Подходы к лечению остеоартроза у пожилых больных

Ключевые слова
Похожие статьи в журнале РМЖ

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №28 от 09.12.2014 стр. 2044
Рубрика: Ревматология

Для цитирования: Светлова М.С. Подходы к лечению остеоартроза у пожилых больных // РМЖ. 2014. №28. С. 2044

В настоящее время число пожилых людей на планете составляет 516 млн человек. К середине XXI в. оно увеличится до 1,53 млрд. Больше всего, почти в 5 раз, вырастет число людей старше 85 лет – с 40 млн в настоящее время до 219 млн через ближайшие 30 лет. Две трети престарелых, большая часть из которых приходится на развитые страны, составят женщины [1].


В пожилом возрасте анатомо-физиологические системы человека претерпевают более или менее значительные изменения. Старение организма сопряжено с дегенеративно-дистрофическими процессами, которые происходят в суставах и приводят к развитию остеоартроза (ОА) и прочих заболеваний опорно-двигательного аппарата. ОА – самое часто встречающееся заболевание суставов с ассоциированной с возрастом распространенностью: ОА составляет 40–60% дегенеративных заболеваний костно-мышечной системы, в целом им страдает 15% населения в мире, причем из этого числа приблизительно 65% пациентов – в возрасте 60 лет и более [2, 3].

Именно у лиц пожилого и старческого возраста проблема ОА приобретает особое значение в связи с сопутствующими заболеваниями и инволютивными изменениями в организме. По мере старения увеличивается процент больных, страдающих 2-мя и более заболеваниями, совокупность которых во многом и предопределяет летальный исход. Отмечено, что наличие ОА у женщин сопровождается снижением продолжительности жизни на 8–10 лет, и чем больше число пораженных суставов, тем короче продолжительность жизни.
В общей практике физическая нетрудоспособность пациентов с ОА имеет тесную связь с коморбидностью – наличием 2-х или более заболеваний у одного и того же пациента, патогенетически взаимосвязанных между собой или совпадающих по времени. Клинический опыт и данные многочисленных рандомизированных исследований свидетельствуют о том, что ОА часто сочетается с другими скелетно-мышечными заболеваниями, в т. ч. с остеопорозом, а также с соматической патологией: артериальной гипертензией (АГ), ишемической болезнью сердца (ИБС), сердечной недостаточностью, ожирением, сахарным диабетом, заболеваниями легких и ЖКТ [4, 5].

Наибольшее внимание исследователей привлекает распространенное сочетание ОА с сердечно-сосудистыми заболеваниями (ССЗ), что обусловлено как общими патогенетическими механизмами возникновения воспалительного процесса в перихондральных тканях и в эндотелиальной оболочке сосудов, так и ограничением физической активности, усугубляющим течение заболеваний данной группы. Кроме того, хронический болевой синдром у пациентов с заболеваниями суставов, вызывая нейроэндокринный ответ, нередко является причиной развития осложнений АГ и ИБС. Установлено, что уровень смертности больных ОА от ССЗ выше, чем у людей без него в аналогичных возрастных группах [6–8].

В связи с вышеизложенным проблема лечения пожилого больного ОА весьма актуальна. Тот факт, что у больного ОА, как правило, одновременно отмечают несколько соматических заболеваний, и в первую очередь ССЗ, обусловливает необходимость жесткой оценки предполагаемой пользы и возможного риска от применяемой противоартрозной терапии. На фоне коморбидности избыточное и нерациональное назначение лекарств без учета их взаимодействия приводит к резкому возрастанию вероятности развития нежелательных эффектов терапии и усугублению течения заболевания. Поэтому выбор должен быть в пользу максимально безопасной и эффективной терапии.
В настоящее время в медикаментозном лечении ОА применяются нестероидные противовоспалительные препараты (НПВП), анальгетики, антидепрессанты, глюкокортикостероиды и препараты гиалуроновой кислоты локально в полость сустава, а также медленнодействующие противовоспалительные препараты, прежде всего хондроитина сульфат (ХС) и глюкозамин (ГА).

Практически каждый пациент с ОА принимает тот или иной НПВП. Безусловно, роль НПВП в лечении ОА трудно переоценить: они эффективно снимают боль, облегчая страдания и улучшая качество жизни пациента. Несомненными достоинствами НПВП являются доказанная эффективность, удобство использования и финансовая доступность. Однако данные препараты не только обладают позитивным лечебным действием, но и имеют довольно большой спектр нежелательных явлений, что определяется широкой фармакологической активностью. Прием НПВП может вызывать повреждение слизистой оболочки верхних отделов ЖКТ с развитием эрозий, язв и их осложнениями: кровотечениями, перфорациями и нарушением проходимости (НПВП-гастропатии), а также поражение тонкого и толстого кишечника.

Риск развития желудочно-кишечных кровотечений и перфорации язвы у больных, регулярно принимающих НПВП, в 4 раза выше, чем во всей популяции. Так, среди людей в возрасте 65 лет и старше от 20 до 30% всех госпитализаций и смертей в связи с язвенной болезнью обусловлены лечением НПВП. Кроме этого, их применение может приводить к дестабилизации АГ, прогрессированию сердечной недостаточности, а также ассоциироваться с повышением риска кардиоваскулярных катастроф (инфаркта миокарда, инсульта и внезапной коронарной смерти). Гипертензивный эффект НПВП, с одной стороны, связан с подавлением фильтрации и усилением проксимальной канальцевой реабсорбции натрия, увеличением внепочечной и внутрипочечной сосудистой резистентности за счет ингибиции синтеза простагландинов с вазодилататорной активностью. С другой стороны, его возникновение осуществляется за счет усиления высвобождения норадреналина из нервных окончаний и увеличения чувствительности сосудистой стенки к действию вазоконстрикторных субстанций, снижения почечного кровотока и клубочковой фильтрации с активацией ренин-ангиотензиновой и симпатической систем. По этой же причине использование НПВП ассоциировано с повышением риска развития и декомпенсации застойной сердечной недостаточности [9].

В этой связи применение НПВП для лечения ОА у больных пожилого возраста, имеющих, как правило, несколько сопутствующих заболеваний, далеко не безопасно.
Сегодня во врачебной практике применяется класс препаратов, способных оказать реальную помощь больным ОА, но при этом обладающих высокой безопасностью и хорошей переносимостью. Это медленнодействующие препараты с возможным структурно-модифицирующим эффектом – в первую очередь ХС и ГА. Они обладают выраженным обезболивающим эффектом, кроме того, их действие направлено на патофизиологические процессы, задействованные в развитии и прогрессировании ОА, что особенно важно для сохранения физической активности и высокого качества жизни пациентов.

ГА и ХС – естественные метаболиты хрящевой ткани. ГА является аминомоносахаридом, в организме используется хондроцитами как исходный материал для синтеза протеогликанов, глюкозаминогликанов и гиалуроновой кислоты. ХС образуется из ГА. Крупная полианионная молекула ХС является важной частью структуры хряща и определяет его физико-химические свойства, а также служит основой для синтеза гиалуроновой кислоты. ХС и ГА могут применяться в виде монотерапии и в комбинации. При одновременном приеме ХС и ГА происходит синергизм их действия. Применяя эти средства, мы можем снизить побочные эффекты, уменьшить дозы уже принимаемых НПВП. Эффект от применения анальгезирующих средств проявляется уже на 5-й день лечения, но длится не более 2 нед., затем выраженность эффекта снижается. ХС и ГА обладают совсем иным механизмом действия. Эффект наступает не ранее чем через 1 мес., однако этот эффект достаточно длительный, и со временем он увеличивается [10, 11].
Обезболивающий, противовоспалительный эффект ХС, ГА и их комбинации был продемонстрирован в многочисленных крупных исследованиях. Интерес к данной группе лекарственных средств не снижается до настоящего времени.
Исследования последних лет были направлены на изучение симптоматического и возможного структурно-модифицирующего эффекта препаратов. Так, B. Zegels et al. оценили эффективность ХС в лечении ОА коленных суставов, а также сравнили влияние на выраженность боли в суставах при различных режимах назначения ХС (результаты представлены в 2012 г.). В исследование вошли 353 пациента с гонартрозом. Все больные были разделены на 3 группы: пациенты 1-й группы принимали ХС в течение 6 мес. по 1200 мг/сут однократно, 2-й – по 400 мг ХС 3 р./сут, контрольная группа получала плацебо. В динамике оценивали выраженность симптомов ОА по альго-функциональному индексу Лекена. Через 6 мес. наблюдения авторы сделали вывод о более высокой эффективности ХС по сравнению с плацебо (индекс Лекена снизился в 1-й и 2-й группах с 11,9 и 11,2 до 7,8 и 7,5 балла соответственно, р=0,0001; в контрольной группе – с 11,2 до 9,7 балла). Оба режима назначения ХС были одинаково эффективны [12].

Интересные данные были представлены в 2013 г. J. Martel-Pelletier et al. В проведенное ими исследование вошли 600 больных ОА коленных суставов. Пациенты были разделены на 2 группы. 300 больных 1-й группы получали либо только НПВП, либо НПВП в сочетании с ГА, или ХС, или комбинацией ХС и ГА. 2-я группа лечилась ХС, или ГА, или комбинацией ХС и ГА; часть больных 2-й группы не получала никакого лечения по поводу ОА. Исследователи оценили динамику симптомов ОА на протяжении 2-х лет наблюдения, а также рентгенологическое прогрессирование заболевания и объем суставного хряща с помощью магнитно-резонансной томографии (МРТ). В данном исследовании ХС, ГА, их комбинация не только не уступали НПВП по влиянию на боль, скованность, нарушение функции суставов, но и продемонстрировали структурно-модифицирущий эффект. Как через 1 год, так и через 2 года наблюдения авторы констатировали более медленные темпы уменьшения рентген-суставной щели (р=0,02 и р=0,06 через 1 год и 2 года соответственно) в группах, принимавших ХС, или ГА, или комбинацию ХС и ГА по сравнению с группой, принимавшей НПВП, и группой без лечения. Через 2 года наблюдения объем суставного хряща по данным МРТ был достоверно больше в группах ХС, ГА и комбинации ХС и ГА (р=0,06) [13].

Исследования последних лет продемонстрировали сопоставимую с эффектом НПВП и даже более выраженную противовоспалительную активность ГА и ХС. Изу­чены многочисленные патогенетические эффекты этих веществ при ОА. Показано, что ХС, а также комбинация ХС и ГА более активно снижают уровень сосудистого эндотелиального фактора роста, уменьшают продукцию синовиоцитами тромбоспондина-1, секрецию фосфолипазы-2, усиливают продукцию гиалуроновой кислоты, ингибируют синтез синовиоцитами и клетками субхондральной кости провоспалительных цитокинов, матриксных металлопротеиназ, которые играют важную роль в развитии и прогрессировании ОА [14, 15].

Эффективность комбинации ХС и ГА в сравнении с эффективностью НПВП оценили M. Hochberg et al. Данные многоцентрового рандомизированного исследования были представлены на конгрессе Международного общества по изучению ОА (OARSI) в апреле 2014 г. в г. Париже (Франция). В исследовании приняли участие 42 европейских центра в Испании, Франции, Польше, Германии, рандомизированы 606 пациентов с симптомным ОА, сильной болью в коленных суставах. 1-я группа больных получала комбинацию ХС и ГА гидрохлорида (ГАГ) (1200 мг ХС и 1500 мг ГАГ 3 р./сут), 2-я – целекокосиб 200 мг/сут. За пациентами обеих групп наблюдали на протяжении 6 мес., оценивали выраженность боли в коленных суставах с помощью индекса WOMAC. Через 4 мес. был несколько более эффективным целекоксиб, однако через 6 мес. лечения различия в значениях индекса WOMAC отсутствовали в группах больных, получавших комбинацию ГАГ с ХС или целекоксиб. Авторы сделали вывод о равноценной эффективности вышеназванных лекарственных препаратов при ОА коленных суставов [16].

В нашем собственном исследовании мы сравнили эффективность Терафлекса (комбинация ГАГ с ХС) и диклофенака при ОА. В исследование вошли 56 больных со средним возрастом 67,7±5,7 года. Терафлекс пациенты принимали по 3 капсулы в сутки в течение 1 мес., а затем по 2 капсулы в сутки на протяжении 5 мес. Диклофенак назначался группе сравнения курсами в дозе 100 мг/сут при усилении болей в суставах. В динамике нами оценивались выраженность боли в суставах по визуально-аналоговой шкале (ВАШ) и индекс Лекена. Через 3 мес. наблюдения положительную динамику боли по ВАШ и индексу Лекена мы отметили в обеих группах, более выраженную – в группе диклофенака, однако через 6 мес. лечения вышеназванные показатели были достоверно лучше в группе Терафлекса (р=0,04, р=0,03 для боли по ВАШ и индексу Лекена соответственно). Различия между группами в выраженности боли по ВАШ в контрольные сроки наблюдения представлены на рисунке 1. Таким образом, в нашем исследовании влияние на выраженность боли в суставах длительного приема Терафлекса было не только сопоставимо, но и более эффективно, чем курсовой прием НПВП.

С целью достижения более быстрого анальгетического эффекта у пожилых больных, страдающих ОА, целесообразно применение в начале лечения (в течение 3 нед. по 2 капсулы 2 р./сут) препарата Терафлекс Адванс, в состав которого помимо ГАГ и ХС входит ибупрофен, с последующим переходом на Терафлекс. Ибупрофен является безопасным стандартом НПВП с коротким периодом полураспада (меньше 6 ч), который не кумулируется при нарушении метаболических процессов у данной категории больных и приводит к быстрому анальгетическому эффекту. В низких дозах ибупрофен (в состав капсулы Терафлекс Адванс входит 100 мг ибупрофена) не вызывает побочных эффектов со стороны ЖКТ, имеет низкий риск сердечно-сосудистых осложнений. Эффект комбинации ибупрофена с ГА признан синергическим, причем анальгезирующий эффект данной комбинации обеспечивает в 2,4 раза меньшая доза ибупрофена [17, 18].

Таким образом, результаты проведенных исследований демонстрируют положительное влияние на боль, функцию суставов ХС, ГА, их комбинации при ОА, многочисленные патогенетические эффекты этих препаратов, а также равноценную эффективность комбинации ХС и ГА (при длительном приеме) и НПВП. В лечении пожилых пациентов с тяжелыми сопутствующими заболеваниями, высоким риском поражения ЖКТ ХС, ГА и их комбинация (препарат Терафлекс) могут выступать в качестве альтернативы небезопасным НПВП. Они значительно уменьшают боль, улучшают функцию суставов, при этом не вызывают побочных эффектов, хорошо переносятся пожилыми больными. Врачам-терапевтам первичного звена необходимо помнить об этом, назначая эффективное и безопасное лечение ОА больным пожилого возраста.




Литература
1. Лазебник Л.Б., Верткин А.Л., Конев Ю.В. Старение. М.: Эксмо, 2014.
2. Цурко В.В. Остеоартроз: гериартрическая проблема // РМЖ. 2005. Т. 13. № 24. C. 1627–1631.
3. Felson D.T. Epidemiology of hip and knee osteoarthritis // Epidemical. Rev. 1988. № 10. P. 1–28.
4. Дворецкий Л.И., Кузнецова О.П. Трудности диагностики у лиц пожилого возраста // Тер. архив. 1995. № 10. С. 35–39.
5. Лазебник Л.Б. Семиотика и диагностика в гериатрии // Клиническая геронтология. 1995. № 1. С. 44–47.
6. Sander G.E. High blood pressure in the geriatric population: treatment consideration // Am J Geriatr Cardiol. 2002. № 11 (3). Р. 223–232.
7. The Seventh Report of the Joint National Committee on Prevention, Detection and Evaluation and Treatment of High Blood Pressure // J.A.M.A., 2003.
8. Tresch D.D., Alla H.R. Diagnosis and management of myocardial ischemia (angina) in the elderly patient // Am J Geriatr Cardiol. 2001. Vol. 10 (6). P. 337–344.
9. Пахомова И.Г., Павлова Е.Ю. Нестероидные противовоспалительные препараты: фокус на безопасность // Consilium Medicum. 2014. № 1. С. 8–12.
10. Bruyere O., Pavelka K., Rovati L.C. et al. Glucosamine sulphate reduces osteoarhritis progression in postmenopausal with knee osteoarthritis: evidence from two 3-year studies // Menopause. 2004. Vol. 11. № 2. P. 138–143.
11. Clegg D.O. Reda D. J., Harris C.L. et al. Glucosamine, chondroitin sulfate and the two in combination for painful knee osteoarthritis // NEJM. 2006. № 354. P. 795–808.
12. Zegels B., Crozes P., Reginster J.Y. Equivalense of single dose (1200 mg) compared to a three-time a day dose (400 mg) of chondroitin sulfate in patients with knee osteoarthritis. Results of a randomized double-blind placebo controlled study // Osteoarthritis and cartilage. 2012. Vol. 21. Р. 22–27.
13. Martel-Pelletier J., Roubille C., Raynauld J.-P. The long-term effects of SYSADOA treatment on knee osteoarthritis symptoms and progression of structural changes: participants from the osteoarthritis initiative progression cohort // Osteoarthritis and cartilage. 2013. Vol. 21. Р. 63–312.
14. Martel-Pelletier J., Mineau F., Montell E. et al. Effect of chondroitin sulfate on the factors involved in synovial inflammation // Osteoarthritis and cartilage. 2012. Vol. 20. Р. 54–296.
15. Wu W., Pasierb M. Physiological concentrations of glucosamine sulfate and glucosamine HCL can downregulate IL-1, kinins and MMPs in human osteoarthritic chondrocytes // Osteoarthritis and cartilage. 2012. Vol. 20. Р. 54–296.
16. Hochberg M.C., Martel-Pelletier J., Monfort J. et al. Randomized, double-blind, multicenter, non inferiority clinical trial with combined glucosamine and chondroitin sulfate vs celecoxib for painful knee osteoarthritis // Osteoarthritis and cartilage. 2014. Vol. 22. Р. 7–56.
17. Tallarida R.J., Cowan A., Raffa R.B. Antinociceptive synergy, additivity, and subadditivity with combinations of oral glucosamine plus nonopioid analgesics in mice // J.Pharmacol Exp Ther. 2003. Nov. Vol. 307 (2). P. 699–704.
18. Насонов Е.Л. Нестероидные противовоспалительные препараты. М., 2000.

Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak