Тактика ведения пациенток с миомой матки от раннего репродуктивного до постменопаузального возраста

Ключевые слова
Похожие статьи в журнале РМЖ

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №1 от 28.01.2015 стр. 3
Рубрика: Гинекология Акушерство

Для цитирования: Буянова С.Н., Юдина Н.В., Гукасян С.А., Шеина Е.Н. Тактика ведения пациенток с миомой матки от раннего репродуктивного до постменопаузального возраста // РМЖ. 2015. №1. С. 3

Миома (лейомиома) матки остается самой часто встречающейся опухолью репродуктивной системы уженщин. Согласно статистике, более 50% отчисла всех пациенток отделений оперативной гинекологии составляют женщины смиомой матки. Частота данной патологии колеблется от25 до35% уженщин репродуктивного возраста, возрастая до43–52% уженщин вперименопаузальном возрасте [1–3]. Внастоящее время неявляется редкостью выявление миоматозных узлов уженщин в20-30-летнем возрасте.

Миому относят к моноклональной доброкачественной гладкомышечной опухоли, рост которой вызывается комплексом факторов, влияющих на процессы пролиферации, апоптоза и ангиогенеза. Многочисленные исследования, посвященные патогенезу опухолевого роста, показывают, что центральная роль в регуляции роста миомы матки отводится половым стероидам — эстрогенам, прогестерону и их рецепторам — в моделировании роста, дифференцировки и функции миометрия [4–6].

Некоторые авторы [6–8] рассматривают лейомиому матки как местное проявление сложных изменений, происходящих в организме женщины, как болезнь дезадаптации, выражающуюся в нарушении взаимоотношений в системе гипоталамус-гипофиз-яичники-матка со своеобразной гиперплазией миометрия на фоне нарушенных гормональных взаимоотношений и/или измененной рецепторной чувствительности эффекторного органа [4].

Определенную роль в возникновении лейомиомы матки играет нарушение гемодинамики, иннервации и водно-электролитного баланса, при которых уменьшается эластичность стенок кровеносных сосудов миометрия, возникает стаз, снижается крово- и лимфоотток и коэффициент Na/K, возникает тканевая гипоксия. Это приводит к нарушению дифференциации клеток миометрия, которые приобретают способность к пролиферативному росту, что, в свою очередь, способствует формированию лейомиомы матки даже в условиях сохраненного гормонального статуса [4, 6].

Е. М. Вихляева считает, что не существует бессимптомной миомы матки. И действительно, если у женщин на начальных стадиях отсутствуют кровотечения, боли, нарушения функции смежных органов, то это не говорит о том, что не будет роста опухоли в скором времени. Считается, что миома — опухоль доброкачественного происхождения, но не следует забывать о том, что может произойти ее злокачественное перерождение в любом возрасте. В настоящее время гинекологи склоняются к мнению, что в репродуктивном возрасте опасность развития онкологического процесса в опухоли наиболее реальна у тех женщин, у которых помимо лейомиомы матки определяются еще 2–3 фактора риска, особенно при наличии метаболических нарушений [9]. В период перименопаузы и менопаузы миома матки является самостоятельным фактором риска, особенно если имеются другие признаки гиперэстрогении или эндокринно-метаболических нарушений [4]. Я. В. Бохман однозначно определял роль миомы матки как маркера злокачественных новообразований [9]. Не зря во многих классификациях миому выделяют как пограничную опухоль, способную к малигнизации.

Многообразие вариантов клинического течения миомы матки, возрастной диапазон от раннего репродуктивного до постменопаузального, частое сочетание с другими гинекологическими заболеваниями диктуют необходимость индивидуального выбора метода лечения этих женщин.

Тактика ведения женщин с миомой матки детородного возраста различна, т. к. во многом зависит от необходимости сохранения репродуктивной функции.

Миома матки не является абсолютным показанием к хирургическому лечению. Пациенток молодого репродуктивного возраста с размерами миомы до 4 см без клинических проявлений можно лечить консервативно с применением низкодозированных оральных контрацептивов.

Однако длительное бездействие и применение гормональных препаратов в лечении миомы матки у женщин, планирующих беременность, может ухудшить состояние репродуктивной функции и повысить риск потери органа за счет денервации, гиперплазии миометрия и разрушения рецепторного аппарата миоцитов. Поэтому консервативное ведение может длиться не более 3 лет с обязательным диспансерным наблюдением.

Хотя беременность и ее благоприятное завершение при миоме матки вполне возможны, у 20% женщин миома является причиной бесплодия. Беременность при миоме матки, роды и послеродовый период нередко имеют осложненное течение и в ряде наблюдений заканчиваются потерей плода и матки. Наиболее частыми гестационными осложнениями в настоящее время являются: угроза прерывания беременности в различные сроки, фетоплацентарная недостаточность и синдром задержки роста плода, неправильное положение и предлежание плода, отслойка плаценты, особенно в тех случаях, когда она частично расположена в области миоматозного узла, быстрый рост опухоли, которые могут развиться в любом сроке гестации. Нередким осложнением беременности при миоме матки является некроз узла, который при лабораторном, клиническом и ультразвуковом подтверждении является абсолютным показанием к хирургическому лечению. Наиболее частыми осложнениями родов и послеродового периода являются: несвоевременное излитие околоплодных вод, аномалии сократительной активности матки, плотное прикрепление плаценты, гипотоническое кровотечение, субинволюция матки, некроз узла [10].

В связи с вышеизложенным задача акушера-гинеколога на амбулаторном этапе заключается в прогнозировании возможных осложнений беременности при миоме матки у каждой конкретной пациентки и создании условий для благоприятного вынашивания беременности, течения родов и послеродового периода.

Наш многолетний опыт показывает, что репродуктивные исходы у женщин с миомой матки, планирующих беременность, напрямую зависят от своевременно и качественно проведенной прегравидарной подготовки, которая должна включать: топическую диагностику миомы с составлением прогноза ее роста во время беременности; предоперационную подготовку с санацией инфекционных очагов и лечение анемии; своевременную миомэктомию при размерах узлов больше 4–5 см с соблюдением хирургической технологии, обеспечивающей благоприятные условия для формирования полноценного рубца (рубцов) на матке; комплексную послеоперационную реабилитацию.

В настоящее время предложено довольно большое количество дополнительных методов исследований, позволяющих диагностировать миому матки, оценить особенности ее развития, провести дифференциальную диагностику, определить тактику ведения больной и определить наиболее рациональный метод лечения [5].

Ключевое значение для своевременной диагностики миомы имеет УЗИ, ставшее рутинным в наше время и вошедшее в практику лечебных учреждений. Применение ультразвукового сканирования позволяет с точностью до 97% выявить миому матки, правильно определить количество узлов миомы, их размер, локализацию, отношение узлов к сосудистым пучкам матки, наличие в них дистрофических и некротических изменений. Исследование кровотока в сосудах новообразований, которые имеют свои характерные особенности, позволяет считать цветовое допплеровское картирование (ЦДК) важным методом в дифференциальной диагностике доброкачественных и злокачественных опухолей матки [8, 11, 12]. Зарегистрированный с помощью ЦДК уровень васкуляризации позволяет прогнозировать быстроту роста выявленного образования [12–14].

Вопрос о выборе хирургического доступа для миомэктомии по-прежнему остается одним из наиболее дискутабельных. Мы считаем, что открытый абдоминальный и лапароскопический доступы не являются конкурирующими, а каждый из них имеет свои показания и преимущества. Большие интралигаментарные и атипически расположенные узлы миомы, возможность более тщательного послойного сопоставления краев раны при чревосечении и отсутствие коагуляционного некроза тканей при данном методе делают лапаротомию методом выбора доступа при проведении миомэктомии у пациенток, планирующих и не исключающих беременность в дальнейшем [15].

Показаниями к миомэктомии на этапе планирования беременности являются:

  • объем узлов (узла), превышающих половину объема нормальной матки (больше 4 см);
  • маточные кровотечения, приводящие к анемизации и обусловленные миомой матки;
  • большие и гигантские размеры опухоли (превышающие 12 нед. беременности) даже при отсутствии жалоб;
  • опухоли любых размеров при наличии симптомов сдавления соседних органов (учащенное или затрудненное мочеиспускание, нарушение акта дефекации);
  • атипичное расположение узлов (шеечная, перешеечная и интралигаментарная локализация узлов миомы матки);
  • быстрый рост опухоли;
  • нарушение кровообращения в узле;
  • наличие субсерозных миоматозных узлов больше 4–5 см;
  • бесплодие при наличии миомы матки.

Особенностями хирургической техники являются: внутрикапсульное вылущивание узла миомы; тщательный гемостаз за счет сдавления сосудов тканями; исключение для гемостаза энергетических воздействий; зашивание раны отдельными швами синтетическим длительнорассасывающимся шовным материалом; проведение противоспаечных мероприятий.

Удаление миоматозных узлов можно считать лишь одним из этапов комплексного лечения миомы матки, т. к. рецидивы чаще всего возникают у больных с множественными миоматозными узлами, сочетанной гинекологической патологией, при отсутствии гормональной терапии в послеоперационном периоде.

Послеоперационная реабилитация является важнейшим этапом в прегравидарной подготовке пациенток после миомэктомии. В комплекс реабилитационных послеоперационных мероприятий целесообразно включать гормональную, иммуномодулирующую, противовоспалительную, антианемическую терапию и препараты, улучшающие репаративные процессы в матке.

Нами в качестве гормональной составляющей используются следующие группы препаратов: агонисты гонадотропин-рилизинг-гормона (а-ГнРГ) и комбинированные оральные контрацептивы. Показаниями для назначения гормональной терапии в послеоперационном периоде являются: наличие множественной миомы матки, атипичное расположение узлов, сочетание миомы с аденомиозом или наружно-внутренним эндометриозом, бесплодие, в тех случаях, когда оперативное вмешательство сопровождалось вскрытием полости матки, а также наличие пролиферативно-активной лейомиомы без сопутствующих гинекологических заболеваний [16].

Для устранения гипоэстрогенных состояний и лучшей переносимости а-ГнРГ на этапе реабилитации после органосохраняющих операций целесообразно назначение изофлавонов красного клевера.

Динамическое УЗИ в сочетании с допплерометрией (через 3 и 6 мес. после операции) позволяет контролировать эффективность проведенной операции и консервативной терапии с учетом оценки течения репаративных процессов и состоятельности рубца на оперированной матке.

После окончания комплексной терапии менструальная функция восстанавливается в первые 1–3 мес.

Планирование беременности разрешается в среднем через 6 мес. после операции с учетом того, что репродуктивная функция повышается сразу после окончания действия гормональной терапии. Для женщин возрастной группы старше 35 лет при отсутствии наступления самопроизвольной беременности в течение полугода после органосохраняющей операции и проведенной гормональной реабилитации целесообразно рекомендовать использование вспомогательных репродуктивных технологий.

Таким образом, прегравидарная подготовка пациенток с миомой матки и репродуктивными проблемами, включающая своевременное и тщательное обследование на этапе планирования беременности, обоснование четких показаний к миомэктомии, проведение комплексной послеоперационной реабилитации, способствует улучшению качества жизни пациенток, повышает частоту наступления беременности и снижает частоту рецидива заболевания.

Пациенткам, реализовавшим свою детородную функцию, но желающим сохранить менструальную, выполняется миомэктомия с последующим применением комбинированных оральных контрацептивов или внутриматочной гормональной системы «Мирена». Даже при достаточно технически сложной хирургической ситуации мы являемся сторонниками проведения органосберегающих операций с последующей реабилитацией у всех пациенток детородного возраста, и только при категорическом отказе пациенток, имеющих детей, от проведения органосберегающей операции расширяем объем до гистерэктомии [15].

А. Л. Тихомиров и соавт. [17] предлагают двухэтапную схему лечения женщин с симптомной миомой матки размерами от 2 до 4 см. На первом этапе больным назначается курс терапии а-ГнРГ или антигестагенами (мифепристон).

Мифепристон является блокатором рецепторов прогестерона, поэтому оказывает угнетающее влияние на рост миоматозных узлов и приводит к их регрессии. В сыворотке крови больной на фоне приема мифепристона не изменяются уровни эстрогенов и прогестерона, т. е. препарат действует на локальном уровне. Мифепристон не вызывает псевдоменопаузу, что позволяет применять его длительно, не дополняя заместительную терапию эстрогенами. По данным А. Л. Тихомирова и соавт. [17], применение мифепристона в дозе 50 мг/сут в течение 3 мес. позволило уменьшить размеры миоматозных узлов в среднем на 50–60%. Если ограничиться только первым этапом лечения, то полученный эффект может быть недостаточным в связи с большой вероятностью последующего роста узлов. В связи с этим исследователи рекомендуют на втором этапе лечения больным назначать стабилизирующую терапию в виде комбинированных оральных контрацептивов или внутриматочной гормональной системы «Мирена» [3, 17, 18]. Рекомендуемая двухэтапная схема лечения патогенетически обоснованна. Понятно, что при миомах матки более 12 нед. беременности и маточных кровотечениях гормонотерапия малоэффективна.

Перименопаузальный период характеризуется глубокой возрастной перестройкой всего женского организма, в т. ч. нейроэндокринной системы, на фоне прогрессирующего угасания функции яичников. Возрастное снижение уровня секреции эстрогенов и прогестерона в постменопаузе не свидетельствует о полном прекращении функции яичников — гормоны в женском организме претерпевают качественные изменения [19].

С наступлением менопаузы лейомиома матки в 85–90% случаев может регрессировать, особенно при небольших размерах и интерстициально-субсерозной локализации узлов [8].

Нерегрессирующая миома матки в постменопаузе может служить своеобразным опухолевым маркером по возникновению онкозаболеваний в репродуктивной системе: в эндометрии, миометрии и яичниках.

Считается, что лейомиому матки следует относить к числу факторов риска по развитию атипической гиперплазии эндометрия и рака тела матки, причем вероятность возникновения последних нарастает по мере увеличения длительности существования опухоли и возраста больных [19–21].

После 45 лет миома матки часто сочетается с другими гинекологическими заболеваниями, и в силу высокого онкологического риска необходимо проводить обследование на онкомаркеры, расширенную кольпоскопию, цитологическое исследование мазков из цервикального канала и влагалищной части шейки матки на наличие атипичных клеток, раздельное диагностическое выскабливание или аспирационную биопсию эндометрия с последующим гистологическим исследованием. Вследствие часто встречающейся атрезии цервикального канала у женщин в постменопаузе выполнить раздельное диагностическое выскабливание сложно, бесспорный приоритет принадлежит ультразвуковому сканированию.

Важное значение придают определению величины переднезаднего размера М-эха, учитывая наибольшую прогностическую ценность данного критерия при патологических состояниях эндометрия. Ультразвуковое изображение миоматозных узлов в период постменопаузы зависит от вида морфологических процессов, происходящих в нем: фиброз — разрастание соединительной ткани и облитерация сосудов; или некроз — нарушение питания в узле и, соответственно, нарушения крово- и лимфообращения; или процессы пролиферации. При ЦДК чаще видны сосуды, располагающиеся по периферии миоматозного узла. В наружной трети толщи миоматозного узла визуализируются расширенные вены, а сосуды, локализующиеся по наружному контуру узла, чаще представлены артериями. В центральной части узлов сосуды визуализируются значительно реже. Выявление интенсивного внутриопухолевого кровотока миоматозного узла в период постменопаузы позволяет выявить группу больных с признаками пролиферации в миоматозных узлах, злокачественного перерождения узла [8, 11, 12].

Если женщина вступает в постменопаузу с большими размерами опухоли, высокой эстрогенной насыщенностью, явлениями патологии шейки матки, то, без сомнения, ей требуется оперативное вмешательство в объеме пангистерэктомии. В перименопаузе вопрос об удалении придатков решается индивидуально в зависимости от состояния яичников.

Показаниями к операции являются:

  • большие размеры миомы матки с симптомом кровотечения;
  • аденокарцинома эндометрия;
  • множественная миома матки с болевым симптомом;
  • миома матки с симптомом сдавления смежных органов и нарушением их функции;
  • атипичное расположение миоматозных узлов;
  • сочетание миомы матки с опухолями придатков, гиперплазией эндометрия, наружно-внутренним эндометриозом;
  • повторное развитие симптомов заболевания после консервативного лечения и частых раздельно-диагностических выскабливаний.

Для женщин, у которых наблюдаются пременопаузальные расстройства менструального цикла, т. е. для тех, кто стоит на пороге менопаузы, в данной клинической ситуации возможно длительное назначение а-ГнРГ или мифепристона с целью перевода этих больных из искусственной менопаузы в естественную [17, 18]. При отсутствии сопутствующих гинекологических заболеваний, небольших размерах опухоли (до 4 см) и отсутствии симптоматики миомы пациентки в лечении не нуждаются и могут находиться под динамическим наблюдением.

Таким образом, единой тактики ведения пациенток с миомой матки не существует, выбор метода лечения должен быть индивидуальным и во многом определяется возрастом, состоянием преморбидного фона, клиническими проявлениями заболевания, риском развития онкологического процесса и особенностями морфогенеза опухоли.

Литература
  1. Актуальные вопросы акушерства, гинекологии и репродуктологии / Под ред. Е.В. Коханевич. М., 2006. 480 с.
  2. Савельева Г.М., Бреусенко В.Г. Гинекология. 3-е изд. М.: ГЭОТАР-Медиа, 2007. 432 с.
  3. Тихомиров А.Л., Лубнин Д.М. Миома матки. М.: МИА, 2006. 176 с.
  4. Дамиров М.М. Современные подходы к тактике ведения больных с лейомиомой матки. Пособие для врачей, 2014. 92 с.
  5. Ищенко А.И., Ботвин М.А., Ланчинский В.И. Миома матки: этиология, патогенез, диагностика, лечение. М.: Издательский дом «Видар-М», 2010. 244 с.
  6. Вихляева Е.М. Руководство по диагностике и лечению лейомиомы матки. М.: МЕДпресс-информ, 2004. 400 с.
  7. Дамиров М.М. Гиперпластические процессы в матке: роль фосфоинозитидов в патогенезе, диагностике и оценке результатов лечения: автореф. дис. …д-ра мед. наук. СПб, 2000. 34 с.
  8. Сидорова И.С., Зайратьянц О.В., Леваков С.И. и др. Простая и пролиферирующая миома матки: морфологические особенности // Врач. 2004. № 4. С. 30–31.
  9. Бохман Я.В. Руководство по онкогинекологии. СПб.: Фолиант, 2002. 542 с.
  10. Кулаков В.И., Шмаков Г.С. Миомэктомия и беременность. М.: МЕДпресс-информ, 2001. 344 с.
  11. Митьков В.В., Медведева М.В. Клиническое руководство по ультразвуковой диагностике. М.: Видар, 1997. С. 30–38.
  12. Сидорова И.С., Капустина И.Н., Леваков С.А. Цветовое допплеровское картирование у больных с миомой матки // Ультразвуковая диагностика в акушерстве, гинекологии и педиатрии. 1999. Т. 7. № 4. С. 308–311.
  13. Зыкин Б.И. Ультразвуковая диагностика в гинекологии: Атлас. М.: Видар, 1994. 29 с.
  14. Сидорова И.С., Капустина И.Н., Левакова С.А., Саранцев А.Н. Цветовое допплеровское картирование в диагностике опухолей матки // Акушерство и гинекология. 1999. № 3.
  15. Краснопольский В.И., Буянова С.Н., Щукина Н.А., Попов А.А. Оперативная гинекология. М.: МЕДпресс-информ, 2010. 320 с.
  16. Петракова С.А. Особенности прегравидарной подготовки больных с миомой матки: дис. … канд. мед. наук. М., 2009. 176 с.
  17. Тихомиров А.Л., Лубнин Д.М. Оптимизация лечения больных миомой матки // Акушерство и гинекология. 2005. Т.4. № 5–6. С. 2–8.
  18. Тихомиров А.Л., Олейник Ч.Г. // Проблемы репродукции. 2006. Т.12. №5. С. 39–42.
  19. Сидорова И.С. Миома матки (современные проблемы этиологии, патогенеза, диагностики и лечения). М.: МИА, 2003. 256 с.
  20. Справочник по акушерству, гинекологии и перинатологии / Под ред. Г.М. Савельевой. М., 2006. 720 с.
  21. Урманчеева А.Ф. Практическая онкогинекология: избранные лекции Урманчеева А.Ф., Тюляндина С.А., Моисеенко Г.Н. СПб.: Центр ТОММ, 2008. 400 с.


Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak