Анализ заболеваемости злокачественными новообразованиями органов пищеварения

COVID-19
Импакт фактор - 0,426*

*Пятилетний импакт фактор РИНЦ за 2020 г. 

Ключевые слова
Похожие статьи в журнале РМЖ

Читайте в новом номере

Антиплагиат
РМЖ «Медицинское обозрение» №8 от 29.10.2021 стр. 525-530

DOI: 10.32364/2587-6821-2021-5-8-525-530

Рубрика: Онкология Гастроэнтерология

Введение: злокачественные новообразования являются важнейшей проблемой здравоохранения в мире, второй наиболее распространенной причиной смертности. Показатели заболеваемости и смертности от онкологических болезней системы пищеварения (ОБСП) среди на­селения отдельных стран и даже территорий одной страны различны. На распространенность ОБСП влияет совокупность факторов, от­личающихся в различных регионах: социально-экономические, климато-географические, экологические, поведенческие, наследствен­ные. 

Цель исследования: оценка данных заболеваемости ОБСП среди жителей северных регионов России, их динамики за 5 лет и сопоставление их с показателями у российского населения в целом. 

Материал и методы: использовались данные официальной статистики, полученные из отчетов МНИОИ им. П.А. Герцена — филиала ФГБУ «НМИЦ радиологии» Минздрава России 2016–2019 гг. Проведен поиск литературы, посвященной ОБСП у жителей Севера в базах данных Меdline, PubMed, Web of Science, Scopus, Google Scholar. 

Результаты исследования: отмечена высокая распространенность ОБСП у населения северных регионов России, превышающая показатели по стране. Зарегистрирован рост их частоты на протяжении 5 лет. Стандартизованный показатель вновь выяв­ленных заболеваний варьировал на отдельных территориях от 4,84±0,63 в Мурманской области до 12,72±4,64 в Чу­котском АО (в России — 3,18±0,04). Исключение состави­ли Красноярский край и Ханты-Мансийский АО, где пока­затель был сходен с общероссийским. У мужчин ОБСП возникают на несколько лет раньше, чем у женщин. Разница составляет от 1,5 года при раке нижних отделов толстой кишки до 5,6 года при раке под­желудочной железы. В структуре онкологических заболеваний ведущими являются рак желудка и ободочной кишки, как и в целом в России.

Заключение: показатели заболеваемости раком в сочетании с данными о факторах риска у жителей северных территорий дадут информацию, на основе которой могут быть усовершенствованы программы профилактики и лечения злокачественных новообразований.

Ключевые слова: злокачественные новообразования, органы пищеварения, инфекция Нelicobacter рylori, население Арктики, факторы риска.


Для цитирования: Герман С.В., Бобровницкий И.П., Балакаева А.В. Анализ заболеваемости злокачественными новообразованиями органов пищеварения. РМЖ. Медицинское обозрение. 2021;5(8):525-530. DOI: 10.32364/2587-6821-2021-5-8-525-530.

S.V. German, I.P. Bobrovnitskiy, A.V. Balakaeva

Centre for Strategic Planning and Management of Biomedical Health Risks of the Federal Medical Biological Agency, Moscow, Russian Federation

Background: malignancies are a critical issue of healthcare worldwide and rank second among leading causes of death. Gastrointestinal (GI) cancer morbidity and mortality are different across national populations and even territories of one country. A set of factors affect GI cancer prevalence, e.g., social-economic, climatic geographical, ecological, behavioral, hereditary factors of the living environment, etc.

Aim: was to analyze the rate of GI cancers among habitants of northern regions of Russia and its changes over five years and compare these data to the Russian population.

Materials and Methods: official statistical data of the P.A. Hertsen Moscow Oncology Research Institute — Branch of the National Medical Research Radiological Centre (2016–2019) were used. In addition, published data on GI malignancies indexed in Medline, PubMed, Web of Science, Scopus, and Google Scholar databases were reviewed.

Results: a higher rate of GI cancers among populations  of northern regions of Russia (more remarkable than in Russia) was reported. Standardized incidence varied from 4.84±0.63 in the Murmansk Region to 12.72±4.64 in the Chukotka autonomous region. The exclusions were the Krasnoyarsk region and Khanty-Mansy autonomous region. In these regions, the incidence was similar to all-Russian incidence. In men, GI malignancies develop several years earlier than in women, i.e., the difference varies between 1.5 years (colon cancer) and 5.6 years (pancreatic cancer). The leading malignancies in Russia are gastric cancer and colon cancer.

Conclusion: cancer prevalence and risk factors in populations of northern regions of Russia provide novel modalities to improve preventive and treatment strategies for malignancies.

Keywords: malignancies, digestive organs, Helicobacter pylori infection, Arctic people, risk factors.

For citation: German S.V., Bobrovnitskiy I.P., Balakaeva A.V. Analysis of the prevalence of gastrointestinal malignancies. Russian Medical Inquiry. 2021;5(8):525–530 (in Russ.). DOI: 10.32364/2587-6821-2021-5-8-525-530.



Введение

В мире наблюдается тенденция к росту числа онкологических заболеваний. Это объясняется увеличением продолжительности жизни и старением населения, экологическими и экономическими причинами, с одной стороны, появлением эффективных методов ранней диагностики — с другой. Полвека назад рак считался заболеванием старых людей, в последние годы он молодеет, что также способствует увеличению показателя заболеваемости.

В России распространенность злокачественных ново­образований, по данным на 2019 г., ежегодно увеличивается на 1,5% [1]. За последние 5 лет она выросла на 11,9%. Смертность от онкологических заболеваний находится на 2-м месте после болезней системы кровообращения. В структуре смертности от рака онкологические болезни системы пищеварения (ОБСП) занимают одно из ведущих мест, составляя 29,3%. Удельный вес ОБСП у женщин ниже (23,1%) аналогичного показателя у мужчин (31,3%) [1], по-видимому, отчасти из-за значительной доли рака репродуктивной системы, превышающей таковую у мужчин.

В рамках национального проекта «Здравоохранение» в России реализуется федеральный проект «Борьба с онкологическими заболеваниями» [2]. Задача является актуальной для Арктической зоны РФ, учитывая, с одной стороны, растущее освоение ее природных богатств и постоянные миграционные процессы, а с другой — трудности проживания в ней.

Целью данной работы стала сравнительная оценка заболеваемости ОБСП среди жителей северных регионов России.

Материал и методы 

Проанализирована заболеваемость ОБСП в 10 регионах Севера на протяжении 5 лет (с 2014 по 2018 г.): в Ненецком автономном округе (АО), Архангельской, Мурманской областях, республиках Карелия, Коми, Ханты-Мансийском АО, Ямало-Ненецком АО, Красноярском крае, Республике Саха (Якутия), Чукотском АО, проведено сравнение с соответствующими показателями по стране.

Учитывались впервые выявленные заболевания. Применяли чаще используемый в настоящее время стандартизованный показатель заболеваемости на 100 тыс. населения, основанный на мировом стандарте возрастного распределения. «Грубые» показатели часто представляют искаженную картину, обусловленную разной возрастной структурой сравниваемых групп населения.

Численность населения ряда административных северных территорий мала, и при небольшом абсолютном количестве опухолей снижается статистическая точность результатов.

Результаты

Заболеваемость раком пищевода повышена у жителей Севера по сравнению с таковой у остального населения России. Стандартизованный показатель вновь выявленных заболеваний варьировал на отдельных территориях от 4,84±0,63 в Мурманской области до 12,72±4,64 в Чукотском АО (в России — 3,18±0,04). Исключение составили Красноярский край и Ханты-Мансийский АО, где показатель был сходен с общероссийским. За 5-летний период закономерной динамики не зарегистрировано.

Частота рака желудка в целом по стране в 2018 г. составила 13,55±0,07. В большинстве северных районов она была выше и колебалась от 16,43±1,18 в Республике Саха (Якутия) до 21,06±1,02 в Архангельской области. Показатель не превышал средний российский в Ямало-Ненецком АО и Ханты-Мансийском АО. Как и во многих странах, заболеваемость раком желудка имеет тенденцию к снижению. Она осталась на прежнем уровне, но превышающем показатель по стране, в Архангельской и Мурманской областях.

Распространенность рака тонкого кишечника в стране увеличилась за 5 лет (0,48 ±0,01 и 0,64±0,02 соответственно). В регионах Севера показатель частоты в 2018 г. варьировал от 0,53±0,20 в Республике Коми (8 случаев) до 1,35±0,72 в Ямало-Ненецком АО (5 случаев). Во многих его районах население невелико, встречались единичные случаи опухоли, поэтому судить о различиях частоты и о динамике невозможно.

Заболеваемость раком ободочной кишки возросла в России — в 2014 г. она составляла 14,24±0,08, в 2018 г. — 15,58±0,08. На северных территориях она была выше и варьировала в 2018 г. от 16,68±0,61 в Красноярском крае до 28,27±7,15 в Ненецком АО. Только в Республике Саха (Якутия) заболеваемость оказалась ниже, чем в целом по стране.

У жителей Севера почти во всех районах наблюдалась тенденция к росту частоты злокачественных ново­образований ободочной кишки за последние 5 лет. Отмечалась повышенная частота заболеваемости в Республике Карелия, где показатель увеличился только у мужчин.

Частота поражения нижних отделов кишечника (ректосигмоидного соединения, прямой кишки, ануса) была выше данных по стране (в России в 2018 г. — 11,63±0,07) — от 13,34±0,15 в Красноярском крае до 29,34±7,15 в Ненецком АО. В трех регионах Севера — в Чукотском АО, Республике Саха (Якутия) и Ханты-Мансийском АО заболеваемость была не выше, чем в России. Определенной динамики частоты злокачественных новообразований такой локализации за 5 лет у жителей северных территорий не зарегистрировано, но в стране наблюдался ее рост (в 2014 г. — 10,98±0,07).

Рак поджелудочной железы, один из наиболее агрессивных, относительно редок (в 2014 г. в России — 6,50±0,05, 2018 г. — 7,02±0,05). В одних северных регионах в 2018 г. показатель его распространенности превышал таковой по стране (от 8,17±1,64 в Ямало-Ненецком АО до 9,26±0,4 в Красноярском крае), в других (республики Карелия, Коми, Саха (Якутия), Ханты-Мансийский АО, Чукотский АО) — не превосходил. При сопоставлении с показателем 2014 г. отмечен его рост в 2018 г. во всех регионах с более высокой распространенностью.

Частота злокачественных новообразований печени и внутрипеченочных протоков в 2014 г. в России составила 2,87±0,04, в 2018 г. — 3,31±0,04. Показатель на трех северных территориях — в Архангельской области, Республике Коми, Ханты-Мансийском АО — оказался равным общероссийскому. В Ненецком АО диагностирован 1 случай, что не позволяет сделать определенных выводов. В остальных административных районах Севера заболеваемость была выше, чем в среднем в стране, и варьировала от 4,02±0,61 в Мурманской области и Республике Карелия до 15,30±1,17 в Республике Саха (Якутия) [3]. Как в России в целом, так и на северных территориях рак печени стал встречаться чаще.

Распространенность рака желчного пузыря и внепеченочных желчных протоков в стране не изменилась за 5 лет, составляя 1,28±0,02. В половине случаев его частота на Севере не превышала его частоту в России, в половине — была ненамного выше, но при малом количестве выявленных заболеваний.

У мужчин ОБСП возникают на несколько лет раньше, чем у женщин. Разница составляет от 1,5 года при раке нижних отделов толстой кишки до 5,6 года при раке поджелудочной железы.

Количество умерших от ОБСП год от года колеблется без какой-либо определенной тенденции.

Проведенный анализ ежегодных статистических данных показал, что для населения Севера России характерны высокие уровни заболеваемости ОБСП, в большинстве случаев превышающие показатели по стране.

Обсуждение

Оценка статистических данных свидетельствует о том, что заболеваемость ОБСП на севере страны высокая и превышает заболеваемость в целом по России. Зарубежные эпидемиологические исследования также сообщают о высокой распространенности онкологических заболеваний у северных жителей, особенно у коренных народов канадской Арктики, американской Аляски, Гренландии [4– 7].

За 5-летний период наблюдается рост впервые выявленных злокачественных опухолей у населения России и на ее северных территориях.

Мужчины страдают ОБСП чаще, чем женщины. Разница выражена во всех регионах, особенно при опухоли пищевода, где достигает 2–9 раз. Лишь в Ямало-Ненецком АО в 2018 г. (но не в предыдущие годы) у женщин рак нижнего отдела кишки был диагностирован чаще, чем у мужчин (различие статистически недостоверно).

В структуре заболеваемости ОБСП ведущими локализациями являются желудок и ободочная кишка.

Отмечены значительные различия в распространенности злокачественных новообразований в разных северных административных районах: лидируют Архангельская область, Красноярский край, Мурманская область, реже ОБСП встречаются в Республике Саха (Якутия), Ямало-Ненецком АО.

Смертность от онкологических заболеваний всех локализаций за 5-летний период в России имеет тенденцию к снижению, от заболеваний органов пищеварения — осталась прежней на большинстве северных территорий.

Этиология онкологических заболеваний многофакторная. Ряд особенностей питания северного населения рассматриваются онкологами в качестве фактора риска развития ОБСП: однообразный рацион с преобладанием красного мяса, а у многих коренных народов — грубой пищи из жирного замороженного кулинарно необработанного мяса, вяленой и свежемороженой рыбы, употребление очень горячей пищи и напитков, малое количество свежих овощей, фруктов, молока и яиц в рационе, что приводит к развитию поливитаминной недостаточности. Немаловажное значение имеют широко распространенное злоупотребление крепкими спиртными напитками и курение.

В настоящее время известна связь ряда онкологических заболеваний органов пищеварения с инфекцией: рака желудка — с Нelicobacter рylori (H. pylori), реже — с вирусом Эпштейна — Барр, печеночно-клеточного рака — с вирусными гепатитами, рака прямой кишки — с вирусом папилломы человека.

Генетические факторы (полиморфизм генов, наследственные онкологические синдромы) повышают риск развития рака [8].

Рак желудка в мире занимает 5-е место по распространенности и 3-е место по причинам смерти, связанным со злокачественными новообразованиями [9, 10]. Ключевую роль в развитии антрального рака желудка играет инфицирование H. pylori, широко распространенная в северных регионах страны и мира [11–14].

У лиц, длительно проживающих на Севере (еще в большей мере — у представителей коренных народностей), определена особенность ассциированного с H. pylori гастрита — более быстрое развитие атрофического гастрита [15, 16], который может стать начальной стадией канцерогенеза. Продемонстрировано превентивное действие на рак желудка эрадикации H. pylori [17–21]. Заболеваемость раком желудка также снизилась в России и на ее северных территориях.

Рак кардиального отдела желудка в России встречается значительно реже. Он может быть связан с инфекцией H. pylori, но чаще ассоциирован с вирусом Эпштейна — Барр или с сочетанием этих агентов [5, 14, 22, 23]. Эти патогены способствуют также развитию хронического воспалительного процесса в слизистой пищевода и рака нижней трети пищевода.

Колоректальный рак является третьей по частоте злокачественной опухолью и четвертой причиной смерти от рака в мире [9, 24, 25]. Данные последних лет свидетельствуют о росте заболеваемости колоректальным раком, особенно в более раннем возрасте, чем прежде. Эта тенденция наблюдается в различных европейских странах, США, Канаде, Австралии, Новой Зеландии [10, 24, 25]. Статистика свидетельствует об увеличении частоты колоректального рака и в России, и в ее северных регионах.

К факторам риска относятся не только диетические привычки, курение, употребление большого количества алкоголя, но и хронические воспалительные заболевания кишечника, полипы толстой кишки, наследственные заболевания, такие как семейный аденоматоз, наследственный неполипозный рак.

Среди злокачественных опухолей поджелудочной железы преобладают аденокарциномы (90%), островковые раки встречаются редко. Установленными факторами риска для панкреатического рака являются курение, ожирение и сахарный диабет (СД). Уровень курения среди северян остается высоким. С прекращением употребления табака риск развития рака поджелудочной железы постепенно снижается [26].

В России и в мире растет заболеваемость СД и ожирением. Центральное ожирение связано с более высоким уровнем инсулинорезистентности, что объясняет ассоциацию диабета и рака поджелудочной железы. Связь между раком поджелудочной железы и СД сложная. При длительно существующем СД риск развития рака возрастает, лечение СД его снижает. СД может развиваться параллельно с возникновением панкреатического рака. У части больных с уже имеющимся раком появляется СД, который может стать компенсированным, в ряде случаев — разрешиться после удаления опухоли [26].

К возникновению холангиокарциномы предрасполагает развитие хронического воспаления желчевыводящих путей. Известна связь первичного склерозирующего холангита, хронических паразитарных, бактериальных инфекций с вовлечением желчевыводящих путей, аденомы желчных протоков, билиарного папилломатоза, гепатолитиаза с раком желчевыводящих путей. Инфекционные заболевания с поражением органов пищеварения часты в северных регионах.

Важными факторами риска рака печени являются хронические вирусные гепатиты (ВГ) C, D, особенно ВГ B, а также злоупотребление алкоголем и неалкогольная жировая болезнь печени.

В северных регионах России ВГ распространены [27, 28]. Они нередко прогрессируют до цирроза и первичного рака печени. Известна генетическая предрасположенность коренных жителей Севера к нарушению активности спиртовых дегидрогеназ и альдегиддегидрогеназ, приводящая к повышению концентрации ацетальдегида и токсического действия алкоголя, вызывающего хронический гепатит с возможным переходом его в цирроз и рак.

В условиях Севера, где нередко медицинская помощь труднодоступна, в стратегию профилактики рака желудка следует повсеместно включать эрадикацию H. pylori по показаниям, наблюдение пациентов с умеренной и тяжелой обширной атрофией слизистой желудка. Для профилактики рака печени необходимо широко использовать скрининговый тест среди населения на ВГС-инфекцию, вызывающую хронический гепатит, в большинстве случаев длительно протекающий бессимптомно, дающий поздние осложнения и в настоящее время излечиваемый; улучшение охвата населения вакцинацией против ВГ В. Воздействие на метаболический синдром и ожирение, частые предвестники и спутники неалкогольной жировой болезни печени, продолжение борьбы с алкоголизмом также могут содействовать снижению заболеваемости раком печени. Необходимо увеличение охвата колоректальным скринингом с включением лиц от 50 лет.

Показатели заболеваемости раком и ее динамика в сочетании с данными о факторах риска дадут информацию, на основе которой могут быть усовершенствованы программы профилактики рака. Необходимы дальнейшие исследования для выявления причин рака и усиления борьбы с ним.

Ограничением работы является тот факт, что анализируемые статистические показатели являются усредненными для северных регионов, в которых живет и коренное, и пришлое население. Они могут оказаться заниженными и не полностью отражать реальную ситуацию, так как пришлое население, достигнув пенсионного возраста, наступающего на Севере раньше, часто покидает его. Заболевание у людей, длительно там живших и работавших, может развиться вследствие действовавших ранее причин, но уже в другом регионе.

До настоящего времени мало изучена онкологическая заболеваемость у коренных народов, которая может различаться у отдельных этнических групп в связи с возможностью наличия у них разных факторов риска. На многих административных территориях отсутствует специальный учет онкологической заболеваемости коренных народов Севера.

Заключение

Для населения Севера характерны высокие уровни заболеваемости ОБСП, в большинстве случаев превышающие показатели по стране. Среди различных регионов злокачественные новообразования распространены неравномерно. Наиболее высокая заболеваемость — у жителей Архангельской и Мурманской областей. Частота большинства онкологических заболеваний в Республике Саха (Якутия) и Ямало-Ненецком АО не превышает распространенность их в стране.

В структуре онкологических заболеваний ведущими являются рак желудка и ободочной кишки, как и в целом в России. Отмечается снижение частоты рака желудка и увеличение частоты рака ободочной кишки. Распространенность злокачественных новообразований других органов пищеварительной системы за последние 5 лет увеличилась.

Необходимо продолжить изучение частоты злокачественных новообразований органов пищеварения в общей популяции населения Севера, а также проводить дифференцированную оценку показателя у коренного и пришлого населения. Такая информация позволит лучше выявлять факторы риска раковых заболеваний, снижать влияние потенциально устранимых из них, а в группах высокого риска целенаправленно проводить мероприятия для раннего обнаружения и лечения патологии.


Сведения об авторах:

Герман Серафима Вениаминовна — д.м.н., в.н.с. лаборатории экологии человека и общественного здоровья ФГБУ «ЦСП» ФМБА России; 119121, Россия, г. Москва, ул. Погодинская, д. 10, стр. 1; ORCID iD 0000-0002-1628-199X.

Бобровницкий Игорь Петрович — д.м.н., профессор, член-корр. РАН, заместитель генерального директора по научной работе ФГБУ «ЦСП» ФМБА России; 119121, Россия, г. Москва, ул. Погодинская, д. 10, стр. 1; ORCID iD 0000-0002-1805-4010.

Балакаева Алиса Викторовна — к.б.н., с.н.с. лаборатории экологии человека и общественного здоровья ФГБУ «ЦСП» ФМБА России; 119121, Россия, г. Москва, ул. Погодинская, д. 10, стр. 1; ORCID iD 0000-0003-4217-4300.

Контактная информация: Балакаева Алиса Викторовна, e-mail: ABalakaeva@cspmz.ru.

Прозрачность финансовой деятельности: никто из авторов не имеет финансовой заинтересованности в представленных материалах или методах.

Конфликт интересов отсутствует.

Статья поступила 25.05.2021.

Поступила после рецензирования 18.06.2021.

Принята в печать 13.07.2021.


About the authors:

Serafima V. German — Dr. Sc. (Med.), leading researcher of the Laboratory of Human Ecology and Public Health, Centre for Strategic Planning and Management of Biomedical Health Risks of the Federal Medical Biological Agency; 10/1, Pogodinskaya str., Moscow, 119121, Russian Federation; ORCID iD 0000-0002-1628-199X.

Igor P. Bobrovnitskiy — Dr. Sc. (Med.), Professor, Corresponding Member of the RAS, Deputy Director General for Scientific Work, Centre for Strategic Planning and Management of Biomedical Health Risks of the Federal Medical Biological Agency; 10/1, Pogodinskaya str., Moscow, 119121, Russian Federation; ORCID iD 0000-0002-1805-4010.

Alisa V. Balakaeva — C. Sc. (Biol.), senior researcher of the Laboratory of Human Ecology and Public Health, Centre for Strategic Planning and Management of Biomedical Health Risks of the Federal Medical Biological Agency; 10/1, Pogodinskaya str., Moscow, 119121, Russian Federation; ORCID iD 0000-0003-4217-4300.

Contact information: Alisa V. Balakaeva, e-mail: ABalakaeva@cspmz.ru.

Financial Disclosure: no authors have a financial or property interest in any material or method mentioned.

There is no conflict of interests.

Received 25.05.2021.

Revised 18.06.2021.

Accepted 13.07.2021.



Литература
1. Злокачественные новообразования в России в 2018 году (заболеваемость и смертность). Под ред. А.Д. Каприна, В.В. Старинского, Г.В. Петровой. М.: Филиал ФГБУ «НМИЦ радиологии» Минздрава России, 2019.
2. Указ президента «О национальных стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года» (Электронный ресурс.) URL: http://kremlin.ru/acts/bank/43027 (дата обращения: 12.12.2020).
3. Злокачественные новообразования в России в 2014 году (заболеваемость и смертность). Под редакцией А.Д. Каприна, В.В. Старинского, Г.В. Петровой. М.: МНИОИ им. П.А. Герцена — филиал ФГБУ «НМИЦ радиологии» Минздрава России; 2016.
4. Carmack A.M., Schade T.L., Sallison I. et al. Cancer in Alaska Native People: 1969–2013; The 45-Year Report. Alaska Native Tumor Registry, Alaska Native Epidemiology Center, Alaska Native Tribal Health Consortium, Anchorage, AK2015. (Electronic resource.) URL: http://anthctoday.org/epicenter/publications/Cancer45yearReport/45_Year_Report_FINAL_Online_Version.pdf (access date: 12.12.2020).
5. Kim J.Y., Bae B.N., Kang G. et al. Cytokine expression associated with Helicobacter pylori and Epstein-Barr virus infection in gastric carcinogenesis. APMIS. 2017;125(9):808–815. DOI: 10.1111/apm.12725.
6. Miernyk K.M., Bruden D., Rudolph K.M. et al. Presence of cagPAI genes and characterization of vacA s, i and m regions in Helicobacter pylori isolated from Alaskans and their association with clinical pathologies. J Med Microbiol. 2020;69(2):218–227. DOI: 10.1099/jmm.0.001123.
7. Nolen L.D., Vindigni S.M., Parsonnet J. Combating gastric cancer in Alaska native people: An expert and community symposium. Gastroenterology. 2020;158:1197–1201. DOI: 10.1053/j.gastro.2019.11.299.
8. Tan P., Yeoh K.G. Genetics and Molecular Pathogenesis of Gastric Adenocarcinoma. Gastroenterology. 2015;149(5):1153–1162. DOI: 10.1053/j.gastro.2015.05.059.
9. WHO. International Classification of Diseases for Oncology (ICD-O-3); 2018. (Electronic resource.) URL: http://codes.iarc.fr. (access date: 12.12.2020).
10. Bray F., Ferlay J., Soerjomataram I. et al. Global cancer statistics 2018: GLOBOCAN estimates of incidence and mortality worldwide for 36 cancers in 185 countries. CA Cancer J Clin. 2018;68(6):394–424. DOI: 10.3322/caac.21492.
11. Курилович С.А., Решетников О.В. Эпидемиологические исследования в гастроэнтерологии: многолетний сибирский опыт изучения Helicobacter pylori-ассоциированных заболеваний. Эксп Клин Гастроэнтерол. 2015;115(3):4–10.
12. Бессонов П.П., Бессонова Н.Г., Кривошапкин Б.А. Вопросы факторов риска атрофического гастрита у жителей Якутии. Medicus. 2019;26(2):22–28.
13. Fagan-Garcia K., Geary J., Chang H.J. et al. Burden of disease from Helicobacter pylori infection in western Canadian Arctic communities. BMC Public Health. 2019;19(1):730. DOI: 10.1186/s12889-019-7065-x.
14. Martinson H.A., Mallari D., Richter C. et al. Molecular Classification of Gastric Cancer among Alaska Native People. Cancers (Basel). 2020;12(1):198. DOI: 10.3390/cancers12010198.
15. Поливанова Т.В. Вопросы формирования и клинического течения заболеваний гастродуоденальной зоны у населения Крайнего Севера. Сибирский медицинский журнал. 2012;108(1):10–13.
16. Авакумова Н.В., Чибыева Н.Г., Николаева К.М. и др. Клинико-эндоскопическая характеристика ГЭРБ, хронического гастрита и язвенной болезни у различных этнических групп больных, постоянно проживающих в условиях Севера. Вестник Северо-Восточного федерального университета им. М.К. Аммосова. 2017;4(9):8–11.
17. Oh S., Kim N., Kwon J.W. et al. Effect of Helicobacter pylori Eradication and ABO Genotype on Gastric Cancer Development. Helicobacter. 2016;21(6):596–605. DOI: 10.1111/hel.12317.
18. Sugano K. Effect of Helicobacter pylori eradication on the incidence of gastric cancer: a systematic review and meta-analysis. Gastric Cancer. 2019;22(3):435–445. DOI: 10.1007/s10120-018-0876-0.
19. Seta T., Takahashi Y., Noguchi Y. et al. Effectiveness of Helicobacter pylori eradication in the prevention of primary gastric cancer in healthy asymptomatic people: A systematic review and meta-analysis comparing risk ratio with risk difference. PLoS One. 2017;12(8):e0183321. DOI: 10.1371/journal.pone.0183321.
20. Hwang Y.J., Kim N., Lee H.S. et al. Reversibility of atrophic gastritis and intestinal metaplasia after Helicobacter pylori eradication — a prospective study for up to 10 years. Aliment Pharmacol Ther. 2018;47(3):380–390. DOI: 10.1111/apt.14424.
21. Kim N. Chemoprevention of gastric cancer by Helicobacter pylori eradication and its underlying mechanism. J Gastroenterol Hepatol. 2019;34(8):1287–1295. DOI: 10.1111/jgh.14646.
22. Del Moral-Hernández O., Castañón-Sánchez C.A., Reyes-Navarrete S. et al. Multiple infections by EBV, HCMV and Helicobacter pylori are highly frequent in patients with chronic gastritis and gastric cancer from Southwest Mexico: An observational study. Medicine (Baltimore). 2019;98(3):e14124. DOI: 10.1097/MD.0000000000014124.
23. Arnold M., Sierra M.S., Laversanne M. et al. Global patterns and trends in colorectal cancer incidence and mortality. Gut. 2017;66(4):683–691. DOI: 10.1136/gutjnl-2015-310912.
24. Odgaard M., Lohse N., Petersen A.J., Bæksgaard L. Oncological treatment and outcome of colorectal cancer in Greenland. Int J Circumpolar Health. 2018;77(1):1546069. DOI: 10.1080/22423982.2018.1546069.
25. Alberts S.R., Kelly J.J., Ashokkumar R., Lanier A.P. Occurrence of pancreatic, biliary tract, and gallbladder cancers in Alaska Native people, 1973–2007. Int J Circumpolar Health. 2012;71:17521. DOI: 10.3402/IJCH.v71i0.17521.
26. Слепцова С.С., Борисова Н.Н. Роль вирусных гепатитов в механизме формирования рака печени у коренных жителей Крайнего Севера. Виад Лек. 2015;68(4):464–468.
27. Залялов Б.А., Пименов Н.Н., Комарова С.В. и др. Эпидемиологические особенности гепатитов В и С в Арктике. Эпидемиология и инфекционные болезни. Актуальные вопросы. 2019;9(1):81–92.
28. Gounder P.P., Koch A., Provo G. et al. Summary of available surveillance data on hepatitis C virus infection from eight Arctic countries, 2012 to 2014. Euro Surveill. 2018;23(40. DOI: 10.2807/1560-7917.ES.2018.23.40.1700408.

Лицензия Creative Commons
Контент доступен под лицензией Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.

Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Pierre Fabre
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Egis
Зарегистрируйтесь сейчас и получите доступ к полезным сервисам:
  • Загрузка полнотекстовых версий журналов (PDF)
  • Подписка на актуальные медицинские новости
  • Список избранных статей по Вашей специальности
  • Видеоконференции и многое другое

С нами уже 50 000 врачей из различных областей.
Присоединяйтесь!
Если Вы врач, ответьте на вопрос:
Лейкопения это:
Нажимая зарегистрироваться я даю согласие на обработку моих персональных данных
Если Вы уже зарегистрированы на сайте, введите свои данные:
Войти
Забыли пароль?
Забыли пароль?

Информация на данном сайте предназначена только для специалистов в сфере медицины, фармацевтики и здравоохранения.
Своим согласием Вы подтверждаете что являетесь специалистом в данной области.

Согласен