Актуальные вопросы фармакотерапии стенокардии: фокус на кардиоцитопротекторы

Ключевые слова
Похожие статьи в журнале РМЖ

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №25 от 02.10.2012 стр. 1275
Рубрика: Кардиология

Для цитирования: Скворцов В.В., Тумаренко А.В., Фомина Н.Г. Актуальные вопросы фармакотерапии стенокардии: фокус на кардиоцитопротекторы // РМЖ. 2012. №25. С. 1275

Ишемическая болезнь сердца (ИБС; от греч. ischo – «задерживаю, сдерживаю» и haima – «кровь») – это неспособность коронарных артерий обеспечить доставку адекватного количества крови для удовлетворения потребности миокарда в кислороде.

В год стенокардию напряжения фиксируют у 0,2–0,6% населения РФ с преобладанием ее у мужчин в возрасте 55–64 лет (0,8% случаев), она возникает у 30–40 тыс. взрослых на 1 млн населения в год.
В возрастной группе 45–54 года стенокардию напряжения наблюдают у 2–5% мужчин и 0,5–1% женщин, в группе 65–74 года – у 11–20% мужчин и 10–14% женщин (в связи с уменьшением защитного действия эстрогенов в менопаузе) [8].
Стенокардия, или грудная жаба, – сосудистое заболевание, которое является одним из проявлений ИБС, манифестирует в виде приступа боли за грудиной, давящего или сжимающего характера, боль отдает в левую руку, левое плечо либо в обе руки. Как правило, приступ возникает внезапно после физической нагрузки, стресса либо после обильного приема пищи. Продолжительность приступа – от 5 до 15 мин. Боль исчезает после прекращения нагрузки или приема нитроглицерина [2].
Этиология стенокардии
В основе процесса лежит стенозирующий атеросклероз венечных артерий. Стенокардия появляется во время физической нагрузки или стресса при наличии сужения просвета коронарной артерии не менее чем на 50–70%. Тяжесть стенокардии зависит также от локализации и протяженности стенозов, их количества и числа пораженных артерий. В редких случаях стенокардия может развиваться при отсутствии видимого стеноза коронарных артерий – у пациентов с клапанными пороками сердца, выраженной гипертрофией миокарда (например, у больных с гипертрофической кардиомиопатией), неконтролируемой артериальной гипертензией (АГ) как следствие относительной коронарной недостаточности, а также у лиц с неизмененными коронарными артериями без органического поражения сердца [15,19].
Клинические проявления стенокардии
Большинство пациентов отмечают дискомфорт, ощущение инородного тела в груди, «барахтанья», «клокотания», чувство нехватки воздуха и боль, которая сопровождается страхом смерти. Зачастую пациенты, описывая боль, прикладывают сжатый кулак или ладонь к грудной клетке [2,13].
Виды стенокардии (Канадская ассоциация кардиологов, 1976):
I. Стабильная стенокардия напряжения – характеризуется закономерным возникновением приступов при нагрузке определенного уровня и подразделяется на функциональные классы:
1 ФК – приступы стенокардии возникают при непривычно высоких физических нагрузках.
2 ФК – возникают через 500 м ходьбы по ровной местности, при подъеме выше 2 этажа. Вероятность приступа возрастает в утренние часы, после пробуждения, в холодную и ветреную погоду, а также после эмоциональной нагрузки.
3 ФК – выраженное ограничение обычной нагрузки. Приступы возникают при размеренной ходьбе по ровной местности на расстояние от 100 до 500 м и при подъеме на один этаж.
4 ФК – приступ стенокардии возникает при незначительной нагрузке, при ходьбе менее чем на 50 м, часто – в покое.
II. Нестабильная стенокардия (острый коронарный синдром) – объединяет в себе состояния, угрожающие развитием инфаркта миокарда и внезапной смертью. К нестабильной стенокардии относятся:
а) впервые возникшая стенокардия – это стенокардия напряжения давностью не более одного месяца с момента первого болевого приступа;
б) прогрессирующая стенокардия напряжения – это внезапное увеличение частоты, тяжести или продолжительности приступов загрудинных болей в ответ на нагрузку, которая ранее вызывала боли привычного для больного характера. Приступы загрудинной боли появляются чаще, протекают более тяжело и плохо снимаются приемом нитроглицерина. Позже приступы появляются и в покое;
в) постинфарктная стенокардия – это появление либо прогрессирование приступов стенокардии в течение первых дней или недель после перенесенного инфаркта миокарда;
г) спонтанная стенокардия (стенокардия Принцметала) – это возникновение у больного длительного (до 30 мин.) сердечного приступа без какой–либо провокации (чаще ночью). При этом приступ стенокардии не купируется приемом нитроглицерина, но эффективны антагонисты кальция. На ЭКГ появляются изменения типа очаговой ишемии миокарда, но без четких признаков инфаркта миокарда. На фоне такого приступа нет повышения уровня КФК–МВ и тропонинов, специфичных для инфаркта миокарда [2,11,13].
Диагностика
Используют ЭКГ в покое, холтеровское мониторирование, нагрузочные тесты, ЭхоКГ, сцинтиграфию миокарда, реже – коронароангиографию [2,11,13].
Во время ишемии миокарда на ЭКГ фиксируются изменения конечной части желудочкового комплекса – сегмента ST и зубца Т. Острая ишемия обычно приводит к транзиторному горизонтальному или косонисходящему снижению сегмента ST и уплощению или инверсии зубца Т. Иногда отмечается подъем сегмента ST, что свидетельствует о более тяжелой трансмуральной ишемии миокарда. Кроме того, на ЭКГ могут быть выявлены другие нарушения, такие как признаки гипертрофии левого желудочка, блокады ножек пучка Гиса, предвозбуждение желудочков, нарушения ритма или проводимости.
Нагрузочные тесты провоцируют ишемию миокарда посредством повышения его потребности в кислороде (тредмил–тест, велоэргометрия, добутаминовая проба) или снижения доставки кислорода к миокарду (пробы с дипиридамолом и аденозином). При этом выявление ишемии может осуществляться различными методами на уровне специфических нарушений перфузии и метаболизма миокарда (плоскостная и однофотонная эмиссионная компьютерная томография, магнитно–резонансная томография), региональной сократимости (стресс–ЭхоКГ, вентрикулография) или с учетом ЭКГ–изменений (велоэргометрия, тредмил–тест) и клинических симптомов [2,11,15].
При проведении эхокардиографии оцениваются фракция выброса (ФВ), размеры полостей сердца, утолщение стенок, нарушение сократительной функции миокарда. На сцинтиграфии миокарда при ИБС выявляется очаговое снижение его перфузионной способности [25].
Лечение
До настоящего времени ИБС и стенокардия остаются основными причинами смерти населения России и мира: по данным Госкомстата РФ, в 2009 г. от болезней сердца умерли 956 273 человека, из них 43,4% – от ИБС [8,16,25].
Лечение ИБС включает целый комплекс мероприятий: диетическое питание, снижение избыточной массы, отказ от курения, лечебная физкультура и медикаментозная терапия.
Медикаментозная терапия стабильной стенокардии предусматривает использование нескольких групп препаратов, улучшающих прогноз больных (антитромбоцитарные средства, гиполипидемические препараты, β–адреноблокаторы, ингибиторы АПФ) [2,11,15].
Не менее важным направлением лечения является оптимальная антиангинальная терапия, направленная на улучшение качества жизни (нитраты короткого и длительного действия, антагонисты кальция, ингибиторы имидазолиновых рецепторов) [2,13]. Однако использование препаратов гемодинамического действия, обеспечивающих оптимизацию между потребностями сердечной мышцы в кислороде и его доставкой, не всегда эффективно контролирует симптомы заболевания даже при использовании двух и более препаратов. Более того, результаты сравнительных исследований свидетельствуют об отсутствии явных преимуществ комбинаций лекарственных средств перед монотерапией и об увеличении частоты побочных эффектов при использовании двух и более препаратов [6,11,19,22].
Таким образом, поиск принципиально новых путей в лечении ИБС в связи с пониманием сущности нарушений, происходящих в метаболизме кардиомиоцита при гипоксии, формирование новых представлений о патогенезе заболевания, описание новых адаптационных синдромов («оглушенность», гибернация и прекондиционирование миокарда) открыли возможности для нового направления воздействия на ишемизированный миокард – миокардиальной цитопротекции [1,4,6,9,10,14,19].
Миокардиальные цитопротекторы – препараты различных химических классов, действие которых не связано с гемодинамическим эффектом, а опосредуется оптимизацией процессов образования и расхода энергии, коррекцией функции дыхательной цепи, нормализацией баланса между интенсивностью процессов свободнорадикального окисления и антиоксидантной защитой, непосредственным влиянием на кардиомиоциты, что способствует их выживаемости в условиях ишемии, препятствует формированию «метаболического ремоделирования миокарда». Термин предложен М. van Bilsen и соавт. в 2004 г. [6,27] для обозначения патологических изменений, опосредованных избытком активации жирных кислот в кардиомиоците. Единой классификации кардиоцитопротекторов не существует, но привлекает внимание классификация, предложенная В.П. Михиным (2011), которая построена на основе фармакологической «тропности» препарата [6,10]. Таким образом, выделяют кардиоцитопротекторы:
1.1. Тормозящие окисление жирных кислот:
– подавляющие β–окисление жирных кислот (триметазидин);
– подавляющие транспорт жирных кислот в митохондрии (мельдоний).
1.2. Стимулирующие окисление глюкозы (сукцинат 2–этил–6–метил–3–оксипиридина).
1.3. Стимулирующие цитохромную цепь (коэнзим Q10).
1.4. Улучшающие транспорт энергетического субстрата в митохондрии (фосфокреатин, глюкозоинсулиновая смесь (малоэффективна), янтарная кислота).
1.5. Стимулирующие анаэробный гликолиз (тиотриазолин) – недостаточно разработаны.
1.6. Обладающие антиоксидантными свойствами.
Оптимизация энергетического метаболизма миокарда предоставляет большие возможности в плане защиты сердечной мышцы от ишемических повреждений [6,14,19,21, 26]. Однако при выборе препарата следует учитывать, что окисление глюкозы в метаболической цепи синтеза АТФ требует на одну молекулу АТФ на 35–40% кислорода меньше, чем при окислении жирных кислот (ЖК), при этом экономия кислорода обеспечивается не только за счет особенностей метаболического цикла окисления глюкозы (до 20%), но и за счет отсутствия необходимости поступления ЖК в митохондрии (около 15–20%), активный транспорт которых требует АТФ, дефицитного в условиях гипоксии.
Установлено, что ишемия миокарда на клеточном уровне характеризуется снижением окисления глюкозы и повышением использования ЖК. Резкий дисбаланс между окислением глюкозы и ЖК в сторону последних, а также повышенная концентрация ЖК в ишемизированной зоне являются основными факторами реперфузионного повреждения и дисфункции миокарда, а также развития опасных нарушений ритма сердца [7,14,21]. Поэтому использование препаратов, разными путями блокирующих β–окисление ЖК и на альтернативной основе стимулирующих окисление глюкозы, рассматривается как наиболее перспективное направление миокардиальной цитопротекции. Одним из наиболее часто назначаемых препаратов этой группы является мельдоний.
Мельдоний уменьшает интенсивность β–окисления ЖК посредством предотвращения поступления их в митохондрии: ограничивает транспорт через мембраны митохондрий только длинноцепочечных жирных кислот, в то время как короткоцепочечные могут свободно проникать в митохондрии и окисляться там, при этом не происходит накопления недоокисленных ЖК внутри митохондрий, а также нарушения дыхания митохондрий [19,23]. Вышеописанные положительные эффекты опосредованы тем, что мельдоний, являясь одним из сильнейших обратимых ингибиторов γ–бутиробетаингидроксилазы, катализирующей конверсию γ–бутиробетаина в карнитин, тормозит поступление в клетку карнитина, тем самым снижая карнитинзависимый транспорт ЖК в митохондрии мышечной ткани. Следует отметить, что триметазидин не мешает накоплению активированных ЖК в митохондриях [26], что может служить источником образования токсических пероксидов в результате активации свободнорадикальных процессов при ишемии и реперфузии [3].
Клинические исследования, проведенные до настоящего времени, показали высокую антиангинальную активность мельдония (3–(2,2,2–триметилгидразин) пропионата). Она продемонстрирована в целом ряде международных исследований (MILSS, MILSS I, MILSS II) [22–24], отмечено положительное влияние мельдония на толерантность к физической нагрузке, уменьшение клинических проявлений стенокардии, снижение потребления в нитратах [1,4,21]. Были показаны антиаритмогенный эффект мельдония, уменьшение потребности в ингибиторах ангиотензинпревращающего фермента (иАПФ) у больных с артериальной гипертензией в комбинированной терапии как систолической, так и диастолической хронической сердечной недостаточности [18,20].
Часто назначаемым из зарегистрированных в России препаратов мельдония является Кардионат. Одними из первых его эффективность оценили в своей работе А.В. Кузнецова и А.Т. Тепляков (НИИ кардиологии Томского научного центра СО РАМН, 2007) [5].
Изучено влияние 4–недельной терапии Кардионатом на эффективность антиангинальной и антиишемической терапии, качество жизни и физическую толерантность у 30 больных ИБС в сочетании с артериальной гипертензией и сахарным диабетом 2–го типа. Средний возраст пациентов составил 56,5±3,4 года (от 41 года до 68 лет). Длительность стенокардии достигала 64,3±24,3 мес. Диагноз ИБС был верифицирован методом коронаровентрикулографии (сужение одной и/или более коронарных артерий более 70%), учитывали наличие в анамнезе перенесенного инфаркта миокарда давностью 6 и более мес., а также клинических проявлений коронарной недостаточности.
Добавление Кардионата (250 мг 4 р./сут.) к стандартной антиангинальной терапии привело к достоверному уменьшению количества ангинальных приступов на 55,6%, при этом суточная потребность в нитроглицерине достоверно снизилась на 55,1%. Также у больных отмечено снижение функционального класса стенокардии. Данные велоэргометрии выявили достоверное увеличение толерантности к физической нагрузке на 28,7%, примерно на такую же величину улучшилось качество жизни – 27,8%. Только у 2 (6,6%) больных на фоне приема препарата отмечено сердцебиение, которое купировалось самостоятельно и не требовало отмены препарата [5].
О.М. Посненкова и соавт. (2010) изучили влияние терапии мельдонием на динамику качества жизни у больных с острым инфарктом миокарда с подъемом сегмента ST в раннем постинфарктном периоде. Терапия с добавлением Кардионата позволила этим пациентам сохранить близкие к исходному уровень жизненной активности и психоэмоциональное состояние, она положительно влияла на физический и психологический компоненты качества жизни у больных, перенесших острый инфаркт миокарда [12].
В работе М.Н. Михайловой и соавт. (2009) продемонстрирована не только клиническая эффективность, но и хорошая переносимость Кардионата при его использовании в комплексной терапии лиц пожилого и старческого возраста с хроническими формами ИБС. Достоверно сократились число ангинозных приступов в течение суток, их продолжительность, интенсивность, а также потребность в нитроглицерине, что сопровождалось достоверным повышением толерантности к физической нагрузке, улучшением показателей теста с 6–минутной ходьбой. У 56% больных, включенных в исследование, имело место уменьшение степени депрессии интервала ST. Клинический эффект применения препарата проявлялся на 5–7–е сут. лечения и достигал максимума к концу 3–й нед. [9].
В клинических исследованиях Б.А. Лемперта и соавт. (2012) [6] описывается опыт использования Кардионата в клинически сложных ситуациях, а именно – у больных с хронической сердечной недостаточностью (ХСН) ишемического генеза в сочетании с метаболическим синдромом (МС). Кардионат назначался в течение 12 нед. в суточной дозе 1000 мг в составе базисной терапии (БТ) ХСН пациентам в возрасте 45–65 лет (основная группа) с ХСН
II–III функционального класса по классификации Общества специалистов по сердечной недостаточности (ОССН) (2002), перенесшим инфаркт миокарда.
Полученные результаты продемонстрировали, что препарат Кардионат в составе комбинированной терапии больных с ХСН и МС способствует улучшению структурно–функциональных параметров сердца, уменьшению доли пациентов с концентрическим ремоделированием левого желудочка (ЛЖ) и эксцентрической гипертрофией ЛЖ, более частому выявлению нормальной геометрии ЛЖ. В конце 12–недельной БТ с включением Кардионата отмечен рост числа больных с нормальной геометрией левого желудочка (НГЛЖ). В группе БТ (контрольная группа) число пациентов с нормальной геометрией ЛЖ увеличилось на 5,6% (p< 0,05) [6,17,18].
На фоне дополнительного назначения Кардионата произошло уменьшение суммарного числа больных с концентрической гипертрофией ЛЖ (КГЛЖ) с 6,7 до 3,3% и эксцентрической гипертрофией ЛЖ (ЭГЛЖ) – с 13,3 до 10%. В группе БТ произошло менее значимое снижение частоты выявления КГЛЖ – с 5,8 до 5,0% и ЭГЛЖ – с 14,7 до 13,7% (p< 0,1) [6,16,18].
В группе больных, дополнительно принимавших Кардионат, отмечено увеличение доли I стадии диастолической дисфункции (ДД) за счет снижения числа больных со II и III стадиями. Частота выявления ДД II стадии у больных с ХСН и МС в основной группе снизилась на 20,1% vs 8,3% в группе контроля (прием препаратов БТ ХСН) (р>0,05). ДД III стадии, определяемая при первичном обследовании у 3,3% больных основной группы, по окончании 12–недельной терапии не выявлялась. Последняя, как известно, имеет наихудший прогноз и ассоциируется с высоким риском смерти у больных с сердечно–сосудистой патологией [6,16,24].
Установлено, что дополнительный к БТ прием Кардионата способствует улучшению нарушенной автономной регуляции сердца за счет снижения гиперсимпатикотонии и уменьшения индекса напряжения регуляторных систем. Анализ результатов проведенной в обеих группах пробы на вегетативную реактивность показал, что исходно у всех больных с ХСН и МС преобладал гиперсимпатикотонический тип реакции (70 и 66,7% в основной и контрольной группе соответственно). На втором месте по частоте встречаемости был нормальный тип вегетативной реактивности: 23,3% – в 1–й группе и 26,6% – во 2–й группе. Асимпатикотоническая вегетативная реактивность была представлена в обеих группах у равного числа больных. Через 12 нед. терапии в основной группе нормальная вегетативная реактивность регистрировалась у 36,7% пациентов, гиперсимпатикотоническая – у 53,3% и у 10% – асимпатикотоническая. Таким образом, в 1–й группе доля больных с гиперсимпатикотоническим типом реакции снизилась на 23,9% за счет роста числа пациентов с нормотонией. В группе контроля к концу исследования снижение доли больных с гиперсимпатикотонической вегетативной реактивностью произошло только на 15,0% (р>0,05) [6,16–18].
Применение Кардионата в составе БТ больных с ХСН и МС сопровождается антиангинальным эффектом (достоверным урежением приступов стенокардии (на 31,9% vs 17,4% в контрольной группе) и уменьшением потребности в нитроглицерине – до 2,2±0,8 таблетки в неделю в основной группе, vs 3,3±0,7 таблетки – в группе контроля; р<0,05), субъективным и объективным улучшением клинического состояния и качества жизни больных. По мнению авторов, благоприятное действие препарата может быть опосредовано его положительным влиянием на углеводный и липидный обмен (выявлено достоверное повышение содержания холестерина липопротеидов высокой плотности, снижение содержания холестерина липопротеидов низкой плотности и триглицеридов), а также степень выраженности инсулинорезистентности (оценка проводилась по индексу HOMA–IR – НОmeostasis Мodel Аssessment), что обосновывает патогенетичность и целесообразность использования Кардионата в лечении пациентов с ХСН ишемической этиологии в сочетании с МС [6,16,18].
Таким образом, данные ряда исследований подтвердили высокую эффективность Кардионата в комплексной терапии ИБС, и с большой долей уверенности можно говорить о необходимости более широкого применения препаратов всей группы кардиоцитопротекторов [14].


Литература
1. Гордеев И.Г., Лучинкина Е.Е., Хегай С.В. Коррекция дисфункции миокарда у больных стабильной стенокардией, подвергшихся коронарной реваскуляризации, на фоне приема цитопротектора милдроната // Рос. кардиол. журнал. – 2009. – Т. 2 (76). – С. 54–58.
2. Диагностика и лечение стабильной стенокардии. Национальные клинические рекомендации. Сборник // Под редакцией Р. Г. Оганова. 3–е изд. – М., 2010. – 592 с.
3. Калвиньш И.Я. Милдронат и триметазидин: сходство и различие в их действии. –Рига: ПАО «Grindex», 2001. – 5 с.
4. Карпов Р.С., Кошельская О.А., Врублевский А.В. Клиническая эффективность и безопасность милдроната при лечении хронической сердечной недостаточности у больных ишемической болезнью сердца // Кардиология. – 2000. – № 6. – С. 69–74.
5. Кузнецова А.В., Тепляков А.Т. Оценка влияния Кардионата на эффективность антиангинальной терапии и функционального состояния миокарда у больных ИБС в сочетании с артериальной гипертензией, ассоциированной с сахарным диабетом 2 типа // Фарматека. – 2007. – № 3. – С. 81–84.
6. Лемперт Б.А., Евтерева Е.Д., Стаценко М.Е., Туркина С.В. Использование метаболических средств в комплексной терапии ишемической болезни сердца. Клинические исследования // Лечащий врач. – 2012. – № 3.
7. Марцевич С.Ю., Колтунов И.Е., Кутишенко Н.П. Преходящая ишемия миокарда при хронической ишемической болезни сердца: способы выявления и стратегия лечения // Терапевтический архив. – 2003. – № 1. – С.69–71.
8. Медико–демографические показатели в Российской Федерации в 2009 году. Статистические материалы. – М., 2010.
9. Михайлова М.Н., Красильникова И.П., Костромина М.А., Пустозеров В.Г. Опыт применения Кардионата в геронтологической практике // Справочник поликлинического врача. – 2009. – № 9. – С. 20–21.
10. Михин В.П. Кардиоцитопротекторы – новое направление клинической кардиологии // Архив внутр. медицины. – 2011. – № 1. – С. 21–28.
11. Оганов Р.Г., Лепахин В.К., Фитилев С.Б. и др. Особенности диагностики и терапии стабильной стенокардии в Российской Федерации (международное исследование АТР – Angina Treatment Pattern) // Кардиология. – 2003. – № 5. – С. 9–15.
12. Посненкова О.М., Киселев А.Р., Шварц В.А. Влияние терапии препаратом Кардионат на качество жизни у больных острым инфарктом миокарда с подъемом сегмента ST в раннем постинфарктном периоде // Consilium medicum. – 2010. – № 5. – С. 94–98.
13. Ройтберг Г.Е., Струтынский А.В. Внутренние болезни. Сердечно–сосудистая система. – М., 2003.
14. Садовникова И.И. Кардиопротекторы. Недооцененные возможности. // РМЖ.– 2009. – Т.17, № 18. – С. 1132–1135.
15. Скворцов Ю.И., Скворцов В.В., Тумаренко А.В. и др. Актуальные вопросы диагностики и медикаментозной терапии стабильной стенокардии напряжения // РМЖ. – 2009. – Т.17, № 18 (357). – С.1101–1106.
16. Стаценко М.Е., Евтерева Е.Д., Туркина С.В. и др. Возможность применения миокардиального цитопротектора в комбинированной терапии больных с хронической сердечной недостаточностью и метаболическим синдромом // Consilium Mеdicum. 2010. – Т. 12 (10). – С. 76–82.
17. Стаценко М.Е., Туркина С.В., Беленкова С.В. Возможности применения милдроната у больных хронической сердечной недостаточностью с сахарным диабетом 2 типа и автономной кардиальной нейропатией // Рос. кардиол. журнал. – 2009. – № 3 (77). – С. 69–75.
18. Стаценко М.Е., Туркина С.В., Спорова О.Е. и др. Применение препарата Кардионат в комбинированной терапии хронической сердечной недостаточности ишемической этиологии у больных с метаболическим синдромом // Рос. кардиол. журнал. – 2010. – № 4. – С. 35–39.
19. Сыркин А.Л., Добровольский А.В. Антиишемические препараты метаболического действия // Consilium Medicum. 2002. – Т. 4 (11). – С. 572–575.
20. Хлебодаров Ф.Е., Михин В.П. Роль цитопротекторов в лечении больных артериальной гипертонией на фоне терапии эналаприлом // Рос. кардиол. журнал. – 2009. – № 5. –С. 46–50.
21. Шляхто Е.В., Галагудза М.М., Нифонтов Е.М. и др. Метаболизм миокарда при хронической сердечной недостаточности и современные возможности метаболической терапии // Сердечная недостаточность. – 2005. – № 4. – С. 148–156.
22. Fox K.M., Mulcahy D., Findlay I. et al. On behalf of the TIBET Study Group. The Total Ischaemic Burden European Trial (TIBET). Effects of atenolol, nifedipine SR and their combination on the exercise test and total ischaemic burden in 608 patients with stable angina // Eur. Heart J. 1996. Vol. 17. P. 96–103.
23. Hanaki Y., Sugiyama S., Ozawa T. Effect of 3–(2,2,2, – trimelhylhydrazinium) propionate, gamma–butyrobetaine hydroxylase inhibitor, on isoproterenol – induced mitochondrial dysfunction // Res. Commun. Chem. Phatol. Pharmacol. 1999. Vol. 64. P. 157–160.
24. Pillutla P., Hwang Y.C., Augustus A. et al. Perfusion of hearts with triglyceride–rich particles reproduces the metabolic abnormalities in lipotoxic cardiomyopathy // Amer. J. Physiol. Endocrinol. Metab. 2005. Vol. 288. P. 1229–1235.
25. Poulsen S.H., Moller J.E., Norager В. Prognostic implications of left ventricular diastolic dysfunction with preserved systolic function following acute myocardial infarction // Cardiol. 2001. Vol. 5 (4). P. 190–197.
26. Stanley W. C., Recchia F. A., Lopaschuk G. D. Myocardial substrate metabolism in the normal and failing heart // Physiol. Rev. 2005. Vol. 85. P. 1093–1129.
27. Van Bilsen M., Smeets P. J., Gilde A. J., van der Vusse G. J. Metabolic remodelling of the failing heart: the cardiac bum–out syndrome? // Cardiovasc. Res. 2004. Vol. 61 (2). P. 218–226.

Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak