Различные способы определения гормона роста в раннем послеоперационном периоде для прогнозирования ремиссии акромегалии после транссфеноидальной аденомэктомии

Импакт фактор - 0,628*

*Импакт фактор за 2018 г. по данным РИНЦ

Журнал входит в Перечень рецензируемых научных изданий ВАК.

Ключевые слова
Похожие статьи в журнале РМЖ

Читайте в новом номере

Регулярные выпуски «РМЖ» №1 от 06.03.2020 стр. 6-9
Рубрика: Эндокринология

Цель исследования: изучить информативность определения базального уровня гормона роста (ГР) через 24 ч после операции и его уровня в оральном глюкозотолерантном тесте (ОГТТ) через 14 дней после операции для прогнозирования результатов хирургического лечения акромегалии.

Материал и методы: в одноцентровое когортное проспективное наблюдательное исследование включили 39 пациентов с впервые выявленной акромегалией. У 8 пациентов была выявлена микроаденома гипофиза, у 31 пациента — макроаденома гипофиза. Всем пациентам операции — транссфеноидальная аденомэктомия (ТСА) — были выполнены одним нейрохирургом. Через 24 ч после операции определяли базальный уровень ГР в крови. Через 2 нед. после ТСА выполняли ОГТТ с определением уровня ГР. Эффективность хирургического лечения акромегалии оценивали через 12 мес. Под биохимической ремиссией акромегалии подразумевали те значения ГР и инсулиноподобного фактора роста-1 (ИФР-1), которые установлены Консенсусной группой по акромегалии (2010).

Результаты исследования: через 12 мес. после операции у 18 из 39 пациентов наступила ремиссия акромегалии. Базальный уровень ГР через 24 ч после ТСА <1,30 нг/мл оказался ассоциирован с ремиссией акромегалии с чувствительностью 93,7% (95% ДИ 81,1–98,3%) и специфичностью 83,5% (95% ДИ 60,1–93,8%). Минимальный уровень ГР в ОГТТ <1,0 нг/мл через 14 дней после ТСА был ассоциирован с последующим развитием ремиссии акромегалии с чувствительностью 85,7% (95% ДИ 60,1–97,5%) и специфичностью 80,0% (95% ДИ 54,8–92,9%).

Выводы: уровень ГР в раннем послеоперационном периоде может использоваться для прогнозирования результатов ТСА. Низкий базальный уровень ГР через 24 ч после операции является лучшим предиктором достижения ремиссии акромегалии, чем снижение уровня ГР в ОГТТ на 14-е сут после ТСА. Полученные данные могут учитываться при принятии решения о тактике ведения пациента после ТСА. Необходимо подтверждение выявленных результатов в дальнейших исследованиях с большей продолжительностью и бóльшим числом наблюдений.

Ключевые слова: гормон роста, акромегалия, ИФР-1, ремиссия акромегалии, транссфеноидальная аденомэктомия, нейроэндокринология.




Для цитирования: Циберкин А.И., Цой У.А., Черебилло В.Ю. и др. Различные способы определения гормона роста в раннем послеоперационном периоде для прогнозирования ремиссии акромегалии после транссфеноидальной аденомэктомии. РМЖ. 2020;1:6-9.

Various methods for determining somatotropic hormone in the early postoperative period to predict acromegaly remission after transsphenoidal adenomectomy

A.I. Tsiberkin, U.A. Tsoi, V.Yu. Cherebillo, N.V. Kuritsyna, A.A. Paltsev, A.V. Polezhaev, E.N. Grineva

Almazov National Medical Research Centre, Saint-Petersburg

Aim: to study the information value of determining the somatotropic hormone (STH) basal level 24 hours after surgery and its level in the oral glucose tolerance test (OGTT) 14 days after surgery to predict the outcomes of acromegaly surgery.

Patients and Methods: 39 patients with newly diagnosed acromegaly underwent a single-center cohort prospective surveillance study. Pituitary microadenoma was detected in 8 patients, macroadenoma — in 31 patients. All patients underwent a transsphenoidal adenomectomy (TSA) performed by a single neurosurgeon. 24 hours after the operation, the STH basal level in the blood was determined. Two weeks after the TSA, the OGTT was conducted to determine the STH level. The surgical treatment efficacy of acromegaly was evaluated after 12 months. The values of STH and insulin-like growth factor-1 (IGF-1) (that meet the Acromegaly Consensus Group criteria of 2010) were taken under the biochemical remission of acromegaly.

Results: 12 months after surgery, 18 of 39 patients achieved acromegaly remission. Basal STH level 24 hours after TSA <1.30 ng/ml was associated with acromegaly remission with sensitivity of 93.7% (95% CI 81.1–98.3%) and specificity of 83.5% (95% CI 60.1–93.8%). The minimum STH level in OGTT <1.0 ng/ml 14 days after TSA was associated with the subsequent development of acromegaly remission with sensitivity of 85.7% (95% CI 60.1–97.5%) and specificity of 80.0% (95% CI 54.8–92.9%).

Conclusion: STH level in the early postoperative period can be used to predict the TSA outcomes. Low basal STH level 24 hours after surgery is a better predictor of achieving acromegaly remission than STH levels inhibition in the OGTT by 14th day after TSA. The data obtained can be taken into account when making a decision about the patient’s management after TSA. It is necessary to confirm the identified results in further studies with a longer duration and numbe r of observations.

Keywords: somatotropic hormone, acromegaly, IGF-1, acromegaly remission, transsphenoidal adenomectomy, neuroendocrinology.

For citation: Tsiberkin A.I., Tsoi U.A., Cherebillo V.Yu. et al. Various methods for determining somatotropic hormone in the early postoperative period to predict acromegaly remission after transsphenoidal adenomectomy. RMJ. 2020;1:6–9.



Введение

Акромегалия — тяжелое прогрессирующее нейроэндокринное заболевание, основной причиной которого является гиперпродукция гормона роста (ГР) аденомой гипофиза [1, 2]. При отсутствии своевременного лечения смертность при акромегалии в 2 раза выше, чем в целом в популяции, преимущественно за счет кардиоваскулярных и онкологических осложнений [2]. Адекватный контроль избыточной продукции ГР снижает смертность до общепопуляционных показателей. Он может быть достигнут путем удаления аденомы гипофиза либо проведением медикаментозной или лучевой терапии [3]. Транссфеноидальная аденомэктомия (ТСА) считается наиболее эффективным методом лечения акромегалии [1, 4]. Несмотря на прогресс нейрохирургической техники, средняя частота ремиссии акромегалии после удаления соматотропиномы достигает лишь в 55% случаев [5].

Согласно современным клиническим рекомендациям эффективность ТСА должна оцениваться через 3 мес. после операции путем определения уровня инсулиноподобного фактора роста-1 (ИФР-1) и ГР в ходе орального глюкозотолерантного теста (ОГТТ) [1, 6]. Тем не менее в реальной клинической практике оценка радикальности хирургического лечения проводится позднее. Анализ последних данных регистра пациентов с акромегалией по Московской области показал охват только 67% от числа прогнозируемых пациентов [7]. Можно предположить, что в регионах с меньшей диагностической оснащенностью своевременное выполнение ОГТТ с определением ГР менее доступно и выявление персистенции акромегалии может занять значительный период времени, на протяжении которого у пациента сохраняется активность заболевания [7]. В связи с этим представляется перспективным поиск факторов, которые позволят в ранние сроки после хирургического лечения выделять пациентов высокого риска персистенции акромегалии, у которых обосновано более тщательное наблюдение в послеоперационном периоде, что в перспективе приведет к улучшению исходов заболевания.

По аналогии с болезнью Иценко — Кушинга, при которой определение адренокортикотропного гормона в раннем послеоперационном периоде является установленным предиктором исхода хирургического лечения, уровень ГР может отражать радикальность удаления соматотропиномы [8]. Короткий период полужизни ГР в условиях подавления функции нормальных соматотрофов при акромегалии позволяет предположить, что его базальный уровень можно использовать для прогнозирования эффективности операции в ранние сроки [9]. В ряде исследований показано, что низкий уровень ГР в первые сутки после операции ассоциирован с последующим развитием ремиссии акромегалии [9–13]. Оценка автономности продукции ГР при проведении ОГТТ на 7-й и 14-й день после операции как потенциальный предиктор его эффективности показала смешанные результаты [9, 11]. В настоящее время определение ГР в раннем послеоперационном периоде не используется в рутинной клинической практике, т. к. не определены пороговые значения показателя, оптимальные сроки исследования и порядок его проведения: измерять базальный уровень ГР или уровень ГР в ходе нагрузочного теста с глюкозой [12].

Целью нашего исследования было изучить информативность определения базального уровня ГР через 24 ч после операции и его уровня при проведении ОГТТ через 14 дней после операции для прогнозирования результатов хирургического лечения акромегалии.

Материал и методы

Одноцентровое когортное проспективное наблюдательное исследование проводилось на базе ФГБУ «НМИЦ имени В.А. Алмазова» Минздрава России в период
с 2016 по 2019 г. Протокол исследования был одобрен локальным этическим комитетом. Все пациенты дали письменное информированное согласие на участие в исследовании.

Критерии включения в исследование: верифицированный диагноз акромегалии, возраст более 18 лет и подписанное информированное согласие на участие в исследовании. Критерии невключения: операция или лучевая терапия области гипофиза в анамнезе и текущее лечение аналогами соматостатина или агонистами
дофамина.

Диагноз акромегалии устанавливали на основании данных клинической карты, лабораторного подтверждения гиперпродукции ГР и выявления аденомы гипофиза по данным магнитно-резонансной томографии (МРТ). Автономную гиперпродукцию ГР подтверждали выявлением уровня инсулиноподобного фактора роста-1 (ИФР-1), превышающего референсный диапазон для данного пола и возраста, и отсутствием подавления уровня ГР в ОГТТ (прием 75 г глюкозы с отбором образцов крови через 0, 30, 60, 90, 120 мин) менее 1,0 нг/мл [1].

У всех пациентов определяли предоперационный базальный уровень ГР и ИФР-1. Уровень ИФР-1 в сыворотке крови определяли количественным иммуноферментным методом (OCTEIA IGF-1, IDS Ltd., Boldon, U.K.), референсные диапазоны: 18–20 лет — 141–483 нг/мл; 21–25 лет — 116–358 нг/мл; 26–30 лет — 117–329 нг/мл; 31–35 лет — 115–307 нг/мл; 36–40 лет — 109–284 нг/мл; 41–45 лет — 101–267 нг/мл; 46–50 лет — 94–252 нг/мл; 51–55 лет — 87–238 нг/мл; 56–60 лет — 81–225 нг/мл; 61–65 лет — 75–212 нг/мл; 66–70 лет — 69–200 нг/мл; 71–75 лет — 64–188 нг/мл; 76–80 лет — 59–177 нг/мл; 81–85 лет — 55–166 нг/мл. Для определения концентрации ГР в сыворотке крови использовали электрохемилюминесцентный метод (ECLIA, Elecsys 2010, Roche Diagnostics, Mannheim, Germany), единицы измерения — нг/мл, диапазон измерений — 0,03–50,00 нг/мл.

Визуализацию аденомы гипофиза выполняли с помощью МРТ хиазмально-селлярной области с контрастированием на томографе Magnetom Trio A Tim 3,0 Тесла (SIEMENS, Германия). Контраст — гадобутрол (Гадовист, Bayer Pharma AG, Германия) по 7,5 мл. Микроаденомой считали образование гипофиза с максимальным диаметром <10 мм, макроаденомой — ≥10 мм.

Все пациенты перенесли удаление соматотропиномы транссфеноидальным доступом, все операции были  выполнены одним нейрохирургом. Через 24 ч после операции проводился отбор образцов крови натощак из кубитальной вены для определения базального уровня ГР. На 14-е сут после хирургического лечения выполняли ОГТТ с определением ГР по стандартному протоколу [1].

Эффективность хирургического лечения акромегалии оценивали через 12 мес. Под биохимической ремиссией акромегалии принимали значения ГР и ИФР-1, соответствующие критериям Консенсусной группы по акромегалии (Acromegaly Consensus Group 2010): нормализация уровня ИФР-1 соответственно референсному диапазону для данного пола и возраста наряду с базальным уровнем ГР менее 1,0 нг/мл и/или подавлением уровня ГР в ОГТТ с 75 г глюкозы менее 0,4 нг/мл [13].

Статистическая обработка данных осуществлялась при помощи пакета программ Statistica 10.0 (StatSoft, Tulsa, OK, USA) и SPSS 17.0 (IBM, Armonkny, NY, USA). Данные представлены в виде медианы и интерквартильного размаха (Ме [Q25; Q75]). Достоверность различий оценивали с помощью критерия χ2 Пирсона в случае биноминальных данных, критерия Манна — Уитни для непрерывных данных. Для оценки прогностической значимости исследуемых параметров применяли логистическую регрессию и ROC-анализ, в качестве зависимой переменной выступала ремиссия акромегалии после хирургического лечения. Уровень значимости (p) принимали <0,05.

Результаты

В исследование включили 39 пациентов (32 женщины и 7 мужчин) с установленным диагнозом акромегалии. Возраст больных варьировал от 35 до 63 лет, медиана возраста составила 53 года (43; 57). Медиана периода времени от возникновения симптомов до установления диагноза — 6 лет (3; 8). Предоперационный уровень ИФР-1 превышал верхнюю границу гендерно-возрастной нормы в 2,7 раза (2,0; 3,2). Медиана базального уровня ГР до операции была 11,5 нг/мл (7,1; 25,0). У 8 (20,5%) пациентов выявлена микроаденома гипофиза, у 31 пациента — макроаденома (79,4%).

Через 12 мес. после хирургического лечения критериям ремиссии акромегалии 2010 г. [13] соответствовали 18 (46,1%) из 39 пациентов. Среди пациентов с микроаденомой гипофиза операция оказалась успешной у 6 (75,0%) из 8 больных. В группе с макроаденомой гипофиза ремиссии достигли 12 (38,7%) из 31 пациента.

В дальнейшем для анализа результатов пациентов разделили на 2 группы: с персистенцией и ремиссией акромегалии. Пациенты с ремиссией акромегалии имели меньший размер аденомы гипофиза (Me: 14,0 против 20,0 мм, p=0,017) и были старше (Me: 56 против 49 лет, p=0,010) по сравнению с пациентами из группы персистенции акромегалии. По исходным значениям базального уровня ГР и ИФР-1, а также гендерному составу группа с ремиссией и группа с персистенцией акромегалии достоверно не различались между собой. Сравнительная характеристика обеих групп представлена в таблице 1.

Таблица 1. Сравнительная характеристика пациентов с ремиссией и персистенцией акромегалии

Через 24 ч после операции базальный уровень ГР у всех пациентов снизился по сравнению с исходными показателями. Уровень ГР оказался достоверно ниже у больных, которые впоследствии достигли ремиссии акромегалии: 1,8±0,9 против 5,3±2,8 нг/мл соответственно, p=0,0002. В результате ROC-анализа было определено оптимальное значение ба-зального уровня ГР — <1,30 нг/мл — для прогнозирования развития последующей ремиссии акромегалии. Чувствительность метода составила 93,7% (95% ДИ 81,1–98,3%), специфичность — 83,5% (95% ДИ 60,1–93,8%).

Среди достигших ремиссии акромегалии пациентов минимальный уровень ГР при проведении ОГТТ на 14-е сут после операции также оказался ниже по сравнению с данным показателем у больных с персистенцией акромегалии: 0,58±0,3 против 3,3±2,1 нг/мл, p=0,0003. По результатам ROC-анализа оптимальную чувствительность и специфичность для развития последующей ремиссии акромегалии показал уровень ГР <1,0 нг/мл: 85,7% (95% ДИ 60,1–97,5%) и 80,0% (95% ДИ 54,8–92,9%) соответственно.

Обсуждение

В настоящем исследовании мы оценили результаты хирургического лечения акромегалии и информативность определения уровня ГР в раннем послеоперационном периоде для прогнозирования исходов операции. Через 12 мес. после хирургического лечения ремиссия акромегалии отмечалась у 18 (46,1%) из 39 больных, что не противоречит данным литературы [4, 5]. Так, согласно результатам метаанализа Starnoni et al. частота ремиссии акромегалии варьировала от 37,5 до 84,7%, средний показатель составил 54,8% [5]. Различия в частоте ремиссии заболевания в различных исследованиях могут быть объяснены вариабельностью критериев, которые использовали авторы [5, 14]. В настоящем исследовании мы использовали критерии ремиссии Консенсусной группы по акромегалии 2010 г. [13].

Высокий процент неэффективности хирургического лечения акромегалии определяет важность поиска предикторов, которые позволят выделять группы пациентов высокого риска персистенции заболевания после ТСА [12]. Традиционно рассматриваемые факторы персистенции акромегалии после транссфеноидального вмешательства, к которым относят высокий предоперационный уровень ГР, наличие макроаденомы гипофиза, молодой возраст и мужской пол, имеют низкую прогностическую значимость [12, 15], что соотносится с нашими данными. Рядом авторов было высказано мнение, что лабораторные маркеры могут иметь бóльшую значимость для прогнозирования результатов хирургического лечения акромегалии по сравнению с размером опухоли, определяемым по данным МРТ [9, 10, 16].

Базальный уровень ГР является доступным в клинической практике маркером, который непосредственно отражает активность соматотропиномы. Мы показали, что уровень ГР значительно снижается уже через 24 ч после удаления опухоли. Уровень ГР <1,30 нг/мл через 24 ч после операции был ассоциирован с развитием последующей ремиссии акромегалии с чувствительностью 93,7% и специфичностью 83,5%. Допустимость использования уровня ГР в раннем послеоперационном периоде для прогнозирования исходов хирургического лечения подтверждена другими авторами [9, 10, 17, 18]. Kim et al. в исследовании, которое включило 194 пациента с акромегалией, продемонстрировали, что уровень ГР <1,0 нг/мл ассоциирован с ремиссией в 92% случаев через 3 года после ТСА [9]. Другая группа авторов получила схожие результаты: все больные акромегалией с уровнем ГР ≤1,0 нг/мл на первые сутки после операции достигли ремиссии через 12 мес. после хирургического лечения [17]. В работе Sarkar et al. показано, что уровень ГР ≤3,66 нг/мл через 24 ч после операции является предиктором последующей ремиссии акромегалии через 3 мес. с чувствительностью 93,1% и специфичностью 79,2% [18].

Альтернативой является определение уровня ГР в ходе нагрузочного теста с глюкозой, который отражает автономность продукции соматотрофов. Мы показали, что подавление уровня ГР до величин <1,0 нг/мл, показанное при проведении ОГТТ на 14-е сут после операции, является предиктором последующей ремиссии акромегалии с чувствительностью и специфичностью 85,7% и 80,0% соответственно. Ранее Kristof et al. установили, что подавление ГР <1,0 нг/мл, показанное при проведении ОГТТ на 14-е сут после операции, оказалось ложноположительным в 14,9% случаев в отношении долгосрочной ремиссии акромегалии [11]. При выполнении же ОГТТ через 3 мес. тест был ложноположительным лишь в 1,5% случаев [11]. По этой причине современные клинические рекомендации предусматривают проведение ОГТТ с оценкой ГР через 3 мес. после операции [1, 13]. В более поздней работе Kim et al. продемонстрировали, что адекватная супрессия ГР в ОГТТ спустя неделю после операции показала чувствительность 81,7% и специфичность 95,1% при прогнозировании наступления последующей ремиссии [9]. В нашей работе уровень ГР <1,0 нг/мл в ОГТТ на 14-е сут после операции также показал более низкую чувствительность и специфичность по сравнению с определением базального ГР через 24 ч после операции. С учетом того, что проведение дополнительного ОГТТ в послеоперационном периоде является более трудоемким и дорогим исследованием, которое требует продления госпитализации или дополнительного визита к врачу, исследование уровня ГР в крови через 24 ч после операции представляется более предпочтительным способом прогнозирования исхода хирургического лечения акромегалии.

Достоинством настоящего исследования является однородная выборка пациентов: все больные имели впервые выявленную акромегалию, все операции проводились одним нейрохирургом. Ограничениями исследования послужили его непродолжительность и относительно небольшое число больных. Проспективное наблюдение за данной когортой пациентов продолжается.

Заключение

Результаты исследования показали возможность использования определения ГР в раннем послеоперационном периоде для прогнозирования результатов оперативного лечения акромегалии. Низкий уровень ГР через 24 ч имеет бóльшую прогностическую значимость по сравнению с подавлением уровня ГР в ОГТТ на 14-е сут после операции в отношении наступления последующей ремиссии акромегалии. Эти данные могут учитываться при принятии решения о тактике ведения пациента после ТСА. Для подтверждения выявленных результатов необходимы дальнейшие исследования с большей продолжительностью и бóльшим числом наблюдений.


Литература
1. Дедов И.И., Мельниченко Г.А. Акромегалия: патогенез, клиника, диагностика, дифференциальная диагностика, методы лечения. Пособие для врачей. М.; 2012. [Dedov I.I., Melnichenko G.A. Acromegaly: pathogenesis, clinical features, diagnosis, differential diagnosis, treatment methods. A manual for doctors. M.; 2012 (in Russ.)].
2. Ritvonen E., Löyttyniemi E., Jaatinen P. et al. Endocr Relat Cancer. Mortality in acromegaly: a 20-year follow-up study. 2016;23(6):469–480. DOI: 10.1530/ERC-16-0106.
3. Pivonello R., Auriemma R.S., Grasso L.F. et al. Complications of acromegaly: cardiovascular, respiratory and metabolic comorbidities. Pituitary. 2017;20(1):46–62. DOI: 10.1007/s11102-017-0797-7.
4. Buchfelder M., Schlaffer S.M. The surgical treatment of acromegaly. Pituitary. 2016;20(1):76–83. DOI: 10.1007/s11102-016-0765-7.
5. Starnoni D., Daniel R.T., Marino L. et al. Surgical treatment of acromegaly according to the 2010 remission criteria: systematic review and meta-analysis. Acta Neurochir (Wien). 2016;158(11):2109–2121. DOI: 10.1007/s00701-016-2903-4.
6. Katznelson L., Laws E.R. Jr, Melmed S. et al. Acromegaly: an endocrine society clinical practice guideline. J Clin Endocrinol Metab. 2014;99(11):3933–3951. DOI: 10.1210/jc.2014-2700.
7. Покрамович Ю.Г., Древаль А.В. Анализ данных регистра больных акромегалией Московской области. РМЖ. 2018;1(1):17–22. [Pokramovich Yu.G., Dreval A.V. Analysis of data from the register of patients with acromegaly of the Moscow region. RMJ. 2018;1(1):17–22 (in Russ.)].
8. Asuzu D., Chatain G.P., Hayes C. et al. Normalized Early Postoperative Cortisol and ACTH Values Predict Nonremission After Surgery for Cushing Disease. J Clin Endocrinol Metab. 2017;102(7):2179–2187. DOI: 10.1210/jc.2016-3908.
9. Kim E.H., Oh M.C., Lee E.J., Kim S.H. Predicting Long-term Remission by Measuring Immediate Postoperative Growth Hormone Levels and Oral Glucose Tolerance Test in Acromegaly. Neurosurgery. 2012;70(5):1106–1113. DOI:10.1227/neu.0b013e31823f5c16.
10. Dutta P., Korbonits M., Sachdeva N. et al. Can immediate postoperative random growth hormone levels predict long-term cure in patients with acromegaly? Neurol India. 2016;64(2):252–258. DOI: 10.4103/0028-3886.177622.
11. Kristof R.A., Neuloh G., Redel L. et al. Reliability of the oral glucose tolerance test in the early postoperative assessment of acromegaly remission. J Neurosurg. 2002;97(6):1282–1286. DOI: 10.3171/jns.2002.97.6.1282.
12. Kasuki L., Wildemberg L.E., Gadelha M.R. Management of endocrine disease: personalized medicine in the treatment of acromegaly. European Journal of Endocrinology. 2018;178(3):89–R100. DOI: 10.1530/eje-17-1006.
13. Giustina A., Chanson P., Bronstein M.D. et al. Acromegaly Consensus Group. A consensus on criteria for cure of acromegaly. J Clin Endocrinol Metab. 2010;95(7):3141–3148. DOI: 10.1210/jc.2009-2670.
14. Циберкин А.И., Цой У.А., Черебилло В.Ю. и др. Оценка результатов транссфеноидальной аденомэктомии при акромегалии с применением различных критериев ремиссии. Вопросы нейрохирургии им. Н.Н. Бурденко. 2019;83(1):98–104. [Tsiberkin A.I., Tsoi W.A., Cherebillo V.Yu. et al. Evaluation of the results of transsphenoid adenomectomy with acromegaly using various criteria of remission. Questions of neurosurgery them. N.N. Burdenko. 2019;83(1):98–104 (in Russ.)]. DOI: 10.17116/neiro20198301198.
15. Briceno V., Zaidi H.A., Doucette J.A. et. al. Efficacy of transsphenoidal surgery in achieving biochemical cure of growth hormone-secreting pituitary adenomas among patients with cavernous sinus invasion: a systematic review and meta-analysis. Neurol Res. 2017;39(5):387–398. DOI: 10.1080/01616412.2017.1296653.
16. Babu H., Ortega A., Nuno M. et al. Long-Term Endocrine Outcomes Following Endoscopic Endonasal Transsphenoidal Surgery for Acromegaly and Associated Prognostic Factors. Neurosurgery. 2017;81(2):357–366. DOI: 10.1093/neuros/nyx020.
17. Rotermund R., Burkhardt T., Rohani Z. et al. Value of early postoperative random growth hormone levels and nadir growth hormone levels after oral glucose tolerance testing in acromegaly. Growth Horm IGF Res. 2018;41:64–70. DOI: 10.1016/j.ghir.2018.03.002.
18. Sarkar S., Jacob K.S., Pratheesh R., Chacko A.G. Transsphenoidal surgery for acromegaly: predicting remission with early postoperative growth hormone assays. Acta Neurochirurgica, 2014:156(7):1379–1387. DOI: 10.1007/s00701-014-2098-5.

Лицензия Creative Commons
Контент доступен под лицензией Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.

Только для зарегистрированных пользователей

зарегистрироваться

Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Egis
Dr. Reddis
Зарегистрируйтесь сейчас и получите доступ к полезным сервисам:
  • Загрузка полнотекстовых версий журналов (PDF)
  • Актуальные новости медицины
  • Список избранных статей по Вашей специальности
  • Анонсы конференций и многое другое

С нами уже 50 000 врачей из различных областей.
Присоединяйтесь!
Если Вы врач, ответьте на вопрос:
Дисфагия это:
Нажимая зарегистрироваться я даю согласие на обработку моих персональных данных
Если Вы уже зарегистрированы на сайте, введите свои данные:
Войти
Забыли пароль?
Забыли пароль?