Лечение ожирения – шаг к контролю артериального давления

Ключевые слова
Похожие статьи в журнале РМЖ

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №8 от 06.05.2015 стр. 440
Рубрика: Эндокринология

Для цитирования: Дралова О.В., Максимов М.Л. Лечение ожирения – шаг к контролю артериального давления // РМЖ. 2015. №8. С. 440

Ожирение на сегодняшний день рассматривается как мировая эпидемия и одна из основных проблем общественного здравоохранения. В 2008 г. около 1,5 млрд взрослых людей во всем мире имели избыточный вес, 500 млн страдали ожирением. Во всем мире распространенность ожирения неуклонно растет на протяжении нескольких последних 10-летий: индекс массы тела (ИМТ) увеличивался на 0,4–0,5 кг/м2 во всем мире с 1980 по 2008 г. [1]. Ожирение ассоциировано с повышенной заболеваемостью, инвалидизацией и преждевременной смертностью от сердечно-сосудистых заболеваний (ССЗ), сахарного диабета (СД), рака и заболеваний опорно-двигательного аппарата. В зависимости от тяжести ожирения продолжительность жизни пациентов с избыточным весом и ожирением сокращается на срок от 4 до 10 лет [2–4], повышение смертности среди пациентов обусловлено в основном частым развитием ССЗ.

Артериальная гипертензия (АГ) наблюдается у большинства пациентов с ожирением – примерно у 80% мужчин и около 60% женщин, ее распространенность коррелирует со степенью ожирения и значительно повышает риск развития инсульта, инфаркта и заболеваний периферических артерий [5].

В этой связи наиболее актуальны обсуждение проблем, связанных с патогенезом развития АГ у пациентов с ожирением, и поиск способов коррекции массы тела и контроля уровня АД.

Патофизиологические механизмы развития АГ у пациентов с ожирением

Во многих исследованиях показано, что ожирение тесно коррелирует с АД и считается одним из ведущих факторов риска развития АГ [6, 7]. У тучных пациентов риск развития АГ в 2–3 раза превышает таковой у пациентов с нормальной массой тела [8]. Средние показатели систолического (САД) и диастолического (ДАД) АД у пациентов с ожирением превышают показатели АД у пациентов c нормальной массой тела на 9 и 7 мм рт. ст. у мужчин и на 11 и 6 мм рт. ст. – у женщин [9]. Даже у детей наличие ожирения, согласно канадским наблюдениям, в 7 раз повышает риск развития АГ [10].

Отличительной чертой первичного ожирения является чрезмерное отложение жира в организме. Первичное ожирение является следствием нарушения взаимодействий адипоцитов и гипоталамуса, по этой причине изменяется пищевое поведение больного; кроме того, дополнительное снижение физической активности усугубляет проблему. Многими авторами первичное ожирение характеризуется как алиментарно-конституционально-гиподинамическое. Главная отличительная черта первичного ожирения – это относительная (80%) или абсолютная (20%) лептинорезистентность с гиперлептинемией и, часто, гиперинсулинемией.

Жировая ткань состоит из зрелых адипоцитов, преадипоцитов, эндотелиальных клеток и макрофагов и на сегодняшний день рассматривается не как пассивное хранилище триглицеридов, а как самостоятельный эндокринный и паракринный орган [11, 12]. Адипоциты – функциональные единицы жировой ткани, способные синтезировать и секретировать в кровоток различные биологически активные соединения пептидной и непептидной природы. Избыток висцеральной жировой ткани у пациентов с избыточной массой тела и ожирением характеризуется гипертрофией адипоцитов и инфильтрацией ткани макрофагами.

Ожирение, связанное с АГ, некоторыми экспертами признается как отдельный фенотип, требующий тщательного подхода к диагностике, лечению и профилактике.

Ведущими механизмами развития АГ при ожирении являются активация симпатоадреналовой (САС) и ренин-ангиотензин-альдостероновой (РААС) систем [13].

Нейрогенный характер АГ при ожирении подтверждается повышением активности симпатической нервной системы (СНС) в сосудах почек и скелетной мускулатуры [14]. В исследовании NAS (Normotensive Aging Study) было обнаружено повышение уровня норадреналина в моче, пропорциональное ИМТ [15]. При снижении веса активность СНС уменьшается [16, 17]. Выраженное влияние на АД оказывают вегетативный дисбаланс и психоэмоциональный стресс, что проявляется в нарушении циркадного профиля, преимущественно САД. Чем больше вес, тем больше выражены колебания САД. У 50% пациентов с инсулинорезистентностью (ИР) наблюдаются симпатико- и гиперсимпатикотония. Гиперсимпатикотонический вариант функционирования сердечно-сосудистой системы ассоциируется с высокой степенью ожирения [18].

Возникновение АГ при ожирении связывают с ростом активности центральных отделов регуляции СНС под воздействием гиперинсулинемии и ИР. Инсулин может повышать активность САС сам по себе, но отчасти это может быть связано с действием лептина. Известно, что по мере увеличения степени ожирения тощаковый уровень лептина, который секретируется адипоцитами, растет. Лептин увеличивает активность СНС, особенно в почках. Это приводит, с одной стороны, к высокому выбросу и увеличению частоты сердечных сокращений, а с другой – к повышению реабсорбции натрия и увеличению внутрисосудистого объема крови [19].

Установлено наличие взаимосвязи между РААС и CНC. С активацией СНС связывают усиление секреции ренина в почках, и происходит это независимо от внутрипочечной сенсорной системы, регулирующей секрецию ренина почками. Более того, увеличение циклического аденозинмонофосфата под влиянием катехоламинов стимулирует экспрессию ангиотензиногена (АТ) в адипоцитах человека [20]. Таким образом, нарушение регуляции САС при ожирении также способно стимулировать активность РААС.

Гиперактивация РААС – один из ключевых механизмов развития АГ при ожирении. Исследования на животных показывают, что жировая ткань является дополнительным важным источником АТ, ангиотензинпревращающего фермента и ренина, и при наличии ожирения доля компонентов РААС, вырабатывающихся в жировой ткани, среди циркулирующих уровней этих компонентов становится весьма значимой [21].

Активность тканевой РААС тесно связана с продукцией адипокинов жировой тканью. Показано, например, что АТ II вызывает экспрессию лептина в адипоцитах [22]. Было высказано предположение, что такая активность свойственна только локально синтезируемому АТ II в отличие от системного АТ II [23].

Широко известно, что висцеральная жировая ткань вырабатывает большое количество биологически активных пептидов, многие из которых оказывают негативное влияние на развитие и прогрессирование АГ.

Самый известный гормон жировой ткани – лептин, он участвует в регуляции аппетита, активируя центр насыщения. Циркулирующие уровни лептина коррелируют с наличием и степенью ожирения и повышены у тучных людей. Оказывается, что у пациентов с избыточной массой тела развивается резистентность к лептину, и, несмотря на его высокую концентрацию в плазме, аппетит не подавляется.

Была обнаружена взаимосвязь между уровнем лептина и развитием АГ. Научные данные свидетельствуют о нескольких механизмах развития АГ при повышении уровня лептина. Во-первых, лептин изменяет активность почечной Na-, K-АТФ-азы, которая отвечает за уровень натрия [24]. Во-вторых, лептин активирует РААС. Также выявлена способность ренина к повышению активности СНС. Симпатическая стимуляция локальной почечной РААС, в свою очередь, ведет к повышению секреции АТ II, альдостерона, задержке воды и натрия в организме и, как следствие, к повышению АД. Дополнительный вклад в развитие АГ, опосредованной лептином, заключается в его способности к потенцированию прессорного эффекта норадреналина [25]. В-третьих, высокие уровни лептина связаны с резистентностью к инсулину, что тоже может быть одним из механизмов развития и прогрессирования гипертензии [26]. И, наконец, лептин может совместно с другими провоспалительными цитокинами вызывать внутрисосудистый окислительный стресс, что приводит к усугублению АГ [27].

Ведутся активный научный поиск молекулярных механизмов биосинтеза адипопродуцируемых гормонов, определение их роли в развитии ожирения, ИР и связанных с ними кардиоваскулярных заболеваний. Выявлено, что избыток висцеральной жировой клетчатки приводит к увеличению содержания гормонов, усиливающих проявление ИР (резистин, фактор некроза опухолей-α (ФНО-α), ингибитор активатора плазминогена–1 (ИАП-1), интерлейкин-6 (ИЛ-6), лептин, инсулиноподобный фактор роста-1), и снижению концентрации адипонектина, уменьшающего проявления ИР [28].

Лечение ожирения – шаг к контролю артериального давления

В дополнение к эффектам лептина гиперпродукция провоспалительных адипокинов ИЛ-6, ФНО-α, ИАП-1 и С-реактивного белка способствует развитию и поддержанию системного воспалительного ответа и окислительного стресса [29]. Наоборот, адипонектин является важным стимулятором NO-синтазы и дополнительно обеспечивает защиту от окислительного стресса и резистентности к инсулину. Снижение уровня циркулирующего адипонектина при ожирении связано с подавлением его синтеза провоспалительными адипокинами.

Все вышеперечисленные метаболические нарушения не только увеличивают риски развития ССЗ, но и, вызывая резистентность к инсулину, способствуют развитию СД 2-го типа. Следует отметить, что гиперинсулинемия и ИР при ожирении могут вызывать АГ посредством не только гиперстимуляции САС, но и через реализацию антинатрийуретического эффекта [30].

Есть и другие механизмы, посредством которых ожирение может способствовать развитию АГ. Например, апноэ сна – частое осложнение ожирения, может вызвать изменения в гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой системе, повышение уровня кортизола, а также дополнительную активацию СНС (рис. 1).

Вклад снижения веса в контроль уровня АГ

Краеугольным камнем лечения АГ у пациентов с избыточной массой тела или ожирением является непосредственно снижение веса. Не менее важную роль в коррекции уровня АД играет соблюдение низкосолевой диеты. Потеря веса снижает гиперактивацию РААС и СНС, а уменьшение объема висцерального жира позволяет снизить выраженность ИР, что дополнительно способствует натрийурезу. В настоящее время доказано, что уменьшение массы тела на 10–15% от исходной способствует повышению чувствительности к инсулину, улучшает показатели углеводного и липидного обмена, а также позволяет снизить уровень АД при его повышении [31, 32].

Основа мероприятий по коррекции массы тела – изменение образа жизни, повышение физической активности и изменение диеты с целью достижения баланса между потреблением и расходованием энергии. Наиболее эффективной и физиологичной следует считать диету со сниженным содержанием насыщенных жиров, повышением доли сложных углеводов, обеспечивающую умеренный дефицит калорийности в 500–600 кКал. Сочетание повышенной физической нагрузки с калорийными ограничениями приводит к более выраженному снижению веса и изменениям конфигурации тела (жир по сравнению с мышцами), чем только диета или только физическая активность [33]. При недостаточной эффективности немедикаментозных методов лечения или наличии определенных показаний возникает необходимость медикаментозной или даже хирургической коррекции веса тела, но эти мероприятия должны осуществляться только на фоне продолжающихся немедикаментозных вмешательств [34]. Показанием к применению лекарственных препаратов, снижающих вес, является ИМТ ≥30 кг/м2 или ≥27 кг/м2 в сочетании с абдоминальным ожирением, наследственной предрасположенностью к СД 2-го типа и наличием факторов риска сердечно-сосудистых осложнений (дислипидемия, АГ и СД 2-го типа).

Фармакотерапия помогает пациентам уменьшить связанные с ожирением риски для здоровья и улучшить качество жизни. Она также помогает предупредить развитие сопутствующих заболеваний, связанных с ожирением (например, АГ, СД 2-го типа). Определяя медикаментозную тактику лечения ожирения, следует помнить о высокой степени сердечно-сосудистого риска у больных с ожирением и учитывать влияние препаратов центрального действия [35].

Эффективность фармакотерапии следует оценивать через 3 мес. Если достигнуто удовлетворительное снижение массы тела (более 5% у лиц, не страдающих СД, и более 3% у лиц с СД), то лечение продолжают; в противном случае (отсутствие ответа на лечение) препараты отменяют [36, 37].

Считается, что на первых этапах вполне реально снизить вес на 5–10% от исходного, чтобы оценить положительное влияние потери веса на заболевания, связанные с ожирением. Снижение веса на 1 кг приводит к снижению САД на 1,1 мм рт. ст. (95% доверительный интервал (ДИ) 0,7–1,4) и ДАД – на 0,9 мм рт. ст. (95% ДИ 0,6–1,3) [38]. Уменьшение веса на 5 кг снижает уровень глюкозы у пациентов с СД на 1 ммоль/л, или на 18 мг%, что соответствует эффекту некоторых гипогликемических препаратов, при этом улучшение контроля над углеводным обменом не зависит от способа, которым оно было достигнуто [39].

Эффективность модификации образа жизни в отношении снижения АД у пациентов с избыточной массой тела зависит от величины потери веса. Уменьшение всего на 2 кг посредством диеты может позволить, по данным исследований, снизить САД на 4 мм рт. ст. и ДАД – на 3 мм рт. ст. [40]. Метаанализ 25 рандомизированных исследований показал, что снижение веса на 5,1 кг, достигнутое ограничением калоража, повышением физической активности или сочетанием того и другого, может привести к снижению САД на 4,4 мм рт. ст. и ДАД – на 3,6 мм рт. ст. (табл. 1). Каждый 1 кг потери веса связан в среднем с уменьшением САД на 1 мм рт. ст. и ДАД – на 0,92 мм рт. ст. Потеря более 5 кг веса связана с более значимым снижением АД: САД в среднем снижается до 6,6 мм рт. ст., а ДАД – на 5,1 мм рт. ст. У пациентов с ожирением II степени (ИМТ 35–39,9 кг/м2) или III степени (ИМТ >40 кг/м2) уменьшение АД после снижения веса более чем на 10 кг еще сильнее выражено: САД уменьшается на 15 мм рт. ст., а ДАД – на 6 мм рт. ст. [41, 42].

Физическая нагрузка (аэробные упражнения) приводит к снижению уровня АД у пациентов как с повышенным АД, так и с его нормальным значением. Метаанализ 54 рандомизированных контролируемых исследований позволил сделать вывод, что аэробные упражнения могут снизить САД и ДАД на 3,8 и 2,6 мм рт. ст. соответственно, в то время как потеря веса составила всего 0,4 кг [43]. Тем не менее это указывает на то, что физические упражнения позволяют корректировать уровень АД независимо от снижения веса – вероятнее всего, за счет модулирования резистентности к инсулину и гиперинсулинемии.

Характер питания также оказывает благотворное влияние на снижение АД. Наиболее известна DASH-диета (Dietary Approaches to Stop Hypertension). После 8 нед. соблюдения диеты, богатой фруктами и овощами, обезжиренными молочными продуктами, с пониженным содержанием жиров САД и ДАД снизились на 11,4 и 5,5 мм рт. ст. соответственно у лиц с АГ по сравнению с контролем диеты [44]. При ограничении потребления соли от 3,5 до 1,2 г/сут и соблюдении диетических рекомендаций, согласно DASH, наблюдалось дальнейшее снижение САД на 7,1 мм рт. ст. у лиц без АГ и на 11,5 мм рт. ст. – у лиц с АГ [45].

Положительное действие снижения веса в лечении пациентов с АГ и другими ССЗ может заключаться также в том, что уменьшение количества внутрибрюшного жира ослабляет механическое сдавление почек, что может привести к улучшению их кровоснабжения и снижению активности РААС. Уменьшение жировой ткани внутри и вокруг почек может привести к снижению интерстициального давления, компрессии тонкой части петли Генле, увеличению кровотока в vasa recta, уменьшению канальцевой реабсорбции Na+ и воды [46]. Тем самым снижение веса, достигнутое как немедикаментозным, так и медикаментозным воздействием, может позволить скорректировать уровень АД.

Фармакотерапия ожирения и ее влияние на уровень АД

Медикаментозное лечение ожирения можно проводить только в дополнение к изменению образа жизни, если при этом не происходит необходимого снижения веса.

В настоящее время орлистат (оригинальный препарат Ксеникал®) является единственным препаратом, одобренным в качестве долгосрочной терапии ожирения. Орлистат тормозит всасывание жиров пищи в желудочно-кишечном тракте вследствие ингибирования желудочно-кишечных липаз – ключевых ферментов, участвующих в гидролизе триглицеридов пищи, высвобождении жирных кислот и моноглицеридов [47]. Это приводит к тому, что около 30% триглицеридов пищи не переваривается и не всасывается, что позволяет создать дополнительный дефицит калорий по сравнению с применением только гипокалорийной диеты.

В проспективном рандомизированном плацебо-контролируемом исследовании XENDOS (3304 пациента с ожирением) подтвердились эффективность и безопасность длительной терапии орлистатом (Ксеникал®) у больных ожирением: к концу 4-го года терапии уменьшение веса составило около 6 кг, а снижение САД и ДАД – 4,9 и 2,6 мм рт. ст. соответственно. У больных с ожирением и исходным ДАД более 90 мм рт. ст. к концу первого года терапии препаратом Ксеникал® ДАД уменьшилось на 7,9% [48]. Тем не менее дополнительный гипотензивный эффект орлистата по сравнению с плацебо довольно скромный: снижение САД только на 1,5 мм рт. ст. и ДАД – на 0,7 мм рт. ст. [49].

Лечение ожирения – шаг к контролю артериального давления

В Германии в исследовании 15 549 тучных пациентов с сопутствующими заболеваниями XXL (Xenical eXtra Large Study) среднее снижение массы тела составило 10,7%. Более 5% веса потеряли 87% пациентов, а 51% больных – более 10% от исходной массы тела на фоне терапии орлистатом на протяжении в среднем 7,1 мес. Снижение САД и ДАД в конце исследования составило 8,7 и 5,1 мм рт. ст. соответственно. У пациентов с АГ (их в исследовании был 41% от общего числа пациентов) в среднем САД снизилось на 12,9 мм рт. ст., а ДАД – на 7,6 мм рт. ст. [50].

Недавний метаанализ 4 исследований показал, что независимый от снижения веса гипотензивный эффект орлистата составляет -2,5 мм рт. ст. САД и -1,9 мм рт. ст. ДАД [51].

В российском исследовании препарата Ксеникал® у пациентов с АГ и метаболическим синдромом исходно средняя масса тела составила 111,5±5,4 кг, ИМТ – 36,9±1,3 кг/м2. До лечения средние показатели САД составляли 140,5±2,9 мм рт. ст., а средние значения ДАД – 90,0±2,1 мм рт. ст. Через 24 нед. терапии орлистатом на фоне снижения массы тела (105,0±3,2 кг) зарегистрировано достоверное снижение САД до 124,0±2,7 мм рт. ст. и ДАД – до 77,0±0,9 мм рт. ст. Гипотензивный эффект препарата сопровождался выраженным улучшением клинического состояния больных [52].

Результаты проведенного в России исследования препарата Ксеникал® показали высокую клиническую эффективность в отношении снижения массы тела у больных с ожирением. Через 12 нед. снижение массы тела на фоне применения препарата Ксеникал® было 5,26 кг, что составило 5,2% от исходной массы тела. Число пациентов, потерявших не менее 5% массы тела, было равно 51,2%, а не менее 10% массы тела – 5,9%. Среднее снижение САД уже после 12 нед. лечения составило 1,8 мм рт. ст., а ДАД – 3,0 мм рт. ст., что было статистически достоверным (p<0,0001) [53].

Заключение

Ожирение – это не только избыточный объем жировой ткани вследствие нарушения питания и недостаточного уровня физической активности, но и сложный комплекс гемодинамических и метаболических нарушений. Уменьшение массы тела у пациентов с ожирением сопровождается независимым снижением АД. В фармакотерапии ожирения, сочетающегося с АГ, коррекция веса является важным компонентом в общей схеме: даже умеренное уменьшение веса позволяет снизить АД и риск сердечно-сосудистых осложнений. На сегодняшний день наиболее безопасным препаратом для коррекции ожирения и длительной его терапии у пациентов с АГ является Ксеникал®.


Литература
  1. Finucane M., Stevens G., Cowan M. et al. National, regional, and global trends in body-mass index since 1980: systematic analysis of health examination surveys and epidemiological studies with 960 country-years and 9•1 million participants // Lancet. 2011. Vol. 377. P. 557–567.
  2. Lau D.C., Douketis J.D., Morrison K.M. et al. 2006 Canadian clinical practice guidelines on the management and prevention of obesity in adults and children summary // CMAJ. 2007. Vol. 176. Р. 1–13.
  3. Global Health Risks: mortality and burden of disease attributable to selected major risks 2009. http://www.who.int/healthinfo/global_burden_disease/global_health_risks/en/index.html 2011. Accessed November 12.
  4. Obesity and overweight Fact sheet N°311 . Updated March 2011 http://www.who.int/mediacentre/factsheets/fs311/en/index.html. 2011. Accessed November 15.
  5. Garrison R.J., Kannel W.B., Stokes J. et al. ncidence and precursors of hypertension in young adults: the Framingham Offspring Study // Prev. Med. 1987. Vol. 16. P. 235–251.
  6. Jones D.W., Kim J.S., Andrew M.E. et al. Body mass index and blood pressures in Korean men and women: the Korean National Blood Pressure Survey // J. Hypertens. 1994. Vol. 12. P. 1433–1437.
  7. Kaplan N.M. Obesity in hypertension: effects on prognosis and treatment // J. Hypertens. 1998. Vol. 16. P. 35–37.
  8. Field A.E., Coakley E.H., Must A. et al. Impact of overweight on the risk of developing common chronic diseases during a 10-year period // Arch. Intern. Med. 2001. Vol. 161. P. 1581–1586.
  9. Brown C.D., Higgins M., Donato K.A. et al. Body mass index and the prevalence of hypertension and dyslipidemia // Obes. Res. 2000. Vol. 8. P. 605–619.
  10. Salvadori M., Sontrop J.M., Garg A.X. et al. Elevated blood pressure in relation to overweight and obesity among children in a rural Canadian community // Pediatrics. 2008. Vol. 122. P. 821–827.
  11. Lau D.C.W. Molecular biology of obesity // Rees M.C.P., Karoshi M., Keith L. (eds). Obesity and Pregnancy. London: Royal Society of Medicine Press Ltd., 2008. P. 54–75.
  12. Lau D.C., Dhillon B., Yan H. et al. Adipokines: molecular links between obesity and atherosclerosis // Am. J. Physiol. Heart Circ. Physiol. 2005. Vol. 288. Р. 2031–2041.
  13. Асташкин Е.И., Глезер М.Г. Ожирение и артериальная гипертония // Проблемы женского здоровья. 2008. № 4. Т. 3.
  14. Леженко Г.А., Гладун К.В., Пашкова Е.Е. Факторы формирования артериальной гипертензии у детей с ожирением. Дитячий лікар. 2011. № 3. С. 23–34.
  15. Landsberg L., Troisi R., Parker D. et al. Obesity, blood pressure, and the sympathetic nervous system // Ann. Epidemiol. 1991. Vol. 1. P. 295–303.
  16. Tentolouris N., Liatis S., Katsilambros N. Sympathetic system activity in obesity and metabolic syndrome // Ann. N Y Acad. Sci. 2006. Vol. 1083. P. 129–152.
  17. Aneja A., El-Atat F., McFarlane S.I., Sowers J.R. Hypertension and obesity // Recent. Progr. Horm. Res. 2004. Vol. 59. P. 169–205.
  18. Yanai Hidekatsu, Njmono Yoshiharu, Ito Kumie the underlying mechanisms for development of hypertension in the methabolic syndrome// Nutrition J. 2008. Vol. 7. P. 10.
  19. Eikelis N., Murray Esler. The neurobiology of human obesity // Experim. Physiol. 2005. Vol. 90, Issue 5. P. 673–682.
  20. Serazin V., Dos Santos E., Morot M., Giudicelli Y. Human adipose angiotensinogen gene expression and secretion are stimulated by cyclic AMP via increased DNA cyclic AMP responsive element binding activity // Endocrine. 2004. Vol. 25. P. 97–104.
  21. Dorresteijn J.A., Visseren F.L., Spiering W. et al. Mechanisms linking obesity to hypertension // Obes. Rev. 2012. Vol. 13. P. 17–26.
  22. Kim S., Whelan J., Claycombe K. et al. Angiotensin II increases leptin secretion by 3T3-L1 and human adipocytes via a prostaglandin-independent mechanism // J. Nutr. 2002. Vol. 132. P. 1135–1140.
  23. Cassis L.A., English V.L., Bharadwaj K., Boustany C.M. Differential effects of local versus systemic angiotensin II in the regulation of leptin release from adipocytes // Endocrinol. 2004. Vol. 145. P. 169–174.
  24. Bełtowski J., Wǒjcicka G., Marciniak A. et al. Oxidative stress, nitric oxide production, and renal sodium handling in leptin-induced hypertension // Life Sci. 2004. Vol. 74. P. 2987–3000.
  25. Bełtowski J., Wǒjcicka G., Marciniak A. et al. Oxidative stress, nitric oxide production, and renal sodium handling in leptin-induced hypertension // Life Sci. 2004. Vol. 74. P. 2987–3000.
  26. Canatan H., Bakan I., Akbulut M. et al. Comparative analysis of plasma leptin levels in both genders of patients with essential hypertension and healthy subjects // Endocr. Res. 2004. Vol. 30. P. 95–105.
  27. Shankar A., Xiao J. Positive relationship between plasma leptin level and hypertension // Hypertension. 2010. Vol. 56. P. 623–628.
  28. Клебанова Е.М., Балаболкин М.И. Гормоны жировой ткани и их роль в патогенезе сахарного диабета 2-го типа // Коллоквиум. Эндокринология. №11/10.
  29. Lau D.C., Dhillon B., Yan H. et al. Adipokines: molecular links between obesity and atherosclerosis // Am. J. Physiol. Heart Circ. Physiol. 2005. Vol. 288. Р. 2031–2041.
  30. Dorresteijn J.A., Visseren F.L., Spiering W. et al. Mechanisms linking obesity to hypertension // Obes. Rev. 2012. Vol. 13. P. 17–26.
  31. Мычка В.Б., Мамырбаева К.М., Масенко В.П. и др. Возможности первичной профилактики цереброваскулярных осложнений у больных с метаболическим синдромом и артериальной гипертонией // Кардиол. вестн. 2006. Т. I (XII). С. 29–32.
  32. Thang Nguyen, David C.W. Lau The Obesity Epidemic and Its Impact on Hypertension // Canad. J. Cardiol. 2012. Vol. 28, Issue 3, P. 326–333.
  33. Laaksonen D.E., Lindstrom J., Lakka T.A. et. al. Physical activity in the prevention of type 2 diabetes: the Finnish diabetes prevention study // Diabetes. 2005. Vol. 54. P. 158–165.
  34. Грунди М.С. Медикаментозная терапия метаболического синдрома: минимизация развивающегося процесса полипрагмазии // Обзоры клинич. кардиол. 2007. № 11. С. 2–25.
  35. Isomaa B., Almgren P., Tuomi T. et al. Cardiovascular morbidity and mortality associated with the metabolic syndrome // Diabet. Care. 2001. Vol. 24. № 4. P. 683–689.
  36. Hainer V., Toplak H., Mitrakou A. Treatment modalities of obesity: What fits whom? // Diabetes Care. 2008. Vol. 31 (Suppl. 2). S. 269–277.
  37. Padwal R.S., Majumdar S.R. Drug treatments for obesity: orlistat, sibutramine, and rimonabant // Lancet. 2007. Vol. 369. P. 71–77.
  38. Obesity: guidance on the prevention, identification, assessment and management of overweight and obesity in adults and children: quick reference guide 1: for local authorities, schools and early years providers, workplaces and the public. London: National Institute for Health and Clinical Excellence, 2006.
  39. Snow V., Barry P., Fitterman N. et al. Pharmacologic and surgical management of obesity in primary care: a clinical practice guideline from the American College of Physicians // Ann. Intern. Med. 2005. Vol.142 (7). P. 525–531.
  40. Effects of weight loss and sodium reduction intervention on blood pressure and hypertension incidence in overweight people with high-normal blood pressure. The Trials of Hypertension Prevention, phase II. The Trials of Hypertension Prevention Collaborative Research Group // Arch. Intern. Med. 1997. Vol. 157. P. 657–667.
  41. Goodpaster B.H., Delany J.P., Otto A.D. et al. Effects of diet and physical activity interventions on weight loss and cardiometabolic risk factors in severely obese adults: a randomized trial // JAMA. 2010. Vol. 304. P. 1795–1802.
  42. Neter J.E., Stam B.E., Kok F.J. et al. Influence of weight reduction on blood pressure: a meta-analysis of randomized controlled trials // Hypertension. 2003. Vol. 42. P. 878–884.
  43. Whelton S.P., Chin A., Xin X. et al. Effect of aerobic exercise on blood pressure: a meta-analysis of randomized, controlled trials // Ann. Intern. Med. 2002. Vol. 136. P. 493–503.
  44. Appel L.J., Brands M.W., Daniels S.R. et al. Dietary approaches to prevent and treat hypertension: a scientific statement from the American Heart Association // Hypertension. 2006. Vol. 47. P. 296–308.
  45. Sacks F.M., Svetkey L.P., Vollmer W.M. et al. Effects on blood pressure of reduced dietary sodium and the Dietary Approaches to Stop Hypertension (DASH) Diet // N. Engl. J. Med. 2001. Vol. 344. P. 3–10.
  46. Hall J.E. The kidney, hypertension and obesity // Hypertension. 2003. Vol. 41(3). P. 625–633.
  47. Zhi J., Melia A.T., Eggers H. et al. Review of limited systemic absorption of orlistat, a lipase inhibitor, in health human volunteers // J. Clin. Pharmacol. 1995. Vol. 35. Р. 1103–1108.
  48. Torgerson J.S., Hauptman J., Boldrin M.N., Sjostrom L. XENical in the prevention of diabetes in obese subjects (XENDOS) study: a randomized study of orlistat as an adjunct to lifestyle changes for the prevention of type 2 diabetes in obese patients // Diabetes Care. 2004. Vol. 27 (1). P. 155–161.
  49. Torgerson J.S., Hauptman J., Boldrin M.N. et al. XENical in the Prevention of Diabetes in Obese Subjects (XENDOS) study: a randomized study of orlistat as an adjunct to lifestyle changes for the prevention of type 2 diabetes in obese patients // Diabetes Care. 2004. Vol. 27. P. 155–161.
  50. Wirth A. Reduction of body weight and comorbidities by rollstart: The XXLprimary Health Care Trial // Diabetes Obes. Metabol. 2005. Vol. 7. P. 2122.
  51. Siebenhofer A., Horvath K., Jeitler K. et al. Long-term effects of weight-reducing drugs in hypertensive patients // Cochrane Database Syst. Rev. 2009. CD007654.
  52. Мычка В.Б., Творогова М.Г., Яськова К.Н., Чазова И.Е. Терапия Ксеникалом больных артериальной гипертензией и метаболическим синдромом // Артериальная гипертензия. 2002. № 8 (1). С. 16–19.
  53. Мельниченко Г.А., Комшилова К.А., Берковская М.А. Опыт применения препарата Орсотен (орлистат) у больных ожирением // Ожирение и метаболизм. 2010. № 1. С. 31–35.

Только для зарегистрированных пользователей

зарегистрироваться

Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak