Полиненасыщенные жирные кислоты и селен как необходимые компоненты микронутриентной поддержки в период беременности

Ключевые слова
Похожие статьи в журнале РМЖ

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,593*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №2 от 20.03.2017 стр. 126-131
Рубрика: Гинекология Акушерство
Многочисленные данные объективных исследований показывают, что с помощью микронутриентной коррекции в период беременности можно существенно снизить риск рождения детей с различными заболеваниями, а также минимизировать вероятность возникновения осложнений беременности и течения послеродового периода у женщин. В статье подробно рассмотрены положительные эффекты наиболее важных для нормального течения беременности и правильного развития плода витаминов и микроэлементов: витаминов группы В (В1, В6, В12, биотин), витаминов А, D, К, фолиевой, никотиновой, аскорбиновой кислот, токоферола, йода, железа, меди, цинка, а также последствия недостатка этих микронутриентов.
Отдельное внимание уделено роли полиненасыщенных жирных кислот (ПНЖК) и селена. Источником ПНЖК являются пищевые продукты, которые по целому ряду причин достаточно редко входят в рацион питания, в связи с чем проблема дополнительного приема ПНЖК во время беременности является актуальной. Адекватный статус селена является важным фактором антиоксидантной защиты беременной и плода. При выборе витаминно-минеральных комплексов (ВМК) важно учитывать: рациональность состава, соответствие содержания компонентов комплекса рекомендуемой суточной норме потребления для женщин в период беременности, безопасность, комплаентность.

Ключевые слова: микронутриенты, беременность, полиненасыщенные жирные кислоты, селен, витаминно-минеральный комплекс.

Для цитирования: Ших Е.В., Махова А.А., Еременко Н.Н., Гребенщикова Л.Ю. Полиненасыщенные жирные кислоты и селен как необходимые компоненты микронутриентной поддержки в период беременности // РМЖ. 2017. №2. С. 126-131
Polyunsaturated fatty acids and selenium, as an essential component of micronutrient support during pregnancy
Shih E.V.1, Mahova A.A.1, Eremenko N.N.1, Grebenschikova L.Y.2

1 I.M. Sechenov First Moscow State Medical University
2 Regional clinical perinatal center  named after E. M. Bakunin, Tver

Numerous objective research data show that the micronutrient correction during pregnancy can significantly reduce the risk of the birth of children with various diseases, as well as to minimize the risk of complications during pregnancy and the postpartum period. The article gives a detailed description of the positive effects of vitamins and minerals which are most important for the normal pregnancy and proper fetal growth: B vitamins (В1, В6, В12, biotin), vitamins A, D, K, folic, nicotinic, ascorbic acid, tocopherol, iodine , iron, copper, zinc, and the consequences of the lack of these micronutrients.
Special attention is paid to the role of polyunsaturated fatty acids (PUFAs) and selenium. A source of polyunsaturated fatty acids is the food that is rarely included into the diet for a number of reasons, therefore the problem of using additional PUFA during pregnancy is important. Adequate selenium status is an important factor in the antioxidant protection of the pregnant woman and the fetus.When choosing a vitamin-mineral complex (VMC) it is important to consider the rationality of its composition, the compliance of the complex components with the recommended daily intake for women during pregnancy period, safety, compliance.

Key words: micronutrients, pregnancy, polyunsaturated fatty acids, selenium, vitamin-mineral complex.
For citation: Shih E.V., Mahova A.A., Eremenko N.N., Grebenschikova L.Y. Polyunsaturated fatty acids and selenium, as an essential component of micronutrient support during pregnancy // RMJ. 2017. № 2. P. 126–131.

Статья посвящена положительным эффектам наиболее важных витаминов и микроэлементов в период беременности

    Факторы, предрасполагающие к развитию гиповитаминоза в период беременности 

    Существует целый ряд физиологических факторов, которые обусловливают повышенную потребность организма женщины в витаминах и микроэлементах в период беременности.
    К ним относятся:
   • Использование поступающих в организм матери пищевых веществ как для питания материнского организма, так и для построения органов (структур) плода и его жизнеобеспечения. 
    • Изменение всасывания компонентов пищи, вызванное изменением моторики ЖКТ и секреторной функции. 
    • Изменение во время беременности объема распределения, интенсивности метаболизма и элиминации витаминов и микроэлементов вследствие увеличения объема циркулирующей крови, клубочковой фильтрации. 
    Эти факторы при отсутствии адекватного поступления витаминов макро- и микроэлементов в организм матери могут приводить к развитию гиповитаминоза.
    Известным является факт широкого распространения дефицита витаминов среди беременных женщин во всех регионах нашей страны. Наиболее распространен у беременных женщин дефицит витаминов группы В (от 20 до 100%), аскорбиновой кислоты (от 13 до 64%), фолиевой кислоты (70%) и каротиноидов (от 25 до 94%). У подавляющего большинства обследованных (70–80%) наблюдается сочетанный дефицит 3-х и более витаминов, т. е. полигиповитаминозные состояния, независимо от возраста, времени года, места проживания и профессиональной принадлежности. 
    В I триместре беременности дефицит витаминов и микроэлементов может приводить к нарушениям нормального внутриутробного развития и даже к гибели плода. Хотя во II и III триместрах беременности изменения витаминно-минерального статуса не вызывают явные аномалии внутриутробного развития, может нарушаться формирование структуры и функции органов и систем (сердечно-сосудистой, нервной, эндокринной, пищеварительной) [1].

    Роль микронутриентов в физиологическом  течении беременности, формировании плода  и рождении здорового ребенка 

    Полноценное поступление необходимых микронутриентов обеспечивает нормальное течение беременности, напрямую влияет на процесс формирования плода и рождение здорового ребенка. 
    В1 – один из наиболее важных витаминов в энергетическом обмене беременной. Есть исследования, показывающие, что витамин В1 повышает секрецию молока у лактирующих женщин, в связи с чем используется в комплексе мер по лечению ранней гипогалактии. Дефицит витамина В6 сопряжен в первую очередь с повышенной вероятностью развития судорожного синдрома. Развитие судорог обусловлено нарушением образования медиаторов тормозных процессов в нервной системе – ГАМК (g-аминомасляной кислоты) из глутаминовой кислоты [2].
    Учеными доказано, что во время беременности фолиевая кислота расходуется не только на формирование тканей плода, но и на восстановление 70 трлн клеток матери. Фолиевая кислота играет важную роль в формировании ткани плаценты и новых кровеносных сосудов в матке. Недостаток фолиевой кислоты в организме матери прежде всего затрагивает формирующуюся у плода с конца 2-й нед. беременности нервную систему. При выраженном дефиците фолиевой кислоты существенно повышается риск развития дефектов нервной трубки, гидроцефалии, анэнцефалии, мозговых грыж. Недостаток витамина во время беременности может привести к преждевременным родам, преждевременному отделению плаценты, послеродовым кровотечениям, повышению риска детского церебрального паралича, болезни Дауна, часто формируются расщелина позвоночника и анэнцефалия, которые развиваются в случае неполного закрытия головного и спинного мозга эмбриона [1, 2]. 
    В связи со значительной ролью фолиевой кислоты в формировании здорового генофонда человека витамин введен в обязательный протокол при подготовке к беременности у женщин старше 35 лет, в период преконцепции у женщин репродуктивного возраста с отягощенным анамнезом (рождение в анамнезе детей с патологией ЦНС), при подготовке к экстракорпоральному оплодотворению [3].
    Женщины с недостатком витамина В12 в организме подвергаются повышенному риску бесплодия и повторяющихся выкидышей. Витамин В12 играет ключевую роль в процессах овуляции. Недостаток витамина может привести к отсутствию овуляции, либо оплодотворенное яйцо не будет развиваться, что также способствует выкидышам [4].
   Дефицит биотина в организме матери оказывает тератогенное действие на плод. Этот феномен длительное время связывали исключительно с повышением потребности плода в витамине Н и увеличением транспорта биотина через плаценту.
    К недостатку пантотеновой кислоты (витамин В5) в период беременности и лактации может привести, с одной стороны, возросшая потребность, а с другой стороны – недостаточное потребление белков, жиров, аскорбиновой кислоты. Длительное применение многих антибиотиков, сульфаниламидов снижает обеспеченность организма пантотеновой кислотой и может способствовать появлению гиповитаминоза. Метаболизм пантотеновой кислоты тесно связан с обменом витаминов С, В12, фолиевой кислоты, их недостаток тоже ведет к гиповитаминозу. Пантотеновая кислота очень широко используется в клинике при лечении различных интоксикаций, в т. ч. при лечении токсикоза беременных, а также при нарушениях трофики и хронических трещинах, дерматитах и экземе, аллергии [5].
    Никотиновая кислота влияет на эритропоэз, замедляет свертываемость крови и повышает ее фибринолитическую активность. Помимо этого, она нормализует секреторную и моторную функции желудка и кишечника, улучшает метаболизм сердечной мышцы, повышает микроциркуляцию и оксигенацию миокарда, усиливает его сократительную способность. В ЦНС стимулирует процессы торможения, ослабляя проявления неврозов, истерии [6].
    Аскорбиновая кислота участвует в образовании мукополисахаридов соединительной ткани (гиалуроновой и хондроитинсерной кислот); в синтезе коллагена, который «скрепляет» клетки сосудов, костной ткани, кожи, способствует заживлению ран; в образовании кортикостероидов, обмене тирозина, превращении фолиевой кислоты в ее активную форму – тетрагидрофолиевую кислоту. Очень важна аскорбиновая кислота для активации целого ряда ферментов организма [1, 2].
   Анаболический эффект витамина А активно проявляется по отношению к плоду. Под воздействием витамина А плод быстрее набирает массу, у беременной ускорены репаративные процессы. При дефиците витамина А возрастает возможность инфицирования плода и беременной, мастита у кормящей. Предпочтительными с точки зрения безопасности применения являются каротиноиды. Организм человека использует бета-каротин для синтеза витамина A. Активность бета-каротина в 2 раза ниже активности витамина A, но поскольку организм преобразует бета-каротин в витамин A по мере необходимости, использование бета-каротина практически устраняет опасность получить токсичную дозу витамина A и связанные с этим нежелательные реакции организма [7].
    Группы риска среди беременных по развитию гиповитаминоза витамина D составляют беременные-вегетарианки, жительницы Севера и городов с загрязненной атмосферой, не пропускающей необходимый для синтеза витамина D спектр ультрафиолета. Большое значение имеет также диета: высокоуглеводистая пища, несбалансированная по соотношению в ней кальция и фосфора, повышает вероятность развития гиповитаминоза.    Также дефицит витамина D может быть обусловлен генетическими факторами, а именно полиморфизмом генов. Генотипы CYP2C9*1/*2 и CYP2C9*1/*3 ассоциируются со снижением уровня 25(ОН) D3 в плазме крови [8].
    Токоферол участвует в процессах тканевого дыхания и метаболизме белков, жиров и углеводов, выступает как антиоксидант. Токоферолы также оказывают влияние на функцию половых и других эндокринных желез, защищая их гормоны от чрезмерного окисления. Это способствует нормальному течению беременности. В клинической практике витамин Е широко используется при дисменорее, угрожающем аборте, климаксе, гипофункции половых желез у мужчин [7].
     При явном дефиците витамина К происходит нарушение свертываемости крови, как правило, определяемое по измерению времени свертывания, что приводит к самопроизвольным паренхиматозным и капиллярным кровотечениям. Симптомы включают в себя как легкие синяки, так и кровотечения: носовые кровотечения, кровоточивость десен, наличие крови в моче и стуле, дегтеобразный стул, крайне тяжелые менструальные кровотечения. У детей дефицит витамина К может привести к жизнеугрожающим внутричерепным кровоизлияниям.
    Новорожденные в целом имеют низкий уровень витамина K по следующим причинам:
    • Витамин К тяжело транспортируется через плацентарный барьер.
    • Кишечник новорожденных еще не колонизирован бактериями, которые синтезируют менахинон.
    • Синтез витамина К не может полностью осуществляться у новорожденных, особенно у преждевременно родившихся (недоношенных детей). 
    • Младенцы, чьи матери принимали противосудорожные препараты и варфарин, подвержены высокому риску дефицита витамина K. 
    Новорожденные, которые остаются исключительно на грудном вскармливании, подвергаются повышенному риску дефицита витамина К, поскольку человеческое молоко характеризуется относительно низким содержанием этого витамина.
    Дефицит витамина К у новорожденных может привести к развитию геморрагической болезни новорожденных (ГБН). Поскольку геморрагическая болезнь новорожденных представляет угрозу для жизни, однако легко предотвратима, Американская академия педиатрии и ряд подобных международных организаций рекомендуют дополнительное введение филлохинона (витамин K1) всем новорожденным.
    Кроме того, витамин К играет значительную роль в обмене веществ в костях и соединительной ткани, формировании костной ткани у младенцев. 
    Таким образом, женщинам во время беременности, особенно на последних месяцах, а также в период кормления необходимо обеспечить дополнительное поступление витамина К [1].
    В последние годы в России отмечается существенный рост заболеваний щитовидной железы у беременных. Значительно увеличилось число женщин с эутиреоидным диффузным и узловым зобом, субклиническим гипотиреозом и тиреотоксикозом. Основная причина возникновения этих состояний – недостаточное потребление йода. Известным является тот факт, что практически вся территория России является йододефицитной и эндемичной по зобу. Во время беременности недостаточное поступление йода вызывает изменение функциональных параметров щитовидной железы как у матери, так и у плода. Возникающая при этом хроническая стимуляция щитовидной железы нередко приводит к развитию тиреоидной патологии. Именно этим фактом многие исследователи объясняют более высокую частоту заболеваний щитовидной железы у женщин по сравнению с мужчинами [9].
    Восполнение недостатка йода начиная с ранних сроков беременности ведет к коррекции таких патологий, как врожденные аномалии развития плода, эндемический кретинизм (умственная отсталость), гипотиреоз, и к практически полному предупреждению формирования зоба как у матери, так и у плода. 
    Известно, что дефицит йода может быть причиной снижения фертильности, повышения частоты мертворождений, врожденных аномалий развития, повышения риска перинатальной смертности. Недостаток йода отрицательно сказывается на интеллектуальном и психическом развитии ребенка. 
    Анемии беременных являются наиболее распространенным видом патологических состояний беременности. Именно прием содержащих соединения железа ВМК по рекомендации ВОЗ является профилактикой железодефицитных состояний. Существует мнение, что добавление цинка к препаратам, содержащим железо, с одной стороны, уменьшает риск развития гастралгического синдрома, с другой – дополнительно стимулирует кроветворение. Установленным является тот факт, что умеренная цинковая недостаточность ассоциируется не только с карликовостью и низкорослостью, но и с нарушением иммунитета, повышением уровня заболеваемости, а в ряде стран – и со смертностью от инфекционных заболеваний. Цинк необходим для работы более 300 ферментов организма, он принимает участие в таких процессах, как митоз, синтез ДНК и белка, экспрессия и активация генов. Это обусловливает исключительно важную роль, которую играет цинк в физиологические периоды фетального роста и гестации [10].
    Дефицит меди приводит к нарушению формирования сердечно-сосудистой системы, скелета, коллагена и эластина. Согласно данным P.I. Aggett et al., дефицит меди вызывает у экспериментальных животных бесплодие, смерть плода, спастические параличи, дефекты соединительной ткани, нарушение иммунных функций [2].
    Таким образом, имеющиеся данные подтверждают целесообразность дополнительного приема во время беременности вышеперечисленных микронутриентов. Однако роль таких компонентов, как ПНЖК и микроэлемент селен, в микронутриентной поддержке беременности освещается в медицинской литературе недостаточно широко. 

    Полиненасыщенные жирные кислоты

    Одной из важнейших составляющих рациона питания человека являются ПНЖК, которые называют эссенциальными (незаменимыми) ввиду того, что организм не может их синтезировать, а должен получать в достаточном количестве ежедневно с питанием (далее ЭЖК – эссенциальные жирные кислоты).
    Омега-3 – общее объединенное название семейства ПНЖК. Исходной принято считать альфа-линоленовую кислоту (ALA). Существуют еще 2 ПНЖК, которые играют важную роль в поддержании баланса здоровья и функционирования клеточных систем организма. Это ПНЖК с более длинной углеродной цепью и большим количеством двойных связей: EPA (ЭПК) – эйкозопентаеновая кислота (20:5), или тимнодоновая, и DHA (ДГК) – докозагексаеновая кислота (22:6), или цервоновая. Первая имеет 5 ненасыщенных связей, а вторая – 6. Теоретически человеческий организм может синтезировать эти незаменимые кислоты из альфа-линоленовой кислоты при помощи удлинения углеродных связей, но на практике такой синтез осуществляется крайне слабо или не осуществляется совсем.
    Количество ЭЖК в организме напрямую зависит от того, сколько жиров и масел съедает человек. Многие эксперты считают, что приблизительно 80% населения нашей страны потребляет недостаточное количество ЭЖК. Ежедневная потребность в них равна 10–20% от общего количества получаемых калорий [11]. 
    Основная роль Омега-3 ПНЖК состоит в обеспечении функционирования клеточных мембран, трансмембранных ионных каналов и регуляции физиологических процессов путем синтеза липидных медиаторов. ЭПК и ДГК встраиваются в фосфолипидный слой клеточных мембран, влияют на их текучесть, изменяя основные функции, такие как ферментативная активность, передача импульсов и работа рецепторов. В настоящее время подтверждены гиполипидемическое, антиагрегантное, антиаритмогенное, умеренное гипотензивное действие Омега-3 ПНЖК.
    Гиполипидемическое действие заключается в подавлении синтеза триглицеридов и липопротеидов низкой плотности в гепатоцитах, ускорении их выведения и увеличении экскреции желчи. 
    Антиагрегантное действие основано на снижении выработки тромбоксана А тромбоцитами, повышении уровня тканевого активатора плазминогена и улучшении текучести оболочки эритроцитов, что приводит к уменьшению вязкости и улучшению реологических свойств крови. 
    Антиаритмогенное действие – наиболее изученное, и исследования в этой области продолжаются. Встраивание Омега-3 ПНЖК в клеточные мембраны кардиомиоцитов изменяет трансмембранный ток ионов Ca2+ и Na+, что сопровождается стабилизацией электрического потенциала мембраны и предупреждает нарушения ритма в условиях ишемии миокарда. 
    Омега-3 ПНЖК влияют на синтез простагландинов, регулирующих сосудистый тонус и препятствующих вазоконстрикции сосудов под влиянием катехоламинов, что обусловливает умеренный гипотензивный эффект. 
    Источником ПНЖК являются пищевые продукты, которые по целому ряду причин достаточно редко входят в рацион питания: некоторые сорта морских рыб (лосось, тунец, сардина, макрель), овощные масла (редко употребляемые рапсовое и соевое), орехи, некоторые виды фруктов. К сожалению, в России далеко не всем доступна свежая морская рыба, тем более из холодных северных морей, в которой содержание Омега-3 ПНЖК особенно высоко [12]. В связи с этим проблема дополнительного приема ПНЖК является актуальной. 

    Связь приема ПНЖК во время беременности  с формированием функций головного мозга  и зрения у новорожденных

    Развитие головного мозга – сложный интерактивный процесс, в котором неадекватное потребление нутриентов может иметь отдаленные последствия. ПНЖК (в частности, арахидоновая кислота (АК) и ДГК) накапливаются в сером веществе головного мозга в течение его развития и становятся неотъемлемыми компонентами мембран нейронов. В конечном итоге функция головного мозга зависит от действия нейросистем, которые формируются при создании определенных структур синаптических соединений среди нейронов. Изменения липидных компонентов клеточных мембран могут оказать решающее влияние на внутри- и межклеточные пути передачи биологических сигналов [13]. Известным является тот факт, что мозг плода/ребенка очень быстро растет в последний триместр беременности и в первые 2–3 года жизни. Именно в последний триместр беременности происходит увеличение числа синаптических контактов в головном мозге плода. Липиды составляют 50–60% сухого веса головного мозга у взрослого человека. Длинноцепочечные ПНЖК (ДГК и АК) являются основными жирными кислотами (Омега-3 и Омега-6 соответственно) в развивающейся ЦНС, причем ДГК составляет 30–40% жирных кислот, содержащихся в мембранах фоторецепторов в тканях головного мозга. Поэтому считают, что эти кислоты необходимы для оптимального развития и поддержания функций головного мозга и сетчатки глаза [14]. 
    В тканях мозга роль ДГК заключается в следующем: 
    • влияет на трансдукцию сигналов;
    • опосредует содержание нейротрансмиттеров;
    • способна модифицировать 
    – текучесть клеточных мембран, 
   – толщину клеточных мембран, 
   – микросреду, окружающую клеточные мембраны, 
   –  взаимодействия между жирными кислотами и белками клеточных мембран;
   • непосредственно влияет на функцию рецепторов,
   • может модулировать экспрессирование генов в развивающихся сетчатке глаза и тканях головного мозга.
    Многочисленные публикации свидетельствуют о том, что недостаточное потребление ПНЖК в моменты быстрого роста мозга может привести к нарушениям его функций [12–14].

   Селен

   Известно, что концентрация селена в материнском организме и активность глутатионпероксидазы падает во время беременности (концентрации селена в I триместре – 65 мкг/л, III триместре – 50 мкг/л). Организм беременной женщины нуждается в дополнительном потреблении селена для того, чтобы максимально повысить активность антиоксидантной глутатионпероксидазы в плазме, а также насытить селенопротеинами ткани плода. Установлено, что плод, как правило, имеет более низкую концентрацию селена по сравнению с матерью (концентрация селена в крови матери – 58,4 мкг/л, в пуповинной крови – 42,1 мкг/л) [16, 17]. Дефицит селена у женщин может приводить к бесплодию, невынашиванию беременности, синдрому внутриутробной задержки развития плода и преэклампсии [19].
    Преждевременные роды. В 2 наблюдательных исследованиях, проведенных в Великобритании и Турции, показано, что у женщин, у которых беременность прервалась на ранних сроках, концентрация в сыворотке крови селена была ниже, чем у здоровых женщин, доносивших беременность. Учеными было высказано предположение о том, что снижение концентрации селена приводит к уменьшению активности глутатионпероксидазы и соответствующему снижению антиоксидантной защиты биологических мембран и ДНК на ранних стадиях эмбрионального развития. Опубликованы результаты исследования, которые продемонстрировали, что снижение уровня селена на ранних сроках беременности увеличивает риск преждевременных родов. Проведенное в Дании исследование показало, что из 60 женщин (5,3%), у которых возникли преждевременные роды, 21 женщина имела преждевременный разрыв плодных оболочек, у 13 развилась преэклампсия. Концентрация в сыворотке крови селена на сроке 12 нед. была значительно ниже в группе женщин, у которых возникли преждевременные роды, чем среди тех, кто родил в срок. Женщины были сгруппированы по квартили концентрации селена в сыворотке крови при беременности в сроке 12 нед. У беременных с самым низким уровнем сывороточного селена был в 2 раза выше риск преждевременных родов, чем у женщин с концентрацией селена в трех верхних квартилях. Таким образом, низкое содержание селена в сыворотке крови в конце I триместра было связано с высоким риском преждевременных родов. Ученые сделали вывод, что низкий уровень селена у женщины на ранних сроках беременности может увеличить риск преждевременного разрыва околоплодных мембран, что является причиной преждевременных родов [20].
    Селен и преэклампсия. Выявлена взаимосвязь между низкой концентрацией селена в сыворотке крови и снижением антиоксидантной функции, связанной с низкой активностью фермента-антиоксиданта глутатионпероксидазы у женщин с преэклампсией. Адекватный уровень селена является важным фактором антиоксидантной защиты, дефицит селена может быть потенциальным фактором развития преэклампсии у женщин из группы риска. Эта гипотеза получила обоснование на основе выявления сниженной экспрессии глутатионпероксидазы в материнских, фетальных и плацентарных образцах, взятых у 25 беременных с преэклампсией, по сравнению с 27 здоровыми беременными из группы контроля в ретроспективном исследовании. Исследователи из США сообщили о более низкой концентрации селена в околоплодной жидкости у 29 женщин с преэклампсией на сроке 33–36 нед. беременности по сравнению с 48 беременными женщинами из группы контроля (10±1 против 7±0,7 мкг/л соответственно) [21].
    В Англии было проведено исследование по изучению взаимосвязи между уровнем селена и риском преэклампсии. В двойном слепом плацебо-контролируемом пилотном исследовании были рандомизированы 230 первородящих беременных женщин, которым назначался селен 60 мкг/сут или плацебо с 12–14 нед. беременности и до родов. Основным критерием оценки результатов настоящего исследования был сывороточный уровень рецептора-1 растворимого фактора роста эндотелия сосудов (sFlt–1), антиангиогенного фактора, связанного с риском преэклампсии. Между 12 и 35 нед. концентрация селена в цельной крови значительно увеличилась в группе, получавшей селен, но значительно снизилась в группе плацебо. В 35 нед. значительно более высокие концентрации селена в цельной крови и SEPP1 (селенопротеина P) в плазме наблюдались в группе, получавшей селен, по сравнению с группой плацебо. Настоящее исследование показало существующий потенциал дополнительного приема селена в снижении риска развития преэклампсии у беременных женщин с низким уровнем селена [21]. 
    В лаборатории медицинской биофизики Института биофизики и клеточной инженерии НАН Беларуси изучена связь между концентрацией селена в плазме крови беременных, маркерами окислительного стресса в эритроцитах у женщин и появлением осложнений беременности. Наибольшее уменьшение концентрации селена в плазме крови обнаружено в группе беременных женщин с внутриутробной задержкой развития плода (группа III) – оно составляло в среднем 20–25% по сравнению с концентрацией этого микроэлемента в плазме крови женщин с нормально протекающей беременностью. В эритроцитах женщин с угрозой прерывания беременности активность глутатионпероксидазы повышалась на 25–35%, что можно оценить как повышение адаптационных механизмов эритроцитов при патологии. Таким образом, на фоне снижения концентрации селена в плазме периферической крови женщин при патологии беременности происходят окислительная модификация белков в мембранах эритроцитов и изменение активности ферментов антиоксидантной защиты. Параллельно с уменьшением уровня селена в плазме крови наблюдается снижение активности супероксиддисмутазы в эритроцитах беременных в группах женщин с угрозой прерывания беременности и женщин, беременность которых осложнилась внутриутробной задержкой развития плода, по сравнению с группой женщин с физиологическим течением беременности [22]. Результаты этих исследований подтверждают необходимость дополнительной дотации селена в рацион питания беременных женщин на уровне пищевой суточной потребности. 

    Заключение

    Многочисленные данные объективных исследований показывают, что с помощью микронутриентной коррекции в период беременности можно существенно снизить риск рождения детей с различными заболеваниями, а также минимизировать вероятность возникновения осложнений беременности и течения послеродового периода у женщин. При выборе ВМК важно учитывать сбалансированность состава, соответствие содержания компонентов ВМК рекомендуемой суточной норме потребления для женщин в период беременности, безопасность. Всем требованиям эффективности и безопасности, рациональности состава соответствует новая формула Прегнакеа Плюс Омега 3: таблетки в зеленом блистере содержат 19 необходимых витаминов, макро- и микроэлементов, а в розовом блистере – необходимый набор ДГК и ЭПК (см. состав препарата в таблице 1). Кроме того, применение новой формулы Прегнакеа Плюс Омега 3 делает возможным проведение максимально широкой микронутриентной поддержки беременности, включающей и ПНЖК, и селен. Наличие этих компонентов в одном комплексе способствует повышению комплаентности женщин, нуждающихся в микронутриентной поддержке на различных репродуктивных этапах. 
Таблица 1. Сравнительная характеристика суточ- ной потребности в микронутриентах в период беременности и состава комплекса Прегнакеа Плюс Омега 3 [23]
Литература
1. Ших Е.В., Махова А.А. Витаминно-минеральный комплекс при беременности. М.: ГЭОТАР-Медиа, 2016. 352 с. [Shih E.V., Mahova A.A. Vitaminno-mineral'nyj kompleks pri beremennosti. M.: GJeOTAR-Media, 2016. 352 s. (in Russian)].
2. Aggett Р.А. The Process for the Assessment of Scientific Support for Claims on Food // Eur J Nutr. 2009. Vol. 3(12). P. 1443–1445.
3. Schmidt R.J., Tancredi D.J., Ozonoff S. et al. Maternal periconceptional folic acid intake and risk of autism spectrum disorders and developmental delay in the CHARGE (CHildhood Autism Risks from Genetics and Environment) casecontrol study // Am J Clin Nutr. 2012. Vol. 96(1). P. 80–89.
4. Shane B. Folic acid, vitamin B-l2, and vitamin B6. In: Stipanuk M, ed. Biochemical and Physiological aspects of Human Nutrition. // Philadelphia, PA6: WB Saunders Co. 2000. P. 483–518.
5. Hao K., Zhou Q., Chen W. et al. Possible role of the 'IDO-AhR axis' in maternal-foetal tolerance // Cell Biol Int. 2013. Vol. 37(2). P. 105–108.
6. Lappas M., Permezel M. The anti-inflammatory and antioxidative effects of nicotinamide, a vitamin B(3) derivative, are elicited by FoxO3 in human gestational tissues: implications for preterm birth // J Nutr Biochem. 201. Vol. 22(12). P. 1195–1201.
7. Traber M.G. Vitamin E. In: Shils ME, Shike M, Ross AC, Caballero B, Cousins RJ, eds. Modern Nutrition in Health and Disease. Philadelphia: Lippincott Williams and Wilkiins. 2006. P. 396–411.
8. McGrath J.J., Saha S., Burne T.H., Eyles D.W. A systematic review of the association between common single nucleotide polymorphisms and 25-hydroxyvitamin D concentrations // J Steroid Biochem Mol Biol. 2010. Vol. 121. P. 471–477.
9. Triggiani V., Tafaro E., Giagulli V.A. et al. Role of iodine, selenium and other micronutrients in thyroid function and disorders // Endocr Metab Immune Disord Drug Targets. 2009. Vol. 9(3). P. 277–294.
10. Pathak P., Kapil И. Role of trace elements zinc, copper, magnesium during pregnancy and its outcome // Indian J Pediatr. 2009. Vol. 13(71). P. 1003–1005.
11. Eidelman A.I. The effect of long chain polyunsaturated fatty acids on infant development. In: Infant nutrition – 2000. Boston, 2001. P. 21–29.
12. Uauy R., Castillo C. Lipid requirements of infants: implications for nutrient composition of fortified complementary foods // J. Nutr. 2003. Vol. 133. P. 2962–2972.
13. Heird W.C. Omega-3 long chain polyunsaturated fatty acids in older children // Journal of Pediatrics. 2007. Vol. 150(5). P. 457–459.
14. Ших Е.В. Рациональная витаминотерапия беременных // РМЖ. 2006. Т. 14. № 1. С. 18–20 [Shih E.V. Racional'naja vitaminoterapija beremennyh // RMZh. 2006. T. 14. № 1. S. 18–20 (in Russian)].
15. Громова О.А., Торшин И.Ю., Баранов А.А. и др. Роли различных форм омега-3 ПНЖК в акушерстве и неонатологии // Национальный проект «Здоровье». М., 2009 [Gromova O.A., Torshin I.Ju., Baranov A.A. i dr. Roli razlichnyh form omega-3 PNZhK v akusherstve i neonatologii // Nacional'nyj proekt «Zdorov'e». M., 2009. 64 s. (in Russian)].
16. Judge M.P., Harel O., Lammi-Keefe C.J. A docosahexaenoic acid-functional food during pregnancy benefits infant visual acuity at four but not six months of age // Lipids. 2007. Vol. 42(2). P. 117–122.
17. Souied E.H., Delcourt C., Querques G. et al. Oral docosahexaenoic acid in the prevention of exudative age-related macular degeneration: the nutritional AMD treatment 2 study // Ophthalmology. 2013. Vol. 120(8). P. 1619–1631.
18. Громова О.А., Торшин И.Ю., Лиманова О.А., Серов В.Н. О профилактической, лечебной и избыточной дозе омега-3 полиненасыщенных жирных кислот в прегравидарный период, во время беременности и кормления грудью // Эффективная фармакотерапия. Акушерство и гинекология. 2014. № 4(45). С. 28–36 [Gromova O.A., Torshin I.Ju., Limanova O.A., Serov V.N. O profilakticheskoj, lechebnoj i izbytochnoj doze omega-3 polinenasyshhennyh zhirnyh kislot v pregravidarnyj period, vo vremja beremennosti i kormlenija grud'ju // Jeffektivnaja farmakoterapija. Akusherstvo i ginekologija. 2014. № 4(45). S. 28–36 (in Russian)].
19. Rayman М.Р. Food-chain selenium and human health: emphasis on intake // British Journal of Nutrition. 2008. Vol. 100(2). P. 254–268.
20. Rayman M.P., Wijnen H., Vader H. et al. Maternal selenium status during early gestation and risk for preterm birth // CMAJ. 2011.Vol. 183(5). P. 549–555.
21. Maleki A., Fard M.K., Zadeh D.H. et al. The relationship between plasma level of Se and preeclampsia // Hypertension in Pregnancy. 2011. Vol. 30(2). P. 180–187.
22. Mihailović M., Cvetković M., Ljubić A. et al. Selenium and malondialdehyde content and glutathione peroxidase activity in maternal and umbilical cord blood and amniotic fluid // Biological Trace Element Research. 2000. Vol. 73(1). P. 47–54.
23. Goodman L.S., Gilman A. Goodman and Gilman’s the pharmacological Basis of Therapeutics. 10th Edition. New York: McGraw-Hill international editions. 2001. 2148 p.

Только для зарегистрированных пользователей

зарегистрироваться

Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Farmak
Egis
Зарегистрируйтесь сейчас и получите доступ к полезным сервисам:
  • Загрузка полнотекстовых версий журналов (PDF)
  • Медицинские калькуляторы
  • Список избранных статей по Вашей специальности
  • Видеоконференции и многое другое

С нами уже 50 000 врачей из различных областей.
Присоединяйтесь!
Если Вы врач, ответьте на вопрос:
Ликвор это:
Нажимая зарегистрироваться я даю согласие на обработку моих персональных данных
Зарегистрироваться
Если Вы уже зарегистрированы на сайте, введите свои данные:
Войти
Забыли пароль?
Забыли пароль?