Анализ эффективности и безопасности трансдермального фентанила при длительном лечении хронических неонкологических болей

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №9 от 23.04.2008 стр. 588
Рубрика: Неврология

Для цитирования: Милиган K., Лантери–Минет M., Бохерт K., Хелмерс Х., Дональд Р., Кресс Х.Г., Адриансен Х., Мулин Д., Ервиэки В., Хаазен Л. Анализ эффективности и безопасности трансдермального фентанила при длительном лечении хронических неонкологических болей // РМЖ. 2008. №9. С. 588

Опиоидные анальгетики широко используются для снятия острых болей и купирования болевых синдромов при злокачественных новообразованиях. Их применяют на второй и третьей ступенях при лечении болей по принципу «лестницы обезболивания» Все­мир­ной Организации Здравоохранения (ВОЗ) [1]. Многие опасаются (хотя зачастую необоснованно) аддитивного эффекта этих препаратов, их токсичности, развития зависимости и привыкания, отвергая тем самым возможность использования опиоидных анальгетиков в терапии хронических неонкологических болевых синдромов [2–4]. Но в последние годы отношение к опиоидам изменилось. И хотя проведено не так много проспективных клинических испытаний, посвященных изучению эффективности опиоидов в лечении неонкологических болей, существующие данные позволяют предположить, что у ряда пациентов с хроническим болевым синдромом неонкологического генеза можно длительно применять наркотические анальгетики, не опасаясь развития нежелательных по­бочных явлений (ПЯ) [4–6]. Это подтверждают результаты недавно завершившихся кратковременных рандомизированных контролируемых исследований [7–9]. С учетом накопленной информации были разработаны руководства по использованию опиоидов в терапии неонкологических болей [10,11]. В соответствии с приведенными рекомендациями препараты можно вводить круглосуточно, назначать анальгетики длительного и пролонгированного действия, чтобы поддерживать в крови терапевтическую концентрацию лекарственного средства.

Фентанил – это синтетический липофильный нар­ко­тический анальгетик. Его анальгезирующий эф­фект в 100 раз превосходит таковой морфина. По сравнению с морфином фентанил имеет больший клиренс, быстрее доставляется к структурам головного моз­га, обладает более высоким сродством к ?–опи­ат­ным рецепторам и слабее влияет на высвобождение гистамина [12]. Фентанил относится к анальгетикам кратковременного действия, однако наличие липофильных свойств позволяет вводить препарат посредством транс­дермальной терапевтической системы (ТТС) с контролируемым высвобождением, которая обеспечивает системную доставку фентанила с постоянной скоростью в течение 72 часов [12]. Доказана эффективность транс­дермального фентанила при болевом синдроме, сопровождающем злокачественные новообразования [12,13], и при нейропатических болях [14–16]. По некоторые данным, фентанил реже вы­зывает запоры, чем морфин [12,13], хотя исследования, в которых получены эти результаты, не были слепыми. Более того, запор в гораздо большей степени может влиять на качество жизни (КЖ) пациента, чем боль [17]. В рандомизированных перекрестных исследованиях показано, что на протяжении 2 месяцев 256 испытуемых отдавали пред­по­чте­ние транс­дермальному фентанилу, а не морфину, поскольку фентанил лучше купировал болевой синдром и реже провоцировал запор, что улучшало показатели, по которым оценивалось КЖ [18]. Эта информация обнадеживает, но проспективных исследований, посвященных изучению эффективности и безопасности длительного лечения опиоидными анальгетиками хронических неонкологических болей, пока не проводилось. Простота и удобство использования транс­дермального фентанила делает его пригодным для долговременного применения. С учетом всего вышеизложенного целью настоящего рандомизированного исследования с открытыми обозначениями сроком 12 месяцев стал анализ длительной терапии хронических неонкологических болей с помощью транс­дермального фентанила с оценкой безопасности такой лечебной схемы, эффективности купирования болевого синдрома и КЖ.
Материалы и методы
Пациенты
Для исследования отобраны испытуемые не моложе 18 лет с хроническими неонкологическими болями длительностью не менее 6 недель, требовавшие непрерывного приема мощных опиоидных анальгетиков (пациентами применялось более 40 различных препаратов этого ряда). Используемые опиоиды должны были хотя бы незначительно купировать болевой синдром, что еженедельно отмечалось пациентами при оценке болей, а дозировка лекарственного средства должна была быть постоянной хотя бы в течение недели, предшествующей началу исследований.
Критериями исключения считались:
• аллергия или гиперчувствительность к наркотическим анальгетикам в анамнезе;
• опасные для жизни заболевания;
• заболевания кожи, препятствующие использованию трансдермальных систем;
• ослабление умственных способностей или невозможность дать добровольное информированное согласие;
• беременность (в том числе предполагаемая), кормление грудью;
• социальная изоляция;
• сопутствующие психические заболевания (за исключением депрессии);
• злоупотребления в анамнезе (по клиническим данным и по информации, полученной от врача первичной помощи);
• клинически значимые заболевания сердечно–со­су­дистой, нервной или дыхательной системы, а также участие в клинических испытаниях (за исключением ис­следования Аллана [18]) не позднее, чем за 30 дней до начала исследования.
Протокол испытаний и поправки к нему проверены независимыми наблюдательными комитетами стран и/или лечебных учреждений. Исследование проводилось в соответствии с Хельсинкской декларацией 1975 г. и последующими поправками к нему. При первом посещении врача пациент получал информацию о характере и целях исследования, времени его начала и завершения, возможном риске и исходах, после чего давал согласие на участие в испытаниях.
Лечение
Исходную дозу транс­дермального фентанила рас­считывали в зависимости от потребностей испытуемого в опиоидных анальгетиках в течение 24 часов непосредственно перед началом испытаний [19]. Затем дозы титровали таким образом, чтобы на фоне их приема можно было в достаточной степени контролировать болевой синдром. ТТС фентанила представляла собой пластырь, содержащий препарат в дозе 25, 50, 75 или 100 мкг/час; при необходимости пациенту предоставляли дополнительные дозы фентанила.
При необходимости испытуемым разрешали принимать морфин немедленного высвобождения (в рекомендуемой начальной дозе 5 мг) каждые 4 часа. Па­ци­енты, использовавшие 60–90 мг морфина немедленного высвобождения в таблетках в течение 2 из любых 3 дней, могли увеличивать дозу транс­дермального фентанила при аппликации следующего пластыря.
Исходная оценка
Анализировались демографические характеристики, подробно собирался анамнез заболевания, проводился развернутый медицинский осмотр. Болевой синдром классифицировали в соответствии с рекомендациями Международной ассоциации по изучению боли (IASP).
Оценка эффективности
Первичным критерием анализа эффективности служила степень контроля над болями, оцениваемая испытуемыми еженедельно. В качестве вторичных критериев анализа эффективности выбраны следующие параметры:
1) удовлетворенность лечением ТТС фентанила в целом по оценке пациентом метода контролирования болевого синдрома за прошедший месяц (отмечается 1 раз в 3 месяца);
2) приоритет использования транс­дермального фентанила, а не ранее принимавшихся опиоидных анальгетиков в целом, оценивается самостоятельно через 1 месяц по 5–балльной шкале (явное предпочтение фентанила, предпочтение фентанила, нет предпочтений, предпочтение предыдущего препарата, явное предпочтение предыдущего препарата); также испытуемый объяснял, почему он отдал предпочтение тому или иному лекарственному средству (лучше купирует болевой синдром, меньше ПЯ, удобство применения или другие причины), хотя участвовавшие в исследовании Аллана [18] и принимавшие ТТС фентанила до начала испытания не отвечали на этот вопрос;
3) КЖ, которое оценивали каждые 3 месяца по Краткой форме анкеты исследования медицинских результатов 36 (SF–36) [20];
4) необходимость использовать средства неотложной помощи (отмечается 1 раз в неделю).
Безопасность
Характер ПЯ, в том числе возможную взаимосвязь их возникновения с приемом изучаемого препарата, оценивали 1 раз в неделю. В начале испытаний и каждые 3 месяца проводился медицинский осмотр и стандартный анализ крови. Все пациенты, досрочно выбывшие из исследования, также проходили заключительное обследование.
Статистический анализ
С учетом предполагаемой частоты встречаемости ПЯ 2% была сформирована выборка из 500 человек с целью обеспечить ограниченный и точный 95%–й доверительный интервал в пределах 0,8–3,22%. Первичная оценка эффективности проводилась на основании анализа данных как всех включенных пациентов, т.е. всех лиц, отобранных для испытаний (конечная точка), так и пациентов, участвовавших в испытании на протяжении всех 12 месяцев (завершившие). Результаты статистического анализа интерпретировались при 5%–й степени достоверности.
Количественный показатель распределения рассчитывали для демографических и исходных характеристик, первичных и вторичных критериев эффективности. Статистический анализ первичной конечной точки (оценка испытуемыми степени контроля над болевым синдромом) проводился в первую очередь по данным тех пациентов, которые участвовали в исследовании все 12 месяцев. Их распределили на ответивших на лечение (болевой синдром контролируется очень хорошо, хорошо или умеренно) или не ответивших на лечение (болевой синдром контролируется плохо или очень плохо). Эффективность анализировалась с ис­поль­зованием биноминального теста для шкалы предпочтений и теста Фридмана или относительного рангового критерия согласованных пар Вилкоксона для межгрупповых сравнений. Для оценки КЖ 8 шкал были сведены в 2 совокупные характеристики – физическая ак­тивность и психическое здоровье. Для подсчета общего индекса боли объединили 3 отдельных компонента мо­ду­ля болевого синдрома шкалы медицинских исходов (ШМИ).
Результаты
Для испытаний было отобрано 532 человека, из ко­то­рых 103 были задействованы в исследовании Аллана [18]. Анализ безопасности лечения проводился у 530 человек, а оценка эффективности – у 524 пациентов (обследованных до начала испытаний и, по меньшей мере, 1 раз после их завершения).
Из 532 испытуемых 301 пациент (57%) участвовал в исследовании в течение всего срока его проведения, а 231 человек (43%) выбыл досрочно. В когорте оценки эффективности (n=524) 130 испытуемых (25%) прервали лечение из–за возникновения ПЯ, а 39 пациентов (7%) – из–за отсутствия ответа на терапию. Оставшиеся 11% выбыли досрочно вследствие несогласия со схемой лечения (2,3%), несоблюдения режима приема лекарственного средства (1,9%), нежелания продолжать участвовать в исследовании (1,3%), отсутствия дальнейшего наблюдения врачом (0,9%), излечения (0,6%) или по другим причинам (4%). В первые месяцы пациенты досрочно прекращали участвовать в испытаниях в связи с развитием ПЯ или неэффективностью проводимой терапии, в то время как в дальнейшем (через 6 месяцев и более) это было обусловлено иными факторами (рис. 1).
Демографические и исходные клинические характеристики больных суммированы в таблицах 1 и 2. Обра­ща­ет на себя внимание широкий спектр сопутствующих за­бо­леваний – патологии со стороны мышечно–ске­лет­ной (51%) и сердечно–сосудистой (25%) систем, желудочно–кишечного тракта (43%). Непосредственно пе­ред началом испытаний наиболее часто применялись морфин (48%) и фентанил (28%, в том числе задействованные в исследовании Аллана [18]). В целом другие виды лечения получали 95% всех испытуемых. В ходе исследования разрешалось продолжать прием стероидных и нестероидных противовоспалительных препаратов длительного действия, противоэпилептических средств, слабительных, антидепрессантов и других психотропных препаратов.
Дозировка
Средняя (95% доверительный интервал) начальная доза ТТС фентанила составила 48 мкг/ч (44–52 мкг/ч). К 12–му месяцу она возросла до 90 мкг/ч (83–98 мкг/ч) (рис. 2). Средняя доза на протяжении всего срока испытаний – 73 мкг/ч (68–78 мкг/ч).
Оценка контроля над болевым синдромом
В группе анализа эффективности (n=524) изначально на лечение прореагировали 72%. В последующие месяцы доля таких лиц оставалась стабильной, составляя примерно 67% (рис. 2) с колебаниями в пределах минимальных (61% на первой неделе) и максимальных (73% на 39–й неделе) значений.
Эффективность терапии в целом
В течение всех 12 месяцев эффективность транс­дермального фентанила в целом была стабильной (42%). При этом как «высокую» и «очень высокую» через 3 месяца ее расценили 167 пациентов (43%), через 6 месяцев – 122 пациента (40%), через 9 месяцев – 107 пациентов (47%), через 12 месяцев – 96 пациентов (43%).
Предпочтительный вид лечения
375 из 421 испытуемого (89%) сделали выбор в пользу лекарственного препарата (участвовавшие в исследовании Аллана [18] и уже получавшие ТТС фентанила ранее отвечали на этот вопрос). 121 человек (29%) отдал явный приоритет трансдермальному фентанилу, 161 человек (38%) предпочел ТТС фентанила ранее принимавшемуся средству, 47 пациентам (11%) было безразлично, какой препарат использовать, 30 человек (7%) предпочли ранее принимавшиеся опиоидные анальгетики и 16 человек (4%) отдали явный приоритет ранее принимавшимся опиоидам. Если испытуемый предпочитал ТТС фентанила, то основной причиной этого оказалось более эффективное купирование болевого синдрома, о чем сообщили 155 из 282 пациентов (55%), а удобство в применении оказалось наиболее важным для 90 из 282 пациентов (32%).
Качество жизни
В целом КЖ не изменилось. В совокупной популяции количество баллов по анкете SF–36 для болевого синдрома и социальной активности в конечной точке исследования (p<0,05; табл. 3) и суммарное количество баллов для физической активности через 12 месяцев увеличилось (p<0,05), а среднее количество баллов для эмоционального состояния и общее количество баллов для психического здоровья незначительно уменьшилось.
Если обратиться к данным анкеты SF–36 по шкале болевого синдрома (рис. 3), то можно отметить, что с течением времени все больше испытуемых независимо от возраста, длительности болей и их типа (ноцицептивные, нейропатические или смешанные) начинают жаловаться не на «сильные», а на «умеренные» боли. Так, в течение 4 недель, предшествовавших началу исследования, 32% пациентов описывали болевой синдром как очень незначительный, слабый или умеренный; к концу 12–го месяца доля таких лиц возросла до 59%. Сходные данные были получены в ходе анализа результатов опроса по ШМИ для болевого синдрома.
Препараты неотложной помощи
Среднесуточная дозировка морфина как средства неотложной помощи оставалась достаточно постоянной на протяжении всего исследования. Она составила 27,8 мг (22,1–33,4 мг при 95% доверительном интервале) в течение 1 месяца, затем возросла до 31,0 мг (21,6–40,5 мг) к 9–му месяцу и снизилась до 30,4 мг (20,3–40,5 мг) к 12–му месяцу. В конечной точке доза морфина равнялась 30,4 мг (23,3–37,6 мг).
Оценка безопасности
Разновидности и частота встречаемости ПЯ у испытуемых пожилого (65 лет и старше) и более молодого возраста (младше 65 лет) оказались во многом сходными, хотя головная боль, гриппоподобный синдром и повышенная потливость несколько чаще отмечались у более молодых пациентов, а сонливость, депрессия, анемия, бронхит и расстройства пищеварения – у пожилых лиц. В большинстве случаев ПЯ носили характер умеренных. Из тяжелых ПЯ наиболее часто наблюдались тошнота (9%), рвота (8%) и повышенная потливость (7%). Частота встречаемости ПЯ оставалась постоянной на протяжении всего периода испытаний и не возрастала в связи с пролонгированием лечения.
О возможной или несомненной взаимосвязи возникновения одного или нескольких ПЯ с приемом изучаемого препарата сообщили 73 и 32% больных соответственно. Это касалось таких ПЯ, как тошнота (31%), запоры (19%), сонливость (18%), повышенная потливость (17%) и рвота (15%) (табл. 4).
У 146 из 530 испытуемых (28%) выявлены серьезные ПЯ. Многие пациенты госпитализировались для проведения хирургических операций, необходимость которых, однако, не была обусловлена приемом изучаемого препарата. Лишь 38 больных (7%) указали на возможную связь возникших серьезных ПЯ – тошноты (16%), рвоты (13%), сонливости (11%), отягчающих состояний (11%) – с лечением ТТС фентанила.
Из–за развития ПЯ 130 пациентов (25%) когорты, в которой оценивали безопасность терапии (n=530), были вынуждены досрочно прекратить свое участие в исследовании. В большинстве случаев непосредственной причиной послужили тошнота (38 человек, 7%), рвота (26 человек, 5%), сонливость (20 человек, 4%), головокружение (13 человек, 2%), повышенная потливость (13 человек, 2%) и анорексия (9 человек, 2%). Досрочно выбывали в первую очередь испытуемые пожилого возраста (32%) по сравнению с более молодыми (23%). Однако ПЯ, приведшие к досрочному выбыванию пожилых людей из исследования, не расценивались ими как связанные с приемом лекарственного препарата. Частота же развития ПЯ, возможно или несомненно связанных с проводимым лечением, оказалась сопоставимой в обеих возрастных группах (20 и 19% выбывших). То же самое было справедливо и в отношении характера этих ПЯ – тошноты (из–за нее выбыли 10% пожилых лиц и 7% более молодых), рвоты (3 и 5% соответственно), сонливости (7 и 3% соответственно).
Сообщается о 4 предполагаемых случаях нарушения дыхания (табл. 4). В одном из случаев (асфиксия) это было спровоцировано суицидальной попыткой на фоне множественной передозировки лекарственных средств. В другом случае нарушение дыхания было вызвано брадипноэ легкой степени, а еще в 2 случаях – брадипноэ легкой степени и умеренной гиповентиляцией. Ни один из этих случаев нельзя было однозначно связать с приемом ТТС фентанила, хотя все 4 испытуемых досрочно прервали свое участие в исследовании. Отмечено 3 случая надпочечниковой недостаточности, в двух случаях установлена возможная взаимосвязь с проводимой терапией. У 3 больных наблюдались эпизоды злоупотребления препаратом (2 случая умеренного и 1 случай значительного злоупотребления) – в сочетании с алкоголем (что послужило причиной возникновения дремоты; возможная взаимосвязь с лечением), передозировка диазепама (возможная взаимосвязь с лечением) и морфина в таблетках (30 мг), что послужило причиной возникновения усталости (отсутствие взаимосвязи с изучаемым лекарством). У двух пациентов обнаружена умеренная зависимость от приема препарата (в отличие от зависимости): выраженный болевой синдром с зависимостью и предполагаемая толерантность к опиоидным анальгетикам (возможная взаимосвязь с лечением). Сообщений об аддитивном эффекте не бы­ло. Синдром отмены, послуживший причиной для до­сроч­ного исключения из испытаний, развился у 3% больных.
В ходе исследования умерли 9 испытуемых, но лишь 1 смертельный исход (из–за тяжелой бронхопневмонии) можно было расценить, как гипотетически обусловленный лечением фентанилом.
При медицинском осмотре и по данным клинико–лабораторного обследования клинически значимых изменений выявлено не было.
В ходе проведения исследования статус испытуемых по основному заболеванию оставался стабильным у 75% пациентов. Улучшение наблюдалось в 8%, а ухудшение – в 17% случаев.
Обсуждение
Результаты этого первого долговременного проспективного исследования эффективности опиоидных анальгетиков в терапии хронических неонкологических болей подтверждают данные предыдущих ретроспективных испытаний, согласно которым длительное лечение опиоидами умеренных и сильных болей эффективно и хорошо переносится [4–6]. Кроме того, проанализированы исходы применения ТТС фентанила в многочисленной и разнородной популяции. Прием трансдермального фентанила позволял непрерывно контролировать болевой синдром на протяжении длительного времени, что коррелировало с улучшением показателей шкалы SF–36 по болевому синдрому. Однако КЖ в целом значительно не изменилось. Две трети испытуемых предпочли ТТС фентанила ранее использовавшимся наркотическим анальгетикам, в первую очередь из–за более эффективного купирования болей, а также из–за большего удобства в применении лекарственного средства.
Данные о более эффективном купировании и контролировании болевого синдрома подтверждают результаты подсчета показателей КЖ по болевому синдрому (рост значений показателей в конечной точке исследования по сравнению с исходными у всех пациентов). Однако при анализе некоторых показателей эта разница оказалась не столь значительной.
Стабильно контролировать болевой синдром на протяжении 12 месяцев удавалось при повышении дозы ТТС фентанила с 48 до 90 мкг/час. Наибольшее увеличение дозы наблюдалось в первые месяцы исследования, когда больные самостоятельно подбирали дозу препарата, а при продолжении лечения эта доза стабилизировалась. Такое повышение можно объяснить развитием отдельно взятых или комбинированных эффектов на фоне использования консервативной таблицы перехода, исходной передозировкой и возникновением толерантности. Таблица переходов для расчета обезболивающей дозы транс­дермального фентанила, эквивалентной дозе ранее принимавшимся опиоидным анальгетикам, оказалась консервативной, а дозы ТТС фентанила нарастали после наклеивания второго пластыря у значительного числа испытуемых [21,22]. Неограни­ченная возможность использования препаратов неотложной помощи (что не всегда допускается в общепринятой клинической практике) могла в какой–то степени помочь пациентам самостоятельно подобрать дозу ТТС фентанила для получения наилучшего эффекта с дальнейшем ее увеличением, если потребление морфина как средства неотложной помощи достигало 60–90 мг в сутки. Ежедневная доза лекарства неотложной помощи отражала нарастание интенсивности болевого синдрома, поскольку гипотетически ассоциировалось с изменением физической активности и характеристик болевого синдрома в различные периоды времени [10]. Следует отметить, что у лиц с хроническими болями толерантность к анальгетическому действию опиоидов развивается редко [10,23]. Согласно результатам клинических испытаний по долгосрочному применению наркотических анальгетиков у пациентов с неонкологическими болями толерантность не является серьезной проблемой с клинической точки зрения [6,24]. Полу­чен­ные нами данные подтверждают эту информацию: после подбора в течение первых нескольких месяцев доза ТТС фентанила стабилизировалась без потери обезболивающего эффекта. В целом по причине недостаточной эф­фек­тивности терапии из исследования досрочно выбыли лишь 7% больных.
Как правило, при длительном приеме ТТС фентанила переносился хорошо как пожилыми (65 лет и старше), так и более молодыми (до 65 лет) больными. Тот факт, что количество испытуемых, досрочно прекративших участие в исследовании из–за возникновения ПЯ, стабилизируется с течением времени, свидетельствует о низком риске развития ПЯ на фоне продолжительного лечения. Чем дольше пациент участвовал в испытаниях, тем меньше была вероятность его выбывания в связи с появлением побочных эффектов. Встре­чае­мость ПЯ и частота выбывания из исследования оказались достаточно высокими, но тем не менее эти показатели нельзя было расценить как необычные [7,9,18] или непредсказуемые, особенно учитывая исходный клинический статус испытуемых из когорты лиц со множеством сочетанных заболеваний, что коррелирует с наличием сопутствующих диагнозов, приемом целого ряда лекарств и исходно низкими показателями КЖ. Частота досрочного выбывания из исследования в связи с проводимой терапией и природа ПЯ оказались сопоставимы у пациентов как пожилого, так и более молодого возраста. И хотя пожилые больные чаще прерывали свое участие в испытаниях из–за возникновения ПЯ, это расценили как феномен, обусловленный, скорее, возрастом, а не фентанилом.
На частоту встречаемости ПЯ могут влиять различные факторы, такие как отбор лиц из когорты получающих опиоиды, некоторые из которых до этого уже лечились ТТС фентанила (28%), а также невозможность прогнозирования неполного феномена перекрестной толерантности [24]. Устойчивость к развитию ПЯ и характер возникающих ПЯ варьирует [16], и хотя при лечении наркотическими анальгетиками может сформироваться перекрестная толерантность, переход на использование других опиоидных препаратов может сопровождаться как повышением, так и снижением частоты нежелательных эффектов [25]. Следовательно, терапия по схеме, предложенной в настоящем исследовании, может спровоцировать такие ПЯ, к которым у больного на фоне предшествующего лечения опиоидами когда–то сформировалась толерантность. Есть данные, что феномен неполной перекрестной толерантности может быть обусловлен селективной устойчивостью опиоидных рецепторов в различных субпопуляциях [24]. Как показывают результаты данного исследования, в клинической практике специально отобрать пациентов с целью исключить развитие этого феномена не представляется возможным. Использование одного наркотического анальгетика вместо другого («ротация наркотических анальгетиков») также отчасти объясняет большую эффективность контролирования болевого синдрома, а следовательно – и выбор испытуемых в пользу транс­дермального фентанила. Когда больной заменял морфин на альтернативный опиоидный препарат, недостаточная эффективность контролирования болевого синдрома и плохо переносимые ПЯ нивелировались [5,26]. Хотя 28% лиц изучаемой популяции до участия в настоящем исследовании уже лечились ТТС фентанила, считается, что частота встречаемости ПЯ в этой группе ниже.
Синдром отмены опиоидов наблюдался лишь у 3% больных, т.е. продолжительное лечение не ассоциировано с высоким риском развития синдрома отмены. За время проведения этого долгосрочного исследования ни у одного пациента не было отмечено поведения, обнаруживающего склонность к потреблению наркотиков. Боязнь пристраститься к потреблению наркотиков – одна из основных причин низкого использования опиоидных анальгетиков в лечении хронических неонкологических болей, но результаты этих испытаний на­гляд­но демонстрируют, что эти страхи необоснованны. Полученные результаты также свидетельствуют и о том, что нет поводов беспокоиться по поводу возможности возникновения устойчивых побочных эффектов или токсического действия препаратов на протяжении длительного периода [6].
Большинство испытуемых отдали приоритет трансдермальному фентанилу, а не ранее принимавшимся лекарственным средствам (более 40 наименований опиоидов). Хотя основной причиной, по которой больные предпочитали транс­дермальный фентанил, считалось более эффективное купирование болевого синдрома, по меньшей мере, отчасти выбор в пользу него мож­но объяснить использованием ТТС, обеспе­чиваю­щей по­стоянный уровень обезболивания в течение 72 часов, что позволяет уменьшить частоту приступов резких бо­лей [1]. Удобство в применении и достаточная продолжительность действия дают возможность добиться от пациента его согласия с планом лечения и обеспечивают больший психологический комфорт из–за менее частого дозирования препарата (смены пластыря). При использовании ТТС фентанил не попадает в желудочно–ки­шечный тракт и не связывается с локализованными там опиоидными рецепторами, что обусловливает снижение частоты запоров [27]. С клинической точки зрения выбор пациента в пользу трансдермального фентанила по сравнению с предшествующим лечением (более 40 наименования опиоидов) нельзя не учитывать, поскольку это позволяет добиться большего согласия с планом лечения и повысить эффективность проводимой терапии.

Реферат подготовлен Е.Б. Третьяк
по материалам статьи
K. Milligan, M. Lanteri–Minet, K. Borchert et al. «Evaluation of Long–term Efficacy and Safety of Transdermal Fentanyl in the Treatment of Chronic Noncancer Pain»
The Journal of Pain, Vol. 2, No 4 (August), 2001: pp. 197–20


Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak