Ингибиторы АПФ в клинической практике

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №15 от 19.08.2007 стр. 1135
Рубрика: Кардиология

Для цитирования: Желнов В.В., Петровская Н.В., Комарова И.С. Ингибиторы АПФ в клинической практике // РМЖ. 2007. №15. С. 1135

Ингибиторы ангиотензинпревращающего фермента (АПФ) нашли широкое применение в клинической практике. В настоящее время синтезируются новые препараты этой группы и открываются новые перспективы их применения, что создает трудности для практического врача в их рациональном использовании.

Различные патогенетические аспекты действия ингибиторов АПФ
Ингибиторы АПФ – это группа препаратов, действие которых обусловлено конкурентным подавлением ан­гиотензинпревращающего фермента. АПФ участвует в метаболизме небольших пептидов: превращает неактивный ангиотензин I в активный ангиотензин II (АТ II). Таким образом, ингибиторы АПФ снижают концентрацию АТ II в крови и тканях (сердце, кровеносные сосуды, почки), уменьшают синтез альдостерона и вазопрессина, снижают активность симпатической нервной системы. Ингибиторы АПФ подавляют также активность кининазы II – фермента, разрушающего брадикинин, обладающий сосудорасширяющим действием (табл. 1).
В целом, лечение ингибиторами АПФ большинство пациентов переносит хорошо. Среди побочных эффектов следует выделить артериальную гипотензию, которая чаще встречается после приема первой дозы препарата, у больных с высокой активностью ренина в плазме крови (что бывает при терапии высокими дозами диуретиков).
Сухой кашель появляется у 5–10% больных (из–за увеличения уровня брадикинина в легочной ткани). Появление кашля не зависит от дозы препарата, развивается в сроки от 1 недели до нескольких месяцев от на­ча­ла лечения и является причиной прекращения лечения всего у 3% больных.
Гиперкалиемия (связанная со снижением секреции альдостерона) редко развивается при нормальной функ­ции почек, чаще встречается у больных с хронической сердечной недостаточностью (ХСН) и в пожилом возрасте, при почечной недостаточности и сахарном диабете (СД), при совместном назначении препаратов калия, калийсберегающих диуретиков, гепарина.
Повышение креатинина крови может появляться у пациентов с исходно нарушенной функцией почек, у больных пожилого возраста с ХСН. Наличие двустороннего стеноза почечной артерии – противопоказание для назначения ингибиторов АПФ, т.к. может привести к раз­витию острой почечной недостаточности. Однако после отмены ингибиторов АПФ функция почек практически у всех больных восстанавливается.
Ангионевротический отек – редкий побочный эф­фект, появление которого всегда требует отмены ингибиторов АПФ.
В таблице 2 представлены основные области применения ингибиторов АПФ в клинической практике [1].
Применение ингибиторов АПФ
при хронической сердечной
недостаточности
Ингибиторы АПФ показаны всем больным с симптомами ХСН независимо от этиологии и стадии сердечной недостаточности. В настоящее время имеются убедительные доказательства, что ингибиторы АПФ увеличивают выживаемость, улучшают клиническую симптоматику и повышают качество жизни пациентов с ХСН, замедляют прогрессирование сердечной недостаточности, начиная уже с I функционального класса (ФК) по классификации NYHA, снижают необходимость в госпитализации по поводу декомпенсации ХСН [1]. Хотя прин­ципиальных различий между отдельными ингибиторами АПФ, по–видимому, не существует, с точки зрения доказательной медицины всего шесть препаратов рекомендуется использовать для длительной терапии больных с ХСН: каптоприл, эналаприл, лизиноприл, ра­миприл, фозиноприл, периндоприл [2,3]. Эффек­тив­ность и безопасность только этих препаратов оценивали в крупных контролируемых исследованиях, только для них доказана способность улучшать прогноз у больных с ХСН и определены целевые дозы.
В исследованиях CONSENSUS (Cooperative North Scandinavian Enalapril Survival Study) [4] и SOLVD (Studies of Left Ventricular Dysfunction) [5] показано, что на фоне приема ингибитора АПФ эналаприла выживаемость больных с ХСН (I–IV ФК по NYHA) достоверно увеличивалась, а смертность от прогрессирования сердечной недостаточности и внезапная смертность снижались. В этих исследованиях также было установлено, что ингибиторы АПФ достоверно снижали частоту госпитализаций по поводу декомпенсации ХСН. По данным AIRE (Acute Infarction Ramipril Efficacy Trial), достоверно снижалась смертность на фоне лечения рамиприлом у больных с ХСН после недавнего инфаркта миокарда [6]. В многоцентровом рандомизированном плацебо–контролируемом исследовании лизиноприл показал существенные клинические преимущества по сравнению с плацебо и был по крайней мере так же эффективен, как и другие исследовавшиеся ингибиторы АПФ (каптоприл, эналаприл) и антагонист рецепторов АТ II ирбесартан при лечении больных с ХСН [7]. Высокая клиническая эффективность, безопасность и экономическая обоснованность лечения больных с ХСН фозиноприлом показана в результатах программы ФАСОН (Фармако­эконо­мичес­кая оценка использования иАПФ в амбулаторном лечении больных с сердечной недостаточностью) [8]. В перечисленных исследованиях ингибиторы АПФ применяли в высоких, так называемых целевых дозах. Целевые дозы – дозы, эффективность которых была продемонстрирована в крупных клинических исследованиях при условии хорошей переносимости препарата. В рекомендациях по лечению сердечной недостаточности подчеркивается, что для получения клинической пользы от ингибиторов АПФ в лечении больных с ХСН их схема применения в повсе­дневной клинической практике должна соответствовать таковой в крупных клинических исследованиях [1,9]. В исследовании ATLAS (Assessment of Treatment with Lisinopril and Survival study) при лечении больных с ХСН высокими дозами лизиноприла (32,5–35 мг 1 раз в сутки) отмечена тенденция к снижению смертности, достоверно на 12% снизился суммарный риск смерти или госпитализации; было зарегистрировано на 24% меньше случаев госпитализаций по поводу декомпенсации ХСН, на 20% меньше случаев госпитализаций в связи с ишемическими событиями по сравнению с группой пациентов, получавших низкие дозы (2,5–5 мг 1 раз в сутки) препарата [10]. Профиль побочных эффектов на фоне лечения не отличался в этих двух группах больных, хотя высокие дозы лизиноприла ассоциировались с несколько большей частотой побочных эффектов (артериальная гипотония и ухудшение функции почек). Тем не менее, эти побочные эффекты хорошо контролировались при уменьшении дозы препарата. Более того, несмотря на более высокую частоту побочных эффектов при лечении высокими дозами лизиноприла, частота отмены препарата из–за побочных эффектов была одинаковой в обеих группах (т.е. не было обнаружено существенного ухудшения переносимости лечения при использовании высоких доз ингибиторов АПФ) [10]. Следовательно, применение высоких доз ингибиторов АПФ позволяет в первую очередь значительно уменьшить потребность больных с ХСН в госпитализации. Поскольку значительную часть расходов на лечение пациентов с ХСН состав­ляют затраты на стационарное лечение, применение высоких доз ингибиторов АПФ следует считать экономически оправданным, так как при этом снижается суммарная стоимость лечения [11].
Рекомендовано также назначать ингибиторы АПФ пациентам с бессимптомной систолической дисфунк­цией ЛЖ (фракция выброса <40–45%). Это подтверждается результатами профилактической части исследования SOLVD: показано значительное снижение смертности у больных с низкой фракцией выброса (<35%), но без клинических признаков ХСН, получавших эналаприл [12]. Высокая эффективность ингибитора АПФ в снижении смертности и частоты повторных госпитализаций из–за декомпенсации СН у больных с систолической дисфункцией ЛЖ после ИМ была показана в исследованиях SAVE (Survival And Ventricular Enlargement) для каптоприла [13].
Лечение ингибиторами АПФ больных с СН или бессимптомной систолической дисфункцией ЛЖ после перенесенного ИМ приводило к снижению риска внезапной сердечной смерти на 20–54%, хотя внезапная смерть не была первичной конечной точкой [29]. Применение ингибиторов АПФ для профилактики внезапной сердечной смерти у этих больных отнесено к I классу рекомендаций и уровню доказательности А [1].
Ингибиторы АПФ рекомендуется назначать также пациентам с диастолической сердечной недостаточностью (т.е. имеющим клинические признаки ХСН при со­храненной систолической функции ЛЖ и нарушении его диастолической функции) [1,3], поскольку показано, что при длительном применении ингибиторы АПФ улучшают расслабление и растяжимость миокарда, вызывают регресс гипертрофии миокарда ЛЖ. Хотя ингибиторы АПФ не доказали своей способности улучшать прогноз больных с диастолической сердечной недостаточностью, однако они способны улучшить клиническую симптоматику и снизить риск госпитализаций [8].
В настоящее время ингибиторы АПФ, безусловно, относятся к первой линии в лечении ХСН, и неназначение их не может считаться оправданным и ведет к со­знательному повышению риска смерти декомпенсированных больных [3]. Поэтому ни гипотония, ни начальные проявления почечной дисфункции не являются противопоказаниями для назначения ингибиторов АПФ, а лишь требуют более частого контроля, особенно в первые дни лечения. Ингибиторы АПФ возможно не назначать лишь 5–7% больных с ХСН, которые демонстрируют непереносимость этих лекарственных средств. Начинать лечение ингибиторами АПФ следует с назначения малых доз препаратов, постепенно увеличивая их (удвоение дозы препарата производится не чаще 1 раза в 1–2 недели при хорошей переносимости). Этот принцип терапии ХСН ингибиторами АПФ позволяет избежать подавляющего большинства побочных реакций, в первую очередь гипотонии [9]. Эти препараты можно назначать больным при уровне систолического артериального давления выше 85 мм рт.ст. При исходно низком АД (85–100 мм рт.ст.) эффективность ингибиторов АПФ сохраняется, поэтому их необходимо назначать, снижая стартовую дозу в 2 раза. При лечении ингибиторами АПФ следует стремиться достичь целевой дозы препарата или максимально переносимой дозы. Стартовые и целевые дозы иАПФ при ХСН указаны в таблице 3.
Во время лечения ингибиторами АПФ также следует контролировать функцию почек и уровень калия в сыворотке крови. В начале лечения возможно некоторое повышение креатинина и калия. Если такое увеличение (креатинин менее 266 мкмоль/л или 3 мг/дл, калий менее 6 ммоль/л) не сопровождается симптомами, то изменения дозы ингибитора АПФ не требуется. Если есть возможность, необходимо отменить нефротоксичные препараты (нестероидные противовоспалительные препараты), препараты калия, калийсберегающие диуретики. Если уровень креатинина и/или калия остается высоким, необходимо снизить дозу ингибиторов АПФ в 2 раза, при сохранении изменений лечение прекращают.
Выбор конкретного ингибитора АПФ для длительного лечения больных с ХСН имеет важное значение, поскольку известно, что однократный прием лекарственного препарата существенно повышает приверженность больного к лечению. Ингибиторы АПФ различаются по продолжительности действия. С этой точки зрения, предпочтительными представляются лизиноприл и периндоприл (из шести ингибиторов АПФ с доказанной эффективностью при ХСН), которые назначают всего 1 раз в сутки, в то время как эналаприл, рамиприл и фозиноприл необходимо принимать дважды, а каптоприл – даже трижды в день.
Таким образом, убедительно доказано, что ингибиторы АПФ при лечении пациентов с ХСН увеличивают выживаемость, предупреждают прогрессирование сердечной недостаточности, снижают частоту госпитализаций, улучшают клиническую симптоматику и повышают качество жизни. Очевидно, что ингибиторы АПФ явля­ют­ся эффективными препаратами для лечения ХСН, поэтому требуется более активное применение их в клинической практике.
Применение ингибиторов АПФ
при остром инфаркте миокарда
Применение ингибиторов АПФ при остром инфаркте миокарда (ОИМ) вызывало наибольшие споры экспертов: обсуждались в первую очередь проблемы эффективности и безопасности этих препаратов, сроки начала лечения, путь введения препаратов (перорально или парентерально), группы больных, которым показано лечение. В настоящее время проведено достаточное количество исследований, по результатам которых можно дать практические рекомендации о применении ингибиторов АПФ при ОИМ.
Целесообразность назначения ингибиторов АПФ в ранние сроки ОИМ (<24–36 ч.) изучалась в нескольких круп­ных исследованиях: CONSENSUS–2, ISIS–4, GISSI–3, CCS–1. Так, в исследовании GISSI–3, включавшем 19000 больных с ОИМ, лизиноприл назначался в первые 24 ч. от начала симптомов на срок 6 недель [14]. У пациентов, получавших лизиноприл, отмечено достоверное снижение смертности и меньшая частота развития тяжелой дисфункции ЛЖ. Улучшение показателей выживаемости и заболеваемости сохранялось и через 6 месяцев, после прекращения 6–недельного курса лечения. Ре­зуль­таты GISSI–3 согласуются с данными крупных клинических исследований (ISIS–4, CCS–1, SMILE), проведенных для других ингибиторов АПФ (каптоприл, зофеноприл). В мета–анализе этих исследований обобщены результаты лечения ингибиторами АПФ более чем 100000 больных с ОИМ в первые 24–36 часов. Ингибиторы АПФ достоверно снижали смертность при их назначении в ранние сроки ОИМ (<24–36 ч.) только в группе пациентов высокого сердечно–сосудистого риска (при инфаркте миокарда передней стенки, сниженной фракции выброса ЛЖ, наличии сердечной недостаточности) [15]. Благоприятный эффект составил 10 спасенных жизней на 1000 пролеченных ингибиторами АПФ в течение 4–6 недель больных. Отмечено отсутствие влияния этих препаратов на смертность у пациентов с низким сердечно–сосудистым риском (ССР). В рекомендациях Европейского общества кардиологов указывается, что ингибиторы АПФ должны назначаться перорально в первые 24–36 часов после развития ОИМ только у пациентов без артериальной гипотонии, с высоким ССР, начиная лечение с низкой дозы препарата, увеличивая ее постепенно под контролем АД и функ­ции почек (рис. 1) [1,16,17]. Выбор конкретного ингибитора АПФ кажется менее важным, чем само принятие решения о назначении этой группы препаратов. Лизиноприл (Лизинотон и др.) имеет профиль эффективности и переносимости у больных с ОИМ, схожий с другими ингибиторами АПФ, может назначаться однократно в сутки, что, безусловно, делает его применение наиболее удобным.
Назначение ингибиторов АПФ спустя 48 часов от начала заболевания (ОИМ) более безопасно, чем в ранние сроки, и изучено в крупных исследованиях (SAVE, TRACE, AIRE) [6,13,18]. В мета–анализе этих исследований показано достоверное снижение смертности в группе больных с высоким ССР (СН или бессимптомное снижение ФВ < 45%), получавших длительное лечение (2–6 лет) ингибиторами АПФ [19]. Благоприятный эффект составил 57 спасенных жизней на 1000 пролеченных ингибиторами АПФ в течение 2–6 лет больных. Помимо этого, лечение ингибиторами АПФ больных с ОИМ снижало риск развития сердечной недостаточности (при бессимптомной систолической дисфункции), риск повторного ИМ, частоту госпитализаций по поводу декомпенсации ХСН. Таким образом, ингибиторы АПФ доказали свою пользу при назначении больным с ОИМ и поэтому были включены в рекомендации по лечению ОИМ [16].
Применение ингибиторов АПФ
при артериальной гипертонии
Ингибиторы АПФ широко используются для лечения артериальной гипертонии (АГ). В многочисленных ис­сле­дованиях доказана высокая эффективность ингибиторов АПФ как для снижения АД, так и для профилактики развития сердечно–сосудистых осложнений у больных с эссенциальной АГ. В мета–анализе 4 плацебо–контролируемых исследований обобщены результаты лечения ингибиторами АПФ артериальной гипертонии более чем у 12000 больных, в основном с ИБС: от­ме­чено снижение риска развития инсульта на 30%, ос­нов­ных сердеч­но–сосудистых исходов на 21% [20]. Од­на­ко в клинической практике, наряду с новыми и более дорогими группами гипотензивных препаратов (ингибиторы АПФ и антагонисты кальция), применяются более дешевые по стоимости «старые» препараты – диуретики и ?–адреноблокаторы, для которых также доказана их способность эффективно контролировать АД и уменьшать риск сердечно–сосудистых осложнений. Очевидно, что возникает вопрос о сравнительной эффективности различных групп гипотензивных препаратов, а также у каких пациентов экономически оправданно использовать более дорогие ингибиторы АПФ для очень длительной (практически пожизненной) гипотензивной терапии.
При сравнении ингибиторов АПФ с антагонистами кальция у больных с АГ (STOP–Hypertension–2 и ABCD) подтверждено достоверное снижение риска развития инфаркта миокарда на фоне лечения ингибиторами АПФ, тенденция к снижению риска развития ХСН и не обнаружено различий по частоте инсульта, сердеч­но–сосудистой и общей смертности [21, 22]. Диуретики и b–адреноблокаторы в уменьшении заболеваемости и смертности оказались так же эффективны, как и ингибиторы АПФ (STOP–Hypertension–2, UKPDS) [21]. Иссле­до­вание ALLHAT (Antihypertensive and Lipid–Lo­we­ring treatment to prevent Heart Attack Trial), включавшее 33 357 больных с АГ, имеющих как минимум один дополнительный фактор риска развития осложнений ИБС (перенесенный ИМ, гипертрофия левого желудочка по ЭКГ или Эхо–КГ, СД 2 типа, курение, липопротеиды высокой плотности менее 0,91 ммоль/л), показало, что у пациентов с высоким ССР ингибитор АПФ лизиноприл, антагонист кальция амлодипин и диуретик хлорталидон в равной степени снижали смертность от сердеч­но–сосудистых причин и общую летальность, а также уменьшали частоту нефатального ИМ [23]. Значи­тель­ный интерес представляют результаты этого исследования, касающиеся динамики параметров углеводного, липидного и электролитного обмена на протяжении 4–летнего гипотензивного лечения. Диуретик хлорталидон в сравнении с ингибитором АПФ лизиноприлом оказался хуже по всем позициям, вызывая большее количество метаболических сдвигов. Учитывая необходимость длительной (практически пожизненной) терапии АГ, «метаболическая нейтральность» лизиноприла (как и всей группы ингибиторов АПФ) является его существенным преимуществом перед хлорталидоном при сравнимой эффективности.
При выборе препарата для начальной терапии АГ необходимо учитывать весь спектр имеющихся у пациента факторов риска и сопутствующих заболеваний (табл. 4). Доказаны преимущества ингибиторов АПФ перед другими группами гипотензивных препаратов у пациентов с ХСН, СД, метаболическим синдромом и высоким ССР.
Выраженная гипотензивная активность ингибиторов АПФ в сочетании с доказанным положительным влиянием на выживаемость, частоту госпитализаций, клиническую симптоматику и качество жизни делает их препаратами первой линии терапии АГ не только у больных с клинически выраженной ХСН, но и у пациентов с бессимптомной систолической дисфункцией ЛЖ и после перенесенного Q–образующего инфаркта миокарда [24]. Необходимо подчеркнуть, что достижение целевых цифр АД у этих пациентов не является конеч­ным этапом в подборе дозы препарата. Если используемая дозировка ниже, чем рекомендованная для лечения ХСН, то особенно важным является продолжения титрования ингибитора АПФ до достижения целевой дозы [1,3]. Примерный алгоритм лечения АГ у больных с ХСН представлен на рисунке 2.
При лечении АГ у больных с СД оптимальный гипотензивный препарат должен не только обеспечивать достижение целевых значений АД, но обладать выраженными органопротективными свойствами и быть метаболически нейтральным. Следует подчеркнуть, что поскольку СД является важным фактором сердеч­но–со­су­дистого риска, целевые цифры АД ниже у больных с СД (менее 130/85 мм рт.ст.), чем у пациентов без диабета (менее 140/90 мм рт.ст.).
Ингибиторы АПФ являются препаратами выбора при лечении АГ у пациентов с СД, так как они не только обладают высокой гипотензивной активностью, но и оказывают выраженный нефропротективный эффект (уменьшают выраженность микроальбуминурии, замедляют прогрессирование диабетической нефропатии), а также благоприятные метаболические эффекты (улучшают метаболизм глюкозы за счет повышения чувствительности периферических тканей к инсулину). При сравнении эффекта лизиноприла и манидипина (дигидропиридиновый антагонист кальция III поколения) у больных с АГ и СД 2 типа отмечено, что при одинаковом снижении АД выраженность нефропротективного действия лизиноприла была больше (оценивалась по снижению микроальбуминурии) [25].
В исследовании EUKLID (European Controlled trial of Lisinopril in Insulin–dependent Diabetes study) отмечено, что длительное применение (24 месяца) ингибитора АПФ лизиноприла у больных с СД 1 типа значительно уменьшало микроальбуминурию и тяжесть ретинопатии, даже у больных с нормальными цифрами АД [26]. При необходимости комбинированной терапии АГ у больных с СД рациональными являются комбинация с верапамилом пролонгированного действия (недигидропиридиновый антагонист кальция с доказанным нефропротективным эффектом), небивололом (селективный ?1–адрено­блокатор с вазодилатирующими свойствами, метаболически нейтральный) и индапамидом (тиазидоподобный диуретик, метаболически нейтральный) (рис. 3) [27].
Сочетание артериальной гипертонии и метаболического синдрома значительно увеличивает ССР. Есте­ствен­но, что при лечении таких больных требуются ги­по­тензивные препараты, обладающие благоприятными метаболическими эф­фек­тами. К ним относятся в первую очередь ингибиторы АПФ (повышают чувствительность периферических тканей к инсулину), антагонисты кальция (метаболически нейтральны), агонисты имидазолиновых рецепторов (повышают чувствительность тка­ней к инсулину, по­вы­шают секрецию инсулина в от­вет на стимуляцию глюкозой). Лизиноприл (Лизи­но­тон) – единственный гидрофильный ингибитор АПФ, не распределяющийся в жировой ткани, что делает его предпочтительным при лечении больных с ожирением и метаболическим синдромом [28]. У этих пациентов вместе с гипотензивными препаратами следует использовать метформин (по­вы­шает чувствительность тканей к инсулину). Ра­цио­наль­ная комбинированная терапия АГ у больных с метаболическим синдромом представлена на рисунке 4.
Таким образом, по мнению экспертов Европейского общества кардиологов, у пациентов, имеющих низкий сердечно–сосудистый риск и не страдающих сердечной недостаточностью, степень снижения АД, достижение целевого АД имеют большее значение, чем выбор определенного препарата. У пациентов, имеющих факторы риска сердечно–сосудистых заболеваний, терапия АГ должна начинаться с применения ингибиторов АПФ или ?–адреноблокаторов или диуретиков (в режиме монотерапии или комбинации препаратов двух первых групп с диуретиками). Ингибиторы АПФ (обычно в комбинации с диуретиками) должны рассматриваться как средства выбора лечения АГ у больных с сердечной недостаточностью, систолической дисфункцией ЛЖ, перенесенным крупноочаговым (Q–образующим) ИМ, СД, метаболическим синдромом [1,24].
Вторичная профилактика
неблагоприятных
сердечно–сосудистых исходов
у пациентов с высоким ССР
Длительное лечение ингибиторами АПФ пациентов с сердечно–сосудистыми заболеваниями или сахарным диабетом в сочетании с другими факторами риска (АГ, курение, дислипидемия, микроальбуминурия) позволяет, благодаря их антиатеросклеротическим свойствам (табл. 1), снизить риск неблагоприятных сердеч­но–со­су­дистых событий у больных без ХСН. Это подтверждено в целом ряде исследований последних лет (HOPE, EUROPE, PEACE, ONTARGET, TREND). Так, в исследовании HOPE (Heart Outcomes Prevention Evaluation Study), включавшем более 9000 больных с хроническими формами ИБС, перенесенным инсультом, поражением периферических артерий или СД и другими факторами риска, на фоне длительного приема рамиприла снижалась общая и сердечно–сосудистая смертность, прогрессирование стенокардии и ХСН, потребность в реваскуляризации, развитие СД [30]. Снижение АД в группе больных, получавших ингибиторы АПФ, было небольшим, и результаты лечения не связаны с гипотензивным эффектом рамиприла. Эти данные согласуются с результатами других крупных исследований: EUROPА (для периндоприла), TREND (для квинаприла) и убедительно доказывают кардио– и ангиопротективное действие ингибиторов АПФ, улучшение эндотелиальной функции у больных ИБС и другими формами атеросклероза. Ингибиторам АПФ отводится важное место в ряду препаратов для вторичной профилактики неблагоприятных сердечно–сосудистых исходов у пациентов с высоким сердечно–сосудистым риском.
Таким образом, изложенные современные представления о месте ингибиторов АПФ в клинической практике помогут врачам в оптимизации тактики лечения больных с сердечно–сосудистыми заболеваниями.














Литература
1. Expert consensus document on angiotensin converting enzyme inhibitors in cardiovascular disease. The Task Force on ACE– inhibitors of the European Society of Cardiology. Eur. Heart J. 2004; 25: 1454–70.
2. Сидоренко Б.А., Преображенский Д.В., Батыралиев И.В. и соавт. Современные подходы к лечению хронической сердечной недостаточности у взрослых больных (по материалам рекомендаций Американской коллегии кардиологов и Американской ассоциации сердца 2005 г.). Кардиология. 2006; № 4: 95.
3. Национальные рекомендации ВНОК и ОССН по диагностике и лечению ХСН (второй пересмотр, 2006 г.). Журнал Сердечная недостаточность. 2006; 2.
4. The CONSENSUS Trial Study Group. Effect of enalapril on mortality in severe congestive heart failure. N. Engl. J. Med. 1987; 316: 1429–35.
5. The SOLVD Investigators. Effect of enalapril on survival in patients with reduced left ventricular ejection fractions and congestive heart failure. N. Engl. J. Med. 1991; 325: 303–10.
6. Study Investigators. Effect of ramipril on mortality and morbidity of survivors of acute myocardial infarction with clinical evidence of heart failure. The Acute Infarction Ramipril Efficacy. Lancet. 1993; 342: 821–28.
7. Simpson K., Jarvis B. Lisinopril: a review of its use in congestive heart failure. Drugs. 2000; 59: 1149–67.
8. Карпов Ю.А., Мареев В.Ю., Чазова И.Е. Российские программы оценки эффективности лечения фозиноприлом больных с артериальной гипертонией и сердечной недостаточностью. Проект ТРИ Ф (ФЛАГ, ФАСОН, ФАГОТ). Журнал Сердечная недостаточность. 2003; 5: 261–65.
9. Macmurray J., Cohen–Sotal A., Dietz R. et al. Practical recommendations for the use of ACE inhibitors, beta–blockers and spironolactone in heart failure: putting guidelines into practice. Eur. J. Heart Failure. 2001; 3: 495–502.
10. Ryden L., Armstrong P.W., Cleland J.G. et al. Efficacy and safety of high–dose lisinopril in chronic heart failure patients at high cardiovascular risk, including those with diabetes mellitus. Results from the ATLAS trial. Eur. Heart J. 2000; 21: 1967–78.
11. Sculpher M.J., Poole L., Cleland J. et al. Low doses vs. high doses of the angiotensin converting–enzyme inhibitor lisinopril in chronic heart failure: a cost–effectiveness analysis on the Assessment of Treatment with Lisinopril and Survival (ATLAS) study. The ATLAS Study Group. Eur. J. Heart Fail. 2000; 2: 447–54.
12. The SOLVD Investigators. Effect of enalapril on mortality and development of heart failure in asymptomatic patients with reduced left ventricular ejection fractions. N. Engl. J. Med. 1991; 327: 685–91.
13. Pfeffer M.A., Braunwald E., Moye L.A. et al. Effect of captopril on mortality and morbidity in patients with left ventricular dysfunction after myocardial infarction. Results of the survival and ventricular enlargement trial. The SAVE Investigators. N. Engl. J. Med. 1992; 327: 669–77.
14. Goa K.L., Balfour J.A., Zuanetti G. Lisinopril. A review of its pharmacology and clinical efficacy in the early management of acute myocardial infarction. Drugs. 1996; 52: 564–88.
15. ACE inhibitor Myocardial Infarction Collaborative Group. Indications for ACE inhibitors in the early treatment of acute myocardial infarction: systematic overview of individual data from 100 000 patients in randomized trials. Circulation. 1998; 97: 2202–12.
16. Международное руководство по инфаркту миокарда. Под ред. Р.Кэмпбелла.– М., 1997.
17. Borghi C., Ambrosioni E. Double–blind comparison between zofenopril and lisinopril in patients with acute myocardial infarction: results of the Survivalof Myocardial Infarction Long–term Evaluation–2 (SMILE–2) study. Am. Heart J. 2003; 145: 80–87.
18. Kober L., Torp–Pedersen C., Carlsen J.E. et al. for the trandolapril cardiac evaluation (TRACE) study group: a clinical trial of the angiotensin converting enzyme inhibitor trandolapril in patients with left ventricular dysfunction after myocardial infarction. N. Engl. J. Med. 1995; 33: 1670–76.
19. Flather M., Yusuf S., Kober L. et al. for the ACE–inhibitor Myocardial Infarction Collaborative Group. Long–term ACE–inhibitor therapy in patients with heart failure or left ventricular dysfunction: systematic overview of data from individual patients. Lancet. 2000; 355: 1575–81.
20. Blood pressure Lowering treatment Trialists Collaboration. Effects of ACE inhibitors, calcium antagonists, and other bloodpressure–lowering drugs: results of prospectively designed overviews of randomized trials. Lancet. 2000; 355: 1955–64.
21. Hansson L. Results of the STOP–Hypertension–2 trial. Blood Press. Suppl. 2000; 2: 17–20.
22. Estacio R.O., Schrier R.W. Antihypertensive therapy in type 2 diabetes: implications of the appropriate blood pressure control in diabetes (ABCD) trial. Am. J. Cardiol. 1998; 82: 9–14.
23. Major outcomes in high–risk hypertensive patients randomized to ACE inhibitor or calcium channel blocker vs diuretic: The Antihypertensive and Lipid–Lowering treatment to prevent Heart Attack Trial (ALLHAT). JAMA. 2002; 288: 2981–97.24.
24. Национальные рекомендации по профилактике, диагностике и лечению артериальной гипертонии. Комитет экспертов ВНОК. Прилож. Кардиоваскул. тер. и профилактика. 2004; 1–20.
25. Foqari R., Moqellini A., Zoppi A. et al. Effect of successful hypertension control by manidipine or lisinopril on albuminuria and left ventricular mass in diabetic hypertensive patients with microalbuminuria. Eur. J. Clin. Pharmacol. 2005; 61: 483–90.
26. Randomised placebo–controlled trial of lisinopril in normotensive patients with insulin–dependent diabetes and normoalbuminuria or microalbuminuria. The EUCLID Study Group. Lancet. 1997; 349: 1787–92.
27. Mogensen C.E. New treatment guidelines for a patient with diabetes and hypertension. J. Hypertens. Suppl. 2003; 21: S25–30.
28. Lancaster S.G., Todd P.A. Lisinopril. A preliminary review of its pharmacodynamic and pharmacokinetic properties, and therapeutic use in hypertension and congestive heart failure. Drugs. 1988; 35: 646–69.
29. Priori S.G., Aliot E., Blomstrom–Lundqvist C. et al. The Task Force on Sudden cardiac Death of the European Society of Cardiology. Update on the guidelines for sudden cardiac death of the European Society of Cardiology. Eur. Heart J. 2003: 24; 13–15.
30. The Heart Outcomes Prevention Evaluation Study Investigators (HOPE).Effect of angiotensin–converting–enzyme inhibitor, ramipril, on cardiovascular events in high–risk patients. N. Engl. J. Med. 2000; 342: 145–53.

Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak