Хилак форте – надежный помощник общепрактикующего врача

Ключевые слова
Похожие статьи в журнале РМЖ

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №20 от 23.08.2013 стр. 1023
Рубрика: Гастроэнтерология

Для цитирования: Топчий Н.В. Хилак форте – надежный помощник общепрактикующего врача // РМЖ. 2013. №20. С. 1023

Нарушения микроэкологии кишечника (МЭК) являются в настоящее время достаточно частым предметом дискуссий у врачей различных специальностей и поводом для обсуждения состояния здоровья пациента на приеме у гастроэнтеролога. Микробный пейзаж каждого биотопа (пищеварительная трубка, мочеполовая сфера, ЛОР-органы) различен и специфичен, находится в постоянном динамическом равновесии с разнообразными факторами как внешней среды, так и собственного организма.

Нарушения микроэкологии кишечника (МЭК) являются в настоящее время достаточно частым предметом дискуссий у врачей различных специальностей и поводом для обсуждения состояния здоровья пациента на приеме у гастроэнтеролога. Микробный пейзаж каждого биотопа (пищеварительная трубка, мочеполовая сфера, ЛОР-органы) различен и специфичен, находится в постоянном динамическом равновесии с разнообразными факторами как внешней среды, так и собственного организма.
В настоящее время любые количественные или качественные изменения микробного пейзажа, типичного для данного биотопа человека, возникающие в результате воздействия различных факторов экзогенного и эндогенного характера, влекущие за собой выраженные клинические проявления со стороны макроорганизма или являющиеся следствием каких-либо патологических процессов в организме, определяют в отечественной литературе термином «дисбактериозы» («дисбиозы»). При этом дисбаланс может затрагивать любых представителей микрофлоры: бактерии, грибы, вирусы, простейшие или их комплекс [9, 32, 33]. По данным анализа структуры гастроэнтерологической патологии в амбулаторной практике, дисбактериоз выявляют у 89% взрослого населения и у более чем 25% детей в возрасте до года, а также у 75% детей до года, находящихся на искусственном вскармливании. Актуальность проблемы, которая считается значимой социальной болезнью XXI в., определяется необходимостью постоянного поиска новых средств коррекции, преодоления проблемы антибиотикорезистентности и устойчивости к бактериофагам [8, 9, 32, 33].
Дисбактериоз всегда вторичен и причинно обусловлен. Причинами нарушения МЭК в первые месяцы жизни ребенка могут быть неблагоприятное течение беременности (токсикоз, угроза прерывания, прием лекарственных препаратов), дисбактериоз и дисвагиноз у матери; кесарево сечение; позднее прикладывание к груди; раннее введение искусственных смесей; экологическая обстановка. В дальнейшем дисбактериоз кишечника может развиться в результате воздействия на организм человека антибактериальных и гормональных препаратов, стресса, лучевой терапии и химиотерапии, ионизирующего излучения, электромагнитных полей, резкой смены климатических условий и географических регионов проживания, а также характера питания.
Дисбактериоз кишечника сопровождает также иммунодефицитные состояния, различные заболевания желудочно-кишечного тракта (ЖКТ), инфекционные и паразитарные заболевания, выявляемость которых в последние годы существенно увеличивается [9, 32, 33]. Стабильность состава кишечной микрофлоры у здорового человека поддерживается с участием ряда механизмов. Лимитируют бактериальный рост в тонкой кишке соляная кислота, желчь, ферментный состав кишечника и кишечная моторика, а также уровень секреторного иммуноглобулина А, железа и др. Взаимоотношение между макроорганизмом и МЭК осуществляется посредством сигнальных молекул и метаболитов, наиболее важными из которых являются летучие жирные кислоты – уксусная, пропионовая, масляная, валериановая, капроновая и изоформы трех последних. Метаболиты кишечной микрофлоры, в частности короткоцепочечные жирные кислоты (КЖК), являются биохимическими маркерами нарушений МЭК. Их определение позволяет проводить скрининговую оценку состояния и деятельности микрофлоры в случае назначения антибактериальных препаратов, а также лечебную коррекцию на фоне применения пробиотиков и других биологических препаратов [14, 32].
К сожалению, на современном этапе развития лабораторной службы возможности проведения данного исследования значительно ограничены. Оценивание результатов анализа врачом также зависит от уровня его знаний. В основном применяется посев фекалий на патогенную и условно-патогенную флору и дисбактериоз кишечника в соответствии со стандартами по дисбактериозу кишечника (2002) [18]. Посев фекалий на питательные среды, широко используемый на практике как метод оценки МЭК, в развитых странах признан неинформативным и практически не используется, поскольку даже при максимальном соблюдении правил проведения микробиологического исследования может дать представление лишь о микробном составе дистального отдела толстой кишки. Таким образом, в практической работе доктор в большей степени ориентирован на клинические проявления основного заболевания, косвенные данные результатов инструментальных методов исследования, а также на имеющиеся данные доказательной медицины.
В настоящее время доказана роль МЭК в осуществлении многих важных функций макроорганизма (пищеварительная, антиаллергическая, иммунная, обменная и многие другие), а также роль дисбактериоза в развитии ряда патологических состояний [23, 32]. Нарушения МЭК могут приводить к функциональным нарушениям ЖКТ: диспепсии, абдоминальному болевому синдрому, нарушениям стула (диарея, запоры), ферментопатиям, синдрому мальабсорбции [10, 23]. Также на фоне нарушений МЭК могут возникать аллергические проблемы: атопический дерматит, экзема; нарушения различных видов метаболизма, возникновение дефицита витаминов, микроэлементов; снижение иммунологического статуса [20, 27, 36, 39]. Исследования последних лет показали, что нарушения МЭК могут обусловливать заболевания сердечно-сосудистой системы: дислипидемии, артериальную гипо- и гипертензию, острую мезентериальную ишемию и др. [15, 25, 29]. Установлено, что при дислипидемии (облитерирующем атеросклерозе, жировой инфильтрации печени, метаболическом синдроме и др.) происходят выраженные нарушения МЭК, следствием которых являются эндотоксемия, бактериальная транслокация, нарушение функции и структуры печени. Нарушения функции печени при дислипопротеидемии обусловлены главным образом нарушением микробного пейзажа толстой кишки, выражающимся понижением общего уровня летучих жирных кислот и повышением анаэробного индекса, характерными для угнетения резидентной микрофлоры кишечника. Таким образом, создается порочный круг: нарушение МЭК, накопление эндотоксинов – нарушение энтерогепатической циркуляции желчных кислот – нарушение функции печени – нарушение обмена липидов – нарушение структуры печени (жировая инфильтрация, фиброз) – нарушение обмена липидов – поддержание (усугубление) нарушенного кишечного дисбиоза [3, 13, 21, 22, 40].
Выявлена тесная взаимосвязь между изменением количественного и качественного состава кишечной микрофлоры, сопутствующим нарушением функции системы местного иммунитета слизистой оболочки кишечника и прогрессированием хронической сердечной недостаточности (ХСН), синдрома абдоминальной ишемии. Так, при ХСН выявлено уменьшение количества бифидо- и лактобактерий в пристеночном слое кишечника, снижение колонизационной резистентности, нарушение целостности эпителиального кишечника, развитие синдрома мальабсорбции и снижение трофики у таких больных. При этом степень тяжести нарушений в кишечнике (его микробного спектра, структуры и функции слизистой оболочки) прямо коррелировала с тяжестью функционального класса ХСН. В крови больных ХСН было выявлено повышение количества эндотоксина грамотрицательных бактерий, причем наибольшие значения эндотоксемии наблюдались при наличии у больных цианоза и периферических отеков [2, 31].
Установлено, что экопатогенные факторы способны инициировать экспрессию генетически детерминированных атипичных свойств микроорганизмов, повышать уровень мутаций, приводить к созданию нового микроэкологического равновесия, не всегда отвечающего понятию симбиоза. На этом фоне происходит дальнейшая закономерная дестабилизация, которая характеризуется изменением численности и состава бактериальных популяций в биотопах (помимо ЖКТ в других отделах открытых биологических систем: носоглотки, ротовой полости, кожи, мочеполовой системы и др.) в сторону ассоциативного роста грамотрицательных бактерий, несвойственных данному биотопу. Получены доказательства того, что грамотрицательные бактерии по сравнению с грамположительными являются более сильными иммуногенами и более стойкими к антибактериальному действию не только окружающей среды, но и широкоспекторных антибиотиков.
Существует точка зрения, согласно которой при возникающем микроэкологическом дисбалансе происходит формирование штаммов персистирующих потенциально патогенных бактерий, способных при ослаблении защитных сил макроорганизма утяжелять течение хронического заболевания. С другой стороны, особого внимания заслуживает установленный факт формирования дефицита целого ряда микроорганизмов, прежде всего бифидобактерий и лактобацилл в соответствующих экологических нишах. В результате этого вероятно значительное ослабление естественных защитных систем организма, осуществляющих свою деятельность с помощью следующих механизмов: микрофлоры и барьерного эффекта, эпителия/слизи и иммунитета [9, 28].
Таким образом, дисбактериоз кишечника, не являясь нозологической единицей, может быть серьезной предпосылкой для развития различных заболеваний и темой для обсуждения врачами разных специальностей. Показания для коррекции дисбактериоза представлены в таблице 1.
При ряде заболеваний микробиологическая терапия используется как сопутствующий метод лечения.
Коррекция нарушения МЭК возможна двумя путями:
• применением средств, стимулирующих рост полезных микроорганизмов в организме хозяина (пребиотиков);
• непосредственным введением пробиотиков в ЖКТ для колонизации и восстановления микробио­ценоза.
Пребиотики – это неперевариваемые ингредиенты пищи (фруктоолигосахариды, инулин, галактоолигосахариды, лактитол, лактулоза и др.), которые способствуют улучшению МЭК за счет избирательной стимуляции роста и/или метаболической активности одной или нескольких групп бактерий, обитающих в толстой кишке [33]. Пребиотики не подвергаются расщеплению в тонком кишечнике и в неизмененном виде поступают в толстый кишечник, оказывают стимулирующее влияние на рост бифидо- и лактобактерий. Лакто- и бифидофлора используют их в качестве пищевого субстрата, подавляя при этом размножение потенциально патогенной микрофлоры – бактероидов, клостридий и колиформ. Пребиотики в большом количестве содержатся в молочных продуктах, кукурузных хлопьях, крупах, хлебе, репчатом луке, чесноке, фасоли, горохе, артишоках, бананах, полевом цикории и других продуктах [26, 32].
Пробиотики – живые микроорганизмы (молочнокислые бактерии, чаще бифидо- или лактобактерии, иногда дрожжи), относятся к нормальным обитателям кишечника здорового человека. Препараты пробиотики, изготовленные на основе этих микроорганизмов, широко используются в качестве биологически активных добавок к пище в йогуртах и других молочных продуктах [26, 32].
Выбор средства для эмпирической коррекции дисбактериоза – довольно сложная задача в амбулаторной практике. Определенный негативизм у практикующих врачей к непрерывно обновляющемуся на российском фармацевтическом рынке перечню препаратов, обладающих пробиотическим эффектом, вызывает отсутствие исследований, отвечающих принципам доказательной медицины. Что касается известных монопробиотиков бифидумбактерина, лактобактерина, колибактерина, то их лечебный потенциал уже практически исчерпан, они существенно уступают по клиническому результату любому из других современных пробиотических средств. Относительно невысокая стоимость перестает быть их преимуществом, если учесть низкую эффективность, большую вероятность рецидива дисбиотических нарушений и развитие побочных эффектов [27, 32, 36].
В то же время дискуссионным остается вопрос о выживаемости пробиотических микроорганизмов при их пероральном применении в ходе продвижения по пищеварительной трубке. Установлено, что за время инкубирования бифидо- и лактобактерий в желудочном соке и дуоденальном содержимом, равном среднему времени пребывания смешанной пищи в пищеварительном тракте человека, происходит значительное сокращение количества жизнеспособных пробиотических микроорганизмов, вплоть до единичных микроорганизмов в случае бифидобактерий. В исследовании in vitro показано, что меняющаяся на щелочную кислая среда способствует снижению выживаемости микробов на 3–5 порядков (0,1–0,001%) от их исходной численности. Исключение составляют спорообразующие бактерии B. cereus, B. subtilis, B. licheniformis, составляющие основу соответствующих пробиотических препаратов.
Сдерживающим фактором в плане реализации исследований по оценке выживаемости пробиотических микроорганизмов в пищеварительной трубке является отсутствие методических подходов при анализе нарушений МЭК. Для эффективности заместительной терапии пробиотические микроорганизмы должны достигнуть толстой кишки в жизнеспособном состоянии в количестве, достаточном для преодоления колонизационной резистентности слизистой оболочки кишечника, и прижиться в пристеночном слое (биопленке), став составной частью МЭК [34, 35].
Препарат Хилак форте является пробиотиком метаболического типа, который содержит продукты метаболизма микроорганизмов – представителей эндогенной флоры: кишечной палочки, энтерококков и лактобактерий. Среди них молочная кислота и короткоцепочечные летучие жирные кислоты (обладающие антибактериальными свойствами в отношении условно-патогенной и патогенной флоры), молочно-солевой буфер, лактоза, аминокислоты. В капле концентрата содержатся продукты биосинтеза 100 млрд кишечных бактерий.
Как за рубежом, так и в России были проведены многочисленные исследования, доказывающие высокую эффективность препарата Хилак форте. Оценка его эффективности в нескольких исследованиях у взрослых и детей с острыми кишечными инфекциями (ОКИ) неустановленной этиологии, а также острой дизентерией, сальмонеллезом, криптоспоридиозом, ротавирусной инфекцией показала, что препарат оказывал более выраженное, чем базисные средства, положительное влияние на сроки ликвидации интоксикации, диспепсии, нормализацию стула. Хилак форте восстанавливал микробиоценоз толстой кишки, что подтверждалось сменой характера микрофлоры с достоверным уменьшением количества условно-патогенных микроорганизмов. Параллельно отмечалось нормализующее действие препарата Хилак форте на летучие жирные кислоты, их изоформы, а также рН фекалий, количество нейтральных и солей жирных кислот. Препарат способствовал уменьшению выраженности воспаления в слизистой оболочке толстой кишки и атрофических процессов в ней [7, 10].
В исследовании, проведенном Н.И. Леонтьевой (2001), при применении препарата Хилак форте у пациентов с ОКИ, по данным биохимического исследования кала, были отмечены явно положительная динамика, ликвидация нарушений метаболитного статуса, что подтверждалось выраженной тенденцией к нормализации уровней и соотношений летучих жирных кислот, а также изоформ кислот, свидетельствующих о нормализации инфраструктуры микробиоценоза и улучшении энергообеспечения колоноцитов [12].
Антибактериальная терапия достаточно широко внедрена в современную клиническую практику. К сожалению, при назначении антибиотиков не всегда учитывается их влияние на МЭК. Антибактериальные препараты подавляют рост не только патогенных микроорганизмов, но и нормальной микрофлоры. В результате появляются условия для активизации условно-патогенной флоры (стафилококки, протей, дрожжевые грибы, синегнойная палочка, клебсиелла). В этих случаях показано назначение препаратов, регулирующих равновесие кишечной флоры. Для профилактики нарушения микрофлоры под воздействием антибиотиков показано применение препарата Хилак форте, т.к. он не содержит живых или лиофилизированных штаммов. Хилак форте оказывает одновременно санирующее действие и стимулирует регенерацию физиологической флоры. Молочная кислота создает неблагоприятные для патогенных микроорганизмов условия. Продукты метаболизма нормальной микрофлоры, входящие в состав препарата Хилак форте, являются субстратом для роста и размножения полезных микроорганизмов и стимулируют регенерацию всего спектра физиологической флоры. Эти свойства пробиотика были продемонстрированы в исследовании А.А. Авакова и соавт. (2004).
Применение препарата Хилак форте в сочетании с антибиотиками приводило к более быстрому исчезновению симптомов интоксикации, кишечной диспепсии, нормализации стула, чем у пациентов, принимавших бифидумбактерин и лактобактерин. Существенные изменения на фоне применения данного пробиотика определялись и при морфологическом исследовании у этих пациентов: уменьшение выраженности процессов воспаления, увеличение толщины слизистой оболочки толстой кишки, высоты эпителия и глубины крипт. Было выявлено значительное возрастание частоты митозов в эпителии крипт, что свидетельствовало о том, что Хилак форте активизирует процесс репарации слизистой. Таким образом, были показаны протективное действие данного препарата на микрофлору кишечника при его применении совместно с антибиотиками (с первого дня лечения) и его способность защищать слизистую оболочку толстой кишки от токсического действия антибиотиков [1].
Положительными качествами препарата считаются его хорошая переносимость при минимуме нежелательных реакций, что представляет значительный практический интерес, ибо безопасность Хилак форте позволяет использовать его в неонатологии, у детей раннего возраста, а также у беременных и кормящих женщин [4, 5, 7, 11, 19].
Имеется информация о снижении длительности срока бактерионосительства сальмонелл у больных детей при назначении препарата Хилак форте [41]. Л.Н. Мазанкова и соавт. (2010) провели оценку клинико-лабораторной эффективности данного пробиотика у детей с ротавирусным гастроэнтеритом в острый период болезни и его влияния на метаболитный статус фекалий при стационарном лечении. На основании изменений спектра КЖК авторы сделали заключение об эффективности назначения препарата Хилак форте при ротавирусной диарее у детей [16]. Было установлено, что пробиотик не только оптимизирует функциональное состояние кишечника, но и участвуют в регуляции важных гомеостатических механизмов на уровне макроорганизма.
Хилак форте реализует свое положительное влияние на физиологические функции макроорганизма в результате модуляции иммунных реакций, изменения функций макрофагов, продукции цитокинов, активации иммунной системы, связанной со слизистыми оболочками. Пробиотик, нормализуя водно-электролитный баланс и рН в просвете кишечника, является мягким регулятором моторной функции толстой кишки, способствует быстрому восстановлению биоценоза кишечника через нормализацию нормальной микрофлоры – бифидо- и лактобактерий, стимулирует синтез эпителиальных клеток кишечной стенки. Молочная кислота в составе препарата создает неблагоприятные условия для патогенных микроорганизмов. Жирные кислоты, содержащиеся в препарате, оказывают лечебно-профилактическое действие при инфекциях пищеварительного тракта, способствуют всасыванию в кишечнике воды и электролитов (натрий, хлор). Благодаря наличию летучих жирных кислот, которые представляют собой энергетический субстрат для поврежденных эпителиоцитов, Хилак форте является единственным препаратом, устраняющим атрофические и воспалительные процессы в эпителии кишечника.
Продукты метаболизма нормальной микрофлоры, входящие в состав Хилак форте, являются субстратом для роста и размножения одновременно 500 видов полезных микроорганизмов и стимулируют регенерацию всего спектра физиологической флоры. На фоне ускорения развития нормальных симбионтов кишечника под воздействием Хилак форте нормализуются естественный синтез витаминов группы В и К, всасывание минералов, восстанавливаются пищеварительная, обезвреживающая, синтетическая функции микрофлоры, улучшаются физиологические свойства слизистой оболочки ЖКТ, происходят снижение образования аммиака и других токсических продуктов протеолитической флорой и ускорение выведения их из организма, поддержка водного и ионного гомеостаза [6, 7].
По данным опроса среди врачей-педиатров, детских гастроэнтерологов, семейных врачей из различных районов Московской области, проведенного Н.И. Урсовой и соавт. (2005), детям раннего возраста с типичными признаками кишечных дисфункций врачи чаще всего назначают Хилак форте [28]. Представляет также несомненный интерес то обстоятельство, что в 2003 г. препарат Хилак форте стал победителем конкурса «Платиновая унция» (в номинации «Препарат года», подноминации «Безрецептурный препарат»).
Положительное действие корригирующей терапии препаратом Хилак форте на клиническую картину и микробиологический статус больных с синдромом раздраженного кишечника позволило сократить сроки их реабилитации и снизить затраты на восстановительную терапию. Включение Хилак форте в комплекс лечебных мероприятий принципиально изменяло течение синдрома раздраженного кишечника и позволяло избавиться от проявлений спастической дисфункции и запоров. Отчетливый элиминационный эффект пробиотика получен в отношении клебсиелл, цитробактера и грибов рода Candida, что сопровождалось, в свою очередь, нормализацией количественного содержания бифидобактерий, лактобацилл, кишечной палочки и энтерококков. Отмечалась хорошая динамика в копрограмме больных: уменьшалось количество непереваренных мышечных волокон, растительной клетчатки и зерен крахмала, ликвидировалась йодофильная флора. При адекватной дозе и длительном применении не было выявлено никаких побочных реакций препарата. Данные факты делают целесообразным использование Хилак форте в случаях изменения перистальтики и транзита по толстой кишке [4, 7, 11, 19, 29, 33].
В работе И.Т. Щербакова и соавт. [37] показаны регрессия атрофии слизистой оболочки толстой кишки при хроническом неязвенном колите с патогенным дисбактериозом, исчезновение дистрофии эпителия и восстановление его функциональной способности, снижение степени активности патологического процесса и санация пристеночной микробиоты от кампилобактерий на фоне применения Хилак форте [37].
Углубленное изучение механизмов действия Хилак форте позволило подойти к оптимальному решению проблемы липидного дистресс-синдрома в хирургии [19]. В исследованиях В.А. Петухова и соавт. (2002) были обнаружены выраженные нарушения показателей метаболизма печени в прямой корреляционной зависимости с уровнями и профилями летучих жирных кислот в кале, а также величиной анаэробного индекса. Терапия препаратом Хилак форте в течение 2–6 мес. данной группы пациентов с липидным дистресс-синдромом приводила к восстановлению структурно-метаболических нарушений МЭК, одновременно способствовала нормализации метаболических функций печени.
Развитие желчнокаменной болезни нередко коррелирует с нарушениями МЭК с вовлечением патогенной микрофлоры. Назначение Хилак форте за 2 мес. до холецистэктомии помогало восстановлению МЭК, улучшению метаболических процессов в печени [13, 28].
Применение Хилак форте при патологии пищеварительного тракта у детей с атопическим дерматитом позволило после 3 нед. лечения получить хорошие результаты у 86,5% пациентов, что согласуется с данными F. Hrusovska et al. [20, 38]. По наблюдениям указанных авторов Хилак форте оказывал благоприятное влияние на динамику клинических симптомов, заболеваний пищеварительного тракта и кожных проявлений аллергии.
Препарат назначают по 15–30 капель 3 р./сут внутрь до или во время еды до улучшения состояния (2–4 нед.), затем первоначальную дозу уменьшают наполовину. Хилак форте можно применять и при синдроме избыточного бактериального роста в тонкой кишке как на фоне антибактериальной терапии, так и после нее. Однако не рекомендуется назначать его на фоне терапии бактериофагами, поскольку они работают в щелочной среде. Их одномоментное назначение нивелирует эффективность фагов и может приводить к усилению метеоризма, появлению срыгиваний у детей и др., что заставляет ошибочно трактовать эти состояния как нежелательные эффекты применения Хилак форте.
Проблема коррекции дисбактериоза на фоне антихеликобактерной терапии обсуждается рядом отечественных ученых достаточно давно [24, 30]. На сегодняшний день в качестве дополнительной терапии препараты для коррекции МЭК включены в схемы эрадикационной терапии H. pylori, рекомендуемые консенсусом Маастрихт IV (Флоренция, 2010) и Российской гастроэнтерологической ассоциацией. В нашей практической деятельности сочетание дисбактериоза толстого кишечника и хеликобактериоза встречалось в 56% случаев. Одним из факторов, способствующих нарушениям МЭК у этой группы пациентов, является назначение антибиотиков с целью эрадикации H. pylori, что приводит к подавлению облигатной флоры. Отмечаются уменьшение количества полноценной E. coli, дефицит лактобацилл и бифидобактерий, появление патогенной флоры. При назначении совместно с эрадикационной терапией Хилак форте помогает, не снижая активности используемых для эрадикации лекарственных средств, обеспечить стимуляцию роста индигенной микрофлоры. Кроме того, под действием Хилак форте нормализуются естественный синтез витаминов группы В и К, всасывание минералов, восстанавливаются пищеварительная, антиоксидантная и синтетическая функции микрофлоры, улучшаются процессы пищеварения.
Включение Хилак форте по 40 капель 3 р./сут в стандартную схему эрадикационной терапии (омепразол 20 мг 2 р./сут, амоксициллин 1000 мг 2 р./сут и кларитромицин 500 мг 2 р./сут) не только предупреждало прогрессирование нарушений МЭК у 48 наблюдаемых пациентов, но и способствовало улучшению исходных параметров состояния кишечного микробиоценоза. При этом у пациентов, дополнительно получавших Хилак форте, значительно сокращались сроки купирования абдоминального болевого синдрома, желудочной и кишечной диспепсии. До лечения в копрограмме больных превалировали креаторея, стеаторея, в меньшей степени амилорея или их сочетание. После проведенного лечения отмечалось улучшение данных копрограммы, уменьшение вплоть до полной регрессии степени выраженности энтерального синдрома.
Диспепсические расстройства (понос, запор и др.), нередко в сочетании с холестазом – постоянные спутники заболеваний билиарного тракта. Ведущее место среди них занимают болезни желчных путей, желчнокаменная болезнь, сочетающиеся с дисфункциями сфинктера Одди и желчного пузыря. Между тем известно, что микрофлора кишечника определяет энтерогепатическую циркуляцию желчных кислот и тем самым способствует как нормализации, так и нарушению процессов желчеобразования и желчевыделения. Так, активация анаэробной флоры кишечника приводит к нарушению деконъюгации желчных кислот: увеличивается образование вторичных желчных кислот (деоксихолевая и литохолевая), снижается уровень третичной желчной кислоты (урсодеоксихолевая). Кроме токсического действия вторичные желчные соли способствуют формированию литогенной желчи. Снижение содержания урсодеоксихолевой кислоты в желчи приводит к нарушению коллоидного равновесия между желчными кислотами и холестерином с последующим формированием ядер кальцинации и образованием желчных камней [13, 31, 40].
В нашей практике включение Хилак форте в схемы терапии билиарного сладжа как у 36 взрослых пациентов, так и у 23 детей в возрасте 6–13 лет существенно сокращало сроки достижения положительного эффекта лечения по данным контроля ультразвукового исследования желчного пузыря.
Близость биотопов часто обусловливает сочетанное нарушение МЭК и женской половой сферы. Нередко группы пациенток с дисбактериозом кишечника формируются после курсов антибактериальной терапии при воспалительных заболеваниях женских половых органов. В дальнейшем эти пациентки проводят длительное лечение у гастроэнтеролога, в т.ч. и при подготовке к предстоящей беременности. Проводившаяся в Научном центре акушерства, гинекологии и перинатологии РАМН работа, посвященная оценке эффективности коррекции дисбиотических состояний гестационного периода, показала, что лечение препаратом Хилак форте вагинального кандидоза совместно с нормализацией функции кишечника позволяет адекватно корригировать дисбиоз в организме беременных женщин [5].
Хилак форте – один из немногих пробиотиков, который не способствует выведению индигенной микрофлоры и может назначаться уже на этапе заместительной терапии. Такая схема коррекции дисбиотических нарушений пищеварительного тракта обусловлена способностью Хилак форте, содержащего продукты обмена лактобацилл, Esherichia coli и других микроорганизмов, формировать оптимальный рН кишечного содержимого для восстановления нормального микробиоценоза. Содержащиеся в препарате КЖК способствуют нормализации кишечного микробиоценоза и обеспечивают регенерацию поврежденных эпителиальных клеток кишечной стенки. Влияние КЖК, молочной кислоты и других кислот обеспечивает регуляцию внутрипросветного рН. Этому способствуют и буферные соли, восстанавливающие рН среды до необходимых физиологических значений [4]. Следует помнить, что Хилак форте не рекомендуется применять в одно время суток с антацидными препаратами и адсорбентами, поскольку антациды нейтрализуют, а адсорбенты снижают биодоступность кислот, входящих в состав препарата [36].
В большом сравнительном клиническом исследовании, включавшем 352 пациента с различной патологией внутренних органов и экстрагенитальными заболеваниями, подвергнутых антибактериальной терапии, была выявлена высокая частота развития антибиотико-ассоциированной диареи. При назначении Хилак форте нормализация биоценоза кишечника достигнута у 96% беременных с хроническими обструктивными заболеваниями легких, у всех больных с хроническими формами лейкозов, у 86% – с острыми гемобластозами и у 76–98% – с воспалительными заболеваниями почек. Это исследование продемонстрировало широкий спектр активности, выгодные фармакокинетические свойства, хорошую переносимость, что обусловливает удобство и безопасность применения Хилак форте при большом числе показаний, в том числе у больных с тяжелыми инвалидизирующими заболеваниями [19].
Большое практическое значение имеет исследование, проведенное у больных с опухолевыми заболеваниями системы крови, получавших комбинированную цитостатическую и антибактериальную терапию с коррекцией нарушений МЭК препаратом Хилак форте. Было доказано, что названный пробиотик способствует регенерации физиологической флоры кишечника биологическим путем, что выражалось стабилизацией или нормализацией профиля КЖК в кале. Установлено, что при этом создавались оптимальные условия для роста облигатных микроорганизмов и обеспечивалась регенерация поврежденной стенки кишечника [17].
Проблема запоров является одной из часто встречающихся в практике амбулаторного гастроэнтеролога, врача общей практики, работающих как со взрослыми, так и с детьми. Одной из причин функциональных запоров может быть недостаточная активность кишечной микрофлоры, в результате чего нарушается процесс выработки эндогенной молочной кислоты, которая является одним из биохимических субстратов, активизирующих кишечную перистальтику. Использование Хилак форте при запорах оправданно и потому, что препарат содержит молочную кислоту, непосредственно стимулирующую кишечную перистальтику, и потому, что активизируется собственная флора.
В нашей практике включение Хилак форте в схемы мероприятий у пациентов с функциональными запорами приводило к нормализации стула, улучшало его характеристики, оказывало выраженный эффект стимулирования роста бифидо- и лактобактерий, способствовало снижению рН кала с ингибированием роста условно-патогенных штаммов. При этом особую помощь Хилак форте оказывал в детской популяции до года, т.к. применение многих лекарственных средства для ликвидации запоров в этой возрастной группе существенно ограничено.
Детализированный метаанализ клинических исследований Хилак форте и собственные данные позволяют достоверно судить о высоком терапевтическом потенциале пробиотика метаболитного типа в комплексном лечении острых и хронических воспалительных заболеваний органов пищеварения у детей всех возрастных групп, а также у взрослых; убедительно доказан благоприятный профиль безопасности препарата. Исходя из этого, Хилак форте может быть определен как надежный помощник в лечении пациентов с различными заболеваниями и рекомендован для применения в широкой медицинской практике, в т.ч. и как одно из средств первого ряда в эмпирической пробиотикотерапии. Хилак форте может быть использован в практике гастроэнтеролога, врача общей практики, врача-педиатра и врачей других специальностей.

Таблица 1. Показания для коррекции дисбактериоза

Литература
1. Аваков А.А., Гаврилов А.Ф., Щербаков И.Т., Соловьева А.И. Протективное действие препарата Хилак форте на микрофлору кишечника при его применении совместно с антибиотиками // Новые лекарственные препараты. 2004. Вып. 1. С. 3–10.
2. Артюнов Г.А., Кафарская Л.И., Власенко В.К. и др. Биоценоз кишечника и сердечно-сосудис­тый континуум // Сердечная недостаточность. 2004. Т. 5. № 5. С. 224–229.
3. Балукова Е.В., Успенский Ю.П. Место пробиотиков в лечении неалкогольной жировой болезни печени // РМЖ. 2012. № 15. С. 788.
4. Бондаренко В.М. Стабилизирующее действие метаболитного пробиотика Хилак форте на нормальную микрофлору кишечника // Фарматека. 2005. № 1. С. 36–42.
5. Бурков С.Г. Лечение заболеваний кишечника у беременных: место препарата Хилак форте // Consilium medicum. Гинекология. 2005. Т. 07. № 4. С. 7742.
6. Грачева Н.М., Партин О.С., Леонтьева Н.И., Щербаков И.Т. Применение препаратов из метаболитов нормальной микрофлоры в лечении больных острыми кишечными инфекциями // Эпидемиологические и инфекционные болезни. 1996. № 3. С. 30–32.
7. Грачева Н.М., Леонтьева Н.И., Щербаков И.Т., Партин О.С. Хилак форте в комплексном лечении больных острыми кишечными инфекциями и хроническими заболеваниями желудочно-кишечного тракта с явлениями дисбактериоза // Consilium medicum. 2004. № 1. С. 31–34.
8. Грачева Н.М., Партин О.С. Метаболические антибиотики: перспективы применения в клинике // Фарматека. 2007. № 2. С. 36–40.
9. Зайцева Е.В., Антоненко О.М. Место коррекции дисбиозов в терапии ряда хронических заболеваний пищеварительного тракта // Consilium medicum. Гастроэнтерология. 2011. № 1. С. 60–63.
10. Ильина Н.О. и др. Метаболические критерии дисбактериоза кишечника при острых кишечных инфекциях у детей // Consilium medicum. Гастроэнтерология. 2006. № 1. С. 32–38.
11. Копанев Ю.А. Применение Хилак форте для коррекции микроэкологических нарушений и функциональных расстройств у детей и взрослых // Трудный пациент. 2007. № 10.
12. Леонтьева Н.И., Щербаков И.Т., Партин О.С., Соловьева А.И., Блохина Т.А. Применение Хилак форте у больных острыми и хроническими заболеваниями желудочно-кишечного тракта и дисбактериозом кишечника: Материалы IX Российского национального конгресса «Человек и лекарство». Москва, 2001.
13. Лоранская И.Д. Изменение микрофлоры кишечника у больных после холецистэктомии, современная немедикаментозная коррекция: Тезисы докладов научно-практического семинара «Индивидуальные подходы к проблеме дисбактериоза». Москва, 2003. С. 25–28.
14. Лоранская И.Д., Лаврентьева О.А. Функциональный анализ микробиоценоза желудочно-кишечного тракта // РМЖ. 2011. № 14. С. 2–5.
15. Льнявина В.М. Изменения липидного обмена у больных ишемической болезнью сердца, ассоциированной с дисбиозом кишечника; метаболические эффекты пробиотиков: Автореф. дис. ... канд. мед. наук. СПб., 2008.
16. Мазанкова Л.Н., Захарова И.Н., Дмитриева Ю.А. Концептуальный подход к назначению пробиотиков-синбиотиков у детей // Детские инфекции. 2010. № 3. С. 31.
17. Максимов И.К., Ардатская М.Д. Нарушения микробиоценоза на фоне полихимиотерапии у больных опухолевыми заболеваниями системы крови: новые методы диагностики и коррекции // Фарматека. 2004. № 13. С. 79–84.
18. Отраслевой стандарт 91500.11.00040-2003 «Протокол ведения больных. Дисбактериоз кишечника».
19. Пальгова Л.К., Бикебаева А.Ж., Бекбаева А.А. и др. Антибиотико-ассоциированные диареи в практике врача и оценка результатов коррекции препаратом Хилак форте // Российский журнал гастроэнтерологии, гепатологии, колопроктологии. 2002. Т. XII. № 5. С. 59.
20. Пастухова В.А., Зайцев О.В., Ардатская М.Д. Эффективность Хилак форте при коррекции микроэкологических нарушений в кишечнике у детей с атопическим дерматитом // Фарматека. 2007. № 6. С. 82–87.
21. Петухов В.А. Нарушение функций печени и дисбиоз при липидном дистресс-синдроме Савельева и их коррекция пробиотиком Хилак форте // РМЖ. 2002. Т. 10. № 4. С. 77–89.
22. Петухов В.А. Результаты лечения внепеченочных билиарных дисфункций при липидном дистресс-синдроме // Consilium medicum. 2003. № 3. С. 10–18.
23. Потапов А.С., Пахомовская Л.Н., Полякова С.И. Применение пробиотиков врачами общей практики. Справочник поликлинического врача. 2007. № 6. С. 45–49.
24. Ткаченко Е.И. и соавт. Эрадикационная терапия, включающая пробиотики: консенсус эффективности и безопасности // Клиническое питание. 2005. № 1. С. 14–20.
25. Ткаченко Е.И. и соавт. Клинические возможности пробиотической терапии в коррекции нарушений липидного обмена у больных ишемической болезнью сердца // Клиническое питание. 2006. № 1-2. С. 25–30.
26. Трофименко Е.В. Влияние пребиотиков и пробиотиков на здоровье детей первого года жизни // Медицинский совет. 2010. № 11-12.
27. Урсова Н.И., Римарчук Г.В., Савицкая К.И. Проблема нарушения микробиоценоза у детей и его коррекция // Практический врач. 2001 № 319. (1). С. 33–35.
28. Урсова Н.И. Итоги и перспективы использования Хилак® форте в практической медицине // Трудный пациент. 2005. № 2.
29. Успенский Ю.П. и соавт. Терапия ишемической болезни сердца, ассоциированной с метаболическим синдромом и дисбиозом кишечника (усовершенствованная медицинская технология). СПб., 2008. С. 8.
30. Успенский Ю.П., Барышникова Н.В. Использование синбиотиков для оптимизации лечения Helicobacer pylori-ассоциированных заболеваний // Профилактическая и клиническая медицина. 2011. № 3 (40). С. 207–213.
31. Фадеенко Г.Д. Кишечная микрофлора и ее роль при дислипидемиях // Перспективы медицини та бiологii. 2009. Т. 1. № 1.
32. Хавкин А.И. Микрофлора пищеварительного тракта. М., 2006. С. 323–324.
33. Харитонова Л.А. Место Хилак форте в коррекции микроэкологии кишечника у детей // Consilium medicum. Педиатрия. 2004. Т. 06. № 3. С. 8223.
34. Чичерин И.Ю. и соавт. Выживаемость бифидумбактерий и лактобактерий в условиях in vitro в желудочном соке и дуоденальном содержимом людей / Кишечная микрофлора. Взгляд изнутри. Сборник научных статей. 2012. Вып. 1. С. 7–10.
35. Чичерин И.Ю. и соавт. Заместительное действие пробиотиков: миф или реальность / Кишечная микрофлора. Взгляд изнутри. Сборник научных статей. 2012.Вып. 1. С. 35–40.
36. Шульпекова Ю.О. Избыточный бактериальный рост в кишечнике: патогенетические особенности и лечебные подходы // РМЖ. 2003. Т. 11. № 5. С. 281–284.
37. Щербаков И.Т., Грачева Н.М., Аваков А.А., Мацулевич Т.В. и др. Патоморфология слизистой оболочки толстой кишки у больных с острыми кишечными инфекциями до и после лечения бифидумбактерином форте // Практикующий врач. 1999. Вып. 3. № 16. С. 19–21.
38. Hrusovska F., Blanarikova Z., Ondrisova M. et al. Hylak forte drops in the treatment of atopic eczema in children // Cesk Pediatr. 1993. Vol. 48 (94). Р. 6.
39. Hunter J.O., Madden J.A. А review of the role of the gut microflora in irritable bowel syndrome and the effect of probiotics // Br. J. Nutr. 2002. Vol. 88 (suppl. 1). P. 67–72.
40. Imazumi R., Hirata K., Zommara M. et al. / Effects of cultered mile products by Lactobacillus and Bifidobacterias species on secretion of the bile acids in hepatocytes and in rats // J. Nutr. Sci. Vitaminol (Tokio). 1992. № 4. Р. 186–191.
41. Rudkowski Z., Bromirska J. Reduction of the duration of Salmonella excretion in infants with Hylak forte // Padiatr Padol. 1991. Vol. 26. Р. 111–114.

Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak