоидные средства, как неспецифические противовоспалительные средства, обволакивающие средства и т.д.);
4) физиотерапия в различных модификациях (электрофорез, лазеротерапия и др.);
5) лечение сопутствующих заболеваний.
Антибактериальная терапия
К препаратам выбора при лечении неосложненных острых или обострении хронических инфекций нижних мочевых путей относятся фторхинолоны (левофлоксацин, норфлоксацин (нолицин), офлоксацин, пефлоксацин, ципрофлоксацин); фосфомицин; нитрофураны (фуразидин); ко–тримоксазол (при уровне резистентности к препарату в диапазоне <10–20%).
Фторхинолоны
Фторхинолоны быстро и хорошо всасываются из кишечника, создают высокие концентрации в моче, которые сохраняются достаточно длительное время на уровне, значительно превышающем минимальную подавляющую концентрацию (МПК) для основных возбудителей инфекций нижних МП. Фторхинолоны эффективны как в отношении E. coli, так и других, менее частых возбудителей данных заболеваний.
Для лечения неосложненных инфекций нижних мочевых путей фторхинолоны назначают в течение 3–х дней, т.к. клинические исследования показали, что терапия одной дозой фторхинолонов менее эффективна, чем лечение короткими курсами:
• Левофлоксацин внутрь 250 мг 1 р/сут. в течение 3 сут.;
• Норфлоксацин внутрь по 400 мг 2 р/сут. в течение 3 сут.;
• Офлоксацин внутрь по 200 мг 2 р/сут. в течение 3 сут.;
• Пефлоксацин внутрь 400 мг 1 р/сут. в течение 3 сут.;
• Ципрофлоксацин внутрь по 250 мг 2 р/сут. в течение 3 сут.
Многоцентровое испытание норфлоксацина, проведенное в России в 1998 г., показало, что применение препарата в амбулаторных условиях при цистите у женщин приводит к эрадикации возбудителя у 90,9% пациенток, а к исчезновению клинических проявлений у 94–100% больных [13].
В другом многоцентровом исследовании [41] оценивали эффективность 7–дневного применения норфлоксацина по 400 мг 2 р/сут. при амбулаторном лечении 219 женщин с неосложненным циститом, вызванным в большинстве случаев (66,7%) E. coli. На 7–й день элиминация микробов из мочи составила 96,3%, однако через 4–6 нед после окончания лечения этот показатель несколько снизился (до 85%). Тем не менее у большинства больных отмечался хороший клинический эффект. С учетом эффективности и переносимости препарата отличный и хороший эффект лечения получен у 98,2% больных.
Норфлоксацин в значительных количествах (30–40%) выводится с мочой, причем часть препарата экскретируется почками в неизмененном виде (около 30%) с помощью клубочковой фильтрации и канальцевой секреции, остальная часть – в виде продуктов биотрансформации. В моче в течение длительного времени создаются высокие концентрации препарата [40]. Концентрации норфлоксацина в моче на протяжении 24 ч превышают МПК препарата в отношении большинства определяемых в моче микроорганизмов.
Переносимость норфлоксацина хорошая. Побочные реакции, связанные с его приемом, носят такой же характер, как при применении других фторхинолонов и встречаются с аналогичной частотой. Обычно побочные явления при применении фторхинолонов включают диспепсические явления (тошнота, боль в животе, диарея и др.), симптомы поражения центральной нервной системы (головная боль, головокружение и др.) и аллергические реакции.
В настоящее время фторхинолоны являются наиболее обоснованными препаратами для лечения неосложненных инфекций нижних МП, включая случаи, когда они вызваны полирезистентными штаммами возбудителей, при наличии аллергии на ко–тримоксазол и другие антибиотики.
Фосфомицин
Фосфомицин – антибиотик широкого спектра действия, активный в отношении основных возбудителей ИМП. Для лечения цистита и уретрита у женщин препарат назначают одно– или двукратно.
Нитрофураны
Фуразидин эффективен в отношении грамположительных кокков (Staphylococcus spp., Streptococcus spp.), грамотрицательных палочек (E. coli, Salmonella spp., Shigella spp., Klebsiella spp.). В зависимости от концентрации оказывает бактерицидное или бактериостатическое действие. Против большей части бактерий бактериостатическая концентрация составляет от 10–20 мкг/мл. Бактерицидная концентрация примерно в 2 раза выше. Под влиянием нитрофуранов в микроорганизмах происходит подавление активности дыхательной цепи и цикла трикарбоновых кислот (цикла Кребса), а также угнетение других биохимических процессов, что приводит к разрушению их оболочки или цитоплазматической мембраны. В результате действия нитрофуранов микроорганизмы выделяют меньше токсинов, в связи с чем улучшение общего состояния больного возможно еще до выраженного подавления роста микрофлоры. Нитрофураны в отличие от многих других противомикробных средств не только не угнетают иммунную систему организма, но, напротив, активизируют ее (повышают титр комплемента и способность лейкоцитов фагоцитировать микроорганизмы). Для лечения инфекций нижних мочевых путей. Фуразидин применяют внутрь 50–100 мг 3 р/сут. в течение 7–10 сут.
Ко–тримоксазол
Ко–тримоксазол является одним из наиболее часто применяемых в мире антибиотиков для лечения неосложненных инфекций нижних мочевых путей. Доказана его клиническая эффективность как при терапии короткими курсами, так и при терапии одной дозой:
• Ко–тримоксазол (триметоприм/сульфаметоксазол) внутрь по 80 мг/400 мг 2 р/сут. в течение 3–5 сут.
Широкое использование ко–тримоксазола было обусловлено высокой активностью в отношении основных возбудителей ИМП, высокими концентрациями в моче, длительным периодом полувыведения, низкой ценой. Фактором, который в настоящее время серьезно ограничивает применение ко–тримоксазола, является нарастание частоты выделения резистентных штаммов E. coli.
Альтернативными препаратами при непереносимости или отсутствии эффекта от препаратов выбора являются b–лактамные антибиотики: цефалоспорины 2–3 поколения или ингибиторзащищенные аминопенициллины, длительность лечения которыми должна составлять не менее 5 суток:
Амоксициллин/клавуланат внутрь по 250 мг/125 мг 3 р/сут. в течение 5 сут.;
Цефиксим внутрь 400 мг 1 р/сут. в течение 5 сут.;
Цефуроксим внутрь по 250 мг 2 р/сут. в течение 5 сут.
С профилактической целью при рецидивирующей неосложненной инфекции нижних МП рекомендуют длительный прием антибактериальных препаратов в низких дозах:
• Ко–тримоксазол внутрь 40 мг/200 мг 1 р/сут. в течение длительного времени;
• Норфлоксацин внутрь 200 мг 1 р/сут. в течение длительного времени;
• Триметоприм внутрь 100 мг 1 р/сут. в течение длительного времени;
• Фуразидин внутрь 50 мг 1 р/сут. в течение длительного времени;
• Цефалексин внутрь 250 мг 1 р/сут. в течение длительного времени;
• Ципрофлоксацин внутрь 125 мг 1 р/сут. в течение длительного времени.
В настоящее время доказана эффективность длительных курсов антибактериальной профилактики (для ко–тримоксазола от 2 до 5 лет, для других препаратов – до 6–12 месяцев). Однако длительный прием антимикробных средств приводит к селекции резистентных штаммов микроорганизмов, развитию аллергических реакций и, более того, после прекращения такого поддерживающего лечения примерно у 60% женщин в течение 3–4–х месяцев отмечается рецидив заболевания.
В связи в этим для повышения эффективности антибактериальной терапии при острых или обострении хронических ИМП, а также после прекращения антибактериальной терапии c целью профилактики рецидива заболевания целесообразно применение растительных уросептиков, например, препарата Канефрон®Н.
Канефрон®Н – комбинированный препарат, в состав которого входят золототысячник (Centaurium umbellatum), любисток (Levisticum officinale) и розмарин (Rosmarinus officinale), которые оказывают разнонаправленное воздействие на мочевые пути.
Результаты исследования, проведенного в Урологической клинике ММА, показали, что применение препарата Канефрон®Н в сочетании с антибактериальными препаратами повышает эффективность инициальной противомикробной терапии на 7%. Кроме того, прием Канефрона®Н обеспечивает дополнительный противовоспалительный и симптоматический эффект, который сохраняется и после прекращения активной антибактериальной терапии. Длительный прием Канефрона®Н обеспечивает устойчивый противорецидивный эффект по сравнению с монотерапией антибиотиками [1].
Иммунная терапия
Учитывая доказанную роль иммунных нарушений в развитии хронических ИМП, перспективным представляется применение в комплексной терапии новых иммуномодуляторов широкого спектра действия, характеризующихся низкой частотой развития побочных эффектов (таких как полиоксидоний и гепон).
Полиоксидоний (ПО) – отечественный препарат, обладающий не только иммунотропной, но также и выраженной антитоксической активностью, которая не определяется активацией иммунных механизмов.
Положительное действие ПО на организм человека проявляется в 4–х основных его эффектах – иммуномодулирующем, детоксицирующем, антиоксидантном, мембраностабилизирующем [6,14]. Иммуномодулирующий эффект ПО связан с его способностью воздействовать на факторы естественной резистентности: моноциты/макрофаги, нейтрофилы и естественные киллеры, а также на факторы приобретенного иммунитета – гуморального и клеточного. ПО взаимодействует с внешней мембраной клеток иммунной системы, на поверхности которых формируется сигнал в виде входящих токов ионов кальция, приводящий к активации клеток. Взаимодействие ПО с нейтрофилами и моноцитами ведет к изменению их функциональной активности, что проявляется усилением синтеза цитокинов и фагоцитоза. При взаимодействии ПО с нейтрофилами происходит активация их миграции в очаг воспаления. Взаимодействуя с мононуклеарами периферической крови человека, ПО усиливает цитотоксичность NK–клеток, но только в том случае, если эта цитотоксичность была исходно понижена. На нормальные или повышенные уровни цитотоксичности он не оказывает влияния. Таким образом, клетками–мишенями для ПО являются прежде всего факторы естественной резистентности: моноциты/макрофаги, нейтрофилы и NK–клетки, т.е. факторы ранней защиты организма от инфекции. Важно подчеркнуть, что эффект ПО на иммунитет является иммуномодулирующим, т.е. зависящим от исходного состояния функциональной активности факторов иммунной системы. Антиоксидантное свойство ПО проявляется в способности удалять из организма различные кислородные радикалы, что снижает их повреждающее действие на ткани и снижает остроту воспалительного процесса.
ПО назначают парентерально (в/м или п/к) – 5–10 инъекций на курс или ректально – 10 суппозиториев на курс:
• Полиоксидоний в/м или п/к 6 мг 1 р/сут. в течение 5 сут., затем по 6 мг через день, всего 10 инъекций;
• Полиоксидоний ректально по 1 суппозиторию (6 мг) 1 р/сут. в течение 3 сут., затем по 1 суппозиторию через день, всего 10 суппозиториев.
Гепон представляет собой синтетический пептид, который оказывает комплексное иммуномодулирующее и противовирусное действие. Препарат вызывает индукцию ИФН–a и –b, мобилизует и активирует макрофаги, ограничивает выработку цитокинов воспаления (ИЛ–1, 6, 8 и ФНО), стимулирует продукцию антител к различным антигенам инфекционной природы, подавляет репликацию вирусов, повышает резистентность организма в отношении инфекций, вызванных вирусами, бактериями или грибами [6,14].
Гепон легко всасывается с эпителия и слизистых оболочек, и поэтому с его помощью можно эффективно активировать местный иммунитет, а точнее – повышать способности тканей к защите от инфекции и к регенерации. В отличие от большинства известных иммуномодуляторов, оказывающих свое действие при системном введении, Гепон применяется местно в виде примочек, орошений, кремов и инстилляций. За счет выраженного противовоспалительного действия в течение 1–2 дней после применения Гепона существенно уменьшаются признаки воспаления (в частности, покраснение и отечность, а также ощущение болезненности, жжения, зуда в области воспаленных слизистых оболочек и кожи).
Заключение
Проблема лечения ИМП продолжает оставаться актуальной и в настоящее время. Следует отметить, что лишь комплексное применение всех указанных лекарственных средств позволяет получить действительно хорошие результаты.

Литература
1. Аляев Ю.Г., Амосов А.В., Григорян В.А., Слутанова Е.А., Крупинов Г.Е., Акопян Г.Н. Применение растительного препарата Канефрона?Н у больных с хроническим циститом и мочекаменной болезнью//Урология, 2005, 4:29–33.
2. Бакулев А.Л., Рубин В.И., Суворов А.П., Слесаренко Н.А. Болезнь Рейтера. Изд. Саратовского мед. университета. 1999:44–56.
3. Голигорский С.Д. Циститы. Кишинев, 1958.
4. Гольдин Г.И. Циститы. М., «Медгиз», 1960.
5. Дидковский Н.А., Малашенкова И.К. Принципы иммунокорригирующей терапии вторичных иммунодефицитов, ассоциированных с хронической вирусно–бактериальной инфекцией//Русский медицинский журнал, 2002, 10, 21:973–974.
6. Добрица В.П., Ботерашвили Н.М., Добрица Е.В. Современные иммуномодуляторы для клинического применения. Ст.–Петербург, 2001.
7. Лопаткин Н.А., Деревянко И.И. Неосложненные и осложненные инфекции мочеполовых путей. Принципы антибактериальной терапии//Русский медицинский журнал, 1997, 5, 24:1579–1588.
8. Лопаткин Н.А., Деревянко И.И. Программа антибактериальной терапии острого цистита и пиелонефрита у взрослых//Consilium–medicum, 1999, 2:182–183.
9. Лоран О.Б., Зайцев А.В., Липский В.С. Диагностика и лечение интерстициального цистита у женщин. Саратов, 2001.
10. Моисеев С.В. Практические рекомендации по антибактериальной терапии и профилактике инфекций мочевыводящих путей с позиций доказательной медицины//Инфекции и антимикробная терапия, 2003, 5, 3.
11. Перепанова Т.С. Комплексное лечение и профилактика госпитальной инфекции мочевых путей. Дис. докт. мед. наук. М., 1996.
12. Перепанова Т.С., Кудрявцев Ю.В., Хазан П.Л. Неосложненная инфекция мочевых путей//Consilium–medicum, 2003, 5, 1.
13. Страчунский Л.С., Рафальский В.В. Клиническое значение антибактериальной терапии острых циститов// Клиническая Антимикробная Химиотерапия, 1999, 1, 3:84–91.
14. Султанова Е.А., Григорян В.А., Атауллаханов Р.И., Шпоть Е.В., Алленов С.Н. Современный подход к лечению хронических воспалительных заболеваний органов мочеполовой системы//Материалы юбил. науч.–практич. конф., посв. 100–летию к–ки им. А.В. Вишневского. Казань, 2000:223–224.
15. Яковлев С.В. Современные подходы к антибактериальной терапии инфекций мочевыводящих путей//Consilium–medicum, 2001, 3, 7:300–306.
16. Яковлев С.В., Дворецкий Л.И., Суворова М.П. Бактериальные инфекции в амбулаторной практике: выбор оптимального антибактериального препарата//Consilium–medicum, 2002, 4, 1:10–21.
17. Яковлев С.В., Деревянко И.И. Инфекция мочевыводящих путей. Учебно–методическое пособие для врачей. М., Медиа Медика, 2001.
18. Яковлев С.В., Деревянко И.И. Какие антибиотики действительно нужны для лечения урогенитальных инфекций?// Consilium–medicum, 2004, 6, 1:40–45.
19. Agace W.W., Hedges S.R., Ceska M., Svanborg C. Interleukin–8 and the neutrophil response to mucosal gram–negative infection//J. Clin. Invest., 1993, 92(2):780–5.
20. Condron C., Toomey D., Casey R.G., Shaffii M., Creagh T., Bouchier–Hayes D. Neutrophil bactericidal function is defective in patients with recurrent urinary tract infections//Urol. Res., 2003, 31(5):329–34.
21. Fleischmann J.D., Wentworth D.B., Thomas K.M., Imbembo A.L. Urinary interleukin–2 inhibition in patients with cystitis//Immunol. Invest., 1989, 18(6):825–31.
22. Frendeus B., Godaly G., Hang L., Karpman D., Lundstedt A.C., Svanborg C. Interleukin 8 receptor deficiency confers susceptibility to acute experimental pyelonephritis and may have a human counterpart//J. Exp. Med., 2000, 18;192(6):881–90.
23. Godaly G., Bergsten G., Hang L., et al. Neutrophil recruitment, chemokine receptors, and resistance to mucosal infection//J. Leukoc. Biol., 2001, 69(6):899–906.
24. Haraoka M., Hang L., Frendeus B., Godaly G., Burdick M., Strieter R., Svanborg C. Neutrophil recruitment and resistance to urinary tract infection//J. Infect. Dis., 1999, 180(4):1220–9.
25. Hoepelman A.I., van Buren M., van den Broek J., Borleffs J.C. Bacteriuria in men infected with HIV–1 is related to their immune status (CD4+ cell count)//AIDS, 1992, 6(2):179–84.
26. Hopkins W.J., James L.J., Balish E., Uehling D.T. Congenital immunodeficiencies in mice increase susceptibility to urinary tract infection//J. Urol., 1993, 149(4):922–5.
27. James–Ellison M.Y., Roberts R., Verrier–Jones K., Williams J.D., Topley N. Mucosal immunity in the urinary tract: changes in sIgA, FSC and total IgA with age and in urinary tract infection//Clin. Nephrol., 1997, 48(2):69–78.
28. Khan A.J., Kumar K., Evans H.E. Role of neutrophil chemotaxis in the pathogenesis of urinary tract infection//J. Urol., 1987, 137(2):342–4.
29. Leonardo E., Dogliotti C., Navone R. Autoimmune aspects of a case of chronic interstitial cystitis//Minerva Med., 1986, 77(27):1323–6.
30. Mattila J. et al. Immunoglobulin deposits in the bladder epithelium and vessels in interstitial cystitis: Possible relationship to circulating anti–intermediate filament autoantibodies//Clin. Immunol. Immunopathol., 1984, 2:81–89.
31. Mattila J. Vascular immunopathology in interstitial cystitis//Clin. Immunol. Immunopathol., 1982, 23:648–652.
32. Mattila J., Harmoinen A., Hallstrom O. Serum immunoglobulin and complement alterations in interstitial cystitis//Eur. Urol., 1983, 9(6):350–2.
33. Naber K.G. et al. EAU Guidelines for the management of urinary and male genital tract infections//Clinical Microbiology and Antimicrobial Chemotherapy, 2002, 4, 4.
34. Naber K.G. et al. Guidelines on urinary and male genital tract infections. EAU, 2000.
35. Ochs R.L. et al. Autoantibodies in interstitial cystitis//J. Urol., 1994, 151:587–592.
36. Su H., Caldwell H.D. CD4+ T–cells play a significans role in adoptive immunity to Chlamydia trachomatis infection of the mouse genital tract//Infect. Immunol., 1995, 63, 9:3302–3308.
37. Suman E., Gopalkrishna Bhat K,, Hegde B.M. Bacterial adherence and immune response in recurrent urinary tract infection//Int. J. Gynaecol. Obstet., 2001, 75(3):263–8.
38. Tambic A., Kes P., Milutinovic S., Rabatic S., Silobrcic V. Phagocytic function in patients with recurrent urinary tract infections//Acta Med. Croatica., 1992, 46(1):21–5.
39. Toba K., Sudoh N., Ouchi Y., Lien J., Fukuchi Y., Orimo H., Harada N., Washida K., Hoshino T., Ohata N. The importance of the host nutritional and immune status on the prognosis of urinary tract infection in the elderly//Nippon Ronen Igakkai Zasshi., 1993, 30(6):487–96.
40. Swanson B.N., Boppana V.K., Vlasses P.N. et al.//Norfloxacin disposition after sequentially oral doses. – Antimicrob.Ag.Chemother. 1983; 33: 284–8.
41. Страчунский Л.С.//Норфлоксацин (Нолицин) в лечении инфекций мочевыводящих путей. – Материалы международного симпозиума “Инфекции мочевыводящих путей у амбулаторных больных”, М., 1999; 29–32.

Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak