НОВОСТИ

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №12 от 20.12.1996 стр. 17
Рубрика: Общие статьи

Для цитирования: НОВОСТИ // РМЖ. 1996. №12. С. 17

СОДЕРЖАНИЕ ВИТАМИНА А В ОВОЩАХ С ТЕМНО-ЗЕЛЕНЫМИ ЛИСТЬЯМИ ИНГИБИТОР НАТРИЕВОГО НАСОСА, ПОЛУЧЕННЫЙ ИЗ ПЛАЦЕНТЫ ЧЕЛОВЕКА ГУБЧАТАЯ ЭНЦЕФАЛОПАТИЯ КОРОВ: НАУЧНЫЙ ПОИСК И СОМНЕНИЯ СВЯЗЬ БОЛЕЗНИ КРЕЙТЦФЕЛЬДА - ЯКОБА С ГУБЧАТОЙ ЭНЦЕФАЛОПАТИЕЙ КОРОВ СОДЕРЖАНИЕ ВИТАМИНА А В ОВОЩАХ С ТЕМНО-ЗЕЛЕНЫМИ ЛИСТЬЯМИ

Поскольку не всем в качестве источника витамина А доступна пища животного происхождения, серия исследований, предметом которых была возможность устранения дефицита витамина А с помощью провитаминов - каротиноидов растительного происхождения, оказалась весьма актуальной. Выяснилось, что употребление пищевых провитаминов А - каротиноидов, в том числе содержащихся в темно-зеленых листовых овощах, позволяет повысить концентрацию витамина А в сыворотке и скорригировать клиническую симптоматику биохимически подтвержденного дефицита (концентрация ретинола в сыворотке менее 0,7 ммоль/л). При этом нормальная исходная концентрация витамина А при дополнительном введении каротиноидов, как правило, не изменяется.
  В статье комментируется ряд наиболее популярных исследований, изучающих воздействие на организм провитаминов А, содержащихся в овощах и фруктах.
  В исследовании Jalal удалось добиться значительных результатов, используя в качестве источника витамина А b-каротины, содержащиеся в красном сладком картофеле и темно-зеленых листьях, особенно после дегельминтизации и повышения содержания жиров в пище. По мнению автора, требуется не менее 15 г жиров для нормального усвоения b-каротина, содержащегося в овощах, включая шпинат.
  V. Reddy и соавт. отметили, что 5 г жиров, добавленных к рису и шпинату, значительно улучшают всасываемость витамина А.
   В исследовании Bulux концентрация сывороточного ретинола при нормальном исходном уровне не изменялась при употреблении сырой моркови, но повышалась у получавших чистый каротин.
   De Pee, взяв 3 группы женщин (одинаковое соотношение испытуемых с недостаточным или пограничным содержанием ретинола в сыворотке или грудном молоке), для коррекции дефицита витамина А использовала листовые овощи и витаминизированные вафли. Женщины из контрольной группы получали вафли с нормальным содержанием витамина А. Наилучшие результаты зарегистрированы в группе, получавшей витаминизированные вафли, в "овощной" группе концентрация ретинола в сыворотке и грудном молоке приблизилась к средней. В овощных блюдах в качестве источника витамина А выступали транс- и цис-изомеры (не менее 30 - 35% витамина А) b-каротина. Возможным объяснением недостаточного повышения сывороточной концентрации b-каротина в сыворотке на фоне употребления листовых овощей может быть их усиленная биоконверсия (в сыворотке повышается концентрация неконвертируемых каротиноидов лютеина и цеаксантина) и депонирование, однако используемые методики не позволяли фиксировать незначительные изменения содержания витамина А в депо организма.
   Причиной недостаточного эффекта употребления темно-зеленых листовых овощей могла быть выраженная инвазия (более 1000 яиц аскарид в 25 мг фекалий). Перегруженность паразитами затрудняет высвобождение b-каротина из комплексной растительной матрицы (по сравнению с простой, вафельной). В исследовании de Pee системная дегельминтизация не проводилась. Содержание жиров (7,8 г на порцию овощей) было достаточным и составляло 75% энергетической ценности при принятой норме 25%. (В других исследованиях сочли достаточным 5 г жиров в дополнение к овощам для ускорения восстановления концентрации витамина А в сыворотке.) По мнению автора, сочетание овощной витаминной порции с другими блюдами изменит оптимальное соотношение жиров, а другие компоненты могут повлиять на всасываемость витамина А. Разновидность употребляемых овощей и способ их приготовления тоже влияют на биодоступность каротиноидов.
   Осталось много неясностей относительно биохимических факторов, влияющих на биодоступность, биоконверсию и изменения содержания витамина А и каротиноидов в сыворотке и грудном молоке, а также чувствительности индикаторов изменения концентрации витамина А. В исследованиях, направленных на изучение вышеуказанных биохимических индексов, основные усилия следует направить на максимализацию биодоступности и повышение потребления каротиноидов из фруктов и овощей, включая темно-зеленые листовые. С учетом того, что 80 - 70% потребляемого в развивающихся странах витамина А приходится на каротиноиды растительного происхождения, предлагаемая стратегия является оптимальной для преодоления дефицита этого витамина А.
  

Литература:


  Reddy V, Underwood BA, de Pee S. Vitamin A status in dark green leafy vegetables. Lancet 1995;346:1634-6.
  

 

ИНГИБИТОР НАТРИЕВОГО НАСОСА, ПОЛУЧЕННЫЙ ИЗ ПЛАЦЕНТЫ ЧЕЛОВЕКА

 

В последнее время активно изучаются эндогенные ингибиторы клеточного насоса N+/K+, играющие важную физиологическую роль и вовлеченные в механизм эссенциальной гипертонии. Основываясь на данных о содержащемся в сыворотке новорожденных веществе, ингибирующем натриевый насос, авторы исследования попытались выделить и охарактеризовать его.
   Препарат из гомогенизированных плацент, полученных тотчас же после родов и хранившихся для накопления при -20° С, был диализован, полученный раствор был нанесен на октадецил кремния и разделен на фракции методом высокоэффективной жидкостной хроматографии. Биологическую активность каждой фракции оценивали по способности ингибировать активность натриевого насоса лейкоцитов человека. Методом масс-спектроскопии для вещества, выделенного из наиболее активной фракции, установлена молекулярная масса - 370 Д и эмпирическая формула - С24Н34О3.
   Низкое соотношение Н/С указывает на циклическую форму молекулы (стероид), увеличение массы на 1 при дейтерировании свидетельствует о наличии одной гидроксильной группы. Методом сравнительного масс-спектрографического анализа показано сходство выделенного вещества с синтетическим 3b-ОН, 14a20 : 21- буфенолидом, который также проявляет ингибиторную активность в отношении натриевого насоса.
   По-видимому, выделенное из плаценты человека вещество является дигидропиронзамещенным стероидом - буфенолидом. Пироновое кольцо содержит скорее одну, чем две двойные связи, однако ее положение неизвестно.
   Важным выводом из данных экспериментов является тот факт, что человек (и, возможно, другие млекопитающие) обладает способностью синтезировать дигидропиронзамещенные стероиды. Остаются открытыми вопросы об их роли в репродуктивной физиологии и является ли данное вещество единственным регулятором натриевого насоса или это один из представителей семейства подобных ингибиторов. По аналогии с другими ранее синтезированными схожими соединениями авторы делают предположение, что выделенное ими вещество будет иметь инотропные, сосудосуживающие и натрийуретические свойства.
  

Литература:

 

Hiton PJ, White RW, Lord GA, et. al. An inhibitor of the sodium pump obtained from human placenta. Lancet 1996;348:303-5.

 

ГУБЧАТАЯ ЭНЦЕФАЛОПАТИЯ КОРОВ: НАУЧНЫЙ ПОИСК И СОМНЕНИЯ

В статье обсуждаются некоторые актуальные проблемы, связанные с эпидемией губчатой энцефалопатии коров (ГЭК). В частности, наличие вертикального пути передачи инфекции и возможности прогнозирования течения эпидемии статистическим моделированием.
   В 1991 г. Министерство сельского хозяйства Великобритании высказало предположение о прекращении эпидемии губчатой энцефалопатии среди крупного рогатого скота к 1995 г. Этот прогноз относится к разряду излишне оптимистичных, как и утверждение о том, что передачи инфекции от коровы к теленку (так называемый вертикальный путь) не существует. В 1989 г. было начато исследование, промежуточные результаты которого позволяют утверждать, что частота вертикальной передачи инфекции ГЭК составляет 10%. В связи с этим встает вопрос о степени влияния этого пути передачи на будущее течение эпидемии. Можно предположить, что в течение ближайших лет число случаев заболевания существенно возрастет. Однако это не подтверждается новой моделью статистического анализа, предложенной R. Anderson и соавт. При разработке модели использовались следующие основные переменные: инкубационный период ГЭК, восприимчивость к инфекции в разном возрасте, демографические характеристики популяции крупного рогатого скота в Великобритании и возможность вертикальной передачи.
   Использование данной модели позволило утверждать, что пищевые ограничения, внедренные в 1988 г., дали немедленный и стойкий эффект - распространение инфекции посредством инфицированной пищи резко снизилось и практически прекратилось к середине 1994 г. С этого времени по существу все новые случаи заболевания были обусловлены вертикальной передачей. Исходя из предположения, что вертикальная передача инфекции происходит в последние 6 мес инкубационного периода, авторы новой модели статистического анализа утверждают, что за период с 1996 по 2001 г. будет зарегистрировано 14 000 новых случаев ГЭК. При отсутствии вертикальной передачи этот показатель составил бы 20 000. Авторы модели не предложили пока определенного объяснения этому факту.
   Статистическое моделирование позволяет оценить эффективность отбраковки скота, т.е. сопоставить прогнозируемое количество предотвращенных случаев заболевания с числом животных, которых необходимо для этого отправить на бойню. Например, R. Anderson и соавт. показали, что для предотвращения 1490 (21%) случаев из 6950 прогнозируемых, придется забить 44 000 голов крупного рогатого скота.
   Другим важным аспектом проблемы, нуждающимся в дальнейшей разработке, является риск эпидемии для человека. В марте 1996 г. было высказано предположение о возможной связи ГЭК с новым вариантом болезни Крейтцфельда - Якоба. R. Anderson и соавт. утверждают, что в 1989 г. около 446 000 инфицированных животных попали в пищевую цепь до введения запрета на потребление определенных видов пищи и еще 283 000 - к концу 1995 г. Еще слишком рано говорить о степени опасности, которой в связи с этим подвергается человечество, но уже сейчас предложенная модель позволяет по годам оценить количество потребленного мяса инфицированных животных, находившихся на различных этапах инкубационного периода.
   Существует много вопросов, касающихся передачи инфекции от коровы к теленку. Происходит ли эта передача до, после рождения или во время родов? Передается инфекция через плаценту, с молоком или другими путями? Наиболее вероятным признается трансплацентарный путь, хотя при введении ткани плаценты или крови, полученной от крупного рогатого скота, мышам инфекционность не была выявлена. Это может свидетельствовать о недостаточной чувствительности мышиной модели.
  Эпидемиологические исследования, посвященные проблеме ГЭК, к сожалению, не всегда адекватны по масштабам. Следовательно, и достоверность получаемых результатов также недостаточна. Согласно доступным данным, за период с 1988 по 1991 г. правительство Великобритании выделило на исследования по изучению ГЭК около 5 млн дол. США, что является, учитывая изложенное, совершенно недостаточной суммой. Продолжающиеся и обостряющиеся проблемы, связанные с ГЭК, могут служить для всех стран предостережением против излишней бережливости в отношении проблем, представляющих серьезную опасность для сельского хозяйства и общественного здравоохранения.
  
  

Литература:

 

Skegg DCG. Sacred cows, science and uncertainties. Nature 1996;382:755-6.

 

СВЯЗЬ БОЛЕЗНИ КРЕЙТЦФЕЛЬДА - ЯКОБА С ГУБЧАТОЙ ЭНЦЕФАЛОПАТИЕЙ КОРОВ

 

Первая эпидемия губчатой энцефалопатии коров - ГЭК (160000 случаев) была описана в 1986 г. в Великобритании. В последнее время возникло предположение о связи этого заболевания с новым вариантом болезни Крейтцфельда - Якоба (БКА) - тяжелым неврологическим заболеванием человека. Это предположение повлекло за собой запрещение экспорта британской говядины в страны Европы и, очевидно, приведет к широкомасштабной отбраковке и забою скота в Великобритании с целью предотвращения эпидемии.
   ГЭК и БКЯ относятся к группе трансмиссивных губчатых энцефалопатий. Эти заболевания характеризуются очень длительным (годы) инкубационным периодом. Агенты, вызывающие их, очень устойчивы к инактивации и являются, вероятно, измененными белками организма хозяина.
   Эпидемиологические исследования выявили связь между возникновением случаев ГЭК и скармливанием крупному рогатому скоту, а также другим домашним и диким животным, находящимся в неволе, специальной пищи, состоящей из мяса и костей. Причем появление случаев заболевания совпало с изменением технологии приготовления этого корма - из процесса был исключен растворитель, улучшающий экстракцию жиров, что привело к снижению степени стерилизации продукта. С 1990 г. скармливание этой пищи животным запрещено. Вертикальная передача инфекции не может быть полностью исключена, но этот путь сам по себе не играет решающей роли в поддержании инфекции в популяции крупного рогатого скота.
  До последнего времени считалось, что скот, пораженный губчатой энцефалопатией, не опасен для здоровья человека. И все же с 1989 г. мясо пораженных животных было запрещено употреблять в пищу. С 1994 г. и по настоящее время в Великобритании было выявлено 10 случаев нового варианта БКЯ, поразившей людей моложе 45 лет, что крайне нетипично. В связи с наличием временных (инкубационный период 5 - 10 лет) и географических ассоциаций возникло предположение о возможной взаимосвязи этих случаев с ГЭК. В настоящее время проводится исследование, направленное на выделение этиологического агента из мозга мышей, инфицированных материалом, полученным от больных с новым вариантом БКЯ, и изучение его структуры. Результаты этой работы, которые станут известны в 1997 г., позволят окончательно решить вопрос об этиологическом единстве двух заболеваний. Если предположение верно, в следующем году надо ожидать рост числа случаев нового заболевания среди людей. Степень опасности для человеческой популяции на данном этапе оценить сложно. Правительство Великобритании вкладывает солидные средства в исследования, касающиеся трансмиссивных губчатых энцефалопатий, но без разработки тестов, позволяющих выявлять субклинические формы инфекции, вряд ли в ближайшем будущем появятся информативные эпидемиологические данные.
  

Литература:

 

Smith PG, Cousens SN. Is the New Variant of Creutzfeldt - Jakob Disease from Mad Cows? Science 1996;273:748.


Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak