Изучение эффективности крема Неовадиол для коррекции возрастных изменений кожи женщин в период гормонального старения с помощью неинвазивных методов исследования

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №19 от 09.10.2007 стр. 1367
Рубрика: Дерматология

Для цитирования: Потекаев Н.Н., Кузьмина Т.С. Изучение эффективности крема Неовадиол для коррекции возрастных изменений кожи женщин в период гормонального старения с помощью неинвазивных методов исследования // РМЖ. 2007. №19. С. 1367

Гормональное старение Здоровье женщины в значительной мере контролируется уровнем гормонов. Эстрогены являются исключительно важными гормонами, имеющими значение не только в формировании пола и поддержании репродуктивной функции, но также оказывающими огромное влияние на костную, сердечно–сосудистую, нервную систему и другие системы и органы. Уровень эстрадиола во время менопаузы снижается на 90% (до 20–25 нг/мл и ниже), и таким образом возникает относительная гиперадрогенемия [11]. Эстрогены стимулируют пролиферацию эпидермальных клеток, пигментацию кожи, усиливают васкуляризацию, приводят к снижению функции сальных и апокриновых желез [2]. Благодаря активации процессов секреции мукополисахаридов и гиалуроновой кислоты эстрогены положительно влияют на барьерную функцию кожи. Увеличивая содержание эластических волокон и коллагена в дерме, эстрогены замедляют образование мелких морщин. Исследователи также высказывают мысль о регуляторной функции эстрогенов, обеспечивающих определенный уровень синтеза цитокинов при репаративных процессах в коже [7].

Здоровье женщины в значительной мере контролируется уровнем гормонов. Эстрогены являются исключительно важными гормонами, имеющими значение не только в формировании пола и поддержании репродуктивной функции, но также оказывающими огромное влияние на костную, сердечно–сосудистую, нервную систему и другие системы и органы. Уровень эстрадиола во время менопаузы снижается на 90% (до 20–25 нг/мл и ниже), и таким образом возникает относительная гиперадрогенемия [11]. Эстрогены стимулируют пролиферацию эпидермальных клеток, пигментацию кожи, усиливают васкуляризацию, приводят к снижению функции сальных и апокриновых желез [2]. Благодаря активации процессов секреции мукополисахаридов и гиалуроновой кислоты эстрогены положительно влияют на барьерную функцию кожи. Увеличивая содержание эластических волокон и коллагена в дерме, эстрогены замедляют образование мелких морщин. Исследователи также высказывают мысль о регуляторной функции эстрогенов, обеспечивающих определенный уровень синтеза цитокинов при репаративных процессах в коже [7].
Связь преждевременного старения кожи со сниженным уровнем эстрогенов у женщин предполагает использование гормональной заместительной терапии [8–11]. Гормональная коррекция такого физиологического состояния, как менопауза, практикуется уже более 50 лет [2,3,9]. Действительно, у женщин, регулярно получающих эстрогены, по сравнению с теми, кто никогда не принимал их, кожа менее сухая и с меньшим количеством морщин [11]. Однако прием гормональных препаратов назначают в основном по медицинским показаниям. В качестве альтернативы синтетическим гормонам в косметических целях предлагается использовать фитоэстрогены [4]. Иностранные исследователи указывают также на возможность увеличения содержания коллагена и поддержание толщины кожи как за счет системного, так и местного гормонального лечения [8]. Необходимо отметить, что с возрастом в организме женщины уменьшается секреция и других гомонов: мелатонина, гормона роста, дегидроэпиандростерона и инсулиноподобного фактора роста – 1 [11]. Как известно, дегидроэпиандростерон продуцируется корой надпочечников и у женщин метаболизируется в эстрадиол, оказывая соответствующие эффекты на эстрогенные рецепторы. Однако использование других гормонов в рамках anti–age терапии еще недостаточно изучено и находится в стадии научных разработок.
Патогенетические механизмы изменения кожного рельефа в период гормонального старения
По данным различных методов исследования, толщина женской кожи остается практически неизменной до 50 лет и наиболее значимо уменьшается только с наступлением климактерического периода [3,6,7]. У пожилых людей наблюдается атрофия и уменьшение толщины всех слоев кожи: эпидермис и дерма существенно истончаются, дермально–эпидермальная граница выравнивается, сосочки папиллярной дермы становятся менее выраженными. Гистологический анализ показал, что с возрастом в дерме снижается число фибробластов, уменьшаются их размеры, замедляется метаболизм и тормозится пролиферация [6,7]. В постклимактерическом возрасте женская кожа вырабатывает меньше коллагена и эластина – ос­нов­ных белков дермального слоя кожи, во многом определяющих ее эластичность. В периоде перименопаузы отмечено снижение содержания коллагена VII типа, приводящее к нарушению поставки питательных веществ к эпидермису и сглаженности линии базальной мембраны, что также вносит свой вклад в развитие атрофии поверхностных слоев кожи [2,3]. Дерматокосметологам необходимо помнить, что 30% коллагена в коже теряется в первые пять лет после наступления менопаузы [1]. Фраг­мен­тация и дезинтеграция эластических волокон, активизация процессов эластолиза приводит к снижению упругости кожи. Также известно, что концентрация гликозаминогликанов, составляющих основу дермы, остается стабильной до 40 лет, а потом начинает быстро снижаться [2]. Уменьшение количества растворимых гликозаминогликанов – одна из причин сухости и морщинистости стареющей кожи. Со временем присоединяются другие факторы – потеря и перераспределение подкожно–жировой клетчатки. Доказано, что имеет место физиологическая атрофия адипоцитов и снижение их пероксисомной активности, что ведет к существенным нарушениям регуляции их популяции, а также уменьшению способности аккумулировать жиры [2,3,10]. Воз­действие гравитации сопровождается углублением и формированием кожных складок на щеках, в уголках рта, на подбородке. Кроме того, биологическое старение происходит паралелльно нарастающим процессам фотостарения.
Патогенетические механизмы влияния крема Неовадиол на структуру кожи в период гормонального старения
Совместное биологическое действие активных составляющих в гамме средств Неовадиол позволяет добиться максимально гармоничного результата. Первый компонент – проксилан оказывает «подтягивающее» влияние на структуру кожи. Он укрепляет связь между эпидермисом и дермой путем стимуляции синтеза коллагена 4 и 7 типов, а также усиления адгезии белков – ламилина 5, тенасцина С, фибриллина 1. Увеличение синтеза коллагена VII ти­па приводит к укреплению эпидермо–дермального соединения. Также проксилан улучшает структуру дермы путем инициализации и стимуляции синтеза гликозаминогликанов в дерме и эпидермисе. В настоящее время для повышения качества эстетической коррекции подтяжка лица комбинируется с липоскульптурными методами, предусматривающими заполнения зон с дефицитом объема аутожиром. Так, второй компонент крема – изобиолин является первым веществом, обладающим липоструктуирующим действием, ускоряющим дифференциацию адипоцитов и процесс липогенеза. В то же время известно, что фитокомплекс, входящий в состав препарата, оказывает положительное воздействие на синтез коллагена III типа и тем самым укрепляет непосредственно структуру дермы.
Протокол клинических испытаний
Изучение эффективности гаммы средств Неовадиол проводили с привлечением добровольцев. В клинических испытаниях приняли участие 50 здоровых женщин. Боль­шинство участниц были фармацевты и другие специалисты–медики (средний возраст – 56 лет). Веду­щи­ми жалобами пациенток при обращении бы­ли: деформация овала лица, сниженный тургор кожи, мимические и статические морщины, сухость кожи. В выборке оказались 92% женщин с кожей II фототипа, 8% – III фототипа. Все участницы дали согласие на время исследования не посещать солярий и избегать прямых солнечных лучей, а также заменить обычно используемые ими средства ухода за кожей предписанными. К участию не допускались женщины, которым проводились различные дерматокосметологические процедуры в последние 8 недель. Также не допускались женщины, которые имели болезни кожи в анамнезе или аллергию на какое–либо средство ухода за кожей. Исследование проводили на ограниченной области лица – зоне наружных уголков глаз. После исходного обследования пациентки 2 раза в сутки наносили крем Неовадиол. Со­стояние кожи периодически оценивали сами участницы исследования, вра­чи–дер­ма­тологи, пациенток фотографиро­вали. Клини­че­ская оценка проводилась на начало исследования и через 2 месяца.
По результатам проведенного анкетирования, в 91% случаев женщины отметили улучшение тонуса кожи и подтягивание овала лица, в 82% – уменьшение выраженности морщин, в 76% – уменьшение сухости, в 42% – выравнивание тона кожи и появление более равномерного цвета лица, в 68% – исчезновение неприятных субъективных ощущений после умывания.
Ультразвуковые измерения плотности кожи проводили на ультразвуковой установке DUB 20. Исполь­зовался стандартный датчик с частотой 20 мГц, фокусным расстоянием 15 мм и усилением 40 дБ. Коэф­фициент усиления был установлен примерно на 28 дб, что обеспечивало оптимальную общую визуализацию по всей толще кожи и оптимальную плотность на тестируемых участках. Данная система позволяет получить изображение кожи в А– и В–режимах сканирования и позволяет получить изображение эпидермиса, дермы, подкожной жировой клетчатки, мышечных фасций и волосяных фолликулов.
Биомеханические свойства кожи измеряли путем наложения на нее датчика, создающего отрицательное давление до 500 мбар и как бы втягивающего в себя ко­жу наподобие присоски (эластометрия). В основу из­ме­рения был положен принцип вакуум–отсоса. Благо­да­ря приложению отрицательного давления постоянного характера в течение определенного времени кожа втягивается в полую трубку с диаметром отверстия 2 мм. После этого под воздействием нормального давления ко­жа сокращается. Глубина втягивания кожи в отверстие зоны без трения и без какого–либо механического влияния фиксируется оптически. Число стандартизированных параметров может быть вычислено на основании кривой глубины втягивания. Исследование состояло из 20 циклов измерений, с периодом втягивания – 1 се­кунда, периодом ретракции – 1 секунда, глубиной вакуума 45 мбар. Высота бугорка при всасывании и при релаксации кожи определяется бесконтактной оптической системой. Метод всасывания, реализованный в датчике Cutometer – наиболее воспроизводимый и надежный метод определения механических свойств кожи. Точ­ность метода при деформации более 200 нм – около 3%. Вычисление параметров производилось с помощью программы WinCT (Сourage+Khazaka electronic, Герма­ния).
Для исследования микрорельефа кожи применялся аппарат Visioscan VC 98 (Сourage+Khazaka electronic, Германия). С помощью программного обеспечения SELS (Surface evalution of the living skin – Оценка Поверхности Живой Кожи), подсчитывались и оценивались характеристики микротопографии кожи. Получали увеличенные в не­сколько раз снимки изображения поверхности участков кожи в цифровом формате с построением трех–, двухмерного изображений и гистограммы. Визио­ска­ни­ро­ва­ние кожи проводилось с ис­пользованием пленок Corneofix. Corneofix является пленкой–коллектором для роговых чешуек. Методика оценки шелушения с помощью этих пленок получила название когезиометрии. Чем крупнее и толще чешуйки, тем более нарушены процессы кератинизации [5].
Результаты исследования
В ходе исследования переносимость средств Нео­вади­ол оценивалась как по объективно наблюдаемым признакам раздражения – шелушение, эритема, папулы, отек, так и субъ­ективным – чувство жара, болезненное жжение, зуд, покалывание, ощущение натянутости кожи. Пере­но­симость препарата была хорошей, случаев развития аллергических реакций не выявлено.
Общая эффективность Неовадиола может быть оценена как хорошая. После 8 недель использования препарата наблюдались очевидные улучшения по сравнению с исходным уровнем по всем параметрам. Более выраженный эффект наблюдался среди пациенток, не получавших ранее адекватного ухода за кожей лица. Нужно отметить, что все женщины, включенные в исследование, в анамнезе не имели каких–либо значимых косметологических процедур, за исключением базового ухода (маски, массаж).
Факт истончения кожи и характер изменения ее структур, как следствие эстрогенного дефицита, изучался в ходе исследования с помощью дермасканирования.
Нами выделены следующие ультразвуковые признаки эндокринного старения в коже: уменьшение эпидермо–дермальной толщины, снижение эхогенности дер­мы, увеличение площади гипоэхогенных зон, неровность и истончение контуров эпидермиса, сглаживание границы между эпидермисом и дермой, уменьшение и исчезновение волосяных фолликулов, сальных и потовых желез (рис. 1).
Результаты изучения влияния крема Неовадиол на ультразвуковую картину кожи представлены в таблице 1.
После 2–месячного курса использования крема Неовадиол роговой слой становился более однородным, толстым, становилась более четкой линия эпидер­мо–дер­мального соединения. Со стороны структур дермы зарегистрированы возрастание и более равномерное распределение гиперэхогенных зон, уменьшение площади гипоэхогенных участков. Это подтверждается данными измерений в А–режиме – увеличение эпидермо–дермальной толщины на 7,3%, подкожно–жировой клетчатки на 23,89%. В В–режиме зарегистрировано увеличение интенсивности окраски эхоструктур (плотности) дермы на 12,31%.
Для изучения влияния крема Неовадиол на упруго–эластические свойства коллагеново–эластинового каркаса дермы мы использовали метод продольной деформации кожи – кутометрию. В своей работе мы использовали прибор Cutometer МРА 580 (CK electronic GmbH, Германия), имеющий датчик с апертурой 2 мм и поэтому позволяющий оценить в большей степени состояние эпидермиса, чем дермы. Косвенно эти результаты характеризуют пластичность эпидермиса, зависящую от степени его увлажненности. То есть показатели такого кутометра будут коррелировать с результатами другого метода исследования влагосодержания в эпидермисе, используемого в нашей работе – визиоскана и его модификации с применением корнеофикса.
Типичный вид кривой кутометрии представлен на рисунке 2. По данным литературы, наиболее значимыми для оценки биомеханических свойств кожи являются «параметры отношения» – R2, R5, R6, R7, именно эти показатели мы подвергли анализу в первую очередь (рис. 3).
Параметры кривых кутометрии, полученные у пациенток под влиянием крема Неовадиол, представлены в таблице 2. Наши данные показывают, что с возрастом уменьшались параметры, характеризующие эластичность кожи (R2, R5, R7), и увеличивались параметры вязкостных процессов (R6).
По данным таблицы 2, можно сделать вывод, что после воздействия активных компонентов крема через 2 месяца отмечалось повышение параметра общей эластичности и коэффициента восстановления эластичности кожи, снижение коэффициентов чистой упругости кожи и вязкоупругости кожи.
После 50 лет локальные морщины становятся глубокими и грубыми, текстура кожи беспорядочная, неровная, неоднородная, с множеством мелких направленных морщин, маленькими порами, очагами гиперпигментации. Все эти изменения наглядно отражали макрофотографии, полученные с помощью визиосканирования (рис. 4).
Макрофотографии подвергались обработке с по­мощью программного обеспечения SELS, результаты которой представлены в таблице 3.
Визиосканирование кожи продемонстрировало об­щее увеличение параметров гладкости, уменьшение по­ка­зателей шелушения, шероховатости и морщинистости. Уменьшение индекса десквамации кожи на 23% зафиксировано с помощью пленок Corneofix, являющихся коллектором для роговых чешуек (рис. 5).
Выводы
Клинически в результате применения крема Неова­диол овал лица становится более четким, само лицо боль­ше не выглядит отяжелевшим, контуры лица укрепляются и становятся более округлыми, черты лица смягчаются. Существенно уменьшается количество мелких морщин вокруг рта и глаз, улучшаются такие параметры, как желтизна, вялость кожи и шероховатость, повышается тонус.
Результаты дополнительных неивазивных методов исследования подтвердили, что регулярное применение крема Неовадиол сопровождается реструктуризацией и укреплением соединительной ткани дермы, увеличением толщины подкожно–жировой клетчатки, восстановлением структурных и функциональных свойств эпидермиса. Полученные результаты коррелируют с патогенетическим действием активных ингредиентов крема.







Литература
1. Андреев С. Коллаген: структура и функции // Косметика и медицина. 2001, № 6, с. 4–12.
2. Аравийская Е.Р. Изменения кожи в перименопаузе: Принципы современной комплексной коррекции // Клиническая дерматология и венерология.–2007.–№ 2. –с. 97–100.
3. Аравийская Е.Р., Соколовский Е.В., Кузнецов А.В., Соколов Г.Н. Роль современных наружных средств в коррекции менопаузального старения кожи //Kosmetik international. – 2004. – № 1. – с. 67–69
4. Ахтямов С.Н., Бутов Ю.С. практическая дерматокосметология: учебное пособие. – М.: Медицина, 2003. – 400 с.
5. Иванова Е.В., Кузьмина Т.С., Ткаченко С.Б. Возможности оптического видеомониторинга в оценке состояния микрорельефа кожи // Экспериментальная и клиническая дерматокосметология. – 2007. – № 3. – с. 43–45.
6. Марголина А.А., Эрнандес Е.И. Новая косметология. Том I. М.: ООО «Фирма КЛАВЕЛЬ», 2005. – 424 с.
7. Мяделец О.Д., Адаскевич В.П. Морфофункциональная дерматология. – М: Медлит, 2006.
8. Hall G, Phillips TJ. Estrogen and skin: the effects of estrogen, menopause and hormonal replacement therapy on the skin. J Am Acad Dermatol. 2005 Oct;53(4):555–68; quiz 569–72.
9. Phillips TJ, Demircay Z, Sahu M. Hormonal effects on skin aging. Clin Geriatr Med. 2001 Nov;17(4):661–72.
10. Verdier–Sevrain S, Bonte F, Gilchrest B. Biology of estrogens in slin: implication for skin aging. Exp Dermatol. 2006 Feb;15(2):83–94.
11. Zouboulis ChC. Intrinsic skin aging. A critical appraisal of the role of hormones. Hautarzt. 2003 Sep;54(9):825–32.


Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak